birmaga.ru
добавить свой файл

1
Остеопатические повреждения черепа, как проявления нарушений в системе пяти элементов, чудесных сосудов, основных меридианов.


Шарапов К.В.
Резюме.

Россия сегодня - это та страна, которая получила эстафетную палочку в развитии мировой остеопатии. На смену остеопату - массажисту, приходит остеопат - врач. Остеопатическое повреждение перестает рассматриваться как самостоятельное нарушение, а начинает рассматриваться, как проявление более глубоких причин. Найти эти причины и попытаться устранить, используя остеопатические техники, вот в чем задача врача – остеопата.
Первую встречу советских медиков с остеопатами организовали в конце восьмидесятых известные ортопеды В.Г. Чокашвили, В.Л. Андрианов, Н.В. Корнилов. Семинары, организованные ими, были посвящены краниосакральным подходам. Тогда впервые появились специалисты в СССР, которые стали называть себя остеопатами. Они рассматривали краниосакральные нарушения как самостоятельные дисфункции и ограничивали свою мануальную работу только ими. Эффективность этих подходов привлекла мануальных терапевтов, неврологов, психотерапевтов, рефлексотерапевтов, массажистов. Одни из них стали внедрять эти подходы в рамках своих специальностей, другая часть специалистов решила получить образование по остеопатии. С 1994 года группа врачей из России стала изучать остеопатию в Высшей Школе Остеопатии Франции. Тогда понятие «остеопатии» расширилось за счет структуральных и висцеральных подходов. Заметный «зигзаг» во взглядах на краниосакральные подходы произошел, когда началась организация постурологических семинаров в России. Тогда российские остеопаты получили глубокую информацию о влияние прикуса, зубов и постуры на краниосакральную систему.

Следующий этап развития краниосакральных подходов произошел в России в 2006 году, когда стали организовываться семинары по биодинамике и энергетической остеопатии (остеопатия в концепциях традиционной китайской медицины). Эти два направления показали нам новый взгляд на краниосакральные подходы, отличные от предыдущих. Именно они коренным образом стали менять взгляд на первичность краниальных повреждений и показали их вторичный, или адаптационный характер.

Принцип остеопатического повреждения настолько примитивен и прост, что целая когорта врачей - остеопатов все время старается от него избавиться, или его усложнить. Усложнить зачем? Чтобы годы изучения фармакоаллопатических подходов не были зря потеряны. Но эта простота концепции остеопатического повреждения не только уникальна – она гениальна. Именно она отличает остеопатию от других направлений медицины, и именно она дает положительную динамику при работе с пациентом. Немного остановимся на признаках остеопатического повреждения:


  1. Остеопатическое повреждение является источником потенциальной энергии.

  2. Остеопатическое повреждение является точкой фулькрума для окружающих тканей, организуя их вокруг себя.

  3. Остеопатическое повреждение проявляет себя в ограничение подвижности тканей.

  4. Отеопатическое повреждение может быть выявлено при помощи остеопатической пальпации.

  5. Остеопатическое повреждение реагирует на мануальные техники.


На практике, как правило, специалист при обследовании пациента выявит не одно, а много остеопатических повреждений. Причем все они могут быть первичными. И мы вправе задать вопрос: какие остеопатические повреждения требуют мануальной работы, а какие изменятся самостоятельно? И здесь нам на помощь приходят концепции ТКМ (традиционной китайской медицины). Они грандиозны тем, что в течение нескольких тысяч лет отшлифовывались практикой, отбрасывая всю шелуху фантазий и предположений (то, чем изобилует современная фармакомедицина). При попытке оценить череп в концепциях ТКМ, нами были поставлены следующие вопросы:

  1. Связь краниальных остеопатических повреждений с нарушениями в системе у-син, или системе 5-ти элементов.

  2. Связь краниальных остеопатических повреждений с нарушениями циркуляции Ци по чудесным сосудам.
  3. Связь краниальных остеопатических повреждений с нарушениями циркуляции Ци по основным меридианам.



