birmaga.ru
добавить свой файл

1
Понятие ПРАВО – нетрадиционно-философский подход

Юсов П. А.,

кандидат философских наук, доцент
Предлагаемые читателю заметки являются результатом осмысления сегодняшней правовой действительности, полученным в процессе как подготовки, так и преподавания основ философии права в юридическом институте. Публикуемый материал – результат собственных выводов и раздумий, и в данном материале не ставится задача сравнить или проанализировать чьи-либо идеи прошлого и настоящего, не делается попыток ни критиковать чьи-либо точки зрения, ни ссылаться на чьи-либо высказывания или авторитеты. В чем-то высказанные мысли совпадают с ранее опубликованными от имени тех или иных мыслителей, в чем-то, наоборот, они будут им противоречить, но отсутствие как ссылок, цитат или критики не должно восприниматься как неуважение к мысли других или отсутствие авторской аргументации.

Публикуемый материал можно рассматривать как своего рода тезисы к будущей работе по философии права, возможно, либо в форме монографии, либо в форме учебного пособия для юридических специальностей. Философия права в наше время все более и более возвращается на свое почетное место, которое она когда-то занимали в российской юридической школе. Однако опубликованные по этой проблематике работы очень далеки от того, чтобы можно было назвать их учебниками или учебными пособиями, скорее, эти тома написаны для пользования правоведами-теоретиками с уровнем не ниже уже законченной вузовской подготовки, а лучше и аспирантской.

Предлагаемые заметки вызовут массу вопросов со стороны правоведов, даже обвинения в некомпетентности, а может и в невежестве. Но философия и правоведение – слишком разные способы отражения и познания единой правовой действительности, чтобы, предвидя обвинения, отступиться от изложенных взглядов.

1. С гегелевской легкой руки термин философия права вошел в философию, хотя, по существу, он очень условен, так как не может быть философии какой-либо конкретной области бытия или познания. Поэтому правильнее было бы говорить о философском анализе, осмыслении права ли, культуры, природы или еще чего-либо. Философия занимает свое законное место в системе познавательной деятельности наряду с естествознанием, обществознанием, математикой, техническими знаниями или религией. Поэтому лингвистически философия права, общества или чего-либо еще звучит так же несколько нелепо, как религия природы или обществоведение политики или литературы. Для философии, как познания универсума, право может выступать лишь в роли одного из объектов исследования, и в отличие от правоведения (юриспруденции) философия изучает право в самом широком его понимании, начиная от самих понятий права и право и кончая местом и ролью правовой действительности в человеческой жизнедеятельности в целом. Философия не может ограничиться восприятием права как нормативного феномена, а осмысливает все правовое бытие общества как закономерность его функционирования через категории необходимости и случайности, общего и отдельного, системы и элемента, причины и следствия, содержания и формы, статики и динамики общественных отношений.


Объектом философского исследования является вся правовая жизнь общества во всех ее проявлениях: классовых, сословных, национальных и международных, внутренних и внешних, политических и экономических, индивидуальных и групповых. Задача философии не только оценить ныне существующее право или обозначить его границы, охарактеризовать его роль как позитивную, так возможно, и, отрицательную в чем-либо, но и сказать, объяснить каким оно – право – должно быть, но (!) без отрыва от реальности, никак не в форме голого идейного абстракционизма. Право как идею очень условно, чисто теоретически можно анализировать в отрыве от реального человека, ибо право и как идея, и как реальность есть одна из форм отражения общественного бытия, и будучи выраженным в форме голой идеи, понятие право логически окажется понятием с нулевым объемом. Право – вторично по отношению к реальному человеческому общежитию, особенно к сфере труда и производства.

