birmaga.ru
добавить свой файл

1
Отвратительно ловится рыбка-скумбрия

I

- А как тебя зовут?

- Хер.

Она засмеялась лёгким непринуждённым смехом. Хер тотчас же подхватил его и согнулся пополам. Ноги его подкосились, и он рухнул на пол, трясясь в истерике. Виновница хорошего настроения протянула ему руку, смотря большими серыми глазами, полными слёз от смеха. Хер понял, что любит её. Их взгляды встретились и торопливо разбежались в смущении.

- Пошли домой, - голос молодой женщины прозвучал словно выстрел, - Слышишь?

- Ну, мама, я не хочу, я хочу ещё поиграть с Хером, - не поверив услышанному весело сказала девочка. Мать посмотрела в её сторону и покачала головой. Потом она вздохнула, и Хер мог поклясться, что вздох был адресован ему.

- Анна, не уводи её, - попросил он тихо. Девочка отвернулась и стала теребить мамину юбку. Ещё секунда и она бы заплакала. Хер сел на диван и закрыл глаза.

- Я заеду вечером, - голос женщины стал шелестом сухих листьев. Ни слова больше не сказав, она вышла из комнаты и стала одевать пальто в прихожей. Девочка в нерешительности оставалась на своём месте, не смея обернуться к Херу. Он стал нервно щипать себя за бороду. Часы в далёкой-далёкой кухне звякнули три часа.

- Эй, - сказал Хер наконец, - пошли гулять!

Это был выход.

II
“Безусловно, это выход!” Андрес стоял напротив цирка и хлебал пиво. “Нет, не выход” – пронеслось в голове, как только он сделал очередной глоток и почувствовал предпосылки головной боли. Затем стекло снова соприкоснулось с губами и Андрес стал непрерывно опустошать содержимое бутылки. Оторвавшись, наконец, с глубоким вздохом, он почувствовал знакомое ощущение тёплого мягкого венка, появляющегося на голове. Венок медленно спускался со лба, закрывая глаза и уши. “Это выход” – сказал рассудок, прежде чем раствориться.

- Андрес, привет!

Где-то за спиной стоял Хер. Откуда он тут взялся? Какая разница… Андрес был несказанно рад случившемуся. Он развернулся на голос и увидел друга, держащего за руку маленькую девочку лет четырёх-пяти. Оба они улыбались с энтузиазмом клоунов, перекурившихся дурью.


- Херано, как ты здесь оказался? И кто это с тобой? – Спросил Андрес, пытаясь скрыть опьянение за чёткими связанными фразами.

- Это Линка, мы друзья, - выпалил Хер, и, обращаясь к девочке, добавил: - да ведь друг?

- Ага, - подтвердила та, чиркнув по земле ножкой.

- А куда вы идёте? – присев на корточки спросил Андрес у девочки. Он хотел произнести это внятно, но у него не получилось. Скорее, он произвёл впечатление нудного алкаша, крепко пропитанного алкоголем. Однако маленькие девочки не всегда способны определить степень опьянения взрослых, и, поэтому, спутнице Хера Андрес показался просто забавным мямлей.

- Мы идём ловить рыбку-скумбрию, - насколько можно загадочнее произнесла Лина, - Хер знает, где она водится. У него даже есть удочка!

Услышав это, Хер торопливо залез в карман и достал какой-то металлический предмет. Он сунул его прямо под нос Андресу, который явно ничего не понял, и даже не начал ещё понимать.

- Что это? – только и смог он вымолвить.

- Это – варган, алтайский манок для духов. Мы будем сегодня ловить рыбку-скумбрию, тебе же сказали… Слышь, Андрюх, - добавил он, немного подумав, - может, ты с нами пойдёшь? Как считаешь?

- Мне пофиг, - соврал Андрес. На самом же деле это было лучшее, что могли в тот день ему предложить. – Я согласен, пожалуй. Далеко нам идти?
III
Роман Скумбриев, поэт и философ, имел славу чрезвычайно мистической личности. Про него ходили слухи, которые перерастали в байки, а последние, в свою очередь, становились легендами. Считалось, что он может доставать различные предметы из ничего, ходить по стенам, вступать в контакт с духами, предсказывать будущее и превращаться в серого кота. Всё, за исключением последнего, была чистейшая ерунда.

