birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 ... 14 15
Правда ранит людей.
Now I throw away all sorrows
And I won’t avert my eyes from the wounds, tears, and truths…

Пролог.
Январь три тысячи шестого выдался на редкость суровым. Может, люди окончательно расшатали экологию, может, природа решила отомстить за многовековые издевательства и контроль над погодой. Или просто напомнить, что и у неё остались сюрпризы в запасе. В этом году морозы, снегопады и метели быстро стали делом привычным, горожане привыкали к «настоящей» зиме. А вот работники городских служб или быстро искали менее нервные посты, или носились как сумасшедшие, пытаясь хоть как-то управиться с разбушевавшейся стихией и взять ситуацию под контроль. Ценой настоящего подвига и работ в режиме военного времени, им удалось свести чрезвычайное положение всего лишь к жестокому непрекращающемуся авралу. Но пусть и бросив на передовую войны со снегом тысячи ремонтников, уборщиков и техников, трудящихся день и ночь, Новый Нью-Йорк всё-таки продолжал жить в прежнем ритме.

Этим заледенелым утром словно все яркие краски были выморожены из города, оставив только чёрные дома, белый снег и серые мрачные тучи. Казалось, даже здания, уличные фонари и заметённые машины замерли в пронизывающем холоде, словно очередной порыв ветра может разбить их на куски. Сквозь пелену серого снега, косо летящего бесконечным потоком с низких небес, продрался служебный аэромобиль, плавно опустился на полупустую стоянку. Здание рядом, едва различимое за снежной завесой, было известным на весь город «образцово-показательным» медицинским центром. Машина зависла над землёй, её ощутимо качало порывами ветра, но это не имело большого значения – транспорт других участников презентации находился чуть в стороне. Наружу без лишней спешки выбрались три человека и медленно направились к центральному входу в здание. Даже сквозь вой бурана звук шагов разносился далеко – стоянка была открыта всем ветрам, снег просто сносило в сторону, и под ногами прибывших оказался только промёрзлый асфальт.

- Почему меня вообще послали вести это сборище? - бурчал пожилой чиновник в дорогом пальто, без сомнения, главный в этой группе. – Вернулись сегодня ночью, мне ещё гору отчётов оформлять. Так ведь нет – будь любезен выступать перед какими-то бездарями и журналистами, словно аспирант...

Ответа не последовало, да он сочувствия и не ожидал. Его спутники молчали, кроме того им приходилось подстраиваться под шаг старика, чётко держась за спиной и не обгоняя начальство. Крупный тёмнокожий мужчина справа от него, озирающийся взглядом сторожевой собаки, мог быть только охранником. Пальто куда дешевле, стандартный серый костюм, под которым явственно угадывалась кобура, всё лишь утверждало в этом мнении. Слева чиновника сопровождала рыжая девушка, не старше лет пятнадцати на вид, одетая слишком легко для такой погоды. Неплохо сидящая форма мелкой служащей, просторная не застёгнутая куртка и легкомысленно-яркий берет совершенно не годились для защиты от холода и мелкого режущего снега. На дочь или внучку старика она не походила, зато вполне могла оказаться референтом или стажёркой, просто выглядящей моложе своих лет, и для которой толком не смогли подобрать одежду подходящего размера. С любопытством оглядываясь по сторонам и, кажется, совершенно не замечая холода, она тихо и совершено серьёзно произнесла, обращаясь к чиновнику:

- Сэр, прошу вас поспешить. Ситуация развивается в невыгодном направлении. Обстановка отлична от стандартной – вокруг слишком много посторонних. Уровень возможной угрозы повышен...

- О чём ты говоришь? – Перебил её собеседник на полуслове. – Здесь и так практически никого нет, метель всех разогнала. Какие тут посторонние?

- Группа электриков на девять часов, фургон репортёров прямо по курсу, два снегоуборщика позади нас, и ещё по одному – слева и справа на краях стоянки. Вместе с тем, слишком много прохожих для данного времени и погодных условий. Сэр, как ваш телохранитель, прошу – идите быстрей, в здании я смогу обеспечить вашу безопасность. – В голосе не слышалось никаких эмоций, только сухое изложение ситуации. Так мог бы говорить старый робот, не оборудованный синтезирующим интонации блоком.

- Какая глупость! – Воскликнул старик, но, тем не менее, попытался спокойно и доходчиво объяснить. Ещё приходилось отвлекаться и выбирать дорогу между запаркованных машин, их уже покрывали снег и изморозь, окрашивая всё в один бледно-серый цвет. – Послушай, не знаю, где ты провела всю жизнь, но тут большой мегаполис. Здесь это нормально, здесь на улицах много людей, а город живёт в своём ритме, несмотря на бурю. И никакой в этом угрозы нет.

- Босс, а девчушка-то того... права, по-моему. – Влез в разговор охранник. Уже по одному выговору можно было без проблем расписать всю судьбу, не ходя к гадалке – родился в Нью-Джерси, вырос на улицах, но всё же хватило ума пойти не в банду, а в охрану. Старик привычно поморщился от его просторечия, но сделать тут что-либо он был бессилен. – Видал я этих репортёров – хилые они все, толкнуть страшно. А мужики, что там возле тачки дымят – как на подбор, навроде боксёров или штангистов. Давайте, и правда, быстрее пойдём, чего зря судьбу искушать?

- Да вы, похоже, спелись...

Договорить ему не дали. Когда тройка прошла полпути до здания, началась кем-то заранее спланированная и хорошо подготовленная атака. Донёсся пронзительный визг рельсовых винтовок, тяжёлые пули буквально вспороли замерзший воздух и снежную завесу над стоянкой. Охранник погиб сразу, два точных попадания швырнули его на землю. Девушка среагировала за секунду до нападения, перекатом умело отскочила в сторону, скрывшись за корпусом легковой машины. На ноги она приземлилась уже с изящным пистолетом в руках, отыскивая цель. С этим проблем не возникло – после залпа снайперов от снегоочистителей к ним бросилось по несколько человек, другие, до того прогуливавшиеся по округе, явно попытались блокировать пути отступления. Присев на одно колено, она выстрелила, сменила укрытие, выстрелила ещё раз. Пространство над стоянкой расчертили оранжевые штрихи плазменных зарядов, тусклые и почти неразличимые за пеленой метели. Затем телохранительница метнулась к своему подопечному, но не в попытке закрыть собой, а наоборот – максимально сокращая дистанцию до объекта охраны, чтобы снайперы не могли вести плотный огонь из-за боязни задеть цель захвата. Стрелки слегка растерялись – ни одному охраннику подобный финт и в голову бы не пришёл.

