birmaga.ru
добавить свой файл

1
Основной диагноз надо поставить колонии и Дому ребенка


"Vesti.ru"

11.11.2011


Астахов Павел

 

По факту гибели годовалой девочки из Дома ребенка при Можайской женской колонии возбуждено уголовное дело. 8 ноября девочка скончалась от воспаления легких. Это уже не первая трагедия в Можайской колонии, в сентябре там умер еще один младенец. Сейчас там начала проверку Генпрокуратура. Подробнее об этой ситуации Радио "Вести ФМ" рассказал уполномоченный при президенте по правам ребенка Павел Астахов.


"Вести ФМ": Павел Алексеевич, не успел я прочитать новость про то, что возбуждено уголовное дело по факту гибели годовалой девочки, пришли новые сообщения, что в Московской области количество заболевших детей, доставленных в больницы из Можайской женской колонии, увеличилось до 59. Все дети с признаками простудных заболеваний. Что там вообще в этой колонии происходит? Вам удалось разобраться?

Астахов: По нашим сведениям, с 4 ноября 60 детей было доставлено. Вот одна девочка умерла, и того 59 находится в больнице. В общей сложности, были доставлены с разными заболеваниями: ОРВИ, ОРЗ, понос, бронхит, там разные диагнозы ставились. Но все эти диагнозы, мне кажется, под большим сомнением, потому что основной диагноз надо поставить колонии и Дому ребенка. Это безалаберность и халатность. Потому что после смерти в сентябре 5-месячной девочки, мы проводили собственное расследование, независимое, и мои советники, которые выезжали на место, обнаружили массу недостатков, на которые и указали.

Прежде всего то, что не фиксируются все заболевания, не докладывается руководству. Нет врачей педиатров, ну, и самое, конечно, неприятное и страшное то, что вообще лицензии нет на медицинскую деятельность у Дома ребенка. Представьте себе, у вас груднички, у вас дети от 0 до 3-х лет находятся, а у вас нет лицензии на медицинскую деятельность, потому что руководство не озаботилось этим вовремя и не оформило. Хотя должно было сделать.

"Вести ФМ": Проверка была в сентябре. Сейчас, если мне не изменяет память, ноябрь. Ничего не изменилось?

Астахов: Было предписание прокуратуры выдано. Но видите, как реагируют и руководство ФСИН и руководство колонии. Никак фактически не отреагировали. То есть наплевать на жизнь детей, на здоровье детей. Мне кажется, что после таких ЧП, инцидентов, надо этот Дом ребенка закрыть, и руководство полностью поменять. И в Доме ребенка и в колонии.

Посмотрите, за полгода три бунта в детских колониях и две гибели малолетних детей вот в этой колонии в Доме ребенка. У нас 13 таких детских учреждений в системе ФСИН, мне кажется, поскольку это является наследием советского режима, извините, потому что тогда было принято, чтобы дети, рожденные в неволе, отбывали с матерями свои сроки.



Вообще надо от этого избавляться. Конечно. Дома ребенка, там, где они в приличном состоянии. Я видел почти все эти Дома ребенка в колониях, проехал по всей стране, есть несколько таких приличных действительно. Есть новые – вводят в действие – корпуса, например, в Улан-Удэ. И их надо просто передавать в муниципалитеты.

Пусть это будут дома ребенка общего назначения, а не только для тех, кто отбывает наказание. И получается несправедливость – ребенок родился, уже находится в заключении. Он ничего не совершал.