В этот день Скумбриев рассчитывал заняться собой. Он приготовил перечный суп, расстелил циновку для медитаций прямо на кухне, положив рядом две гантели по семь с половиной килограмм. Только что принявший ванну, Скумбриев появился в дверях кухни с величественностью патриарха. Он сел, собрал ноги лотосом, закрыл глаза, и превратился в слух. Удары собственного сердца были распознаны им сразу, а вот еле доносящиеся со стороны улицы щелчки варгана лишь секундами позже.

IV
Андрес спал на скамейке, усыплённый алтайской музыкой и пивом. Лина и Хер примостились у корней огромного дерева, растущего неподалёку от лавки, и были сосредоточены на раздающихся звуках. “Къёун – къёун” – пел варган, - “Къёун –айн – нанг. Где-то в горах растёт цветок, и, увидев его однажды, ты никогда его не забудешь. Он некрасив, но прекрасен, у него нет запаха, но он помнит воздух древних гор. На одном конце стебля – лепестки и яркое солнце, на другом – земля и камни. Иди по стеблю, иди к лепесткам, иди к лепесткам…”

Хер остановился, перевёл дыхание и продолжил играть. “Однажды жил колдун, который хотел стать духом. Он вышел на берег озера, налил воду в глиняную чашку и протянул предвечному небу. Ветер подхватил его и унёс с собою. Никто больше не видел колдуна. Дело было не в кружке, не в глине, не в воде из озера и даже не в предвечном небе. Дело было в намерении.”

Лина положила голову Херу на колени, глаза её закрылись. Хер перестал играть и посмотрел на заснувшую девочку. Ему захотелось быть с ней вечно, в этом хрущёвском дворике, утонувшем в сумраке тополей и акаций, рядом с этой скамейкой со спящим на ней Андресом. С тоской вздохнув, он поднёс к губам варган.

Во дворе около дома Скумбриева не было кроме них ни одной живой души. Разве что напротив подъезда сидел и умывался кот, да в листве пересвистывались мелкие птички. Как-то незаметно подкрался вечерний туман, скрывший верхушки деревьев и близлежащие дома. Из всех окон в доме горело пока только одно, его красноватый свет, как показалось Херу, пытался напомнить о чём-то существенно важном. Хер закрыл глаза, стараясь избавиться от этого ощущения. Варган независимо от него начал рассказывать свои истории. “Къёун – къёун. Будет день и будет ночь. Ты узнаешь законы жизни. Увидишь, что кедры на холме, рыба в озере и ты на своей лодке – суть одно и то же. Как же так, спросишь ты? А ты отделял себя от мира… Жди своего часа, жди своего часа…”

Хер испугано вздрогнул. Перед глазами стояли какие-то светящиеся точки. Весь двор был заполнен туманом, таким густым, что, казалось, мир кончается за ближайшими стволами деревьев. Сидящий у подъезда кот в упор смотрел на Хера. Из тумана сверкали его зелёные, не по-звериному внимательные глаза. В испуге Хер отвернулся, и вдруг почувствовал чьё-то неспешное приближение со стороны деревьев. Бесконечно медленным показался ему поворот своей головы в сторону этого, едва угадывающегося движения.


Две высоких фигуры в грязно-коричневых рваных одеяниях и огромных конусообразных колпаках, закрывающих голову до плеч, покачиваясь, вышли из-за пелены тумана. Они подошли к скамейке со спящим Андресом, подхватили её и, не производя ни звука, исчезли в мутной белой завесе. У Хера поплыло перед глазами. Он чувствовал, что сидящий возле подъезда кот, смотря на него, улыбается, насколько вообще может улыбаться какой-либо кот. Хер дрожа от страха и злости, но, тем не менее, осторожно, приподнял Лину и положил на землю рядом с корнями тополя. После этого он резко вскочил на ноги и кинулся к коту. Тот, моментально сориентировавшись, юркнул в темноту подъезда. Не помня себя, Хер подбежал и распахнул двери.

