birmaga.ru
добавить свой файл

  1 2 3 ... 36 37

* * *

В томе печатается 23 документа, впервые включенных в Сочинения В. И. Ленина. Из них 21 документ ранее был опубликован в Ленинских сборниках и в периодической со­ветской и партийной печати. Два документа публикуются впервые — «Постановление Политбюро ЦК РКП(б) по вопросу о попытке Антанты начать торговые сношения с Россией при посредстве русской кооперации» и «Постановления Политбюро Τ TTC РКП(б) в связи с нарушением партийной дисциплины членами фракции ВЦСПС».

Значительная часть документов, впервые включенных в Сочинения, представляет собой проекты партийных решений и директив. К ним относятся «Директива Политбю­ро ЦК РКП(б) по вопросу о Рабочей инспекции», «Указания о работе агитационно-инструкторских поездов и пароходов», «Замечания к проекту тезисов Троцкого «Оче­редные задачи хозяйственного строи-

XXIV ПРЕДИСЛОВИЕ

тельства»», «Дополнения к проекту положения о субботниках» и два документа об ук­раинской партии боротьбистов — «Проект резолюции об украинской партии боротьби-стов», «Замечания к резолюции Исполнительного Комитета Коммунистического Ин­тернационала по вопросу о боротьбистах».

Среди новых документов большой интерес представляют «Речь на Четвертой конфе­ренции губернских чрезвычайных комиссий 6 февраля 1920 года» и «Речь на совеща­нии председателей губернских и уездных исполкомов 1 февраля 1920 года». Пять до­кументов отражают деятельность Ленина в Совете Народных Комиссаров и Совете Ра­бочей и Крестьянской Обороны — «О транспортном отделе ВЧК. Проект постановле­ния Совета Обороны», «Заметки по поводу проекта положения о премировании рабо­чих и служащих», «О суде над несовершеннолетними», «О мерах улучшения организа­ции советских хозяйств. Проект постановления СНК», «Заметки по поводу декрета о трудовом продовольственном пайке».

Три документа посвящены внешней политике Советской республики и проблемам международного рабочего и коммунистического движения — «Проект постановления Политбюро ЦК РКП(б)», «Беседа с корреспондентом американской газеты «The World» Линкольном Эйром» и «Предисловие к английскому изданию брошюры «Пролетарская революция и ренегат Каутский»».


В разделе «Подготовительные материалы» печатается 6 документов: «Замечания к проекту декрета о реквизициях и конфискациях», «Письмо П. И. Попову (О потребле­нии населения РСФСР до и после Октябрьской революции)», «Проект постановлений Совета Обороны о положении транспорта», «Приписка к постановлениям Совета Обо­роны о положении транспорта», «О льготах для рабочих по ремонту паровозов. Проект постановления СНК», «Замечания на проект резолюции Французской социалистиче­ской партии» и в «Приложениях» — «Личная карточка члена Московского Совета».

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС



В. И. ЛЕНИН

1920

ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА

В сборнике социалистов-революционеров «Год русской революции. 1917—1918» (Москва. 1918. Московское издательство «Земля и Воля») помещена замечательно ин­тересная статья Н. В. Святицкого: «Итоги выборов во Всероссийское учредительное собрание (предисловие)». Автор дает цифры по 54 избирательным округам из общего числа 79.

В состав обследования автора вошли почти все губернии Европейской России и Си­бири. Не вошли из этого числа губернии: Олонецкая, Эстляндская, Калужская, Бесса­рабская, Подольская, Оренбургская, Якутская и Донская.

Мы приведем сначала основные итоги, опубликованные Н. В. Святицким, а затем рассмотрим политические выводы, которые из этих данных вытекают.

I

По 54 округам было подано всего в ноябре 1917 года 36 262 560 голосов. Автор при­водит цифру 36 257 960, распределенную по 7 областям (плюс армия и флот), но итог приводимых им цифр по отдельным партиям дает именно указанную мной цифру.