После шести выстрелов девушка перекатилась по промороженному асфальту, вынимая опустевший магазин и заряжая в пистолет новый. Четверо нападавших были убиты, двое ранены – вполне удовлетворительный результат. Данную модель пистолета большинство военных недолюбливало, считая годящейся только для штабных пижонов – крайне низким было останавливающее действие, в отличие от проникающего. Часто заряд вовсе пробивал цель навылет. Правда требовалась хорошая меткость и реакция, чтобы попасть в нужную точку, а не куда попало, но для этой девушки подобная точность огня, похоже, являлась привычной. Только плотная одежда противников и необходимость постоянно перемещаться затрудняли ей прицеливание, потому два выстрела и вышли слегка неточными.

Вскочив на ноги, она одним взглядом окинула поле боя и поняла, что эффект внезапности растрачен, пора срочно менять стиль сражения. Бойцы группы захвата уже уяснили, кавалерийским наскоком им победу не добыть, и потянулись за пистолетами и парализаторами. Вновь оказавшись возле объекта охраны, девушка бросила оружие наземь, выдернула из-под куртки гранату и с решительным видом сорвала чеку. Успевшие подобраться близко противники отработанно попадали на асфальт и за машины, но вместо осколков или плазмы в стороны ударили струи белого дыма. Уже через несколько секунд всю стоянку затянуло плотным облаком, которое дополнял туман из тающих снежинок – при скоростном высвобождении дым заметно нагрелся.

С начала перестрелки старик не двинулся с места, будто в ступоре. Всё происходило слишком быстро, он не успевал следить за развернувшимся вокруг сражением. Когда в дыму совсем рядом сверкнуло несколько бледных вспышек, а затем его схватили за руку, чиновник едва не закричал. Но знакомый ровный голос успокоил его, насколько это вообще сейчас возможно:

- За мной. Не сворачивайте, не останавливайтесь, держитесь пониже. В здание не прорваться, будем отходить.

- Х-хорошо... А Стив?

- Пуля в голову, убит на месте. Эвакуировать тело невозможно. Двигайтесь за мной, не отставайте.

В дыму раздавались крики, слышался топот, пару раз в стороне взвизгнул парализатор, но стреляли явно не прицельно. Провожатая то ли умудрялась что-то видеть в этом дыму, то ли хорошо запомнила расположение машин и стоянку в целом. Выбрались из облака они на краю парковки, рядом с одним из массивных снегоочистителей, напоминающем после всех буранов этой зимы скорее вырвавшийся из боя танк, чем обычную уборочную машину. Ни секунды не колеблясь, девушка точным выстрелом сняла ожидающего у широкого отвала часового и потащила подопечного мимо, к ближайшему переулку.

Выбежавший с другой стороны человек был в комбинезоне муниципальной службы, но отработанные движения и армейский пистолет в руках немного мешал воспринимать его как обычного дворника. Вероятно, услышал падение тела, потому был наготове, стрелять они с телохранительницей начали одновременно. Вместе с первым выстрелом девушка резко оттолкнула чиновника назад за машину, сразу же прянула в сторону. Сорвала с головы берет, и швырнула во врага, сама вновь отскочила с линии огня. Невинный предмет одежды ярко вспыхнул – противник отвлёкся на быстрое движение. Девушка нырнула вперёд, переворачиваясь на спину. Третий выстрел зацепил её по касательной, но это уже не имело значения. «Дворник» не успел опустить оружие – его рука оказалась перехвачена и вывернута в сторону, а в лицо был направлен ствол пистолета. С такого расстояния не промахнулся бы и новичок, одного выстрела оказалось достаточно.

Девушка поднялась на ноги, коснулась обожженного выстрелом плеча, и едва не силой потащила старика за собой, надеясь укрыться за машиной. Выстрелы, прыжки и полыхнувший в лазерном луче берет должны были привлечь внимание даже в бушующей метели, уменьшая шансы уйти тихо. Она оказалась права, снайперы, очевидно, посчитали, что беглецы собираются захватить транспорт, потому сразу открыли огонь по антиграву, несколько раз выстрелили и по бросившимся за машину людям. Оставшись без подвески, снегоочиститель упал на днище, девушка тут же присела, чтобы не попасть в сектор стрельбы, чиновник повалился на асфальт рядом. Телохранительница уже решила, что он впервые среагировал, как надо, но беглый осмотр подтвердил её ошибку. Одна из последних пуль пробила крыло, осколки металла впились в ногу, кровь уже начала пропитывать одежду и закапала на асфальт. Теперь старик не смог бы идти, а о беге вовсе стоило забыть

- Вот и всё, - он тоже понял ситуацию сразу. – Здесь я и останусь. При всех талантах, даже поддерживать ты меня не сможешь, про то чтобы нести, я и не говорю.

- Сэр, мне приказано защищать вас в любых условиях. Подход подкрепления или полиции маловероятен, отступление невозможно. Но я постараюсь тянуть время, позволю вам как можно дольше остаться в живых.

- Но на результат это никак не повлияет... – он начал говорить с перерывами, шок уже прошёл, и теперь боль становилась всё сильнее. – Помимо моей охраны, ты обязана исполнять мои приказы, верно?

- Так точно.

- Тогда, я... тебе приказываю, - старик с трудом снял с запястья электронный браслет, торопливо пробежался пальцами по клавиатуре, вводя несколько строк, и протянул ей, - бери мой коммуникатор, и убегай отсюда. В его памяти хранятся копии всех... наработок по этому делу, включая черновик сегодняшнего отчёта, он и вовсе в единственном экземпляре. Тебе необходимо передать их моему заместителю и рассказать о сегодняшнем инциденте... Ты обязана завершить расследование. Иначе всё, что мы делали, пропадёт впустую.

- Сэр, вы отдали приказ, ваши мотивы не имеют значения, - сказала девушка, спрятав браслет под куртку.

- Хорошо... На самом деле, это плохо, но ты всё равно не поймёшь меня. На улицах тебе оставаться опасно, эти ребята просто так не отстанут и пустятся в погоню. Ты сможешь найти пристанище у моего давнего друга, я записал для тебя адрес, отправляйся туда.

- Будет исполнено, сэр. А что собираетесь делать вы?

- Передай мне пистолет этого негодяя, пожалуйста... – Девушка быстро высунулась наружу, подхватила оружие, тут же быстро откатилась назад – пули снайперов чуть не оставили её без руки. – Благодарю. Я ничего не знаю об оружии, но постараюсь позаботиться о них, сколько смогу. А потом – возможно, и о себе.

- С предохранителя уже снят, направляете на врага, целитесь здесь, нажимаете сюда, - провела она краткий ликбез, на большое времени уже не оставалось, - обойму вы всё равно израсходовать не успеете. Продержитесь как можно дольше, сэр.