Вторичное разделение труда привело к возникновению профессиональных юристов-правоведов, знатоков права и к правоведению как отрасли юридического знания как в научном, так и в практически-применительном направлении. Правоведение имеет своим объектом всю систему функционирования позитивного права как в прошлом, так и в настоящем и даже в чем-то затрагивает прогнозирование правового будущего во всех трех его составляющих: в правотворчестве, в правоприменении и в правоохранении. Основная задача правоведа – практическая: совершенствование, улучшение существующей правовой системы, включая логико-теоретические разработки, правотворчество и непосредственное функционирование права во всех его проявлениях – государственных, общественных и частных структур, во взаимодействии как специальных органов и учреждений, так и отдельных юридических и частных лиц.

Беда значительной массы «философов от юриспруденции» в том, что они отрывают право от других составляющих жизнедеятельность человечества и представляют его как самостоятельно развивающийся феномен. Они «забыли» о том, что право является одной из форм отражения других сторон общественного бытия и прежде всего экономической.


Задачей теории государства и права, в конечном итоге, является логико-теоретическое обоснование правовых идей и идеалов, целей и моделей права, поиски и обоснование лучших форм и систем функционирования права и правового регулирования общественных отношений, лучших способов государственного устройства, возможностей правового творчества – все это в рамках как существующего, так и прогрессивно мыслимого права, должного и рационального, в конкретных формах понятийного аппарата.

История права – это не столько история самих правоотношений, сколько история возникновения и развития тех или иных форм законодательства и их роли в разные эпохи человеческого бытия, у разных народов и в разных регионах мира, в разных формах государственного устройства, в различных экономических и политических условиях. История права – это сравнительный анализ различных времен и этапов в развитии права в тенденциях как прогресса, так и застоя, в процессе как войны, так и мира, в границах как согласия, так и борьбы классов и социальных групп. В какой-то мере история дает нам возможность не просто сравнивать настоящее и прошлое, но и совершенствовать наше настоящее, созидать завтрашнее будущее. Вполне справедливо, что история не может научить нас тому, каким это будущее должно быть, но история вооружает нас опытом знаний того, каким нечто уже было, и, анализируя это былое с позиций добра и зла, мы получаем уверенность в том, каким наше настоящее не должно быть, мы получаем право отвергать что-либо из этого прошлого, зная уже проявившиеся последствия, или, наоборот, переносить что-либо из прошлого в настоящее, как положительно себя зарекомендовавшее.

Социология видит в праве ценностно-нормативный механизм социальной регуляции. Совокупность правовых организаций и норм в их функционировании – это механизм социального управления и контроля, осуществляемый в различных видах деятельности людей, облеченных различными уровнями и формами правовых полномочий и в своей конкретике опирающихся на нормы права и ожидающих какого-то блага от их реализации. Это исследования в целях прогресса: в какой мере оправдано, с какой степенью общественно-полезной отдачи функционирует существующая правовая система и в чем конкретно обнаруживаются и проявляются ее как достоинства, так и недостатки, противоречия, несовершенства. Социология помогает создать практическую базу для законотворческой деятельности.


Философия в исследовании права не может быть сведена ни к логико-теоретическим поискам правовых конструкций и категорий, ни к историческому анализу прошлого, ни к социолого-аксиологическим исследованиям настоящего. Философия права не может реализоваться и в объединении правоведения, теории, истории и социологии в некую единую конгломеративную систему или на их базе создавать некую синтетическую конструкцию. Философия призвана изучать не само действующее право (законодательство), а реальный правопорядок как элемент общественного бытия во всех его проявлениях: идейно-теоретическом и практическом, законопослушном и нигилистическом. В какой-то мере было бы справедливо философию права считать стратегией, а правоведение и иже с ним – тактикой при анализе правовой действительности. Задача философии – рассматривать правовую жизнь общества как сложную, многогранную, разнонаправленную систему идей и реальных общественных отношений и не только правовых, во всей их совокупности и функционировании в системе политических, экономических, национальных и иных форм общественного человеческого бытия. Для философии право проявляется как реализация мирового порядка в человеческом бытии. Смысл же человеческого бытия надо видеть в том, чтобы воплотить мировую гармонию в обществе, слить в единую систему порядок мироздания и порядок человеческого бытия, который при осознании его человеком становится закономерным продолжением первого.