Работа выполнялась в два этапа. Этап неинструментальных и этап инструментальных исследований. Почему мы решили выполнить одновременно эти два этапа, а не один. Остеопат обладает уникальным инструментом – это остеопатическая пальпация. Для него она также объективна, как и «зоркий глаз» для рентгенолога, а может быть и больше. Именно она позволяет отделить действительное от желаемого. Когда ребенок родился и увидел восход солнца, то это явление природы для него субъективно. Но никому и в голову не придет инструментально подтверждать объективность этого явления природы. Также и для остеопата объективность параметров, полученных при остеопатической пальпации не вызывает никаких сомнений. Но использование инструментальных методов исследования позволит подтвердить специалистам, которые не владеют остеопатической пальпацией, что остеопаты не фантазеры. И если мы хотим продвижения остеопатии и признания новой специальности, то нам необходимо все наши исследования подтверждать инструментальными методами.

В течение последних четырёх лет нами исследовалось влияние воздействий остеопатических техник на термодинамическую энтропию, определяемую из регистраций теплового потока с разных участков тела. В проводимых исследованиях участвовали разные остеопаты из России, Франции, США, имеющие большой опыт практической работы в остеопатии. Регистрирующие записи в исследованиях проводились методом [1]. Съём сигналов осуществлялся специализированными преобразователями энергоинформационного потока. Конструкция преобразователя выполнена на основе микросборного корпуса таблеточного типа, объединяющего тепломер Геращенко и термопарный датчик. В исследованиях использовалось несколько преобразователей, в соответствии с числом выбранных для контроля специфических точек на теле человека. Сигналы тепломеров пропорциональны энергоинформационным потокам, а сигналы от встроенных датчиков температуры - пропорциональны температуре поверхности тела в области контакта. Электрические сигналы со всех преобразователей подавались на согласующий блок VI-logger и затем на 16-ти разрядный аналогово-цифровой преобразователь (производство фирмы National Instruments), соединенный с персональным компьютером. Регистрация тепловых процессов проводилась в реальном масштабе времени с частотой дискретизации 100 Гц, под управлением специализированной программы (National Instruments). Процессы визуально отображались и контролировались на экране монитора компьютера непосредственно во время воздействия и позволяли врачу наблюдать за реакцией организма пациента на производимые действия и оперативно их корректировать.


Регистрируемые числовые данные сохранялись в файловой системе Windows. Информация обрабатывалась средствами программного пакета Матлаб, по алгоритму [1], включающему сглаживающее усреднение зафиксированных массивов данных энергоинформационного потока и расчёт термодинамической энтропии по формуле:

(1),

где q(τ) – удельный энергоинформационный поток кожной поверхности, Т – абсолютная температура датчика. Из них рассчитывались нормированные коэффициенты хаоса Kх и порядка Кп., по формулам:

, , Кх + Кп = 1, (2)

где используются текущее, максимальное и минимальное приращения потока удельной термодинамической энтропии обмена с внешней средой.

Разнообразные воздействия и их контроль по полученным результатам, неизменно указывали на принципиальную возможность использования показателя потока энтропии тела человека, для целей контролирующей оценки его состояния, при проведении техник остеопатического лечения и эффективности результатов воздействия. Кроме того, имеется возможность обучения приемам остеопатических воздействий для получения практического навыка, с использованием контроля по объективизирующим показателям энергоинформационного процесса с участков тела человека в процессе воздействия и последействия. В то же время, целесообразно осуществлять контроль состояния организма, как пациента, так и врача в процессе проводимых остеопатических воздействий, используя при этом в качестве реакции - коэффициенты хаоса энергоинформационных процессов с определенных участков тела.

В качестве примера на рис. 1 приведена хронология одного из исследований зависимости изменения коэффициента хаоса (Kchaos) пациента и врача (ось Y - К, безразмерные единицы, ось Х, время, в минутах), с отметками событий, воздействий врача-остеопата на краниальные ткани.



До момента 1 производилась фоновая запись; момент 1 - начало воздействий, освобождение С1; 2 - попеременное перекатывание височных костей; 3 - продольная флюктуация; 4 - глобальная мембрана; 5 – точка inn trang; 6 - СV4; 7 – «освобождение (расклеилось, потекло)»; 8 - конец воздействия (расслабление); последействие: сильное потоотделение.