Она быстро огляделась по сторонам, ещё раз оценивая варианты отхода. Ни один из них не был безопасным, но если она останется на месте, то гарантированно погибнет. Машина всё чаще вздрагивала от попаданий, и даже такой прочный корпус не продержится долго. Кроме того, необходимо выполнить приказ. Вытащив из кармана куртки ещё одну гранату, телохранительница швырнула её в сугроб. На этот раз, граната оказалась боевой, взрыв поднял в воздух целый снежный завал, ненадолго превратив метель в настоящий буран. В белой пелене сразу же возникло несколько прорех – снайперы среагировали на новый источник тепла, туда же пришлись с полдесятка плазменных очередей, начавших испарять падающий снег. Пользуясь возникшей неразберихой, девушка с места прыгнула вперёд, петляя понеслась к пабу в полуподвале соседнего здания. Когда преследователи перенесли огонь на неё, было уже поздно – беглянка добралась до лестницы и с разбегу нырнула в пролёт вниз головой.

Старик прикрыл глаза, поняв, что всё кончено. На его памяти полтора десятка человек сломали себе шеи, случайно поскользнувшись на этой лестнице – шансов у девчонки сейчас не было никаких... Однако вместо глухого удара тело о бетон, он услышал шум распахнутой пинком двери, испуганные крики а чуть позже – стрельбу, уже из глубины квартала. Катрин удалось сбежать, но, похоже, у чёрного хода её ждали. Что ж, теперь всё зависит только от неё.

«Коммуникатор я ей отдал, а иначе бы успел сказать пару слов кому-нибудь из близких, - подумал он рассеянно, - жаль, но в следующий раз буду умнее, нужно делать несколько копий таких важных документов. Зато смогу исполнить свою давнюю мечту». – Не очень уверенно подняв пистолет, чиновник прицелился в яркую вывеску паба. Название «Здоровье нации» раздражало его при каждом посещении этого центра уже лет двадцать, а о местных врачах не стоило и говорить. Но не судиться же с владельцем по обвинению в дурацком чувстве юмора. Выстрелить он успел только четыре раза, но попасть всё-таки удалось.
Глава 1.
- А ты чего тут разлёгся? Ну-ка за работу!

- Дорогая, сейчас же перерыв!

Бендер, Зойдберг и Эми, резавшиеся в карты за столом, только вздохнули в унисон. Видеть, как Лила будит Фрая деликатным ударом сапогом по дивану, вкупе с сержантским криком, им было не впервой. Наивные попытки оправдаться всё только усугубили.

- Одиннадцать утра, это что за галактика, где в такое время устраивают перерыв?

- Да ты сама глянь: начальства нет, все дурью маются. – Фрай всё-таки сел на диване, махнул рукой в сторону картёжников. – Я же только прилёг...

- Это их собственные заботы. А вот ты – уже моя проблема. Я бы даже сказала, одна большая головная боль... Прилёг он. Я аж в зале совещаний храп слышала, а мне его с чужим спутать невозможно, учти, лентяй.

Пока коллеги отвлеклись на перепалку, Бендер успел втихаря подглядеть их расклады. Теперь он, изображая искреннее волнение за друзей, прижимал свои карты к груди, быстро меняя на припасённые заранее.

- Но ты приказала мне погрузить все ящики из ангара в трюм и закрепить их. Я всё сделал в точности, от и до. И скажу тебе, там почти полный трюм, они едва потолок не подпирают, а я всё грузил один. Сначала перетаскал, потом закрепил, в чём проблема-то? У меня даже возникло нехорошее ощущение, что ты, благоверная, решила поиздеваться, потому и никого не отправила на подмогу.

- Бог в помощь. Но ты крепил по одному канату на ряд, понимаешь?! А по правилам для перевозки хрупких, потенциально опасных, либо способных уничтожить звездолёт предметов – каждый ящик закрепляется отдельно. Но тебе было лень, не правда ли, дорогой? – поинтересовалась Лила с участливым сарказмом.

Пользуясь тем, что эти двое слишком увлечены ссорой, Бендер произнес вполголоса:

- Прямо как мачеха, в сказке о Золушке.

- Или злая свекровь у невестки дома, - добавила свой вариант Эми. Робот молча дал ей пять.

- И вы таки ещё спрашиваете, почему я не завожу романов, - сварливо добавил Зойдберг. – Это же невероятная морока, если попадётся такая самка.

Два других игрока торопливо оглянулись на него. Бендер не удержался от комментария:

- Заткнись, креветка. И молись Нептуну и Ктулху, чтобы она не услышала, иначе ты вживую увидишь картину «Разгром Сайлонских захватчиков под Аль Наир». Подсказка: порванных на флаг сайлонцев будем играть мы.

Тем временем спор только набирал обороты.

- Лила, Мы везём груз шаров для боулинга, потому что на Альферац-4 они поголовно рехнулись на этом спорте. Тоже, наверное, телесигнал дошёл... А ящики остались с прошлого раза, от груза улиток с Проциона. Потому что именно ты решила сэкономить. И вообще, рейс только в пять, всё ещё может перемениться на семь раз. Не говоря уже, что старик с утра в кабинете треплется неизвестно с кем, и если это новый клиент – придётся всё планировать и грузить заново. Как обычно, впрочем.

- Но приказ есть приказ. И правила тоже никто не отменял. Если я сказала всё закрепить, как положено, значит, нужно это делать по всем правилам.

Разборка пошла по крупному, оба уже были на ногах и хмуро смотрели друг на друга, будто собираясь кинуться в любой момент.

- Ты знаешь слово «инициатива»?

- А ты знаешь разницу между «инициативой» и «самоуправством»? Сначала научись всё исполнять, как по учебнику, а потом уже говори мне про инициативу. Или, хотя бы, не оправдывай свою лень умными словами. Если мы на подходе к Альферацу наткнёмся на пиратов, придётся отрываться с виражами – там ящики будут по всему трюму летать без надёжной страховки.

- Интересно, и почему же я только сейчас узнаю про пиратов?

- Потому что спал на совещании!

Поняв, что всё покатилось по давно известной колее, Эми, Бендер и Зойдберг вернулись к покеру. Точнее, Бендер просто выложил карты, не удержавшись от ехидства победителя:

- Флеш рояль! Вам ещё учиться и учиться, детки, прежде чем с дядей Бендером в карты играть.

- Да что б тебе вместо порно из сети цитатник Мао Цзеэдуна скачать. Все триста пять томов, - Эми бросила карты.

- Надеюсь, из тебя получаться хорошие консервные банки... – Зойдберг последовал её примеру.

- Что бы вы там не говорили, салаги, а ещё пятьсот баксов и зарплата Зойдберга за следующие пятнадцать лет теперь мои, - Бендер начал тасовать карты.