V
- Ты что, ненормальный?! Впрочем, я всегда знала это…

- Анна?!! Что ты тут де…

- Уже забыл? Да-а, ненадолго же тебя хватает.

Его внутренние органы сжались в комок страха, когда он осознал, что находится у себя квартире. Хер обернулся и с шумом выдохнул воздух: на диване в большой комнате спала девочка. Где-то там, за его спиной, что-то настойчиво выговаривала Анна, только Хер не слушал.

- Дай нам ещё десять минут, чтобы попрощаться, - обратился он к ней, не оборачиваясь, -Иди вниз, Лина сейчас спустится…

Анна начала было протестовать, но Хер чуть ли не вытолкал её за двери, и закрыл замок. Потом он подошёл к дивану, поправил одеяло, которым была закрыта девочка, и едва заметно улыбнулся, увидев её безмятежное личико. Так пришла печаль, так она была подавлена рассудком. С невозмутимым выражением лица, Хер направился от дивана к балкону, вышел на него, достал свой старый чемодан, с которым он когда-то ездил на юг, открыл его, и извлёк оттуда пистолет, завёрнутый в синюю тряпочку. Аккуратно развязав узелки, Хер достал из пистолета обойму, вынул оттуда припрятанный когда-то косяк, откинул пистолет в сторону, прикурил и затянулся. Полегчало.

Неожиданно запищал сотовый телефон. Хер включил его и прочитал сообщение: “Не поверишь, кто сегодня принёс меня домой! 22:05 от Andres”. Хер долго смотрел на дисплей, наслаждаясь мыслью о том, что в этой жизни он так ничего и не понял.



SMS
Privet, kak dela? Ya todge yge doma. 22:10 от Хер.

Я пишу рассказ про SMS-ки. Сейчас я в туалете. 22:21 от Аndres.

I kak, poluchaetsya? 22:26 от Хер.

Ты о чём? О туалете или об СМС-ках? Теперь я в ванной. 22:34 от Аndres.

Tyi pishesh pryamo v vanne chto li? 22:41 от Хер.

Да. Уже вышел. Ем картошку с грибами. 22:46 от Аndres..

Shamanskimy gribami? 22:50 от Хер.

Нет. Обычными. Ты дописал Четвёртую главу своей повести? 22:54 от Аndres.

Net escho. Ne id"t chto-to. 22:59 от Хер.

Сила с тобой. Знаки для рассказа можно найти даже в траве с чудиками. 23:06 от Аndres.

Chto eto znachit? Chudiki? 23:13 от Хер.

По телику показывают фильм Мумия. Вот я и написал. 23:20 от Аndres.

Чудики там, в фильме. 23:23 от Аndres.

Pri chom zeds chudiki? 23:24 от Хер.

Не успел! 23:26 от Аndres.

Tyi eban 23:29 от Хер.

Ты тоже. 23:34 от Аndres.

No, tochno, Mumiya id”t po pervomu! 23:37 от Хер.

Чудиков уже нет. Они прошли. 23:40 от Аndres.

Zato est kakoi to daun pohogiy na skorpiona 23:49 от Хер.

Пришло вдохновение? 23:54 от Аndres.

Net. 00:00 от Хер.

Poidu za vodkoi v kiosk. 0:07 от Хер.

Vova, vihodi mi tebya zdem. 0:08 от 89037422805.

Poshel nahui, ya ne Vova. 0:12 от Хер.

Andruh, cho propal? 0:20 от Хер.

Денег мало. И спать хочу уже. 0:23 от Аndres.

Kagis, u menya vdohnovenie prishlo! 0:27 от Хер.

Что за слово “kagis” ? 0:30 от Аndres.

Kagis ot slova “kagitsya” Kashitsya. 0:49 от Хер.

Кашица? Каша что ли? 0:52 от Аndres.

Blyat, sam tyi kasha. Viditsya – kashitsya. Ponyal? 0:59 от Хер.

Кажется, да? Правильно? 1:10 от Аndres.

Suka, vso vdohnovenie isportil! Da, da, kagetsya… 1:18 от Хер.

