birmaga.ru
добавить свой файл

1
Роль рефлексии в формировании осознанной саморегуляции деятельности

Гасанова Рената Рауфовна,

Институт научной информации и мониторинга РАО

e-mail: renata_g@bk.ru
Аннотация

Статья посвящена связи рефлексии в организации психических процессов осознанной саморегуляции деятельности человека. Автор рассматривает различные подходы понимания рефлексии. Из проведённого рассмотрения делается вывод о том, что осознанная саморегуляция деятельности тесно связана с рефлексивными механизмами функционирования психики.

Ключевые слова: саморегуляция, рефлексия, рефлексивные механизмы, деятельность.
Abstract

The article focuses on the connection of reflection in the organization of mental processes of self-regulation human activity. The author examines the different approaches of understanding of reflection. From the foregoing analysis concludes that the conscious self-regulation is closely linked to reflective mechanisms of the functioning of the psyche.

Key words: self-regulation, reflection, reflective mechanisms, the activity.

Важную роль в организации психических процессов и формировании осознанной саморегуляции деятельности играет такое базовое личностное качество как рефлексивность, характеризующее не только познавательную сферу личности, но и особенности многих других личностных проявлений.

Рассмотрение проблемы рефлексии своими корнями уходит в глубокую древность. Проблема рефлексии впервые была поставлена Сократом, согласно которому предметом знания может быть лишь то, что уже усвоено, а т.к. человеку наиболее подвластна деятельность его собственной души, самопознание есть наиболее важная задача человека. Рефлексию рассматривали Платон, Аристотель. В философии средневековья рефлексия понимается как способ существование духа на пути к вере, в то время исследование велись Эриугеном, Ф. Аквинским. Автономность рефлексии была впервые осмысленна в метафизике субъективности Р. Декарта. Далее развитием данного термина занимались Локк, Кант, Гегель, Нельсон, Гуссерль и др. На современном этапе изучение рефлексии подвергается философскому анализу в проблемном поле онтологии, гносеологии, аксиологии и методологии науки. Понимание рефлексии в философии можно условно обозначить как знание того, что знаешь. Вместе с тем, приходится констатировать, что в современной психологической и психолого-педагогической литературе как само понятие рефлексивности, так и её роль в формировании осознанной саморегуляции деятельности остаются глубоко дискуссионными. Не останавливаясь на этих вопросах подробно в силу ограниченного объёма статьи, отметим лишь, что в результате анализа литературы и систематизации основных принципиальных подходов к пониманию рефлексии как психического процесса и рефлексивности как личностного свойства, выделяемых различными авторами (А.В. Карпов1,2, Н.И. Люрья (цит.)3, можно выделить следующие, рассматриваемые далее подходы.


1. Деятельностное направление, суть которого состоит в рассмотрении рефлексии как компонента структуры деятельности (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Я. Большунов, А.Н. Зак и др.). В рамках данного подхода анализируется роль рефлексивных процессов в структуре деятельности, а также состав и строение «рефлексивного действия». Согласно представлениям А.Н. Леонтьева о строении человеческой деятельности рефлексия может рассматриваться как действие, то есть как такой процесс, который направляется представлением о результате, который должен быть достигнут человеком.4 От действий, которые составляют содержание некоторой конкретной деятельности и которые поэтому можно назвать флексивными (то есть изменяющимися, преображающими объекты для овладения предметом деятельности в целях удовлетворения потребности), рефлексивные действия отличаются тем, что их объектами выступают сами эти флексивные действия. При этом цель рефлексивного действия также иная – внутренняя логика осуществления флексивного действия. Можно сказать, что рефлексия есть намеренное осознание человеком логической формы своего действия, специфическое обращение человека к схеме собственного действия, к плану его построения, особая активность, направленная на установление действительно необходимых, закономерных ориентиров. Рефлексивное действие выступает условием выполнения флексивного действия обобщённым способом, то есть условием его переноса, который характеризуется возможностью достигать одной и той же цели в разных условиях. Рефлексивное действие выступает условием обобщённого теоретического способа решения задачи. Таким образом, психологически рефлексия – это действие, направленное на выяснение оснований собственного способа решения задачи с целью его обобщения (теоретизации).