Скандал за их спинами подходил к своему пику:

- По-моему, тебе просто нравится командовать. И стоит кому-то всё сделать раньше, использовав свою голову, и после пойти честно отдыхать, как ты тут же выходишь из себя. Потому что сама умеешь только исполнять приказы.

- Ах ты...

- Хорошие новости, друзья! – в комнату очень вовремя вошёл лучащийся энтузиазмом Фарнсуорт. Ответом ему стали только хмурые взгляды – все уже давно привыкли, что о «хорошем» у начальника весьма экстравагантные понятия. Не дождавшись ответа, профессор азартно продолжил: - Один мой друг влип в крупные неприятности.

- А что же тут хорошего? – выразила общее недоумение Эми.

- То, что вы сегодня никуда не летите. Он поручил мне закончить его дела, а я не могу отказать ребёнку в беде. Вполне логично, что вы займётесь его долгами и проблемами.

- Какими проблемами и какого ребёнка нам нужно заняться? – пока всё окончательно не запуталось, Лила решила разбираться последовательно.

- Да я ж вам говорю. Что за нетерпение... Один мой аспирант, а позже и коллега. Совсем ещё пацан, и ста тридцати не стукнуло. Но голова у мальчишки варит неплохо. Думаю, вы видели его остроумное доказательство теоремы Купера-Новицки через криволинейный интеграл второго рода по базису четыре...

- Профессор, вы говорили про какую-то проблемку, - пришёл черёд Фраю аккуратно возвращать разговор к основной теме

- Я о чём и толкую! У парня сдали нервы после одного нашего эксперимента, и он поклялся вместо создания оружия заниматься защитой окружающей среды, дабы искупить свои грехи. Какие могут быть грехи в уничтожении планетарных систем, ну скажите мне? Впрочем, он довольно высоко поднялся в Министерстве Здравоохранения. Вот и закономерный итог применения талантов на чужом поле – сам он неизвестно где, а мне приходится разгребать его проблемы. Хорошо, у него хватило ума передать документы своему телохранителю и ассистенту, а также отдать приказ идти сюда. Помнит ещё, паршивец, кто ему на защите докторской подсказывал, и потом за шиворот тащил. Ещё бы он забыл...

- Профессор, вернитесь к делу! – хором напомнили Эми, Фрай и Лила. Сегодня Фарнсуорт казался даже рассеянней обычного, и это явно было неспроста. Лила даже предположила, что старик просто не хочет переходить к текущим делам, закопавшись в прошлое, но она не восприняла эту догадку всерьёз.

- О чём это я... Ах, да! Телохранитель доктора Гринфилда. Идёмте, я вас познакомлю, а потом принимайтесь за работу – разгребайте долги Али.

- Кого? – переспросил Фрай.

- Алистера Гринфилда, моего ученика. Воистину, чтобы с вами общаться, необходимо иметь ангельское терпение. За мной.

Люди и нелюди послушно направились в лабораторию вслед за профессором. Лишней радости на лицах не наблюдалось, зачастую неожиданная работа не могла сулить ничего, кроме новых неприятностей. Лила, вышедшая из лифта первой, удивлённо огляделась по сторонам – никакого телохранителя в зоне видимости она не обнаружила. Впрочем, учитывая количество разнообразного кругом хлама, здесь можно и роту космодесанта не заметить. Вместе с бронетехникой. Она спросила:

- Профессор, ну и где этот помощник? И к слову, вы бы хоть раз прибрались здесь. Для разнообразия.

- А, кажется, вон там. – Фрай махнул рукой в сторону.

В указанном направлении обнаружилась только спящая за верстаком девочка, в лёгкой, совершенно не подходящей для зимы, одежде. Гостья была вымотана до предела и, похоже, ещё вдобавок ранена. Поняв, что других вариантов нет, Лила снова обернулась к начальнику.

- И вот это и есть ассистент вашего друга? С которым вы говорили почти два часа?

- Именно так. А что тебя не устраивает?

- Я скажу, что меня не устраивает. Вы, прошу прощения, совсем уже в маразм впали? К вам приходит уставший и раненный ребёнок. С улицы! Из пурги! – Лила махнула рукой в сторону заледеневшего окна. Словно отвечая ей, в стекло ударил сильный порыв ветра со снегом. – А вы два часа мучаете её своими расспросами. У вас совесть, вообще, есть? Или хоть какой-то родительский инстинкт?

Лила не на шутку разозлилась. Она протянула руку, чтобы схватить профессора за воротник и встряхнуть как следует в воспитательных целях. Мелькнувший в стороне силуэт и крик Фрая помешали ей завершить движение.

- Берегись! – он оттолкнул Лилу в сторону, спасая от опасности.

На оценку ситуации оставалось всего несколько мгновений, но она успела заметить угрозу и верно среагировать. Лила без деликатности сгребла Филиппа за воротник и завела себе за спину, пытаясь уберечь от угрозы. Сама она только чуть отклонилась в сторону, давая брошенному ножу пролететь мимо. Клинок только звякнул о корпус Бендера, а девчонка, до этого спавшая без задних ног, уже оказалась рядом с ними, по пути ухитрившись не зацепиться за один из агрегатов Фарнсуорта, разбросанных в совершенно хаотичном порядке. Она отбила руку Лилы в сторону, встала между ней и профессором почти так же, как Лила закрыла Фрая.

- Тихо вы! Прекратите цапаться, здесь все свои, - Произнёс Фарнсуорт, словно разнимал двух карапузов в детском саду. – Катрин, перед тобой мои подчинённые. Ну сама подумай, какой вред мне эти дети могут причинить?

- Извините сэр, я этого не знала. – С точки зрения Фрая, таким безэмоциональным голосом мог бы говорить только очень примерный ребёнок, который боится голову поднять от земли, а даже за мысль о шалости отправляется на горох. Нормальные дети так говорить не могут. – Тогда, мои извинения, но...

Девочка потеряла сознание, на полуслове она начала медленно оседать на пол.

- Похоже, отключилась, - Лила подхватила её. Потом начала споро отдавать распоряжения: - Быстрей, её нужно отнести в лазарет. Фрай, идёшь со мной. И давай сюда пиджак, она наверняка замёрзла. Эми, ты тоже пригодишься. Бендер, бери профессора на буксир, он сам будет туда полчаса шлёпать. Живо, вперёд.

Зойдберг минуты две рассматривал закрывшиеся двери лифта, прежде чем до него дошла вся абсурдность ситуации. Он принялся колотить в стальные створки и жать клешнёй на кнопку вызова. К грохоту и лязгу прибавились тоскливые вопли:

- Эй, вы про меня забыли! Это же я врач в этой компании! Это мой лазарет! Что вы там без меня будете делать?! Неужели никто тут не помнит, что медик в «Планет Экспресс» - я?!