Водку купил? 1:23 от Аndres.


Водку купил? 1:24 от Аndres.

Водку купил? 1:25 от Аndres.

Cho k chemu tyi tri raza posuylaesh? 1:28 от Хер.

Извини, случайно как-то сделал. 1:35 от Аndres.

U tebua kakoi telefon? 1:39 от Хер.

Я у брата взял. Моторола. Простой. 1:44 от Аndres.

Motorolu ne znayu. U menya Alkatel 1:48 от Хер.

Что ты сейчас делаешь? 1:55 от Аndres.

Zabivayu. Pochti vsuo uge. 2:02 от Хер.

Круто. Ты сразу будешь курить или нет? 2:08 от Аndres.

Ya yge kuryu. No staryi, zagotovlennyi vchera. 2:14 от Хер.

И чё? Вставляет? 2:20 от Аndres.

Ну, где ты там? Чё замолчал? 2:34 от Аndres.

Ты спишь уже? 2:47 от Аndres.

Отзовись, кретин ты этакий! 3:20 от Аndres.

Даун. 3:45 от Аndres.

Я уже ложусь спать. 3:47 от Аndres.

Ответь. 3:54 от Аndres.

Ya chuvstvuiy pribligenie. 6:03 от Хер.

Опознан как смерть несущий

I
Вчера вечером в 9-м микрорайоне был обнаружен труп мужчины возрастом приблизительно до 40 лет. Личность погибшего установить не удалось, вследствие значительных повреждений в области лица и рук. Тело доставлено в районный морг, проводится следственная экспертиза”.

Местное Время“ за18.09.2008
Как сообщает районный отдел ГУВД, неизвестными лицами в ночь с 19 по 20 сентября текущего года было осуществлено проникновение на территорию здания морга №4 по ул. Никитского, 16 А. Установлено, что злоумышленники причинили урон материальной базе предприятия морга на сумму десять тысяч, сорок три рубля. Также ими было похищено одно из тел, содержащихся в холодильных камерах 1-го ангара. Тело поступило в морг 17.09.2008 и, до момента похищения, не было опознано. По факту хищения возбуждено уголовное дело”.

Досье 02” за 21.09.2008

В областном центре П-ского края участились случаи нападения вампиров. С ссылкой на местные периодические издания, поступила информация о том, что вампиры подстерегают своих жертв на улицах, воруют тела, изувеченные ими ранее и глумятся над останками”.


Скандалы” за 22.09.2008
Городской службе спасения требуется способный молодой человек 21-27 лет. Требования: уравновешенная психика, несудимость, медицинское образование. Тел. 8-902-3300187.”

- Это я! – выкрикнул Хер, махнув газетой бесплатных объявлений. – Уравновешенный псих, несудимый медик!

Он шёл по железнодорожным путям, читая свежий выпуск какой-то городской прессы. Драные синие джинсы, красная футболка с изображением Че Гевары, видавшая виды косуха из бычьей кожи, мокасины, чёрные очки, кожаная кепка с пуговицей и сигарета в крепких волчьих зубах. Над ним ревело навзрыд небо, очевидно оскорблённое внезапным наступлением осени. Слева от железнодорожных путей чернел овраг, затянутый густыми высокими кустами и серым туманом. В воздухе с отрешённым безучастием кружилось несколько огромных ворон, внизу, на самом дне оврага издавало еле слышные звуки болото. Хер приближался к стоящим вблизи железнодорожного полотна зданиям, ранее принадлежавшим амнистированным политзаключённым, а ныне пустующим. Бараки – иначе их не назвать – позор задворок советской власти, тяжёлое наследие власти нынешней. Сколько крови и слёз видели их стены, прежде чем впасть в сон запустения, сколько израненных судеб соприкоснулось во тьме забытых всеми подъездов. Так или иначе, Херу было похер на всё это. Он никогда не придавал значения тому, без чего вполне можно обойтись, и что не является какой-то насущной или обыденной проблемой.

Заброшенные бараки, прежде всего, выглядели местом, где можно великолепно справить нужду, а вот это действительно было наболевшим. Хер ускорился и свернул к ближайшему зданию.