2. Право – это достаточно объемное понятие и по содержанию далеко не однозначное. Философия не может ограничиться узким правоведческим определением этой категории. Правоведческий взгляд на право ограничивается, с одной стороны, совокупностью всего имеющегося законодательного и иного нормативного материала как идеально-понятийного выражения должного применительно к поведенческой деятельности людей; с другой – правообеспечивающей системой государственных органов и учреждений и иных структур, в той или иной мере заставляющих людей соблюдать эти нормы в системе своих отношений; и в-третьих, – всей правотворческой системой, обеспечивающей совершенствование имеющейся нормативной базы и творящей и издающей новые нормы по мере их реальной или видимой необходимости. Правовед смотрит на право изнутри, будучи сам элементом правовой системы. Для правоведа в самом общем виде является априорным постулат: нет закона (нормы) – нет и права.


Философский подход к праву как одной из форм человеческого бытия не может ограничиваться такой «узостью» правоведческого подхода. Философия как мировоззренческое, мироосмыслительное знание всеобщего характера обязана выйти за пределы правоведения. Философия включает в объект своего исследования и право реальное, и способы его функционирования и творчества. Но право, возникнув, вторглось в области человеческих отношений совсем неправового характера: семейно-родовые, экономические, национальные, политические и т. д. Право в философском осмыслении – это не только иметь права, санкционированные государственной системой, но быть правым, иметь правоту – правду. Быть правым – это значит думать и поступать по совести, справедливо, это значит быть честным перед собой и людьми, это значит обладать некой истиной. Наверное, не зря и Ярослав и П. Пестель назвали свои проекты законов для Руси «Правдой».

В общее понятие право необходимо вкладывать два понятия: право и права. Последнее трудно определить однозначно, ибо по принадлежности оно очень субъективно. Индивид обладает правами как возможностью поступать должным для него образом в силу необходимости удовлетворения своих потребностей, в целях своего жизнеобеспечения. Это то право, которое, по выражению В. Гегеля, предшествует закону.

Право в некотором смысле равносильно безличному предложению. Это существительное среднего рода, не имеющее формы множественного числа. В пределе – это чистая абстракция: идея, оторванная от носителя прав – человека; совокупность норм, изобретенных людьми и в чем-то направленная против людей; и чем дальше во времени развивалась человеческая история, тем дальше от субъекта отрывались его права, заменяясь обязанностями. Право – это нормативная форма, выражение отчужденных прав индивида.

Еще одна необходимая составляющая содержания права, с точки зрения философии, – это сама реальность человеческого бытия, выраженная в поведении людей, в их реальных, а не прописанных в норме, отношениях как человека к человеку, как человека к вещи, как отношения к природе, его окружающей. В реальном поведении сталкиваются и естественные права индивида, данные ему самой природой, и права волеустановленные, предписанные человеком человеку. Взаимоотношения естественных и законоустановленных прав – это всегда конфликт, и, судя по статистике преступности, разрешаемый далеко не всегда в пользу законодателя.

