birmaga.ru
добавить свой файл

1
Право перемен в исторической системе координат.


Сергей Арапов (Санкт-Петербург).

В какой точке исторических координат мы находимся? Вопрос не праздный, не салонный. Цепочка История-Политика-Государство-Право становится основой для того, чтобы понять: "Куда идем и каким должно быть право?"

В Двадцатом веке закончился очередной исторический цикл. Возникает КОНЕЦ ИСТОРИИ. Френсис Фукуяма, провозгласив КОНЕЦ ИСТОРИИ, интуитивно установил переход в следующий этап.

В работе С.Б. Чернышева "КОРПОРАТИВНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО: от смысла - к предмету" подробно рассматривался вопрос о том, что же подразумевалось под КОНЦОМ ИСТОРИИ.

"Как мне уже приходилось говорить, Френсис Фукуяма провозгласил, что в самых прогрессивных западных странах история закончилась. Правда, она еще не закончилась в джунглях тропической Африки и кое-где в Евразии. Однако все остальные страны постепенно подтягиваются к этому установившемуся окончанию, где все ясно и с бизнесом, и с менеджментом, где понятно, сколько существует типов ценных бумаг и каковы формы налогообложения. Но ведь это утверждение можно понимать совершенно по-разному.


Вариант первый. История закончилась в том смысле, что все мыслимые исторические формы обществ исчерпаны и нечему больше возникать: социальная эволюция завершена, ибо Господь Бог больше ничего сверх уже случившегося придумать не смог. Гегелю приписывают идею, что мировой дух воплощается, воплощается, потом вдруг доходит до прусского государства образца 1830 г., находит в нем свое предельное выражение (дальше просто ничего лучшего быть не может!), на чем и успокаивается. Прусское государство продолжает по частностям самосовершенствоваться в пределах нормы, а остальные подтягиваются к нему. Не в этом ли смысле следует понимать конец истории, по Фукуяме?

Второй вариант. История на самом деле не кончилась, но наше знание устроено так, что мы движемся во времени задом наперед, как раки, и глядим только назад. Поэтому какие бы понятия, модели, теории мы ни придумали, мы можем их применить только к тому, что уже прошло. Они только этого и касаются, и бесполезно пытаться повернуться и идти головой вперед - запрещено! Какая-то незримая сила держит нас за плечи и шипит в ухо: "Не поворачивайся, а то хуже будет!" Т.е. это запрет гносеологический, связанный с тем, как устроено наше знание.


И наконец, третий вариант, самый оптимистический. Мы движемся задом наперед исключительно по собственной дурости, трусости или невежеству. Т.е. в принципе культура не запрещает нам сказать кое-что о формах возможного будущего, но мы запуганы позитивистами, мы обожглись на молоке и дуем на воду. Некие строгие дяди пришли и запретили нам загадывать о будущих формах бизнеса и менеджмента, вот мы испугались и не гадаем. Вопрос в том, в какой именно из названных трех ситуаций мы находимся".

Что же о конце истории известно в нашей науке?

Илья Стогов в книге "Грозная тень грядущего" (М., СПб.,2003) открыл повторяемость явлений в истории человечества на всех континентах. История движется по пятнадцативековому циклу. Это:

- Темные века.

- Начало истории.

- Средневековье.

- Раздробленность.

- Классика.


- Смута.

- Империя.

Эта периодизация прослеживается от древнейших времен до новейшей истории и на всех континентах Земли. Таким образом, в истории появилась своя система координат.

Илья Стогов пишет: "Истории был необходим собственный календарь с четко прописанной длиной "исторического года", "периодическая система" эпох, правило, не знающее исключений."

Но что же такое конец истории в этой системе? По И. Стогову это - Темные века, период в три столетия, начиная с двадцать первого. Этот период следует за эпохой Империй. Этот этап характеризуется следующими чертами. Это исчезновение культуры предыдущего периода, мало исторических источников по этому периоду (ничего не известно - темные века). Однако это эпоха героев и чародеев. Затем возникает медленное возрождение культуры.

По сути это период накопления новых сил. Думается, что в современной истории "скорость" событий выше, чем в предыдущих этапах. Поэтому вряд ли в современной истории Темные века "застрянут" на три столетия. Изменения происходят быстрее, а, значит, и сам период будет короче. Но эти замечания требуют дополнительных исследований. Вернемся к характеристикам этапа КОНЦА  ИСТОРИИ.


Если мы имеем дело с "накоплением сил", то по-видимому, и политика и государство должны измениться за этот общеисторический период.
Следовательно, изменяется характер и функция права. Ведь если сейчас мы имеем крайнюю зарегулированность экономики, а ее развитие происходит быстрее правовых изменений, то, следовательно, надо подумать о самой конструкции правовой системы.

Право никогда не будет успевать за экономическими переменами. Да этого и не надо. Право должно идти по пути саморегуляции. Вот что главное. Как это возможно? Это отдельная тема. Но ослабить регулятивную функцию и дать возможность самим субъектам права урегулировать свои отношения, - это законодатель может сделать. Где и как - думаем вместе. Предложения уже есть.