В рамках деятельностного подхода выделяют следующие функции рефлексии в деятельности: оценка и санкционирование формирующихся в деятельности продуктов и процессов их порождения и контроль за реализацией этих процессов.5 По мнению ряда авторов рефлексивными являются лишь процессы, включающие объяснение оснований той или иной оценки или санкции и объяснение критериев, по которым осуществляется контроль; при этом выделяются три формы рефлексии в деятельности: 1) рефлексивные акты осуществляются в отношении продуктов и результатов деятельности, а процессы становления продуктов не рефлексируются; 2) рефлексия принимает форму контроля за процессами становления продуктов деятельности; 3) рефлексия приобретает продуктивную функцию в том смысле, что она связывается с предвосхищением и созданием условий развёртывания тех или иных рефлексивных стратегий.6


Рефлексивные механизмы деятельности выступают как единая структура, формирующаяся в течение онтогенетического развития личности, её социализации и обучения и регулирующая как предметную деятельность, так и межличностные взаимодействия. Рефлексия выступает в качестве механизма развития и регуляции деятельности, в свою очередь, деятельность является предметом рефлексии. Рефлексия рассматривается в качестве действия, направляемого представлением о результате, который, в конечном счёте, должен быть достигнут; действия, служащего для корректировки настоящей деятельности, а также предназначенного для планирования перспективной деятельности. Рефлексия – это действие, направленное на выяснение оснований собственного способа осуществления активности. Соотнесение категорий «рефлексия» и «деятельность» заставляет по-новому взглянуть на природу рефлексии и уровень организации этого явления по сравнению с другими психическими процессами и свойствами. Таким образом, деятельностный подход к изучаемому явлению позволяет рассматривать рефлексию при познании своего внутреннего мира и при познании внешнего мира, в том числе и внутреннего мира других людей, как единую психологическую реальность – рефлексивное действие.7

2. Исследование рефлексии в контексте проблематики психологии мышления (В.В. Давыдов, Ю.Н. Кулюткин, И.Н. Семенов, В.Ю. Степанов).

3. Изучение рефлексивных закономерностей организации коммуникативных процессов (В.С. Библер, С.Ю. Курганов, А. Липман).

4. Анализ рефлексивных феноменов в структуре совместной деятельности (В.А. Недоспасова, А.Н. Перре-Клемон, В.В. Рубцов).

5. Психолого-педагогический подход, представители которого рассматривают рефлексию в качестве инструментального средства организации учебной деятельности (О.С. Анисимов, М.Э. Боцманова, А.3. Зак, А.В. Захарова). В рамках данного подхода, в свою очередь, можно выделить следующие ведущие направления в разработке проблем рефлексии: 1) исследования рефлексивного самосознания, 2) работы по творческому мышлению, 3) изучение рефлексии как познания человеком явлений чужого сознания.

6. Личностное направление, в котором рефлексивное знание рассматривается как результат осмысления своей жизнедеятельности (Ф.Е. Василюк, М.Р. Гинзбург, Н.И. Гуткина, А.Ф. Лазурский);

7. Генетическое направление исследования рефлексии (В.В. Барцалкина, Ю.В. Громыко, Н.И. Люрья, В.И. Слободчиков, Ж. Пиаже,).

