birmaga.ru
добавить свой файл

1
ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РИСКА И УРОВЕНЬ ПСИХОСОЦИАЛЬНОГО СТРЕССА У МУЖЧИН


Комиссарова И.Н., Осипова И.В., Пырикова Н.В.

ГБОУ ВПО АГМУ Минздравсоцразвития России, г.Барнаул

Цель: выявить особенности поведенческих факторов риска у работников локомотивных брига с разным уровнем психосоциального стресса.

Методы исследования: Обследовано 224 мужчины (машинисты и помощники машинистов) в возрасте 22-55 лет. Проводился анализ факторов риска сердечно– сосудистых заболеваний, социально–бытовых условий, профессиональных факторов, оценка психоэмоционального статуса (шкалы: психосоциального стресса Ридера, HADS, Спилберга–Ханина, стресс – тест «Математический счет»). По результатам шкалы самооценки Ридера были сформированы 3 группы: с высоким уровнем стресса (1–я группа – 16,1%, со средним уровнем (2–я группа – 44,6%) и с низким уровнем (3–я группа– 39,3%).

Результаты. В 1–й группе мужчины были старше на 7,4 лет (p<0,01), во 2–й группе на 4,2 лет (р<0,01), чем мужчины в 3–й группе. Среди обследуемых в 1–й и 2–й группах преобладали машинисты (77,8 и 65,0%, р<0,01), в 3–й группе - помощники машинистов (56,8%). В 1–й группе общий стаж работы был больше на 4,6 лет (р=0,01) и на 8,7 лет (p<0,001), чем во 2–й и 3–й группе. В 1–й группе в 8,3 раза чаще (р=0,02) встречались лица с неполным высшим образованием, в отличие от 2–й группы. При этом в 1–й и 2–й группе встречалось больше женатых на 23,7 (p=0,01) и 14,8% (р=0,02), чем в 3–й группе. Ранний анамнез сердечно – сосудистых заболеваний встречался в 1–й группе в среднем в 2,3 раза чаще (p=0,01;p=0,02), в отличие от 2–й и 3–й группы. Недостаточное употребление овощей и фруктов во 2–й и 3–й группах встречалось реже в 2,8 (p=0,02) и 8,2 раз (p<0,01), чем в 1–й группе. У мужчин с высоким уровнем стресса индекс массы тела превышал на 2,8 кг/м² показатель во 2–й и 3–й группах (p=0,01;р=0,02). В 1-й группе употребление алкоголя выше допустимых значений, встречалось в 2,7 раза чаще (p=0,02), чем в 3–й группе. Вне зависимости от уровня стресса все мужчины курили с одинаковой частотой (33,3; 49,0 и 40,0%), причем на рабочем месте в 1,5 раза чаще, чем в выходной день (р<0,01). Недостаточный отдых и сон менее 7 часов в 1-й группе встречался в 3,1 раза чаще (р=0,02), чем в 3–й группе. Наезды на людей имели место в 1–й группе в 1,8 раза чаще (р=0,002), чем во 2–й группе и в 2 раза чаще (р=0,0007), чем в 3–й группе. У мужчин в 1–й группе в 3 раза чаще (р=0,02) выявлялась скрытая артериальная гипертония, в отличие от 2–й и 3–й. В 1–й и 2–й группе субклиническая тревога встречалась в 10,6 (р<0,001) и 7,9 раза чаще (р<0,001), чем в 3–й группе. В 1–й группе субклиническая депрессия встречалась в 4,9 (р=0,02) и в 5,7 раз чаще (р=0,009), по сравнению со 2–й и 3–й группой. В 1–й и 2–й группе были выявлены случаи клинической тревоги (8,6 и 2,0%) и депрессии (2,8 м 1,0%), а у мужчин 3–й группы не встречалась вовсе. Умеренная личностная реактивная тревожность в 1-й группе встречалась в 1,7 (р=0,02) и в 1,5 раз чаще (р=0,04), в отличии от 2–й и 3–й группы.

Таким образом, высокий психосоциальный стресс ассоциирован с более старшим возрастом, уровнем образования, семейным положением, ранним сердечно – сосудистым анамнезом и острыми стрессовыми ситуациями, что приводит к нерациональному питанию, увеличению массы тела, злоупотреблению алкоголем, недостаточному сну, субклинической, клинической тревоги и депрессии.