Судя по циничному молчанию в ответ и заблокированному внизу лифту – об этом отлично помнили все. «Или, как минимум, предводительница этого бойкота», - подумал Зойдберг грустно, усаживаясь на пол у двери. – «Но ведь... они помнят обо мне! Ура, Зойдберг не нужен своим друзьям, о нём не забыли!»

Эти мысли немного подняли ему настроение.

В лазарете Лила подводила неутешительные итоги осмотра и своей работы. Внимательно слушал только Фрай – Бендер откровенно скучал и не обращал внимания на своего капитана, Фарнсуорт вновь ушёл в размышления на своей табуретке в углу. Претензий не было только к занятой делом Эми, та за ширмой продолжала возиться с раненной девушкой, накладывала последние бинты.

- Всё это очень странно. Обморожения нет, но зато сразу три касательных следа от лазера, и явно не гражданского, точнее сказать не могу. Все три попадания не опасны, я наложила повязки с регенератором и гелем против ожогов, пройдёт быстро. Кроме того, куча синяков, ушибов и ссадин. А также сильное истощение и переутомление. Я не могу понять, как у неё вообще хватило сил броситься на нас. А уж судя по состоянию одежды, девчонка добиралась сюда через гетто роботов или венерианский квартал.

- Я закончила, - Эми вышла к ним, неся в руках пиджак. – Думаю, она будет отсыпаться пару дней, не меньше. Прямо как я в школе после чемпионата по родео... Хотя, Лила, могла бы и всю работу мне доверить. У нас в Университете был курс первой помощи. Помню, особенно мне искусственное дыхание нравилось, я всегда соглашалась изображать «жертву». Лежишь, вокруг столько красивых парней, все целуют... – Она тараторила быстро, в этот поток нельзя было втиснуть и слова, разве что – вбить альпеншток. – Кстати, Фрай, симпатичный костюмчик, и качество хорошее, ты где такой купил, и кто выбирать помогал?..

- Спасибо. Тебе рано заниматься серьёзными травмами самостоятельно. Именно потому, что ты целовалась со всем курсом, вместо занятий. Костюм купил по моему совету, - Лила быстро ответила на все вопросы. Такой стиль действовал куда лучше, чем призывы замолчать. – А теперь, у меня накопились вопросы к дорогому начальству. Профессор, ау, есть кто на мостике?

Ответом ей стал лишь наглый индифферентный храп. Ещё несколько всё более громких призывов ничего не изменили. Видя, что так может продолжаться долго, Фрай что-то припомнил, потом попросил, обернувшись к Лиле:

- Дорогая, задай какую-нибудь задачу по математике, самую простую. У меня есть план.

- Н-ну хорошо, если ты просишь. Задача из средней школы: раса омикронцев уничтожает половину человечества за четыре дня, а раса тиранидов – всё человечество за пять дней. Вопрос, какую часть они успеют уничтожить вместе за сутки, прежде чем подерутся и истребят друг друга?

- Э-э-э, так, восемь в уме, - Фрай задумался всерьёз, взгляд упёрся в потолок, будто в поисках готовой подсказки. - Четыре плюю пять, в общем, я так думаю, это будет одна четверть!

- Ноль триста двадцать пять, остолоп! – учёный проснулся мгновенно. – Чему вас в яслях учат сейчас? Это же элементарно!

Под ошарашенными взглядами Эми, Лилы и Бендера, Фрай смутился и пробормотал:

- Да я, между прочим, специально над ответом думать стал, что б уж точно ошибиться. А ведь иначе мог и угадать.... Главное, действует безотказно.

- Профессор, а теперь объясните нормально, что тут происходит? Кто она такая, и что нам с ней делать? – спросила Лила, пока он опять не ушёл в себя.

- Да что за молодежь пошла? Ладно, чего уж от вас ждать, повторяю ещё раз: Катрин – ассистент и телохранитель моего друга из Министерства Здравоохранения. Он вёл дело против серьёзной корпорации, подозреваемой в экологических преступлениях, потому эту девицу и назначили ему в помощники. Что с ним сейчас – неизвестно, а все материалы дела у неё. Он приказал передать документы в министерство, но сейчас там будет разворошённый улей. Значит – ей нужно скрыться на некоторое время, дней пять, и обеспечить легальное прикрытие. Чтобы эти чёртовы законники к ней и подкопаться не могли. Учитывая уровень противника – город просеивать будут очень тщательно, используя, в первую очередь, компьютерные поисковые системы. Кроме того, понимаете, мы с Катрин обсудили ситуацию, и у нас есть все основания считать, что Алистера подставил кто-то из своих, уж очень оперативно было организовано нападение. Потому, не стоит ей при всём параде шагать в министерство с документами в руках – действовать нужно куда осторожней. Ну и что тут неясного?

- Да много чего. – Ответил вместо Лилы Фрай. – И самое главное – как вы предлагаете ей помочь? Прятать здесь неделю едва ли получится. Да и жестоко это. Мы к такому бардаку, эт-самое, адаптировались, а она может и свихнуться с непривычки.

- Точно-точно, неокрепшей детской психике и одного Зойдберга за глаза хватит, - влезла Эми.

- Разумеется, я в жизни бы такой глупости не предложил. Я же вам ясно сказал, и по слогам повторю для неандертальцев и деревенских: нужно ле-галь-ное прикрытие. Понятно? Она сюда пробиралась через такие дикие подворотни, где и камер слежения нет. Потому что первая же доложит, что обнаружена неучтённая ни в одной базе личность, после этого можно садится на месте и ждать патруль, убежать теперь не получится. Не знаю, как сейчас, а в моё время в школе преподавали «основы общественной безопасности».

- Хорошо, ну и что же вы тогда предлагаете? – Эми явно обиделась, но постаралась это скрыть.

- Лила с рыжим олухом просто скажут, что это их дочь. Разве не очевидно?

Первой от шока отошла как раз Лила. Она даже сумела обратиться к профессору в вежливом тоне. Впрочем, опытный в таких делах Фрай сразу заметил, что до предела осталось совсем немного. Перейдя черту, она начнёт швыряться табуретками и рычать на окружающих, потому, лучше бы до того не доводить.

- Профессор, я признаю, что вы гений в своей области, и специалист по суб-кварковой физике из вас отменный. Но вы в ладах с арифметикой? Ей не меньше пятнадцати лет, а мне только... тридцать... будет... Во сколько лет я её родила, по-вашему? Я молчу про все документы и про тот факт, что это просто-напросто странно. В конце концов, неужели у неё нет родственников, которые могли бы взять опёку на себя?