Но уже сейчас пора "ослабить вожжи". Иначе право будет обречено на кризис и неисполнение закона самыми законопослушными субъектами. Право нельзя использовать для пустого регулирования. От этого возникает не только кризис самого права, но и кризис политического управления. На уровне бизнес-систем кризис политического управления приводит к самостоятельному регулированию правовых и экономических отношений без какого бы то ни было участия государства. Отчасти этот период мы прошли в течение 90-х годов.

Таким образом, жесткость конструкции всей правовой системы, в настоящее время не оправдана и ведет к новому неуправляемому витку развала права, государства и отсутствия всякой политики. Кризис права во всех отраслях ведет к кризису управления в масштабе всей страны и ее бизнес-систем. Пока кризисом затронуты только некоторые отрасли и то частично. Но это не радует. Институт законодательной власти становится ненужным, так как он не в силах прогнозировать системные последствия принимаемых актов. А там, где отсутствует прогноз последствий, отсутствуют сильные решения.

Ослабление конструкции, разумеется, должно быть разумным, продуманным, управляемым и отрегулированным. Как это сделать? Это отдельная тема. Но это реально.



Сейчас говорят о метаправе. Процитируем работу С.Б. Переслегина «Метаправо: юридическая «оболочка» сетевой цивилизации».

«Будем называть «метаправом» совокупность аксиом, непосредственно вытекающих из ценностной ориентации данной культуры, и порождающих право в обычном смысле этого слова. Такая концепция порождает надежду когда-нибудь создать свод законов, обусловленный если не логически, то, по крайней мере, системно. Основными европейскими ценностями являются свобода и познание, что подразумевает движение, изменение, развитие, Европейская культура - прежде всего, меняющаяся культура. Тем самым, все ее структуры и механизмы зависят от времени, в укладе жизни европейца постоянным является лишь изменение. Право же предельно статично: механизмы изменения законов сложны и крайне медлительны. Иными словами, право регулирует лишь статические аспекты взаимоотношений в динамическом объекте, которым является (являлось?) европейское общество. И поэтому законы обречены на невыполнение. На самом деле дело обстоит еще хуже: общество, в котором законы повсеместно выполняются («правовое государство»), теряет способность к развитию и гибнет, как часть европейской культуры».

Как видим, прогнозы развития правового государства более чем пессимистичны. Начнем с того, что правовое государство - это ценности общества, но не нашего. Общество в государстве, носящее имя Российская Федерация, отсутствует. Соответственно, отсутствуют реальные ценности. А те ценности, которые генерируются государством (или новыми государствами СНГ), НЕ СВОИ, НЕ РЕАЛЬНЫЕ, ЧУЖДЫЕ. Отсюда насаждаемое право будет «буксовать». Поэтому становится очевидным деление права на реальное (живое, применимое) и мнимое, нереальное, неработающее, декларативное право. Но мы почти забыли реальное право. Реального живого права уже нет. Ему наступил конец, как наступает КОНЕЦ ИСТОРИИ. Что же делать? Сделать конструкцию правовой системы принципиально иной.

Ослабление конструкции правовой системы «повелительно необходимо». Для начала следует обратить внимание на такое свойство права как универсальность. Право обладает свойством универсальности и способно проникнуть в любую сферу экономической деятельности. Поскольку право универсально, то распространение его на самые разные виды деятельности закономерно и естественно. Обслуживая проекты и управленческую деятельность, мы обслуживаем ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ бизнес-систем: компаний, проектов, отдельных бизнес-процессов. Вопросы ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ управленческой деятельности компании, вопросы функционирования компании, как системы становятся основными направлениями деятельности САПЕРА.


Что же такое ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ (ФП)?.

Надо сказать, что сейчас в повседневной практике оказания правовых услуг одного права становится мало. Да. Да. Именно обычного, традиционного правоведения, уже мало для обслуживания управленческого цикла. Требуются и другие знания, и другие навыки. А главное другие сочетания права с другими видами деятельности. А что же умеет функциональное правоведение?

Функциональное правоведение (ФП) способно конструировать равновесные правоотношения, поэтому ему не страшны изменения в законодательстве или его полная замена. Функциональное правоведение при этом также эффективно будет заниматься функционированием замены законодательства.


Функциональное правоведение направлено на обслуживание функционирования систем объектов управления: компании, региона, инвестпроекта. Функциональное правоведение подобно детскому конструктору: какая бы не была разработана система, конструкция правоотношений обеспечит ее функционирование. При этом будут эффективно использоваться все нормы права, действующие на момент функционирования системы на благо самой системы. Функциональное правоведение:

1) Конструирует равновесные правоотношения.

2) Исключает судебные формы защиты интересов.

3) Использует МИРОТВОРЧЕСТВО в разрешении конфликтов. Извлекает пользу из конфликтов.

4) Считает Правду приоритетом перед Правом.

5) Способно построить правовой коридор в деятельности компании, рынка, проекта.
Функциональное правоведение применимо:


  • К управлению компании, группы, компаний, рынков видов деятельности, проектов;

  • К функциональному построению деятельности компании, группы, компаний, рынков видов деятельности, проектов;

  • К управленческому циклу всех объектов управления (ОУ);

  • К процедуре управленческих решений;

  • К процедуре сделок (исполнению обязательств);
  • К созданию предпринимательских схем.