Что мы можем характеризовать как естественное право (права) человека? Это, наверное, прежде всего определенное психическое состояние, чувство уверенности, сопряженное с знанием о том, как он должен, может поступать сам по себе, чтобы удовлетворить свои потребности. Естественные права человека – это реальные возможности субъекта приводить себя в действие, когда речь идет о необходимости самого жизнеобеспечения, о сохранении жизни как единичной, видовой, так и родовой, – если речь идет о продолжении и сохранении рода. В определенном смысле наличие таких естественных прав в их обобщении, совокупности как аналогия с общественным, можно назвать животным правом. Понятие животное здесь очень хорошо отражает естественно-биологическую направленность этих прав, которых, в сущности, всего несколько и которые все суть проявления одного первичного права: права на жизнь, если уж природе понадобилось произвести меня на свет. Это право на самосохранение или на самозащиту во всех доступных мне формах; право на добычу пищи всеми доступными мне способами; право на занятие жизненного пространства и его защиту от тех, кто может мне мешать или покушаться на мою территорию; и право на продолжение рода, выражающееся в доступных мне способах найти особь противоположного пола и обеспечить рождение и сохранение потомства. Все остальное – это уже порождения культуры, формы очеловечивания способов реализации первичных, животных прав. Перефразируя Т. Гоббса, можно сказать, что естественные права – это право, когда господство человека над человеком еще не создано. Естественные права по своей принадлежности индивидуальны, субъективны. Они выражают потребность индивида реализовать свои права через самого себя и для самого себя, реализовать себя в своем бытии и для самого себя. Без прав естественных, животных не может быть никакого иного права вообще. Животное право – это право самого себя по отношению к самому себе и проявляющееся в деятельности самого себя для самого себя. Здесь сливаются субъект и объект в одно целое, хотя с рождением, например, ребенка и с возникновением, пускай примитивной, но семьи, начинается правовое отчуждение в пользу другого, оборачивающееся обязанностями и приводящее в будущем к волеустановленному праву. В животном праве права и долг совпадают, образуют единое целое, эти права вытекают из долга жизнедеятельности, долга, возложенного на индивида самой природой – иначе смерть, выбытие из бытия и прекращение всяких прав.


Позитивное право, или то, что в общем в наше время под ним понимается, в конечном итоге, есть система человеческих законоустановлений как волеизъявления творца-законодателя, норм, в которых в императивной форме устанавливаются границы поведенческой свободы индивидов или объединений индивидов. Потребности человеческого бытия порождают право как формы организации жизнедеятельности людей, потребности общественного бытия, выступая уже самостоятельно в форме права, с необходимостью ограничивают права индивида. Аналогично законам логики право можно представить в виде наличия достаточных оснований у кого-либо для удовлетворения своих потребностей определенными способами.

Право, перефразируя И. Канта, порождает совокупность условий, при которых произвол одного индивида уравновешивается произволом других людей. Иначе говоря, право – это один из способов жизнедеятельности общества, заключающийся в стремлении людей действовать, минимально мешая друг другу. Сложившееся право – это способ отражения естественных прав как функциональных возможностей и способов самореализации индивида в коллективно-общественных условиях его бытия, когда права индивида сталкиваются с такими же правами других индивидов, и война всех против всех перерастает в свою противоположность: в превалирование общественного, коллективного над индивидуальным. Отдельный субъект с его правами стал выступать элементом целого, точнее, средством самосохранения целого общественного организма: рода, племени и т. д. Общество стало подобием пчелиной семьи: его самоцель – это община, человечество, а не отдельный индивид. Последний становится средством для самосохранения целого. Развившееся право стало способом обеспечения и сохранения общественного спокойствия, мира, устойчивости его структурности и т. п. Общество подобно живому организму, где право становится неким лекарственным препаратом, вырабатывающим у людей нечто вроде иммунной системы, которая контролирует порядок жизнедеятельности общественного целого, и когда становится необходимо, право помогает восстановить этот правильный порядок, устраняя пораженные участки, стороны общественного организма, которые в противном случае могут привести к гибели живой организм человечества.


Высшей формой проявления права является закон. Вместе с тем понятие закона является и высшей формой достижений человечества в процессе познания мира. Поэтому содержание понятия закон в праве и науке далеко не равнозначно. Закон в естествознании отражает предельную степень необходимости в системе причинно-следственных связей, которые в самом принципе не могут быть нарушены, поскольку обусловлены самим внутренним ходом бытия явлений природной действительности. Закон как правовая норма тоже стремится выразить такие отношения между людьми, которые не должны бы нарушаться, но правовая норма есть выражение воли человека, что является инобытием субъективности, а значит может быть нарушен, и последствия его нарушения могут вообще не отразиться на судьбе нарушителя: не пойман – не вор.