На стене барака висели грязные лохмотья рекламных плакатов. Компьютерные игры, фильмы, пиво – Хер искал относительно свежий. Желание облегчиться напоминало о себе всё настойчивее, требовалось только найти клочок бумаги поприличнее.

Новый фильм по мотивам одноимённого произведения Л. “Ножной Зазор” Эротический шедевр конца десятых годов двадцать первого века”.


Хер содрал плакат, разделил его на три куска по степени их непригодности, и сунул в карман самый чистый. После чего зашёл в подъезд барака и аккуратно закрыл за собой двери. Процедура не заняла много времени, Хер вскоре показался в проёме двери, довольный жизнью и готовый к новым подвигам. Как оказалось, на улице его уже поджидал невысокий худой мужчина в длинном поношенном плаще. Что он тут делает, было непонятно, да и Хер увидел в нем лишь нарушителя спокойствия, ничего более.

- Ну что стоишь, смотришь? – бросил Хер незнакомцу.

- Я здесь не для того, чтобы что-то из себя представлять, не обращай внимания на моё случайное появление рядом с тобой. Здесь, наверху, мой дом. Я живу на чердаке этого барака, там, - странный человек ткнул пальцем в сторону слухового окна полуразвалившегося здания.

Херу стало немного не по себе. Он только что сходил по нужде на пол чьего-то дома, и теперь, судя по всему, препирался с его хозяином. Но как же было догадаться, что тут кто-то живёт!

- Ты слышал про вампиров? – долетел до него голос незнакомца в плаще. Странный холодок пробежался по спине Хера при звуках этого голоса. Сначала ему показалось, что это был страх, но потом какое-то ощущение на долю секунды захлестнуло сознание, оставив после себя навязчивый отпечаток. Херу показалось, что он слышал уже сказанную только что фразу, слышал этот мягкий и спокойный голос. Неужели он знал этого человека?

- Мы встречались раньше? – с опаской выдавил Хер.

- Вряд ли. Мой образ жизни не терпит никаких знакомств. И хотя моя жизнь для меня естественна, другим она внушает ужас и отвращение. Иногда мне приписывают то, к чему я совсем не имею причастности. Иногда принимают за то, чем я не являюсь. Но всё не так, как может казаться, всё намного глубже и больше.

“И что это я всегда обязательно кого-то такого встречаю?”- подумал вдруг Хер и удивился столь необычной мысли. Он ещё раз оглядел незнакомца. Серый плащ, накинутый на узкие плечи, придавал ему сходство с Дуримаром, ощущение сходства усиливал крючковатый нос и впалые щёки на вытянутом небритом лице. Создавалось впечатление, что этот человек, где бы он не находился, всегда будет “не при чём”. Глаза выдавали полную и чистосердечную апатию ко всему окружающему. У Хера кольнуло в груди, он что-то вдруг понял, но не осознал, что именно. Весь облик Дуримара напоминал ему какое-то событие, словно яркое пятно на сетчатке глаза… Хер аж взвизгнул, блеснувшая мысль обожгла всё его естество. Окружающий его мир и присутствующие в нём объекты были созданы чьим-то устремлённым на него разумом, творящей мыслью неизвестного, они все были нереальны. Все действия Хера вплоть до этого момента и вся динамика окружающего мира зависела от проявлений некой идеи, находящейся вне ситуации, но являющейся её предпосылкой. И теперь Хер осознал себя в рассказе. Вместе с этим, он ощущал себя и где-то ещё, возможно, даже читающим этот рассказ сторонним наблюдателем, а, возможно, и самим автором. Столь неожиданное прозрение сбило с толку рассудок, вместе с тем заставляя испытывать мягкую внутреннюю радость оттого, что мир стал намного понятнее и ближе. Невидимые нити повествования оплетали его и всё, что находилось на “бездействующем фоне” окружающего. И они все сходились на Хере, как на активном составляющем ситуации. И они все зависели от него, и он мог перестроить весь рассказ, управляя ими. Хер посмотрел на уходящие вдаль рельсы, на Дуримара, стоящего в оцепенении около дороги, на бараки, в которых, как он понял, должно было происходить главное действие рассказа, и хитро улыбнулся. Потом неожиданно бросился бежать с такой скоростью, что деревья, столбы и семафоры, стоящие у железной дороги затрещали и разлетелись в стороны. Сама дорога стала светящимся полотном, вместо тумана с неба на землю спускались вереницы каких-то искрящихся точек. Мир сжался, принимая невообразимую скорость движения Хера, и полетел навстречу ему бесконечным потоком огней, эмоций и мыслей.