Распределение по партиям таково: эсеры русские получили 16,5 миллионов голосов, а если присоединить

В. И. ЛЕНИН

эсеров других наций (украинских, мусульманских и пр.), то 20,9 миллионов, т. е. 58%.


Меньшевики получили 668 064 голоса, а если прибавить сюда аналогичные группы «народных социалистов» (312 тыс.), «Единства» (25 тыс.), кооператоров (51 тыс.), ук­раинских социал-демократов (95 тыс.), украинских социалистов (507 тыс.), немецких социалистов (44 тыс.) и финских социалистов (14 тыс.), то получим итог 1,7 миллиона.

Большевики получили 9 023 963 голоса.

Кадеты получили 1 856 639 голосов. Прибавляя к ним «союз земельных собственни­ков и землевладельцев» (215 тыс.), «правые группы» (292 тыс.), старообрядцев (73 тыс.), националистов: еврейских (550 тыс.), мусульманских (576 тыс.), башкиров (195 тыс.), латышей (67 тыс.), поляков (155 тыс.), казаков (79 тыс.), немцев (130 тыс.), бело­русов (12 тыс.) и «списки разных групп и организаций» (418 тыс.), получаем итог по­мещичьих и буржуазных партий 4,6 миллиона.

Известно, что эсеры и меньшевики шли в блоке в течение всего периода революции с февраля по октябрь 1917 года. Кроме того все развитие событий и за это время и по­сле него доказало определенно, что обе эти партии вместе представляют мелкобуржу­азную демократию, которая так же ошибочно мнит и называет себя социалистическою, как и все партии II Интернационала.

Объединяя три основные группы партий на выборах в Учредительное собрание, мы получаем такой итог:

партия пролетариата (большевики) 9,02 миллиона = 25%

партии мелкобуржуазной демократии (социалисты-
революционеры, меньшевики и т. п.) 22,62 » = 62%

партии помещиков и буржуазии (кадеты и т. п.) 4,62 » = 13%

Всего 36,26 миллиона = 100%

ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА 3

Приведем теперь данные, которые Н. В. Святицкий дает по областям:

Число поданных голосов в тысячах

Области* за эсеров „. г „. за о/

. л ι / ч % большеви- % % всего

(и армия отдельно) (русских) кадетов


Северная 1140,0 38 1177,2 40 393,0 13 2 975,1

Центрально-

Промышленная 1987,9 38 2 305,6 44 550,2 10 5 242,5

Поволжско-Черноземная

4 733,9 70 1115,6 16 267,0 4 6 764,3

Западная 1242,1 43 1282,2 44 48,1 2 2 961,0

Восточно-Уральская 1547,7 43 (62%**) 443,9 12 181,3 5 3 583,5

Сибирская 2 094,8 75 273,9 10 87,5 3 2 786,7

Украина 1878,1 25(77%***) 754,0 10 277,5 4 7 581,3

Армия и флот 1885,1 43 1671,3 38 51,9 1 4 363,6

Из этих данных видно, что большевики были, во время выборов в Учредительное собрание, партией пролетариата, эсеры — партией крестьянства. В чисто крестьянских районах, великорусских (Поволжско-Черноземный, Сибирь, Восточно-Уральский) и украинском, эсеры имели 62—77% голосов. В промышленных центрах большевики имели преобладание над эсерами. Это преобладание преуменьшено в тех порайонных данных, которые привел Н. В. Святицкий, ибо наиболее промышленные округа соеди­нены у него с малопромышленными и вовсе непромышленными. Погубернские