Кроме того, законы одной человеческой общности могут оказаться неприемлемыми для другой подобной общности, закон-норма теряет значение всеобщности. Таким образом, правовой закон хотя и стремится к высшей форме всеобщности и обязательности в форме императивности, в сущности, не может равняться природной необходимости и обязательности. Право имеет еще одну очень существенную черту, заключающуюся в том, что оно выражает не только права человека, констатируемые в нормах. Функционируя в правовых отношениях, право, как возможность что-либо делать или не делать, оборачивается своей противоположностью – обязанностью, или императивным исключением всякой свободы воли. Право на труд после поступления на работу превращается в противоположность – обязанность труда. Право диалектически превращается в свое инобытие, в свою противоположность. Следовательно, может прав великий Протагор, называя закон тираном, принуждающим людей поступать вопреки природе. Он справедливо отрицал абсолютную значимость писанных законов: в отличие от законов природы, люди, создавая свои законы, сами же вносят в них изменения, а то и прямо отменяют и заменяют другими. Правовой закон в сравнении с естественным теряет самое главное – свойство абсолютности, причинной необходимости, строгой обязательности.


3. Право, возникнув как надстроечное явление, генетически вторичное по отношению к общественному бытию, приобретает относительную самостоятельность не только в том, что оно как система в своем механизме функционирует самостоятельно, автономно. Право обладает значительным потенциалом воздействия на жизнедеятельность общества. Это воздействие тем более значительно, если право действует в том же направлении, в каком идет объективный процесс общественного развития. Тогда оно способно значительно ускорить ход общественного прогресса, с одной стороны, и помогает избежать множества ошибок и тупиковых направлений в развитии, с другой стороны.

Таким образом, правовая жизнь – это одна из форм отражения в сфере общественного бытия. Право же выступает как юридическая категория, отражающая поведенческие стороны в жизнедеятельности человеческого общества в форме запретов и ограничений, предписаний и разрешений, имеющих целью регулирование и охрану сложившихся общественных отношений как в их настоящем бытии, так и в поступательном движении.

Право как система законодательства само по себе функционировать не может, поэтому говорить о том, что закон что-то или кого-то защищает – это метафора, равносильная заявлению о том, что совесть или молитва может вытащить меня из проруби. Право проявляется через деятельность человека в системе общественных отношений. Право как регулирующая система вторгается практически во все сферы человеческих отношений, поэтому последние можно разделить на два вида. Во-первых, отношения специфически правовые, которые без наличия правовых уложений вообще возникнуть не могут, не существуют; во-вторых, общественные отношения, в отдельные стороны которых право вторгается со своими регулирующими функциями, но которые тем не менее вполне самостоятельны, так как основаны не на правовой, а на иных формах деятельности: экономической, политической, религиозной, научной, творческой и т. п.

Правовые отношения можно обозначить как отношения между субъектами в процессе функционирования правовой системы. Это отношения между людьми, возникающие по необходимости, когда один человек вынужден к другому человеку непосредственно или опосредованно применять специальные правовые санкции (требования): это суть отношения субординации в различного рода службах, основанных на подчинении и исполнении каких-либо функций; отношения при исполнении различного рода договоров, обязательств; отношения в сфере судопроизводства или дознания, в службах исполнения наказаний и вообще – везде, где возможно проявление чьих-либо властных функций. Это, наконец, отношения, возникающие при несоблюдении норм, предписаний, законов и т. п., или, тем более, при прямом их нарушении. Когда закон соблюдается и жизнь идет своим порядком, тогда мы и не задумываемся над тем, что мы участвуем в каких-то особых отношениях, регулируемых правом. Но стоит праву быть нарушенным, возникнуть конфликту, сразу обнаруживается их правовая специфика, т. к. при разрешении подобных конфликтов и противоречий их участники обращаются к нормам права. В определенном смысле можно сказать, что право ощутимо включается и проявляется лишь при его отрицании, при проявлении нигилистических отношений к нему. В таких случаях право с необходимостью обнаруживает свое бытие. Право, возникнув исторически, на нынешнем этапе развития общества опирается на прямую необходимость, которой подчинена система общественных отношений.