8. «Системомыследеятельностный» подход, согласно которому рефлексия есть форма мыследеятельности (А.А. Зиновьев, B.А. Лефевр, Г.П. Щедровицкий). Рефлексия в этом подходе понимается, во-первых, как процесс и структура деятельности и, во-вторых, как механизм естественного развития деятельности. По мнению Г.П. Щедровицкого, рассматривавшего деятельность как универсальную систему, «из единиц которой можно строить модели любых социальных явлений и процессов», рефлексия выступает «принципом развёртывания схем деятельности», важнейшим моментом в механизмах развития деятельности, то есть «моментом, от которого зависят все без исключения организованности деятельности». При этом рефлексия характеризуется как «рефлексивный выход», то есть переход деятеля с внутренней позиции, на которой он находился, когда выполнял ту или иную деятельность, на внешнюю рефлексивную позицию, по отношению к которой прежние деятельности, выполняемые индивидом, выступают «в качестве материала анализа, а будущая деятельность — в качестве проектируемого объекта». Необходимость в рефлексии возникает, по мнению автора, в том случае, когда деятельность индивида протекает неуспешно, то есть когда «либо он получает не тот продукт, который хотел, либо не может найти нужный материал, либо вообще не может осуществить необходимые действия». В этой ситуации деятель ставит перед собой вопросы, обращённые к его деятельности: почему она не получилась, и что нужно сделать, чтобы добиться успеха. Перейдя в позицию новой деятельности, индивид обретает средства «строить смыслы», исходя из которых, понимает и описывает прежнюю деятельность. Вторая деятельность рефлексивно «поглощает» первую как материал. Г.П. Щедровицкий считает, что нужно отказаться от описания чистой рефлексии: рефлексия не тождественна её оформлению. Любую форму организации следует рассматривать, по мнению автора, как нечто внешнее, происходящее не из природы процессов рефлексии. На уровне рефлексирующей инстанции будут фиксироваться лишь феноменальные факты разных форм мыследеятельности, несущих на себе рефлексивные функции и рефлексивную нагрузку. Следовательно, исследователь обречён оставаться в формах не-рефлексии и выдавать их за рефлексию. В связи с этим, по мнению автора, нужно различать: а) абстрактный процесс рефлексии как таковой; б) культурно-исторические и социокультурные формы организации рефлексии; в) содержание рефлексии и способы его данности8,9.

9. Когнитивная и метакогнитивная парадигма исследования рефлексивных процессов (В.Н. Азаров, В.Я. Буторин, В.Н. Дунчев, М.С. Егорова, М.А. Холодная, У. Брюер, И. Каралиотас, М. Келлер, М. Кэплинг, Дж. Флейвелл и др.), получившая особенно мощное развитие преимущественно в зарубежной психологии; в рамках данного направления рефлексивность рассматривается как базовый регулятивный компонент метакогниции, как способность к мышлению о мышлении, к мониторингу и контролю умственных действий (У. Брюер); на современном этапе метакогнитивизм представляет собой направление, в рамках которого изучаются все психические процессы, имеющие отношение к отслеживанию и контролю познавательных психических функций. При этом метапроцессы изучаются не только и не столько в структуре систем переработки информации, сколько в структуре коммуникации, индивидуального и группового решения задач. В отечественной психологии понимание рефлексии в рамках когнитивного направления представлено, в частности, работами следующих авторов: М.С. Егоровой по изучению когнитивного стиля «импульсивность – рефлексивность»;10 В.Н. Дунчева, выделившего в стиле «импульсивность-рефлексивность», дополнительный параметр – понятийную дифференцированность/недифференцированность; В.Я. Буторина, исследовавшего роль и функции рефлексии в уровневой организации процессов переработки информации и разделившего предметный и рефлексивный уровни сознания; В.Н. Азарова, предложившего оригинальное понимание рефлексивности как когнитивного стиля, имеющего своим внутренним содержанием комплекс «импульсивность-рефлексивность», в состав которого входят как личностные (беззаботность, сила супер-Эго, волевой самоконтроль, общая дифференцированность личности), так и когнитивные элементы (аналитичность на уровне восприятия, преобладание символического операционального мышления, независимость от перцептивного материала в создании стратегий решения перцептивных и когнитивных задач, структурированность в переживании внешнего мира); М.А. Холодной, изложившей свой подход к пониманию рефлексии в рамках «феноменологической» концепции интеллекта как формы организации ментального опыта (цит.11).