Автор не совсем обычно разделил Россию на районы: Северный: Архангельская, Вологодская, Петроградская, Новгородская, Псковская, Лифляндская. — Центрально-Промышленный: Вла­димирская, Костромская, Московская, Нижегородская, Рязанская, Тульская, Тверская, Ярославская. — Поволжско-Черноземный: Астраханская, Воронежская, Курская, Орловская, Пензенская, Са­марская, Саратовская, Симбирская, Тамбовская. — Западный: Витебская, Минская, Могилевская, Смоленская. — Восточно-Уральский: Вятская, Казанская, Пермская, Уфимская. — Сибир­ский: Тобольская, Томская, Алтайская, Енисейская, Иркутская, Забайкальская, Приамурская. — Ук­раина: Волынская, Екатеринославская, Киевская, Полтавская, Таврическая, Харьковская, Херсонская, Черниговская.

Цифра в скобках, 62%, получается Святицким при добавлении мусульманских и чувашских эсеров. Цифру в скобках, 77%, даю я, добавляя украинских эсеров.


В. И. ЛЕНИН

данные, приводимые Святицким для партий эсеров, большевиков, кадетов и затем «на­циональных и других групп», показывают, например, следующее:

в Северной области преобладание большевиков кажется ничтожным: 40% против 38%. Но в этой области соединены непромышленные округа (губернии Архангельская, Вологодская, Новгородская, Псковская), где преобладали эсеры, и промышленные: Петроград столичный — 45% большевиков (по числу голосов), 16% эсеров; Петроград­ская губерния — 50% большевиков, 26% эсеров; Лифляндская — 72% большевиков, 0 эсеров.

Из губерний Центрально-Промышленной области Московская дала 56% большеви­ков, 25% эсеров; Московский столичный округ — 50% большевиков, 8% эсеров; Твер­ская губерния — 54% большевиков, 39% эсеров; Владимирская — 56% большевиков, 32% эсеров.

Отметим мимоходом, как смешны перед лицом таких фактов речи о тем, будто большевики имели и имеют за собой «меньшинство» пролетариата! А эти речи слышим мы и от меньшевиков (668 тыс. голосов, а с добавлением Закавказья еще 700—800 ты­сяч против 9 миллионов у большевиков) и от социал-предателей II Интернационала.

II

Как же могло произойти такое чудо, как победа большевиков, имевших 1Ц голосов, над мелкобуржуазными демократами, шедшими в союзе (коалиции) с буржуазией и вместе с ней владевшими 3/4 голосов?

Ибо отрицать факт победы теперь, после двух лет помощи Антанты — всемирно-могущественной Антанты — всем противникам большевизма, просто смешно.

В том-то и дело, что бешеная политическая ненависть потерпевших поражение, в том числе всех сторонников II Интернационала, не позволяет им даже поставить серь­езно интереснейший исторический и политический вопрос о причинах победы больше­виков. В том-то и дело, что «чудо» есть тут лишь с точки зрения вульгарной мелкобур­жуазной демократии, вся глубина невежества

ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА 5


и предрассудков каковой демократии разоблачается этим вопросом и ответом на него.

С точки зрения классовой борьбы и социализма, с этой точки зрения, покинутой II Интернационалом, вопрос разрешается бесспорно.

Большевики победили, прежде всего, потому, что имели за собой громадное боль­шинство пролетариата, а в нем самую сознательную, энергичную, революционную часть, настоящий авангард этого передового класса.

Возьмем обе столицы, Петроград и Москву. Всего голосов в Учредительное собра­ние подано было в них 1765,1 тысяч. Из них получили:

эсеры 218,0 тысяч

большевики 837,0 »

кадеты 515,4 »

Сколько бы мелкобуржуазные демократы, называющие себя социалистами и социал-демократами (Черновы, Мартовы, Каутские, Лонге, Макдональды и К0), ни разбивали себе лба перед богинями «равенства», «всеобщего голосования», «демократии», «чис­той демократии» или «последовательной демократии», от этого не исчезнет экономиче­ский и политический факт неравенства города и деревни.

Это — факт неизбежный при капитализме вообще, при переходе от капитализма к коммунизму в частности.