Применительно к предпринимательской схеме роль функционального правоведения очень велика. Вот что пишет о природе предпринимательской схемы Сергей Борисович Чернышев.

«В предпринимательской схеме связь между отдельными бизнесами имеет, прежде всего, информационный, а уже как следствие экономический характер. Это значит, что она основана на знании предпринимателя о том, как каждый из бизнесов устроен изнутри. В отсутствие таких знаний предпринимательская схема невозможна. Связи типа «холдинга» не способны дать предпринимательское новое качество. Экономический эффект достигается неэкономическими средствами. Поэтому, в частности, постиндустриальное общество называют еще постэкономическим».

(Cергей Чернышев. Вместо манифеста. Русский Журнал).

http://old.russ.ru/ist_sovr/ckp/20000904_I.html
Если рассмотреть более подробно, то СФЕРОЙ ПРИМЕНЕНИЯ ФП является ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ БИЗНЕС-СИСТЕМЫ, а, следовательно, и всей предпринимательской схемы.

ТОЧКОЙ ПРИМЕНЕНИЯ ФП может быть отдельная ситуация, бизнес-процесс, структурирование системы.

По словам Сергея Чернышева «...предприниматель объективно заинтересован, чтобы государство все время меняло правила игры. Любое подобное изменение он обращает в конечном счете в свою пользу, поскольку лучше видит отдельные виды бизнеса изнутри и реагирует быстрее неповоротливого законодательного механизма. Игра с предпринимателем в «законы» заранее проиграна государством».

(Cергей Чернышев. Вместо манифеста. Русский Журнал).

http://old.russ.ru/ist_sovr/ckp/20000904_I.html

Функциональное правоведение может быть отнесено к прикладным направлениям права, которые могут использовать такие глобальные отрасли, как гражданское право, и вспомогательные отрасли в виде корпоративного и договорного права. Это не отрасль права, а именно направление правоведения прикладного характера. У нас отсутствует прикладное правоведение как цельное направление. Однако уже сейчас понятно, что плодить отрасли права, которые, порой, относятся к его прикладным направлениям, вряд ли уместно. Включение элементов функционального правоведения в действующую систему права уже возможно, хотя многим это покажется чем-то фантастическим, как и само функциональное правоведение. Ведь именно сейчас правоведы все чаще говорят о самоорганизации в праве и о саморегулировании (работы Ю.А. Тихомирова и В.В.Залесского в Журнале Российского права). Поэтому функциональное правоведение является необходимым инструментом саморегулирования.


В целом, функциональное правоведение по природе своей можно охарактеризовать, как ПРАВО ИЗМЕНЕНИЙ. А изменения - это как раз то, чем мы и должны заниматься в период Темных веков - веков изменения всей цивилизации.

В целом, функциональное правоведение по природе своей можно охарактеризовать, как ПРАВО ИЗМЕНЕНИЙ, ПРАВО ПЕРЕМЕН. А изменения - это как раз то, чем мы и должны заниматься в период Темных веков - веков накопления сил и изменения всей цивилизации.

Эти века - период накопления сил для нового рывка. Поэтому не такие уж они и темные для нас. Нам не привыкать изменяться и прорываться!
Подводя итоги и, характеризуя право перемен, можно выделить следующие особенности.


  1. Право перемен – это право целевое, динамичное, самоорганизуемое, саморегулируемое.

  2. Системным отражением права перемен является функциональное правоведение (ФП), которое является прикладным направлениям права, которое может использовать такие глобальные отрасли, как гражданское право, и вспомогательные отрасли в виде корпоративного и договорного права и влиять на них.

  3. Функциональное правоведение направлено на обслуживание функционирования систем объектов управления: компании, региона, инвестпроекта, способно конструировать равновесные правоотношения, поэтому ему не страшны изменения в законодательстве или его полная замена.

  4. Функциональное правоведение при этом эффективно может заниматься функционированием замены законодательства в ходе самоорганизации права.

  5. Будущие услуги – это услуги-программы. Даже сейчас услуги с одним только правом становятся не нужными. Помимо права требуется что-то еще. Этим что-то может быть право с элементами управленческого анализа, структурирования, стратегирования. Но для этого требуется некая основа, методическая методологическая. Именно эту роль и должно исполнять функциональное правоведение.


arapov_07@mail.ru

11.09.2006

Публикуется впервые.

Дополнено 16.07.2007
Литература:

1. Переслегин С.Б. «Метаправо: юридическая «оболочка» сетевой цивилизации». http://www.igstab.ru/materials/Pereslegin/Per_MetaLaw.htm

2. Стогов И. "Грозная тень грядущего". М., СПб.,2003

3. Чернышев С.Б. "Вместо манифеста". Русский Журнал. http://old.russ.ru/ist_sovr/ckp/20000904_I.html

4. Чернышев С.Б. «КОРПОРАТИВНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО: от смысла - к предмету».М.,2001



http://www.binanex.spb.ru/1/