1. Связь краниальных остеопатических повреждений с нарушениями в системе У-син, или системе 5-ти элементов.

Все ткани имеют свои индивидуальные особенности, но в тоже время есть общие закономерности. Так, по качеству ткани можно распределить на пять групп, которые уже много тысяч лет назад были описаны ТКМ . Эти группы имеют свои исторические названия: Дерево, Огонь, Земля, Металл, Вода и взаимодействуют между собой по определенным законам, описанным в концепции у-син ( 5-ть элементов или 5-ть движений). Обменные процессы, которые определяют качество тканей, аналогичны процессам, происходящим в природе в зависимости от времени года. Возьмем для примера зерно подсолнуха. Зимой все обменные процессы внутри зерна замедленны и проходят в глубине - идет накопление потенциальной энергии, чтобы весной она могла вырваться наружу. Весной взрыв и переход потенциальной энергии в кинетическую энергию, проявляющей себя в бурном росте растения. Летом идет разрастание зелени на периферию – энергия распространяется (биохимическая энергия по Вернадскому). Межсезонье – созревание зерен и начало увядания зелени. Происходит реполяризация процессов от поступательных наружу к процессам потенциализации вовнутрь. Осенью с помощью ферментов и влаги идет разложение растения, и зерно организуется – все процессы направлены вглубь. Зимой - накопление потенциальной энергии внутри зерна и круг пошел вновь.

Еще одна изумительная закономерность, обозначенная ТКМ: все ткани, органы и структуры по-разному тропны к 5-ти элементам, и есть один, к которому они тропны максимально. И если в организме появляется достаточно значимый избыток одного из элементов, то он проявляется именно на этих структурах. Как проявляется? Тем, что данная структура будет обладать избытком потенциальной энергии в виде остеопатического повреждения. Наши коллеги из Франции в течение многих лет наблюдений выявили соответствие костей черепа к пяти элементам. За критерий тропности они взяли ограничение подвижности. Если характер обменных процессов характерен для избытка элемента Дерева, то выявлено будет ограничение подвижности лобной кости, Огня – правой височной кости, Земля – СБС, Металла – затылочной кости, Воды – левой височной кости.

Исследование связи краниальных остеопатических повреждений с нарушениями в системе пяти элементов выполнялось мною в разные времена года: межсезонье, осень, зима, весна. Это важно, так как подбор точек для мануального воздействия зависит от времени года. Неинструментальная часть исследования выполнена на 137 процедурах на 94 пациентах. Инструментальных исследований выполнено 12.
Протокол.


  1. Подбор пациентов

  2. Тестирование черепа по двум параметрам: подвижность и качество костей черепа.

  3. Подбор точек для воздействия.

  4. Мануальные техники на точках.

  5. Повторное тестирование черепа через 5-ть минут.

  6. Повторное тестирование черепа через 3-5-ть недель.


Очень важно было правильно выбрать пациента. Избыток элемента должен был проявляться: вертебральными дисфункциями, изменением качества пульса, абдоминальным тестом, зубными дисфункциями (ответ на введение зуба в напряжение), наличие ограничения подвижности соответствующей кости черепа. Для примера возьмем избыток элемента Дерева. Лобная кость будет ограничена в своей подвижности, ее ткань более плотная, женская, снижена эластичность и сильный ответ на введение в напряжение. Пульсы всех точек приобретают качество Дерева – пульс сильный, острый, распространяется наружу, упругий и т.д. На уровне третьих зубов мы определяем жесткость ответа на введение в напряжение и гипомобильность. На уровне Д9 или Д10 повреждение в третьей степени (треножник, Вебстера). Абдоминальный тест показывает присутствие Дерева в зонах других элементов. У остеопатов много таких пациентов

с поясничными радикулитами и детей с гиперактивностью.
1. Тестирование черепа по двум параметрам:

  1. Параметр подвижности костей – это основной параметр остеопатической диагностики. Именно отношение к этому параметру и отличает остеопатию от мануальной терапии.
  2. Параметры качества костной ткани – плотность, жесткость, сопротивляемость, ответ на контакт, температура, влажность, эластичность. Этот параметр мало используется в практике, но он невероятно интересен для оценки глубинных процессов в организме. По-другому можно его назвать – параметр внутрикостных напряжений для костей и ВНУТРИМЕМБРАННЫХ НАПРЯЖЕНИЙ для оболочек спинного и головного мозга.