10. Исследование рефлексии как фундаментального механизма самопознания и самопонимания (В.В. Знаков). К этому же направлению можно, по-видимому, отнести работу О.А. Шамшиковой,12 в которой автор, рассматривая нарциссическую регуляцию личности, отмечает, что в основе нарциссической регуляции как специфической саморегуляции личности лежат общие процессы психологической дифференциации (рефлексия) и интеграции (смысловое связывание). Способность к рефлексии позволяет удерживать стабильность и связность самопредставления, синхронизировать значимые переживания с системой ценностей, переводить негативно-окрашенные «значения-для-себя» из угрожающей позиции в нейтральную. Иначе говоря, способность к рефлексии позволяет личности разотождествляться с негативными смыслами, что является той структурной основой, на которой базируется её самооценка. Смысловое связывание представляет собой момент трансформации содержания или субъективной реорганизации текущих значений самопредставления, которые переводятся из нейтральной позиции в эмоционально-значимую, фиксируются и включаются в мотивационно-смысловую сферу как значимые переживания личности или позитивно-окрашенные «значения-для-себя», т.е. смыслы. По мнению О.А. Шамшиковой, самопредставление – это подвижный психический конструкт, который активно развивается и трансформируется на протяжении всей человеческой жизни, являясь непрерывным порождением континуума «Я – Мы». Содержательное наполнение конструкта «самопредставление» у взрослого человека отражает преимущественно осознанный (телесный и психический) опыт относительно «самого себя и других людей», полученный в течение жизни в контексте объектных отношений.13

11. Анализ рефлексивных закономерностей и механизмов управленческой деятельности и управления в целом (А.В. Карпов, Г.С. Красовский, В.Е. Лепский);

12. Жизнедеятельностный подход к изучению рефлексивности (К.А. Абульханова-Славская, Ф.Е. Василюк и др.), в рамках которого рефлексия определяется как механизм внутриличностного отслеживания, степень развития которого предопределяет так называемый «уровень проживания жизни» индивидом. В русле данного подхода рефлексия представляет собой механизм и одновременно необходимое условие личностного роста и развития, так как предполагает осознание и принятие противоречивых внутриличностных структур. Понятие жизнедеятельности введено К.А. Абульхановой-Славской, определяющей жизнедеятельность как «общественно-обусловленный процесс реализации личностью своей жизненной стратегии».14 Жизненная стратегия представляет собой результат осмысления человеком своих индивидуальных особенностей, статусных и возрастных возможностей, притязаний и соотнесения их с требованиями общества и окружающей среды. Эффективность жизненной стратегии определяется тем, в какой мере человек является субъектом своей жизни.


Концепции жизнедеятельности, предложенной К.А. Абульхановой-Славской, созвучен с рядом более поздних работ отечественных психологов. Так, Ф.Е. Василюк предложил оригинальную «типологию жизненных миров».15 Жизненный мир в данной концепции является «побудителем и источником жизнедеятельности обитающего в нём существа» и имеет внешний и внутренний аспекты. Внешний аспект может быть легким или трудным, внутренний – простым или сложным. В соответствии с этим выделяются четыре основных жизненных мира или уровня проживания жизни: 1) внешне легкий, внутренне простой (инфантильное бытие); 2) внешне трудный, внутренне простой (деятельностный уровень); 3) внутренне сложный, внешне легкий, новообразованием которого является сознание, или «мудрость»; на этом уровне проявляются и начинают играть важную роль рефлексивные механизмы, которые для данного уровня лежат в основе построения иерархии мотивов, осуществления жизненных выборов и процессов принятия решений, а также определяют основную направленность личности на самоуглубление и самопознание; 4) внутренне сложный, внешне трудный, новообразованием которого является воля как основа целостности личности. На четвёртом уровне субъект выстраивает замысел о себе и своей жизни и активно воплощает эти замыслы. Творчество становится на этом уровне основной формой деятельности субъекта; при этом творчество понимается как сознательное, целенаправленное преобразование субъектом себя и окружающей среды в ходе реализации жизненного замысла. Таким образом, значение рефлексивных процессов в структуре четвертого жизненного мира (как способов оценки и переструктурирования системы жизненных отношений) особенно велико. Путь деятельности к цели, таким образом, затруднён внешними препятствиями и осложнён внутренними колебаниями.

