birmaga.ru
добавить свой файл

1
25 декабря 2011 года


Реставрация по «проекту Патриарха Никона» это что?

Сейчас среди скудной информации о ходе реставрации Ново-Иерусалимского монастыря то и дело мелькает словосочетание «проект Патриарха Никона» как стратегическая, идеологическая основа реставрации.

Для того, чтобы понять, почему понадобилось разрушать то, что было создано в послениконовском периоде строительства и реставрации монастыря, полезно освежить в памяти историю его строительства.

Как известно, Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь Патриарх Никон начал строить в 1656 году. При этом Патриарх Никон строил не копию Храма Гроба Господня, а его образ, икону.

В 1658 году на насыпанном холме в излучине Истры началось строительство каменного Воскресенского собора. Руководил строительством сам Патриарх Никон. В 1666 году он был сослан в Кирилло-Белозерский монастырь.

После опалы и до самого воцарения Федора Алексеевича монастырь был заброшен. Строительство было возобновлено лишь в 1678 году.

В конце XVII века деревянную монастырскую ограду заменили на каменную стену с башнями и надвратной церковью. Возможно, это случилось в начале 18 века, так как на старинной гравюре начала 18 века отчетливо просматривается деревянная ограда.

Традиция привлекать к строительству монастыря лучших архитекторов впоследствии была продолжена — так, когда в 1723 году обрушился шатер над часовней Гроба Господня, его восстановлением занялся Франческо Бартоломео Расстрелли. В позднейших перестройках участвовали Матвей Федорович Казаков, Андрей Никифорович Воронихин и Константин Андреевич Тон. Уже в правление Петра, В 1698 году у стен монастыря произошло сражение между восставшими стрелецкими войсками и верными правительству частями под руководством Алексея Шеина. Понятно, что при Петре в первой половине XVIII века монастырь пережил упадок — именно тогда обрушился шатер, и лишь при Елизавете Петровне монастырь постепенно превратился во влиятельный религиозный и культурный центр.


Особо следует отметить реставрацию Воскресенского собора под руководством Священномученика Серафима (Чичагова) в начале 20 века.

Во время трехнедельной оккупации в 1941 году комплекс монастыря был взорван — разрушены башни и колокольня, сильно поврежден собор. В северной части храма — Успенская церковь, в которой находится десница великомученицы Татьяны — главная святыня монастыря. С юга когда-то была колокольня, так и не восстановленная после войны до сих пор. Наконец, с востока пристроена полуподземная церковь Константина и Елены. Весь комплекс богато украшен изразцами. В соборе даже был единственный в России полностью изразцовый иконостас, из десяти панелей которого сохранились семь. Монастырь строился и перестраивался постоянно. С западной стороны от собора стоят в ряд Больничные палаты (1698), Трапезные палаты с церковью Рождества Христова (1686-1692, символизирует Вифлеем) и палаты архимандрита (1750). Углом к ним вдоль северо-восточной стены построены дворец царевны Татьяны Михайловны (конец XVII века) и братский корпус. Рядом — Кузнечные палаты (1690-1694). Ограда монастыря была построена в 1690-1694 годах (архитектор Яков Григорьевич Бухвостов) и включает восемь башен — Гефсиманская, Сионская, Давидов Дом, Елизаветинская надвратная (только такой в Иерусалиме не было), Иноплеменничья, Варуха, Ефремова, Дамасская.

Бухвостов построил также святые ворота с надвратной Входоиерусалимской церковью (1694-1697), к которым примыкают Наместничьи и Караульные палаты.

Странно сегодня, когда закончилась реставрация Церкви Входа Господня в Иерусалим, узнать о том, что она предстала «в том виде, в котором ее видел Патриарх Никон», а именно так мы и услышали по телевиденью. Заметим, что Церковь была построена в 1697 году, а Патриарха Никона не стало в 1681 году. Поэтому подобные заявления можно трактовать, как полнейшее незнакомство со строительной историей Монастыря…Хорошо еще, что не построили деревянную Церковь вместо каменной, «как при Патриархе Никоне»…


За Елизаветинскими воротами монастыря находится Гефсиманский сад. Когда-то в саду были протоки (остатки от них еще заметны), которые образовывали остров. На этом острове, примерно в трехстах метрах от монастырской стены, жил патриарх Никон во время своего восьмилетнего пребывания в монастыре. Скит патриарха Никона (1658) изуродованный «научной реставрацией» под руководством М.Ю. Горячевой, сегодня смотрится как пародия на то, что многократно представлено в различных произведениях живописи и графики, начиная с 17 века. А ведь кроме очевидного исторического значения, скит еще и представляет (увы, но теперь уже представлял) собой редкий пример постройки XVII века.

Не ожидает ли нас ряд «сюрпризов» подобного же ряда, когда будут явлены восстановленная Кувуклия в виде башни, братский корпус рядом со скитом, купальня на несколько сотен мест, гульбища, «символизирующие смирение», а надо всем этим- скоростной трамвай…. Только найдутся ли желающие лицезреть такое искажение облика Великой обители? Лишь полным невниманием к строительной истории Монастыря можно объяснить, тот «специфический динамизм» (выражение одного из авторов), который придан полностью засекреченному процессу реставрации…