4. Говоря о возникновении, происхождении права, мы можем говорить лишь только о так называемом позитивном праве, ибо естественные права человека не нуждаются в волеустановлении. Право волеизъявленное, законом установленное появляется лишь тогда, когда люди дошли до этой идеи как отражении потребности в регулировании их общественных отношений. Позитивное право суть изначально общественное явление, и возникает оно не в любом обществе и не в любое время, а только на определенном уровне или этапе общественного развития, когда противоречия в реализации субъктивно-естественных прав индивидов начинают угрожать сохранению целого: коллектива, системы общественного бытия человека. Возникновение права является следствием не идеи, не чьей-либо воли и тем более не свободы как некой абстрактной категории, а практической, повседневной жизнеобеспечивающей деятельности людей. Корни у права общественные, а не групповые и тем более не индивидуальные. Право и тем более идеи права не нужны одиноко живущему человеку или небольшой группе дикарей, где в основном господствует «право» силы как проявления животного начала в отношениях этих человеческих особей.

Право позитивное возникает для того, чтобы ограничивать проявление индивидуальных естественных претензий в отношениях человека с человеком, из осознания необходимости введения каких-то ограничений. Право возникает как превращение субъективных естественных прав в общественные, коллективно волеизъявленные и общественно волеустановленные. Иначе говоря, позитивное право – это инобытие естественных прав индивидов, направленное во вне, на других людей. Право с его идеями, ограничениями и институтами возникает тогда, когда моя жизнедеятельность начинает в чем-то мешать другим людям, и тогда у этих последних возникает мысль: на каком основании я в чем-то ущемляю их интересы, имею ли я право это делать? Когда мои действия в чем-либо начинают мешать другим людям, в чем-то им противоречить и т. п., они начинают мне противодействовать, ибо они обладают такими же правами, как и я. Возникает объективно общественная потребность сохранить целое – коллектив – ограничением, ущемлением поведенческо-правовых претензий отдельных людей. Мои естественные права в их реализации далеко не всегда требуют внешнего вмешательства нормативного права, а лишь тогда, когда мое индивидуальное поведение начинает угрожать самосохранению общественного организма, приобретают то, что будет названо позднее признаками общественной опасности.


Позитивное право возникает как попытка со стороны одних людей (класса, сословия, государства и т. п.) ограничить права других людей в том, чтобы реализация своих прав этими другими не мешала реализации таких же прав первыми – «одними». В идеале позитивное право оборачивается попыткой согласовать права всех и каждого в системе их общественного бытия. Позитивное право возникает там и тогда, где и когда у индивида или группы индивидов при реализации их претензий и потребностей появляется возможность не считаться с такими же возможностями и претензиями других, с потребностями общественными, когда отдельные индивиды начинают манкировать общественные интересы и появляется необходимость в том, чтобы поставить этих индивидуалов на место и не противоречить задачам общественного бытия как целого.

Право возникает как средство защиты человека от человека, из необходимости противостоять злу, бессовестности, бесчестию, насилию, лживости и т. п., которые возникают в отношениях между людьми. Право становится необходимым инструментом (достаточным основанием), чтобы ограничить претензии дурака, вообразившего себя гением, на занятие определенного поста на общественной лестнице, претензии наглеца на роль порядочного человека, претензии лжеца и мошенника на роль честного человека или на выполнение работ, связанных с охраной общественного имущества и т. п. Два умных и честных человека не нуждаются, в сущности, в праве, так как всегда смогут договориться, найти компромисс. Умный и дурак не договорятся, но умный сумеет глупость дурака обернуть против него самого. Два дурака не смогут договориться: глупости несовместимы между собой – между ними антагонизм, в их взаимной борьбе одна из сторон обязательно избавится от другой, а затем она же и от самое себя.