Таким образом, понятие рефлексии является в методологичеком плане весьма сложным и дискуссионным, но при этом практически все авторы отмечают несомненную связь рефлексии с психическими процессами и механизмами саморегуляции деятельности. В рамках нашего изложения при понимании рефлексии мы опираемся на концепцию рефлексии А.В. Карпова, которая, во-первых, детально проработана автором, а во-вторых, операционализирована в виде соответствующей психодиагностической методики16 для определения степени рефлексивности. В рамках данной концепции в структурно-функциональной организации психики рефлексия понимается как психический процесс и психическое состояние, а рефлексивность – как важнейшее базовое личностное и субъектное свойство человека.17 Как отмечает А.В. Карпов, рефлексивность как психическое свойство представляет собой одну из важнейших граней той интегративной психической реальности, которая соотносится с рефлексией в целом. Двумя другими её модусами являются рефлексия в её процессуальном статусе и рефлектирование как особое психическое состояние. Эти три элемента теснейшим образом взаимосвязаны и образуют на уровне их синтеза качественную определённость, обозначаемую понятием «рефлексия». Дифференцированное изучение рефлексии в этих трёх аспектах, а также их последующий синтез наиболее адекватны психологической природе рефлексивности как интегративной психической реальности, качественная определённость которой состоит в том, что она является одновременно процессом, свойством и состоянием. Такое рассмотрение рефлексии позволяет лучше распознать место рефлексивности во всей организации психики. Рефлексия – понятие, характеризующее форму теоретической деятельности человека, которая направлена на осмысление своих собственных действий, деятельность самопознания, раскрывающая специфику душевно-духовного мира человека, способность постигать свой внутренний мир и свои состояния. Рефлексия как состояние есть самораскрытие психики самой себя человеку. Рефлексии как процесс синтезирует всю систему интегральных процессов и в значительной степени состоит в таком синтезе. Интегральные процессы выступают промежуточным звеном, этапом и уровнем интеграции между основными психическими процессами и целостной структурой регуляции деятельности и поведения. Рефлексивность как психическое свойство раскрывается, во-первых, через способность к самовосприятию содержания собственной психике и его анализу, во-вторых, через способность к пониманию психики других людей, включающей наряду с рефлексивностью как способностью «встать на место другого», а также и механизмы проекции, идентификации, эмпатии. Свойство рефлексивности – это «организационное» качество, основная функция которого состоит в соорганизации и интеграции иных качеств. Специфика функциональной роли свойства рефлексивности как профессионально важного качества состоит в том, что она является ключевой для структурирования всех профессионально важных звеньев в целостные синтезы, которые определяют эффективность деятельности. Данное свойство связывает определённый пласт из имеющихся уже у нас качеств, который помогает эффективно взаимодействовать с окружением, совершенствовать себя, стремится познавать себя и других.


При этом имеет место своеобразный феномен, названный А.В. Карповым явлением «деятельностного рефлексирования». Он состоит в том, что по отношению к внутренней, собственно психической деятельности в качестве её основных регулянтов используются операционные средства, которые первоначально сложились в деятельности и имеют, поэтому аналогичную ей деятельностную природу. Это система интегральных процессов регуляции. Данный феномен поэтому является реальной основой для рефлексивной регуляции деятельности, а также и для рефлексии как процесса в целом. Наиболее отчётливо это проявляется в максимально сложных формах внутренней деятельности – например, в интеллектуальной деятельности, в интеллекте как таковом.18

Как отмечает А.В. Карпов, предложенный им подход позволяет уточнить представления о структуре самой рефлексивной регуляции, о строении рефлексии как процесса. Он показывает, что в состав рефлексии по необходимости входит вся система интегральных процессов. Однако они включаются в состав рефлексии не только в плане их направленности на решение непосредственно регулятивных задач, но и в плане направленности на решение саморегуляции, т.е. по отношению к регуляции внутренней деятельности. Следовательно, сама рефлексия как процесс синтезирует всю систему интегральных процессов и в значительной степени состоит в таком синтезе. Те свойства, которые обычно выделяются посредством анализа в процессе осознанной саморегуляции (вообще в сознании как в феномене), являются свойствами каждого из интегральных процессов и их совокупности: целенаправленность, возможность идеального предвосхищения результатов поведения (антиципирование), свобода выбора (принятия решения), упорядоченность и осмысленность поведения (его планируемость и прогнозируемость), атрибут «отчёта о своих действиях» (контролируемость). Наличие у процессов, включённых в рефлексию, всех этих свойств обуславливает феноменологию сознания как такового, лежит в основе рефлексии как процесса. Рефлексия в своём процессуальном статусе раскрывается с этих позиций как процесс более высокого уровня обобщённости, нежели проанализированные выше интегральные процессы. Она включает их в себя в качестве своих операциональных компонентов и базируется на их синтезе. Вот почему рефлексию можно и следует рассматривать как процесс.19