- Зато она на вас похожа, - возразил профессор. – А родных у неё нет, эта девочка – сирота, как и все они... Да и кому, кроме вас? Вы двое – молодая, бездетная и, моими стараниями, финансово перспективная семья, да вдобавок ты и сама из приюта. И вообще, я отдал вам приказ, мелочи меня не заботят. Или вы забыли главный принцип нашей фирмы?

- «Команда заменяема, посылка – нет»? – уточнила Эми.

- Это для клиентов.

- «Расшибись в лепёшку, но сделай»? – Бендер решил всё-таки поучаствовать в разговоре.

- Именно. И какие ещё вопросы? Тебя, Лила, я вовсе не пойму. Ты всегда поддерживала этих сбрендивших экологов, разных борцов за права непальских летающих бобров, и даже голосовала на выборах за партию «Антиурбанисты седьмого дня». А теперь в отказ... Если я понадоблюсь, я в своей лаборатории. И беспокоить меня запрещаю!

- А если по делу? – поинтересовался Фрай.

- По делу и запрещаю, кто не по делу придёт – просто получит пинка от моего нового автомата на входе. – На пороге Фарнсуорт остановился, и о чём-то подумав с полминуты, произнёс: - Ах, да, чуть не забыл. Катрин, ты поступаешь в распоряжение этих двоих.

- Есть, сэр, - ответ девушки заставил вздрогнуть от неожиданности всех, кроме профессора.

- Чудесно.

Окончательно переложив проблему на подчинённых, Фарнсуорт покинул лазарет. Первой заговорила Лила:

- Так ты всё это время была в сознании?

- Никак нет, - тихий шелестящий голос, короткие фразы, никаких эмоций – телефонный автоответчик мог бы показаться менее отстранённым, чем она. – Я потеряла слишком много сил, отрываясь от погони. Но приказ я обязана услышать в любом состоянии. Прошу простить за свою слабость. Дайте мне девяносто минут на сон, и я буду готова.

- Господи, да тебе отдыхать нужно не меньше суток. Никаких ограничений, спи сколько хочешь, - произнесла Лила с жалостью.

- Полутора часов будет достаточно.

- Хорошо, с тобой оставить кого-нибудь?

- Здесь безопасно?

- Да.

- Тогда в этом нет необходимости.



Лила подошла ближе, посмотрела на Катрин и тихо произнесла, обращаясь к остальным:

- Мгновенно уснула. Бедный ребёнок, через что же она прошла? Ладно, не будем ей мешать, поговорим в комнате отдыха. Попробуем разобраться, во что мы опять влипли.

Едва они вошли, как Фрай и Эми одновременно набросились на своего капитана:

- Дорогая, слушай, чёрт с ним, с этим приказом, но мы ведь обязаны ей помочь. Мне её просто жалко. Я понимаю, ты против, тебе это не нравится, но ведь ей некуда идти, и никто больше не позаботится о ней, кроме нас...

- Точно, Лила, она же ранена, не стоит её отсюда гнать. Пусть хоть немного побудет здесь, ладно? Она милая, никому не помешает. И она, правда, на вас обоих похожа, неужели тебе её совсем не жаль?

Бендер демонстративно развалился на диване и включил телевизор на полную громкость, демонстрируя всем своим видом полное равнодушие к проблемам теплокровных. Тоже присев на диван, Лила спокойно спросила:

- А с чего вы взяли, что я против этой идеи?

- Но, ты же сама наехала на профессора, - опешил Фрай.

- Разумеется. Я не давала ему права лезть в мою личную жизнь. Дети – это слишком важный вопрос, чтобы кто-то другой решал – когда и как их заводить. – Посмотрев на Фрая, она сбавила тон. – Ты должен понимать, насколько это для меня важно. Я не хочу, чтобы моей семьёй руководили «сверху».

- Дорогая, ты слишком серьёзно всё воспринимаешь. Это же просто игра. Нам её никто не отдаёт на всю жизнь, мы просто несколько дней должны изображать родителей, вот и всё. Никаких обязанностей.

- Ладно, пусть так, но всё равно, его план – полная ерунда. – Лила немного успокоилась, но ещё не до конца. – Фил, дети не берутся из ниоткуда, без документов, записей и прошлого. Такой ход только привлечёт к ней очень много лишнего внимания.

- Но ведь ты появилась в приюте именно так, - возразил он. – Без прошлого и документов, прямо как ты и говоришь.

- Мне тогда и года не исполнилось.

- Точно, давайте подбросим Кэт к дверям приюта, - Эми не услышала её возражений, захваченная своей идеей, - а потом вы её себе заберёте...

Увидев выражение лица подруги, Эми замолчала и попыталась сделать вид, что её тут нет. Тяжело вздохнув, Лила произнесла:

- Это самый глупый план, который я когда-либо слышала, - она покосилась на сидящих рядом Бендера и Фрая. – По крайней мере, в десятку он точно входит. Катрин, в конце концов, в корзинку не влезет.

- У меня – поместится. Давай, помогу, а? – Сразу оживился Бендер.

- Верю на слово, но проверять не хочется. Ишь ты, как глаза загорелись, прирождённый враг всего живого, - сегодня Лила била все рекорды по сарказму. – Но что-то интересное даже в настолько сумасшедшем плане, определённо, проскочило. Думаю, если оставить только половину, то всё станет звучать куда умнее.

- Отдать её в приют, и там оставить? Дорогая, не думаю, что у них Катрин будет в безопасности, да и искать её там тоже станут. Если она и этот друг старикана насолили каким-то важным шишкам, её ведь станут тщательно искать, так?

- Да нет же, олух. Мы только заберём ей оттуда.

После небольшого молчания Бендер поинтересовался:

- Эй, куски органики, только я тут вижу ошибку причины и следствия, или кто-то ещё? Блин, глазунья, ты вообще с логикой дружишь? Чтобы нечто откуда-то взять, надо его туда сначала положить, или я ошибаюсь?

- Да включи голову, для разнообразия, никто, никого и никуда сдавать не собирается. Мой старый приют – идеальный вариант. Все личные дела давным-давно склевали совы, а последнюю видеокамеру там разбила... разбили какие-то хулиганы. Появилась девчонка там пятнадцать лет назад, в прошлом году, или вчера – нельзя доказать. С моей стороны необходимо только договориться с директором, чтобы он оформил нужные бумаги. Я полагаю, он даже сумеет провести документы задним числом – раз её станут искать, то прошерстят и всех, поступивших в приюты после сегодняшнего дня. То есть, девчонка останется вне подозрений – ведь она, как бы, попала в семью задолго до этой заварушки. Вот и всё. Наш директор – человек неплохой, я думаю, он согласится уладить проблему.