Законодатель, издавая норму (закон), ограничивает мои права по своему усмотрению, хотя и с учетом некоторой объективной необходимости. Таким образом возникает право как явление – совокупность норм, их система. Задачей права является ограничение прав субъекта; право – это всегда покушение на свободу. Право возникает как найденный людьми способ самосохранения целостности общественных отношений, общественного бытия как самоцели. Самосохранение общества как самоцель – это основная, сущностная причина появления права. Потребности, вытекающие из условий бытия, порождают формы права на это бытие. Несмотря на множественность методологических подходов и теоретических позиций, в самом общем виде появление позитивного права подчиняется нижеследующей схеме: человек изначально суть существо общественное, поэтому всю жизнь он проводит среди других людей, вступая в самые разнообразные отношения с ними, в зависимости от структуры той или иной человеческой общности, и где у индивида в конце концов обнаруживается так мало реальных прав, но сваливается на его голову масса обязанностей.


В семейных, родовых отношениях вполне хватает авторитета старших членов семьи или рода для сохранения порядка в общине. Подрастающее поколение de facto признает право старшего руководить собой молодым, не называя это правом и не думая о de jure, и тем более о de theoriae, а исходя из реального превосходства знаний и опыта старшего, который не всегда может четко и однозначно подсказать как надо что-либо сделать, но прекрасно знает как не надо что-то делать, поскольку это уже испробовано, и именно эта сторона реализуется в форме табу, запретов.

Когда семейно-родовые сообщества перерастают в межродовые, племенные и т. п., простого авторитета старших и некоторых форм запретов начинает не хватать. Во-вторых, в племенных сообществах возникают противоречия межродового и иного характера. Возникает необходимость в таком устройстве, которое находит отражение в обычном праве, а для управления общественными отношениями создаются иные действенные формы власти: племенные советы старейшин и т. п. как зачаток будущих представительных органов. Их решения начинают иметь императивный характер для всех членов племени, независимо от семейной или родовой принадлежности. Далее с необходимостью возникает то, что впоследствии мы назовем санкциями, чтобы обеспечить господство общеплеменного над семейно-родовым, тем более над просто групповым или индивидуальным.

По мере дальнейшего развития общественных отношений все более возрастает необходимость подчинения группового и, тем более, индивидуального общественному, как единичного или отдельного общему и целому. С возникновением межплеменных объединений, с возникновением народов и стран все более ощутимыми становятся противоречия межродового, межкланового, межплеменного характера. Обычного права все более и более начинает не хватать, чтобы удержать в единстве противоположности центробежных и центростремительных тенденций и конфликтов. Позитивное право и государство возникают там и тогда, где и когда у отдельного индивида или группы появляется возможность не выполнять предписания общества, противопоставляя свои узкие цели и интересы общественным, и когда возникает необходимость в их подчинении в целях сохранения целого. Создаваемые нормы-законы становятся императивно подчиняющими, общеобязательными для исполнения независимо от семейной, племенной или иной принадлежности индивида или группы. Государство становится тем властвующим аппаратом, который сохраняет целое, державу даже в ущерб групповому и, тем более, индивидуальному. Отдельный индивид, группа, семья и т. п. становятся средством сохранения целого: общества, народа, страны.


Развитие экономических отношений, возникновение частной собственности, классов, сословий привели к возникновению частного права, т. к. экономика стала нуждаться в социально-правовом регулировании. Защита собственности, передача прав собственности другим лицам, регулирование отношений классов и т. д. потребовали с необходимостью специальных норм позитивного права; возникновение государств, народов, стран потребовали возникновения как внутригосударственных, так и международных норм, которые регулировали бы эти отношения. Развитие всевозможных форм общественных отношений, вторгающихся с необходимостью в общественное бытие людей нашего времени, порождают с такой же необходимость и новые формы регулирования новых отношений, а это автоматически порождает задачи развития и совершенствования права. Развитие всех форм общественных отношений с необходимостью сопровождается развитием и всех форм регуляции этих отношений, системы права.

Аннотация

Introducing of the course of Philosophy of Low into education legal system is a returning to the best traditions of Russian Low School. Philosophy of Low can’t be limited by positive definition of law, studies it from all part, in all appearances, in all value of legal life of society. For the philosophy law is the element of culture as one of the forms of human activity. Law in its genesis is historically, it means that, it is being created by people there, where social structure identifies the lock of rules from the part of traditions and morality for ruling of social processes and for saving order in social relationships.