Город не может быть равен деревне. Деревня не может быть равна городу в истори­ческих условиях этой эпохи. Город неизбежно ведет за собой деревню. Деревня неиз­бежно идет за городом. Вопрос только в том, какой класс, из «городских» классов, су­меет вести за собой деревню, осилит эту задачу и какие формы это руководство города примет.

Большевики имели за собой в ноябре 1917 года гигантское большинство пролетариа­та. Конкурирующая с ними, среди пролетариата, партия, партия меньшевиков, была разбита к этому времени наголову (9 миллионов голосов против 1,4, если сложить 668 тыс. и 700—800 тыс. Закавказья). И притом разбита была эта

В. И. ЛЕНИН

партия в пятнадцатилетней борьбе (1903—1917), которая закалила, просветила, органи­зовала авангард пролетариата, выковав из него действительно революционный аван­гард. И притом первая революция, 1905 года, подготовила дальнейшее развитие, опре­делила практически взаимоотношение обеих партий, сыграла роль генеральной репе­тиции по отношению к великим событиям 1917—1919 годов.


Мелкобуржуазные демократы, называющие себя «социалистами» II Интернациона­ла, любят отделываться от серьезнейшего исторического вопроса сладенькими фразами о пользе «единства» пролетариата. За этим сладеньким фразерством они забывают ис­торический факт накопления оппортунизма в рабочем движении 1871—1914 годов, за­бывают (или не хотят) подумать о причинах краха оппортунизма в августе 1914 года, о причинах раскола международного социализма в 1914—1917 годах.

Без серьезнейшей и всесторонней подготовки революционной части пролетариата к изгнанию и подавлению оппортунизма нелепо и думать о диктатуре пролетариата. Этот урок русской революции надо бы зарубить на носу вождям «независимой» германской социал-демократии , французского социализма и т. п., которые хотят теперь вывер­нуться посредством словесного признания диктатуры пролетариата.

Далее. Большевики имели за собой не только большинство пролетариата, не только закаленный в долгой и упорной борьбе с оппортунизмом революционный авангард про­летариата. Они имели, если позволительно употребить военный термин, могучий «ударный кулак» в столицах.

В решающий момент в решающем пункте иметь подавляющий перевес сил — этот «закон» военных успехов есть также закон политического успеха, особенно в той ожес­точенной, кипучей войне классов, которая называется революцией.

Столицы или вообще крупнейшие торгово-промышленные центры (у нас в России эти понятия совпадали, но они не всегда совпадают) в значительной степени

ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА 7

решают политическую судьбу народа, — разумеется, при условии поддержки центров достаточными местными, деревенскими силами, хотя бы это была не немедленная под­держка.

В обеих столицах, в обоих главнейших для России торгово-промышленных центрах большевики имели подавляющий, решающий перевес сил. Мы имели здесь почти вчетверо больше, чем эсеры. Мы имели здесь больше, чем эсеры и кадеты, вместе взятые. Наши противники, кроме того, были раздроблены, ибо «коалиция» кадетов с эсерами и меньшевиками (меньшевики имели и в Петрограде и в Москве всего по 3% голосов) была до последней степени скомпрометирована среди трудящихся масс. Ни о каком действительном единстве эсеров и меньшевиков с кадетами против нас не могло быть и речи в тот момент . Как известно, в ноябре 1917 года даже вожди эсеров и меньшевиков, во сто раз более близкие к идее блока с кадетами, чем эсеровские и меньшевистские рабочие и крестьяне, даже эти вожди думали (и торговались с нами) насчет коалиции с большевиками без кадетов !


Столицы мы завоевывали в октябре — ноябре 1917 года наверняка, имея подавляю­щий перевес сил и самую солидную политическую подготовку как в смысле собирания, сосредоточения, обучения, испытания, закала большевистских «армий», так и в смысле разложения, обессиления, разъединения, деморализации «армий» «неприятеля».