II

Две высоких фигуры в грязно-коричневых рваных одеяниях и огромных конусообразных колпаках, закрывающих голову до плеч, покачиваясь, вышли из-за пелены тумана. Они подошли к скамейке со спящим Андресом, подхватили её и, не производя ни звука, исчезли в мутной белой завесе. Хер спокойно проследил за их манипуляциями. Он почувствовал, что сидящий возле подъезда кот, смотря на него, улыбается, но чрезвычайно натянуто. Хер дрожа от радости, но, тем не менее, осторожно, приподнял Лину и положил на землю рядом с корнями тополя. После этого он резко вскочил на ноги и кинулся к коту. Тот, моментально сориентировавшись, юркнул в темноту подъезда. Хер подбежал и распахнул двери.

Подъезд дышал осенней сыростью. Наполовину погружённый во мрак, наполовину освещённый маленькой красноватой лампочкой над распределительным щитком, он, с недоверием, встретил нежданного посетителя. Где-то между вторым и третьим этажом проскрежетал когтями кот, несясь вверх по лестнице. Хер кинулся за ним.

Лестничные пролёты сменялись один за другим, мимо пролетали номера квартир и дверные глазки, а этажи и не думали кончаться. Где-то между тридцать вторым и тридцать третьим, Хер решил, что с него хватит. И тотчас же раздался недовольный рёв кота, наткнувшегося на стену вместо очередного лестничного пролёта. Предчувствуя победу, Хер взлетел по ступеням до последней площадки. Как ни странно, но на ней кота уже не было. Правда дверь одной из квартир оказалась чуть-чуть приоткрыта, что наводило на безусловные объяснения. За дверью во тьму уходил коридор с огромными окнами и высоким сводчатым потолком. Причудливые тени от ветвей деревьев, растущих по ту сторону окон, вздрагивали на едва освещённой лунным светом стене. Вдалеке, задрав хвост, уплётывал злосчастный котяра. Хер помчался по коридору.

Теперь скрыться коту было невозможно. Скорость Хер превышала все немыслимые пределы. Коридор всё не кончался, хотя расстояние, которое они преодолели, было сравнимо разве что с дорогой под проливом Ла Манш причём туда и обратно. Траектории их движения выглядели горящими метеорами, стёкла в окнах бились вдребезги, не имея возможности противостоять ударной волне воздуха, штукатурка на стенах сморщивалась и крошилась вниз подобно снегопаду. И тут, внезапно, кот юркнул в какую-то боковую дверь, мигом за ним захлопнувшуюся. Хер, однако, был готов к такому повороту событий, и с ходу врезал по ней кулаком. Дверь разлетелась в щепы, но за ней оказалась ещё одна, стальная толстая крышка гигантского сейфа с кодовым замком из тридцати символов. Не думая, Хер ударил ногой по замку, и толкнул крышку вовнутрь.

III
За дверью оказался небольшой кабинет, плотно заставленный книжными шкафами. Единственное окно во всей комнате было зашторено, и лишь свет настольной лампы справлялся с обступившей темнотой. За столом, утопая в шикарном кресле, устроился Скумбриев, который всячески старался скрыть сбитое бегом дыхание. На вид невозмутимый, он держался за край стола еле заметно подрагивающими пальцами.

- И стоило ли так бежать? – спросил, улыбаясь Хер. Он подошёл вплотную к столу, приставил поближе один из стульев, сел и сложил руки на столешницу. Скумбриев нервно сглотнул.

- Зачем Вы меня ищете? – вымолвил он наконец.