2. Подбор 4-х точек для воздействия согласно законам «Le YANAGIYA SOREI».

При выборе точек мы учитывали избыток элемента, недостаток элемента и время года выполнения процедуры. Так при избытке элемента Дерево весной встречались чаще следующие варианты:

Избыток Печени и недостаток Легкого – 8C, 2F, 8P, 4F.

Избыток Желчного пузыря – 36Е, 41Vb, 43Е, 34Vb.
3. Мануальные техники на точках.

Техники выполнялись на мягкой кушетке в положение пациента лежа на спине.

Техники выбраны директивного типа - тонизация или дисперсия точки. До выполнения техники тестирование точки позволяло определить пустая она или заполненная.
4. Повторное тестирование черепа через 5-ть минут.

После техник на точках, пациент в течение пяти минут лежал на спине. После этого повторно оценивались все параметры подвижности и параметры качества на черепе остеопатическими мануальными приемами.
Наблюдения.

Мануальное воздействие на точки акупунктуры оказывает воздействие на остеопатическое повреждение на уровне черепа.

Через 5-ть минут после воздействия отчетливо меняются параметры качества (жесткость, плотность, эластичность) и параметры подвижности костей черепа.

Улучшение подвижности костей черепа зависит напрямую от качественных параметров первичного остеопатического повреждения.

Наиболее значимые улучшения были получены, если воздействие выполнялось в сезон благоприятный для Элемента.

В проведенных исследованиях, направленных для анализа реакции организма при воздействиях на точки акупунктуры, по рассчитанному коэффициенту хаоса, например в исследовании 06.03.2009 18_53_06,787 (рис.2), отмечается проявление реакции, в виде изменений медленных и быстрых волновых процессов. При этом, вместе с отмечаемой корреляцией моментов начала воздействий и реакции, из зарегистрированных данных, для более детального их изучения, целесообразно анализировать данные в представлении в частотной области спектра, для привязки к ответственным механизмам действия волновых процессов.










2. Исследование связи краниальных остеопатических повреждений с нарушениями циркуляции Ци по чудесным сосудам.

Неинструментальная часть исследования выполнена на 75 пациентах, имеющих компрессию СБС. Инструментальная часть исследования выполнена на семи пациентах.

Протокол.


  1. Подбор пациентов

  2. Тестирование черепа.

  3. Подбор точек для воздействия.

  4. Мануальные техники на точках.

  5. Повторное тестирование черепа через 5-ть минут.


1. Подбор пациентов.

Наличие компрессии СБС и проявление избытка чудесных сосудов Жэнь май или Ду май. Избыток проявлялся в изменениях пульса и позвоночника. Для Жэнь май – пульс жесткий, глубокий на всех трех уровнях лучевой артерии и дисфункция Вебстера второго грудного позвонка. Для Ду май - поверхностный пульс с вибрацией на всех трех уровнях лучевой артерии и дисфункция крестца, с выраженной жесткостью и ограничением подвижности.

2. Тестирование черепа.

Компрессии СБС были разделены на две категории с учетом состояниях МВН (мембраны взаимного натяжения – внутренний листок твердой мозговой оболочки).

  • Компрессии СБС, сопровождающиеся силой МВН.

  • Компрессии СБС, сопровождающиеся слабостью МВН.

3. Подбор точек для воздействия.

Брались управляющие точки Ду май и Жэнь май в схеме лечения локальной боли типа Инь или типа Ян.


4. Выполнялись директивные мануальные техники на точках в тонификации или в дисперсии.

Наблюдения.

Через пять минут череп всегда реагировал изменением своих качественных параметров и изменением подвижности.

Вертебральные нарушения реагировали изменением своих качественных параметров и изменением подвижности.