Итак, из проведённого рассмотрения можно сделать вывод о том, что осознанная саморегуляция деятельности тесно связана с рефлексивными механизмами функционирования психики.
Литература


  1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. – М.: Мысль, 1991.

  2. Большунов А.Я., Молчанов В.А., Трофимов Н.Г. Динамика рефлексивных актов в продуктивной мыслительной деятельности // Вопросы психологии. 1984. №5.

  3. Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. – М.: Изд-во МГУ, 1989.

  4. Егорова М.С. Сопоставление дивергентных и конвергентных особенностей когнитивной сферы детей // Вопросы психологии. 1987. № 4.

  5. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.: Смысл, Издательский центр «Академия» 2004.

  6. Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. – М.: Институт психологии РАН, 2004.

  7. Карпов А.В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики // Психол. журнал. 2003. Т. 24. № 5.

  8. Карпов А.В., Скитяева И.М. Психология рефлексии. – М.: Институт психологии РАН, 2002.

  9. Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Психология рефлексии: проблемы и исследования // Вопросы психологии. 1985. № 3.

  10. Шамшикова О.А. О самопредставлении, самооценке и нарциссической регуляции личности // Материалы IV съезда Российского психол. общества. Т. III. – Ростов-на-Дону, 2007.

  11. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. – М.: Дело, 1995.

  12. Щедровицкий Г.П. Рефлексия и её проблемы // Рефлексивные процессы и управление. 2001. Т. 1. № 1.

1 Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – 428 с.

2 Карпов А.В., Скитяева И.М. Психология рефлексии. – М.: Институт психологии РАН, 2002. – 409 с.

3 Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Психология рефлексии: проблемы и исследования // Вопросы психологии. 1985. № 3. – С. 31-40.


4 Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.: Смысл, Издательский центр «Академия» 2004. – 352 с.

5 Большунов А.Я., Молчанов В.А., Трофимов Н.Г. Динамика рефлексивных актов в продуктивной мыслительной деятельности. // Вопросы психологии. 1984. №5. – С. 117-124.

6 Большунов А.Я., Молчанов В.А., Трофимов Н.Г. Динамика рефлексивных актов в продуктивной мыслительной деятельности // Вопросы психологии. 1984. №5. – С. 117-124.

7 Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – 428 с.

8 Щедровицкий Г.П. Избранные труды. – М.: Дело, 1995. – 759 с.

9 . Щедровицкий Г.П. Рефлексия и её проблемы // Рефлексивные процессы и управление. 2001. Т. 1. № 1. – С. 46-56.

10 Егорова М.С. Сопоставление дивергентных и конвергентных особенностей когнитивной сферы детей // Вопросы психологии. 1987. № 4. – С. 12-23.

11 Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – 428 с.

12 Шамшикова О.А. О самопредставлении, самооценке и нарциссической регуляции личности // Материалы IV съезда Российского психол. общества. Т. III. – Ростов-на-Дону, 2007. – С. 337.

13 Шамшикова О.А. О самопредставлении, самооценке и нарциссической регуляции личности // Материалы IV съезда Российского психол. общества. Т. III. – Ростов-на-Дону, 2007. – С. 337.

14 Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. – М.: Мысль, 1991. – 299 с.

15 Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. – М.: Изд-во МГУ, 1989. – 200 с.


16 Карпов А.В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики // Психол. журнал. 2003. Т. 24. № 5. – С. 45-58.

17 Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – 428 с.

18 Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – 428 с.

19 Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – 428 с.