- Это хорошо, только вот... Вы сами, ребята, потянете такую задачу? – слова Эми поставили обоих в тупик. Видя, что эти двое ничего не поняли, она пояснила: - Наводящий вопрос: почему у вас до сих пор нет детей?

- Она слишком серьёзно к этому относится.

- Он слишком несерьёзно к этому относится.

- Что и требовалось доказать! – воскликнула Эми. – У вас противоположные взгляды на этот вопрос. И как вы собираетесь заботиться о девочке, если до сих пор между собой так ничего и не решили?

- А по мне, так пусть забирают, - Бендер включился в разговор, не повернув головы в их сторону, всем видом изображая безразличие. – Я уже не могу вспомнить последний день, когда они не орали друг на друга, и на всех кто подвернётся. А так, они оба будут орать на неё дома, а у нас на службе – покой и тишина, и никаких ударов ботинком по голове; не думай, что я забыл, глазунья.

- Да не было такого!

- Не придумывай, железяка!

- Неужели? – поинтересовалась Эми.

- В любом случае, на детей кричать нельзя, - произнёс Фрай, Лила только кивнула.

Они смущённо переглянулись, не зная, что сказать. Сколько не возражай, а друзья правы – в последнее время редкий день обходился без выяснения отношений. И если раньше это почти всегда было игрой, всего лишь соревнованием в острословии и упрямстве, то чем дальше, тем серьёзней становились перепалки, всё больше находилось поводов для спора. Но ведь не только склоками всё ограничивается. Оба они вспомнили первую встречу с Катрин. Каждый из них пытался в первую защитить другого, а не себя. Молчаливый обмен взглядами затягивался, и, наконец Лила произнесла:

- В общем, мы попробуем, - Она поднялась на ноги, и продолжила, вновь обретя уверенный тон: - Значит так, действуем по плану. Мы с рыжим сейчас идём к Гермесу, чтобы он составил и заверил все необходимые документы. Зная этих дотошных сволочей из Бюрократического центра, наверняка, там будет стопка бумаг до потолка. А нам ещё надо достаточно вникнуть в этот нормативно-правовой маразм, чтобы убедить Гермеса оформить всё, «как бы», месяц назад.

- А как вы объясните ему, что этот кусок мяса делает здесь? Если вы только собираетесь её забрать.

- Очень просто. Часто будущие приёмные родители берут ребёнка на пару дней, прежде, чем окончательно принять решение, - объяснила Лила невесело. – Внешность тоже работает на нашу легенду – чаще всего стараются выбрать детей, которые похожи на будущих приёмных родителей.

Фрай ласково погладил её по плечу, стараясь утешить. Бендер изобразил презрительно фырканье при виде этих жалких эмоций, а Эми, поняв, что на сегодня, похоже, ссоры кончились, спросила:

- Хорошо, а что делать мне?

- А для тебя у меня будет маленькое, но очень ответственное поручение, - сказала Лила, переведя взгляд на подругу. – То, что у Катрин нет обморожения, уже настоящее чудо. Короче, в таком виде ей лететь нельзя. Да и внешне та одежда, что есть, в жутком состоянии. Доберись домой и подбери ей что-нибудь, пожалуйста. Вы почти одного роста. Да и не одевается так молодежь, твой стиль ей ближе. – Лила провела ладонью по рукаву тонкой водолазки. Как оказалось, подростковый стиль одежды неважно сочетается с обручальным кольцом, так что, в последний год гардероб пришлось немного пересмотреть. – Только не тяни – хватай первое, что под руку подвернётся.

- Так точно, капитан, - Эми унеслась. Похоже, идея лишний раз перетрясти весь свой гардероб и, возможно, откопать что-то интересное в процессе, ей понравилась.

- Дорогая, а ты её не слишком поторопила? Ещё полтора часа, она успеет добраться домой и не спеша выбрать что-то подходящее. Или даже купить новое.

- Дурилка... – произнесла она не зло, - дай Бог, чтобы она в отпущенное время обернулось. «Бери самое первое» - это часа на два. А если бы я её попросила купить, мы бы нашу наследницу богатой фамилии увидели дня через три. Минимум.

- А так как жалкие людишки не умеют подзаряжаться от сети – можете мне верить, я экспериментировал – то ей понадобиться что-нибудь съесть, когда проснётся. И значит, у Величайшего Чудо-повара Обеих Вселенных, то есть меня, появится новый восторженный почитатель. Раз вы меня упорно не цените, буду надеяться, что у неё здравомыслия и хорошего вкуса куда больше, чем у вас. Фанаты лишними не бывают, раз уж она тут застряла на неделю. Надо изобрести что-нибудь оригинальное, - робот направился на кухню.

- Бендер, а может, не стоит? – безнадёжно спросил Фрай вслед.

- Конечно, друг, я понимаю, что зря трачу свой талант. – Бендер развернул голову на 180 градусов, не сбавляя шага. – Но чего не сделаешь ради поклонников.

- Ну, мы ведь можем заказать еду по телефону, - привела Лила последний довод.

- Ха, ерунда! Только домашняя еда по-настоящему насыщает. А во всех этих забегаловках с доставкой готовят бездушные механизмы, не имеющие вкуса, способные испортить любые продукты и запороть самый простой рецепт. Так что, я пошел. Вам обеда не обещаю, неудачники.

Через пару минут, переварив всё сказанное, Лила произнесла:

- Думаю, у девочки есть инстинкт самосохранения, и она поймёт, что от обеда лучше отказаться.

- Да, я тоже очень на это надеюсь.


Катрин проснулась ровно через полтора часа и, после короткого блуждания по коридорам, нашла Бендера, Фрая и Лилу в комнате отдыха. Робот возился с тарелками, что-то немузыкально насвистывая через PC-спикер, а её новые «родители» валялись на диване в бессознательном состоянии. Встрёпанный вид, усталые, но довольные лица и тяжёлое дыхание наводили на определённые мысли. Но последние сомнения развеивала толстая папка в руках Лилы – бой с жестокой бюрократической машиной явно завершился викторией, вот только, далась она им дорогой ценой.

- Катрин Сэнфорд прибыла в ваше распоряжение. – Отрапортовала она, останавливаясь у дивана. – Какие будут указания, мэм? – Катрин безошибочно определила главного в тандеме.

- Всё остаётся по-прежнему, - произнесла Лила, с трудом приоткрыв глаз. – Сейчас тебе нужно поесть, а потом отправимся в мой приют. Какие бы глобальные замыслы не строил старикан, решает всё возня с документами. Зато у тебя будет прикрытие не только от неудобных вопросов, но и, что куда важнее, на случай проверки документов. Я думаю, лучше закончить со всеми делами одним днём.

- Всё понятно. Разрешите задать вопрос?

- Да, конечно, спрашивай.