А имея возможность наверняка быстрым, решающим ударом завоевать обе столицы, оба центра всей капиталистической машины государства (как в экономическом, так и в политическом отношении), мы, несмотря на бешеное сопротивление бюрократии и «интеллигенции», саботаж и т. д., могли при помощи центрального аппарата государст­венной власти доказать делами трудящимся непролетарским массам, что пролетариат единственный надежный союзник, друг и руководитель их.

Интересно отметить обнаруживаемое и вышеприведенными данными единство и сплоченность пар­тии пролетариата, при громадной раздробленности партий мелкой буржуазии и партий буржуазии.

В. И. ЛЕНИН

III

Но прежде чем переходить к этому, самому важному, вопросу — вопросу об отно­шении пролетариата к непролетарским трудящимся массам — следует еще остановить­ся на армии.

Армия во время империалистской войны вобрала в себя весь цвет народных сил, и если оппортунистическая сволочь II Интернационала (не только социал-шовинисты, т. е. прямо перешедшие на сторону «защиты отечества» Шейдеманы и Ренодели, но и «центровики»4) своими словами и своими делами укрепляла подчинение армии руко­водству империалистских разбойников как немецкой, так и англо-французской группы, то настоящие пролетарские революционеры никогда не забывали слов Маркса, сказан­ных в 1870 году: «буржуазия научит пролетариат владеть оружием»!5 О «защите отече­ства» в империалистской, т. е. с обеих сторон грабительской, войне могли говорить только австро-немецкие и англо-франко-русские предатели социализма, а пролетарские революционеры все внимание направляли (начиная с августа 1914 года) на революцио­низирование армии, на использование ее против империалистских разбойников бур­жуазии, на превращение несправедливой и грабительской войны между двумя группа­ми империалистских хищников в справедливую и законную войну пролетариев и угне­тенных трудящихся масс каждой страны против «своей», «национальной» буржуазии.


Предатели социализма не подготовили за 1914— 1917 годы использование армий против империалистских правительств каждой нации.

Большевики подготовили это всей своей пропагандой, агитацией, нелегально-организационной работой с августа 1914 года. Конечно, предатели социализма, Шей­деманы и Каутские всех наций, отделывались по этому поводу фразами о разложении армии большевистской агитацией, но мы гордимся тем, что исполнили свой долг, раз­лагая силы нашего классового врага, отвоевывая^ него вооруженные массы ра-

ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА 9

бочих и крестьян для борьбы против эксплуататоров.

Результаты нашей работы сказались, между прочим, и на том голосовании по выбо­рам в Учредительное собрание в ноябре 1917 года, в котором (голосовании) участвова­ла в России и армия.

Вот главные результаты этого голосования, как их приводит Н. В. Святицкий:

Число голосов (в тысячах), поданных в ноябре 1917 года на выборах в Учредительное собрание

Части армии и флота

Северный фронт

Западный »

Юго-Западный »

Румынский »

Кавказский »

Балтийский флот

Черноморский »

Итого


за эсеров

за большеви­ков

за кадетов

за нацио­нальные и другие группы

Всего

240,0

480,0


?

60,0**

780,0

180,6

653,4

16,7

125,2

976,0

402,9

300,1

13,7

290,6

1 007,4

679,4

167,0

21,4

260,7

1 128,6

360,0

60,0

7



420,0



(120,0)*





(120,0)*

22,2

10,8



19,5

52,5

1 885,1


1 671,3

51,8

756,0

4 364,5




+ (120,0)*

+ ?




+(120,0)*




1 791,3







+ ?


Итог дает: за эсеров 1885,1 тысячи голосов, за большевиков — 1671,3 тысячи. А если добавить к последним 120,0 (приблизительно) от Балтийского флота, то получаем за большевиков 1791,3 тысячи голосов.

Следовательно, большевики получили немногим менее, чем эсеры.