Воздействие на точки чудесного сосуда Ду май при его избытке может устранить компрессию СБС, сопровождающуюся силой МВН.

Воздействие на точки чудесного сосуда Жень май при его избытке может устранить компрессию СБС, сопровождающуюся слабостью МВН
В качестве примера исследований на рис. 3 приведены зависимости изменения коэффициента хаоса (ось Y, безразмерные единицы, ось Х, время, в минутах) во время исследования 21.03.2009 14_17. В исследовании последовательно проводились воздействия на точки акупунктуры (на графиках отрезками горизонтальных линий выделены периоды воздействий 1, 2 и 3). Информация же регистрировалась с симметричных точек височных и лобных костей и с грудины.










Из представленных данных отмечается информативное содержание низко- и высокочастотных волновых составляющих процессов и корреляция с воздействиями:


  1. в процессах однозначно выделяется реакция организма на начало и завершение всех трёх видов воздействий;

  2. существует синхронность проявления изменений в симметричных участках;

в период последействия состояние в точках переходит на новый уровень энергетического обмена, соответствующего переходу организма в новое состояние.
3. Связь краниальных остеопатических повреждений с нарушениями циркуляции Ци по основным меридианам.

В течение последних двух лет работы остеопатическими подходами, мною для коррекции первичных краниальных повреждений применялись техники с использованием точек шу основных меридианов. Эффективность этих техник не уступает, а нередко и превосходит классические краниальные техники. На первых порах представляет трудность пальпация и диагностика точки. На мой взгляд, это связано с особенностью пальпаторных параметров, непривычных для остеопата. Но по мере практики это удается сделать очень быстро, что уменьшает время остеопатической процедуры. Кроме этого, у нас есть интересная возможность во время процедуры наблюдать за качественными изменениями внутри костной ткани. Вначале меняется сопротивление, затем жесткость и плотность и, в самый последний момент, появляется подвижность. Такая последовательность освобождения еще раз подтверждает мое наблюдение о том, что подвижность структуры есть отражение ее качественных характеристик.
Выводы:

Остеопатические повреждения на уровне костей черепа и МВН могут быть проявлением нарушений, описываемых ТКМ: циркуляции Ци по чудесным сосудам, по основным меридианам, нарушениям в системе у-син.

Мануальные техники на точках акупунктуры позволяют восстанавливать краниальные и вертебральные остеопатические повреждения.

Компрессия сфенобазилярного симфиза может быть проявлением нарушений в чудесных сосудах.

Инструментальные методы исследования, наряду с остеопатической пальпацией, объективно оценивают реакцию организма на остеопатические техники.
Заключение.

В последние годы идет активный поиск причин, вызывающих остеопатическое повреждение. В прошлое уходит взгляд на остеопатическое повреждение, как на самостоятельное нарушение (исключение травмы). Данная работа – это попытка рассмотрения остеопатических повреждений как проявление нарушений, описанных в концепциях ТКМ. Концепции ТКМ во многом не объяснимы с позиции современной медицинской науки, но интересны тем, что прошли испытание временем, наработав огромный практический опыт, и заслуживают доверия. Пришло время и остеопатам расширить кругозор, чтобы глубже понять краниосакральную систему, отказаться от вымыслов непроверенных практикой, то чем грешат современные медицинские системы.

Литература.

Белоусов П.В. Теоретические основы китайской медицины //Алматы, 2007.

Белоусов П.В. Акупунктурные точки китайской чжэньцзю-терапии //Алматы, 2004.

Гильяни Ж-П. Лекции по традиционной китайской медицине и остеопатии //2005-2009.

Блэн Режи. Лекции по традиционной китайской медицине и остеопатии //2007-2009.

Халлим Калер. Практическое руководство по использованию теста, выявляющего основные эмоциональные структуры //Знак, 2000 г.

Су вэнь, Нэй цзин: трактаты по традиционной китайской медицине на основе древних и современных текстов// Серсон, 1994.

А.Н.Ахметсафин. Китайская медицина: Избранные материалы.- СПб.:Петербурское Востоковедение, 2007.

Дубовин Д.А. Трудные вопросы классической китайской медицины. – Л. Аста-пресс.1991