- Уточните мне субординацию в вашем подразделении.

- Чего? – Лила помотала головой, пытаясь перебороть усталость и сосредоточиться на вопросе. Определённо, лексикон у этой девушки был очень и очень странным.

- Порядок подчинения. Главным является мистер Фарнсуорт, вы, я предполагаю, руководите оперативной группой. Порядок взаимодействия, а также функции других участников отряда нуждаются в пояснениях, чтобы я могла определить своё место в новой части.

- Хорошо, тут нет ничего сложного. Мы, межзвёздная курьерская фирма «Планет Экспресс». Гражданская. – Уточнила она на всякий случай. – В штате семеро. Профессор осуществляет общее руководство и занимается техникой, когда захочет его левая пятка. Наземный персонал, трое: Гермес занимается документами, Эми – ремонтом, а Зойдберг – считается у нас доктором. Только потому, что в фирме должен числиться какой-нибудь врач. Курьерская команда тоже трое – я, капитан и пилот, Фрай курьер и мой заместитель, Бендер числится как бы поваром, хотя и делает много чего, порой полезного, порой и не очень. Когда не лень.

- Благодарю за информацию. Теперь я понимаю своё место в подразделении.

- Прошу к столу, мясной рулет. На обед будет как раз мясо, - Бендер захихикал над собственной шуткой, внося еду.

Увидев результат его стараний, Лила вздрогнула, отодвинулась и попыталась перебороть отвращение. По внешнему виду и запаху блюдо больше всего напоминало старый сапог, зажаренный на некондиционном машинном масле и хорошенько приправленный автомобильной полиролью. Учуяв это кулинарное творение даже сквозь сон, Фрай жалобно пробормотал:

- Папа, ну хватит тренировок! Я верю, что ты сможешь приготовить барбекю из пленного коммуниста, потому что после атомной войны это будет единственный источник еды... Но давай, это будет сюрприз, которым ты нас удивишь после Апокалипсиса, сейчас не надо пробовать...

- Эй, Фил, просыпайся! – Лила толкнула его локтем в бок.

- Ай... Хм... – он с трудом открыл глаза. – Ой, что это?

- Похоже, новый рецепт, я не помню подобного... произведения искусства. Катрин, может быть, мы лучше по дороге где-нибудь перекусим?

- Не беспокойтесь, это не займёт много времени. Если еда уже готова, отказываться от неё нецелесообразно. Перед этим, мистер Бендер, вы не могли бы вернуть мой нож? Я благодарна, что вы подобрали моё оружие, однако в дальнейшем оно может мне понадобиться.

Фрай с Лилой внимательно вглядывались в её лицо, пытаясь понять – она тонко издевается или имеет в виду лишь то, что сказала. Но как бы то ни было, после разъяснений Лилы Катрин явно стала чувствовать себя свободней, словно незнание своего места в новой команде её сильно выводило из равновесия. Расстроенный Бендер, до этого железно уверенный, что никто не заметил небольшой кражи, покорно вернул клинок. Спрятав оружие в расклешённый рукав жакета, Катрин приступила к еде, не дрогнув лицом. Мясо, если это было оно, исчезало со скоростью денег на взломанной кредитке. Бендер на это глядел с гордым самодовольством, остальные – со страхом и жалостью. Закончив, Катрин подняла взгляд на робота, сказала:

- Приношу мои извинения, но если у нас ещё есть время – можно повторить? Я потеряла слишком много энергии в бою, прошу простить...

- Да шуми «винтом», рыжая, сейчас всё будет, тут дел на пару бит. И не смотри на этих обалдуев, у них теперь права голоса вообще нет. Вот так вот, получите и распишитесь, неудачники! Моё искусство просто не всем дано понять, оно ждало своего ценителя. Вы просто слишком примитивны для него. Я за добавкой, а вы знаете, что вам надо укусить.

Когда он ушёл, Лила негромко произнесла:

- Кэт, если хочешь продемонстрировать вежливость, совсем не обязательно идти на такие жертвы. Это ведь просто кошмарно, на самом деле, правда?

- Да, хоть Бендер наш друг, но его готовка, пожалуй, самая худшая в этой Вселенной, - поддержал её Фрай.

- Самое худшее – разнесённый из бластера четырёхжаберный пальцеглаз. С гарниром из местных папоротников, запечённых пиропатронами в собственном хитине. Их готовил один арктурианец из взвода связи. Сражение на Четвёртой Бетельгейзе, прошлый год, мы два дня ели это на завтрак и ужин, обеда не было вовсе. А это жаркое вполне ничего, довольно сытное.

- Погоди, ты хочешь сказать, участвовала в боях при Бетельгейзе? – переспросила Лила. Сложившийся, было, образ начал стремительно рушится. Она могла понять, что девочка-сирота, желая добыть денег, рано пошла работать, пусть даже она смогла как-то пробиться в референты достаточно крупного чиновника. Бывают в жизни самые разные случаи. Но как она, при самых невероятных совпадениях, могла оказаться в зоне боевых действий на войне, которой вовсе как бы и не было?

- Именно так. Я выступала в качестве референта и телохранителя полковника нашей разведки.

- Но официально Земля вообще там не замешана, это столкновение между Вегой и Омикронцами.

- Да, так и есть.

Их разговор прервал вернувшийся Бендер. Когда обед был закончен, робот зажёг сигару и произнёс тоном олимпийского чемпиона, взявшего медали сразу в хоккее, баскетболе и синхронном плавании, причём каждый раз – за всю команду:

- Вот так вот, Бендер начинает и выигрывает. Вы просто слишком ограничены, чтобы понять всё моё великолепие. Устами младенца глаголет истина, не так ли?..

Движение успела заметить только Лила. Короткий блеск стали, свист, и Катрин уже спокойно убирает нож, а Бендер сопровождает взглядом куски сигары, падающие на пол. Первым в себя пришёл именно робот, рявкнув во все киловатты своего динамика:

- Кусок мяса, и это твоя благодарность?! Да я ж не посмотрю на приказ...

- Да, это моя благодарность, - голос девушки звучал на удивление спокойно и дружелюбно. – Курение это очень опасная привычка. Для роботов она даже хуже, чем для людей. Как новый участник вашей группы, я обязана заботиться о здоровье младших по званию. Разве вы не знали, что частицы дыма оседают на решётке радиатора, забивают кулеры, что в перспективе ведёт к перегреву и отказу важнейших цепей и устройств...

- Чтобы какая-то малявка читала мне лекции о здоровом образе существования? Да не бывать этому!

К счастью, скандал так и не перерос в драку. Очень вовремя вернувшаяся Эми погнала всю компанию разгружать вещи. Предположения Лилы оправдывались – одежды было много.



следующая страница >>