birmaga.ru
добавить свой файл

1

АКАДЕМИК К. И. СКРЯБИН И ДОКТОР МЕДИЦИНСКИХ НАУК Н. П.Ш. ИХОБАЛОВА

СОВЕТСКАЯ ГЕЛЬМИНТОЛОГИЯ В СВЕТЕ МИЧУРИНСКОГО УЧЕНИЯ

Гельминтологическая наука насыщена огромным количеством факти­ческого материала, ярко демонстрирующего то положение, что на эво­люционное развитие гельминтов большое влияние оказывают факторы внешней среды. Это в одинаковой мере касается процессов как исто­рического, так и индивидуального развития гельминтов.

Факторы внешней среды оказали свое влияние на морфологическую организацию гельминтов. Так например, трематоды потеряли свой ресни-чато-эпителиальный покров, характерный для их непосредственных пред­ков — турбеллярий, благодаря переходу от свободного образа жизни к паразитизму. Равным образом в результате эндопаразитизма они утра­тили полностью свои органы светоощущения, которые имеются у тур­беллярий. Ярким примером в этом отношении должен считаться факт полной редукции пищеварительных органов у ленточных червей, кото­рые, плавая в тонком кишечнике хозяина, насыщенном питательным материалом, утратили рот, кишечник, анальное отверстие и перешли к осмотическому питанию всей поверхностью своего тела.

Факторы внешней среды оказали большое влияние на способы фикса­ции гельминтов в разных участках пищеварительного тракта хозяина. У трематод, локализирующихся в замкнутой кровеносной системе позво­ночных (шистозомы, спирорхиды, сангвиниколиды), органы фиксации (присоски) либо утрачены полностью, либо подверглись резкой ре­дукции.

Наоборот, среда толстого кишечника, насыщенная, особенно у тра­воядных, остатками грубых непереваренных растительных элементов, повлияла на формирование мощных присасывательных органов у трема­тод семейства Paramphistomatidae, у нематод семейства Strongylidae. Равным образом у паразитов насекомоядных птиц, в толстых кишках которых скопляются непереваренные хитиновые части насекомых, выра­ботались фиксаторные элементы, как например, у трематод родов Stomylotrema, Eumegacetes.


Такие паразиты пищевода млекопитающих и птиц, как гонгилонемы, в результате перманентно-массирующего влияния пищевых масс на внут­реннюю оболочку пищевода ушли в глубь ткани и стали гистопаразита-ми; такие нематоды мышечного желудка птиц, как многие спирураты и стронгиляты, под влиянием тех же внешних воздействий среды стали локализироваться под кутикулярной оболочкой желудка.

Гельминтология богата примерами, иллюстрирующими влияние сме­ны среды обитания паразитов на их изменчивость и видообразование. Это наглядно показано в работе академика К. И. Скрябина (1943) по


Советская гельминтология в свете мичуринского учения 45

изучению филогенеза трематод рода простогонимус и в работе Рыжи-кова (1949) по филогенетической эволюции нематод-сингамусов и других.

Аналогичные факты установлены рядом советских гельминтологов при изучении морфологических особенностей конкретных гельминтов при паразитировании у различных хозяев. В частности, один и тот же вид Dipylidium caninurn характеризуется своей вариабильностью в зависимо­сти от того, обитает он в биохимической среде кишечника собаки или кошки. Аналогичные явления установлены у широкого лентеца в зависи­мости от локализации его у разных хозяев, а также у нематод Araidos-tomum и Epomidiostomum, которые морфологически выглядят по-раз­ному, в зависимости от того, паразитируют они в организме лебедя, гуся или утки.

Огромное влияние факторы внешней среды оказали на биологию гельминтов. Советский исследователь Рыжиков (1949) показал, что не­матоды семейства сингамид, паразитирующие в дыхательных путях птиц, ведут себя биологически по-разному в зависимости от того, в орга­низме каких хозяев они локализируются. Обитая у птиц с длинной шеей (и с длинной трахеей), как например, у цапель, страусов и др., самцы сингамусов живут отдельно от самок и имеют менее мощные фиксатор-ные органы; в тех же случаях, когда сингамиды паразитируют у птиц с короткой трахеей, например у мелких воробьиных или куриных птиц,—■ когда, другими словами, им грозит опаснрсть при кашлевых движениях птицы быть выброшенными наружу,— у них выработались изумительные приспособления: самец находится в перманентной копуляции с самкой, чем обеспечиваются шансы размножения и сохранения вида.


Другой, пример. Переход филярий к паразитированию в замкнутые органы и ткани, не имеющие сообщения с внешней средой (полости тела, кровеносная и лимфатическая система, подкожная клетчатка и пр.), ока­зал резкое воздействие на изменение биологических свойств этих нема­тод. Они стали живородящими, их личиночные стадии оказались пара­зитами крови, что в конечном итоге повлияло на превращение их в биогельминтов, промежуточными хозяевами которых явились кровосо­сущие насекомые и клещи.