Армия была, следовательно, уже к октябрю — ноябрю 1917 года наполовину больше­вистской.

О том, какая партия получила 19,5 тыс. голосов от Черноморского флота, сведений не дано. Ос­тальные же цифры этого столбца относятся, видимо, почти целиком к украинским социалистам, ибо вы­брано было 10 украинских социалистов и 1 социал-демократ (т. е. меньшевик).

Цифра приблизительная: выбрано 2 большевика. В среднем Н. В. Святицкий считает по 60 000 голо­сов на 1 выбранного. Поэтому я и беру цифру 120 000.

10 В. И. ЛЕНИН

Без этого мы не могли бы победить.

Но, имея почти половину голосов в армии вообще, мы имели подавляющий перевес на фронтах, ближайших к столицам и вообще расположенных не чрезмерно далеко. Если вычесть Кавказский фронт, то у большевиков в общем получается перевес над эсерами. А если взять Северный и Западный фронты, то у большевиков получается свыше 1 миллиона голосов против 420 тысяч у эсеров.


Следовательно, в армии большевики тоже имели уже к ноябрю 1917 года политиче­ский «ударный кулак», который обеспечивал им подавляющий перевес сил в решающем пункте в решающий момент. Ни о каком сопротивлении со стороны армии против Ок­тябрьской революции пролетариата, против завоевания политической власти пролета­риатом, не могло быть и речи, когда на Северном и Западном фронтах у большевиков был гигантский перевес, а на остальных фронтах, удаленных от центра, большевики имели время и возможность отвоевать крестьян у эсеровской партии, о чем пойдет речь ниже.

IV

Мы изучили, на основании данных о выборах в Учредительное собрание, три усло­вия победы большевизма: 1) подавляющее большинство среди пролетариата; 2) почти половина в армии; 3) подавляющий перевес сил в решающий момент в решающих пунктах, именно: в столицах и на фронтах армии, близких к центру.

Но эти условия могли бы дать лишь самую кратковременную и непрочную победу, если бы большевики не могли привлечь на свою сторону большинство непролетарских трудящихся масс, отвоевать их себе у эсеров и прочих мелкобуржуазных партий.

Главное именно в этом.

И главный источник непонимания диктатуры пролетариата со стороны «социали­стов» (читай: мелкобуржуазных демократов) II Интернационала состоит в непонимании ими того, что

ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА Π

государственная власть в руках одного класса, пролетариата, может и должна

стать орудием привлечения на сторону пролетариата непролетарских трудящихся

масс, орудием отвоевания этих масс у буржуазии и у мелкобуржуазных партий.

Полные мелкобуржуазных предрассудков, забывшие самое главное в учении Маркса о государстве, господа «социалисты» II Интернационала смотрят на государственную власть как на какую-то святыню, идол или равнодействующую формальных голосова­ний, абсолют «последовательной демократии» (и как там еще подобная ерунда называ­ется). Они не видят в государственной власти просто орудия, которым разные классы могут и должны пользоваться (и уметь пользоваться) в своих классовых целях.


Буржуазия пользовалась государственной властью как орудием класса капиталистов против пролетариата, против всех трудящихся. Так было при самых демократических буржуазных республиках. Только изменники марксизма «забыли» это.

Пролетариат должен (собрав достаточно сильные, политические и военные, «удар­ные кулаки») низвергнуть буржуазию, отнять у нее государственную власть, чтобы это орудие пустить в ход ради своих классовых целей.

А каковы классовые цели пролетариата?

Подавление сопротивления буржуазии.

«Нейтрализация» крестьянства, а по возможности привлечение его — во всяком случае большинства его трудящейся, неэксплуататорской части — на свою сторону.

Организация крупного машинного производства на экспроприированных у буржуа­зии фабриках и средствах производства вообще.

Организация социализма на развалинах капитализма.



<< предыдущая страница   следующая страница >>