- А зачем было посылать тех типов с треугольными шляпами? Они унесли моего друга хрен знает куда… Сначала я искал Вас затем, чтобы спросить об интересующих меня вещах, но теперь я узнал их самостоятельно. И всё таки, мне кажется, Вы знаете что-то ещё.

- Ничего я не знаю, Вы заблуждаетесь…

- А как же кот?

- Кот? Это мелочи. Я, в отличие от Вас, не мастер рассказа. Вы смутились? О, Вы не знаете, что такое “мастер рассказа”? Ну что ж, слушайте, так и быть. Мастером называют человека, раскрывшегося до понимания и ощущения нитей повествования. Этот человек может ими манипулировать по своему усмотрению, он может менять сюжетную линию. Обстановку, законы и принципы произведения. Он, практически, может всё, но только…

- Есть какое-то “но”?

- Прошу не перебивать, раз уж я рассказываю. Да есть кое-какое “но”. Чтобы мастер рассказа ни делал, и как бы не изменял сюжет, все его поступки всё равно останутся повествованием, понимаете?

- Нет, не совсем.

- Всё равно есть Создатель рассказа, и всё зависит от него. Мастер лишь обманывает Создателя, обходит его принципы и законы, идёт на компромисс. Любое произведение включает в себя целую вселенную связей и отношений. Сюжетная линия затрагивает лишь некоторые из них, остальные остаются в тени. Мастер варьирует сюжетом, но сюжет остаётся сюжетом.


- В чём смысл мастера?

- Иногда мастер может как бы работать на Создателя. Они заключают сделку и мастер, впоследствии, получает право покинуть произведение, становясь новым создателем. За это, мастер придерживается тактики и стратегии Создателя, становится его оружием. Иногда этого не происходит, и мастер развивается сам по себе.

- А я?

- Откуда я знаю? Понимаете, рассказ, как он ощущается нами, достаточно узок. Также он и чрезвычайно стандартен – вступление, действие, эпилог, куча пояснений и планов ситуаций. Почувствовать нити повествования, почувствовать нити создания – вот что необходимо нам для того, чтобы понять самих себя и наше предназначение.

- Я хочу понять это, допустим, но я знаю, что до сих пор не понял ни капли.

- В этих делах я вам не помощник. Я всего лишь теоретик, книжник. Я пишу книги, находясь в повествовании. Вот в чём трудность ощутить себя где бы то ни было. Сам ты в рассказе, пишешь рассказы, и герои твои тоже мучаются в догадках – что же этому всему первопричина. Я знаю один фокус, как связаться с Создателем, но он не стопроцентный. Скажем так, он ни у кого толком не получился.

- В самом деле? Что ж, мне нечего терять, давайте попробуем.

- Ответьте внятно и развёрнуто, хотите ли Вы этого или нет. В повествовании только чёткое выражение намерения принимается за чистую монету. Всё зависит от Вас, я никакой роли не играю.

- Я хочу связаться с Создателем.

- Ваше право.

Скумбриев вытащил что-то из ящика стола и протянул Херу. Оказалось, это просто сотовый телефон. Хер стал скептически его осматривать, пытаясь найти что-то из ряда вот выходящее, что бы обеспечило связь с самим Создателем.

- Наберите номер 888-888 и ещё раз выскажите намерение.

Хер ещё раз недоверчиво посмотрел на телефон, набрал номер, и громко проговорил:

- Я хочу услышать Создателя!

В трубке раздалось эхо, вызванное его голосом, потом всё стихло и лёгкий мелодичный голос поинтересовался:


- А кто его спрашивает?

- Меня зовут Хер, я – мастер рассказа, наверное…

- Наверное, или точно?

- Точно-точно. Я хочу спросить о своём предназначении.

Связь неожиданно прервалась и Хер, оглянувшись по сторонам, понял, что стоит напротив цирка ранним осенним утром. Прогрохотал первый трамвай, вдалеке показался бомж, промышляющий бутылками, над головой пронеслась парочка голубей по направлению к цирковой крыше. Телефон в руке Хера запищал мелодию из “Бумера”.

Хер включил его, и прочитал новое сообщение:

Бодхисатва приходит с юга” 7:01 23 сент. 2008. от Создатель.