Гельминтология располагает интересными фактами, свидетельствую­щими о том, как изменение химизма среды хозяина влияет на изменение биологических свойств паразита.

Паразит человека Stroingyloides stercoralis, возбудитель опасного гельминтоза — стронгилоидоза, ведет себя по-разному, в зависимости от того', является химизм тонкого кишечника нормальным или патологиче­ски измененным. При нормальном химизме личиночные стадии этой не­матоды покидают хозяина и выходят во внешнюю среду, а при патоло­гических состояниях кишечника биология этого паразита извращается, и у него формируется явление внутрикишечного развития, усиливающее его патогенные свойства.

Личиночные стадии этой нематоды, попавшие во внешнюю среду, тоже ведут себя по-разному, в зависимости от физико-химических осо­бенностей последней. В одних случаях они дают половую генерацию, раз­множаясь по типу гетерогонии, в других случаях гетерогония из их био­логического цикла полностью выпадает.

Указанные примеры, ярко демонстрирующие воздействие факторов внешней среды на изменчивость морфологических и биологических осо­бенностей гельминтов, позволили работникам советской гельминтологи­ческой научной школы широко развернуть работу по управлению жизнью гельминтов, по подчинению их биологии воле человека.

46 К. И. Скрябин и Н. П. Шихобалова

Работа эта, ведущаяся широким фронтом по линиям и теоретической и прикладной гельминтологии, дала уже практике народного здравоохра­нения и социалистического 'животноводства значительное количество серьезных достижений, позволяющих ставить вопрос о реальности пол­ной девастации наиболее патогенных гельминтов (конечно, при строгом соблюдении ряда сопутствующих организационно-технических мероприя­тий).


Методы управления жизнью гельминтов, разработанные советской гельминтологической наукой, сводятся к тому, что путем изменения условий внешней среды мы можем воздействовать как на свободноживу-щие стадии гельминтов, так и на паразитические их формы в желатель­ном для нас направлении.

Конкретизируем это положение соответственными примерами.

На свободноживущие стадии гельминтов (яйцевые и личиночные элементы) мы можем влиять методами физического, химического и био­логического воздействия, комплекс которых входит в понятие «дегель­минтизация внешней среды». К этой категории должны быть отнесены такие эффективные девастационные мероприятия, как биотермическая дегельминтизация навоза, компостирование фекалий человека, работа ветеринарно-санитарного надзора по обезвреживанию продуктов живот­ного происхождения и биологическая дегельминтизация пастбищ мето­дом их регулярной смены. Организуя по всем правилам гельминтологи­ческой теории смену пастбищ,, мы ставим личинки многих патогенных гельминтов в такие условия, которые вызывают их массовую гибель от голода.

На паразитические стадии гельминтов можно воздействовать двумя путями. Первый путь предусматривает умерщвление или выведение гельминтов из организма в результате воздействия фармако-химическими или физическими факторами. Эти мероприятия входят в лечебно-профи­лактический комплекс, объединенный понятием дегельминтизации. Вто­рой путь — создание неблагоприятных для жизни гельминтов условий существования методами повышения сопротивляемости организма хозя­ина.

Дегельминтизация в том понимании, которое вкладывают в это поня­тие советские гельминтологи, представляет собой комплекс мероприятий, предусматривающих освобождение пациентов (животных) от гельминтов, умерщвление выделенных паразитов и их яйцевых или личиночных эле­ментов, предохранение пациентов от нового заражения.

Для практической реализации этих мероприятий советскими гельмин­тологами составлены и переданы в производство 20 инструкций по лече­нию и борьбе с гельминтозами людей и животных.


Общая устойчивость организма животного к гельминтам может быть повышена прежде всего путем рационального ухода и полноценного питания. Что касается специфической резистентности, то для ее повыше­ния могут быть применены иммунологические методы воздействия на организм. Проведенные исследования показали, что в иммунном орга­низме -создаются неблагоприятные условия для существования гельмин­тов. Таковы работы Пухова и Величкина, разрешавших эти вопросы при легочных (диктиокаулезе) и кишечных (мониезиозе) гельминтозах овец и при параскаридозе лошадей, работы Горшкова, прорабатывав­шего этот вопрос при легочных гельминтозах свиней, Озерской — при легочном мюллериозе овец, Крастина — при аскаридозе свиней, Давтяна и Паносян — при легочном цистокаулезе овец и другие.

Как известно, гельминты находятся под двойным воздействием внеш­ней среды — среды организма хозяина, в котором они паразитируют, и

Советская гельминтология в свете мичуринского учения 47

той внешней среды, в которой пребывает хозяин и которая, хотя и опо­средованно, но влияет и на паразита.

Под влиянием изменений среды организма хозяина меняются свой­ства гельминтов: изменяется длительность их жизни, сроки созревания яйцепродукции, размеры и, наконец, патогенное воздействие. При повы­шении общей резистентности организма хозяина путем выработки специ­фического иммунитета наблюдается снижение инвазионной способности гельминтов, неспособность их к развитию до половозрелого состояния, замедленное развитие, уменьшение их размеров, понижение овуляторной функции самок гельминтов, подавление способности к развитию у яиц, выделенных самками, паразитирующими в иммунном организме, ослаб­ление патогенных свойств гельминтов. Все эти явления установлены и подтверждены исследованиями советских ученых, занимавшихся в экс­периментальных и полевых условиях разработкой проблемы иммунитета при различных гельминтозах.

Громадное значение в деле управления жизнью гельминтов имеют условия содержания и кормления животных.


Голодание, авитаминоз, недостаток некоторых минеральных солей в рационе содействуют не только повышению инвазионной способности гельминтов, приводящей к более высокой экстенсивности и интенсивно­сти инвазии, но и к более быстрому росту и развитию гельминтов, удли­нению срока паразитирования и продолжительности овуляторной функ­ции и увеличению количества выделяемых яиц.

Пухов (1940) на основании своих полевых экспериментов указы­вает, что кормовой режим является одним из факторов, который может изменять резистентность организма, и что плохое питание животных может привести не только к частичной, но и к полной утрате живот­ными резистентности к заражению.

Вавилова (1946) в результате экспериментальных наблюдений (на крысах) над влиянием различных диэт на заражаемость карликовым цепнем выдвигает предложение о включении в рацион детей рыбьего жира как фактора, повышающего устойчивость их к этому вредному паразиту. Известно', что дети и животный молодняк оказываются менее устойчивыми к инвазии гельминтами (возрастной иммунитет).

Здесь нельзя не остановиться на той ошибочной теории, которая для объяснения явлений возрастного иммунитета была выдвинута одним из американских исследователей. Сэндграунд считает, что в организмах молодых животных, как менее специфичных в биохимическом отноше­нии, могут паразитировать различные паразиты. С возрастом же жи­вотных увеличивается их биохимическая специфичность и создаются неблагоприятные условия для существования неспецифических для них паразитов. Тем самым возрастной иммунитет проявляется лишь у фа­культативных (не специфических) для данного паразита хозяев. Нельзя не солидаризироваться с Марковым (1948)', считающим теорию Сэнд-граунда порочной, так как она исходит из того, что взаимоотношения между паразитом и хозяином предопределены и тем самым не могут быть изменены. Советские гельминтологи придерживаются противопо­ложной концепции. Они считают, что усиление защитных механизмов организма не может происходить в отрыве от условий внешней среды.


Советские гельминтологи вполне солидаризируются с академиком Т. Д. Лысенко в высказанном им положении, что «организм и необхо­димые для его жизни условия представляют единство». А это означает, что, совершенствуя условия содержания животных (питание, уход), мы

1 «Успехи современной биологии», т. XXV, вып. 2, 1948.

48 К.. И. Скрябин и Н. П. Шихобалова

можем не только ускорить приобретение устойчивости к гельминтам у молодых животных, но и закрепить и повысить эту устойчивость у взрослых.

В повышении резистентности животных могут быть использованы и методы активной иммунизации.

Серией экспериментальных исследований советские гельминтологи продемонстрировали наличие специфического иммунитета, приобретен­ного животными в результате перенесенного заболевания. Это явилось толчком к тому, чтобы заняться вопросами практического использования искусственной иммунизации в животноводческих хозяйствах. Удачные опыты применения методов вакцинации с целью повышения резистентно­сти животных в отношении гельминтов были с успехом проведены рядом советских исследователей при легочных гельминтозах овец (диктиокау-лезе, цистокаулезе, мюллериозе) и при ленточных гельминтозах жвач­ных. При искусственной активной вакцинации наблюдается изменение условий среды обитания, изменение во взаимоотношении и биологиче­ской системе «хозяин — гельминт». При этом условия среды в организме хозяина становятся или полностью неподходящими для жизни гельмин­тов или же тормозят и подавляют их развитие. Одновременно снижают­ся и патогенные свойства гельминтов.

В настоящее время советская гельминтология стоит на грани перехо­да к широким мероприятиям по использованию методов вакцинации в профилактировании сельскохозяйственных животных от некоторых гель-минтозов, и в первую очередь овец — от легочно-глистных заболеваний.

Из всего сказанного явствует, что советские гельминтологи стремят­ся, и небезуспешно, к тому, чтобы обуздать бешеный темп плодовито­сти патогенных паразитов, подчинить их природу нашей воле, поотавить гельминтологическую науку на службу народнохозяйственному строи­тельству.

Больше того, мы находимся на подступах реализации огромной проблемы, которую до нас пока еще никто, нигде и никогда не дерзал ставить,— проблемы планомерной последовательной ликвидации наиболее патогенных гельминтов с завершением в нашей стране их полной дева­стации.