birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3
Оклеветанный старец - Григорий Распутин (1часть)

 [B]По благословению схиигумена Иеронима (+2001) – приснопоминаемого духовника Рождество-Богородицкого Санаксарского монастыря. Публикуется с некоторыми сокращениями.[/B] 

Архимандрит Кирилл (Павлов): 

«В Вашем письме ко мне содержится вопрос 
- мое мнение о личности Рапутина Г. 
Скажу прямо - сейчас положительное. 
Раньше я, под влиянием лжи и клеветы
думал отрицательно»., 1998 г. 
(Из личного письма) 

Дымится труба парохода, 


В тиши раздаются гудки, 
Бурлят под колесами воды 
Холодной уральской реки. 

На палубе Царь и Царица 


Пославшей их в ссылку страны. 
Печальны их светлые лица, 
Смиренья их души полны. 

Им видится церковь на взгорье 


Средь сельских избушек простых— 
Здесь друг их, Распутин Григорий, 
Усердно молился за них. 

Сердца их наполнили грустью 


Родные для старца места — 
Христовой он был для них Русью, 
Убитой врагами Христа. 

Был вечер... И двигалось трудно, 


Навек уходя в темноту, 
Везущее Узников судно 
С названием "Русь" на борту. 

Виктор Афанасьев 

[B]Е.И. Евсин 

Оклеветанный старец. 


[/B] 

[B][I]Духовный мир старца [/B][/I] 

Григорий Ефимович Распутин родился в селе Покровском Тюменского уезда Тобольской губернии 10 января 1869г. У его родителей Ефима Яковлевича и Анны Васильевны до него рождалось четверо детей, и все они умирали в раннем возрасте. Таким образом, Гриша Распутин рос единственным ребенком в семье. Был он слабого здоровья и ничем не выделялся среди других крестьян. Школы в Покровском не было, и поэтому Гриша вплоть до начала своего странничества грамоты не знал. Впоследствии он рассказывал о своей юности так: «Когда я жил сперва, как говорится, в мире, до 28 лет, то был с миром, то есть любил мир и то что в мире, и был справедлив, и искал утешения с мирской точки зрения. Много в обозах ходил, много ямщичил и рыбу ловил, и пашню пахал. Действительно, это хорошо для крестьянина !»(13) 

Характерно, что уже в то время Григорий подвергался наветам со стороны. Господь как бы приготовлял его к смирению и терпению, к тому, чтобы он мог достойно переносить неимоверные ложь и клевету, которые обрушатся на него в будущем. 

«Много скорбей было мне, - вспоминал Распутин, - где бы какая сделалась ошибка, будто как я, а я вовсе ни при чем. В артелях переносил разные насмешки. Пахал усердно и мало спал, а все-таки в сердце помышлял, как бы чего найти, как люди спасаются». (13) 

Эти помышления привели его к тому, что он стал посещать монастыри. Начал постепенно менять образ жизни. Перестал есть мясо, а позднее оставил привычку курить и пить вино. После этого начинается период странствий по отдаленным монастырям и святым местам России. 

«Сто лет назад практически каждый православный русский крестьянин считал своей святой обязанностью совершить богомолье, паломничество к местным либо общероссийским святым или на поклон к святыням. Люди шли от деревни к деревне, стучались в окошко, просили ночлега, и им давали приют, кормили, поили, и всегда бесплатно, ибо считалось, что странник - Божий человек, и, помогая ему, ты участвуешь в Божьем деле сам. 

Были в крестьянской среде люди, которые совершали странничество не раз и не два в жизни, а регулярно, почти каждый год. У них имелись свои хозяйства, и, возвращаясь домой, они продолжали крестьянствовать. Таким регулярным, опытным странником и был Григорий Распутин».(15) 

Но и в паломничестве его не оставляли искушения наветами и клеветой. Позднее он рассказывал, что «приходилось переносить нередко всякие беды и напасти, так приходилось, что убийцы предпринимали против меня, что разные были погони, но на все милость Божья! То, скажут, одежда неладная, то в чем-нибудь да забудутся клеветники неправды. С ночлега уходил с полночи, а враг завистлив всяким добрым делам, пошлет какого-нибудь смутителя, он познакомится, чего-нибудь у хозяина возьмет, а за мной погоня, и все это пережито мною! А виновник тотчас же находится». (17) 

«Возвращаясь из странствий, Григорий продолжал заниматься крестьянским трудом, но никогда не забывал о молитве. В конюшне он выкопал себе небольшую пещеру и в течение восьми лет уходил туда между обеднями и заутренями молиться. «Я удалялся туда, и там мне было вкусно, то есть приятно, что в тесном месте не разбегается мысль, нередко и ночи все там проводил»,- вспоминал Григорий Ефимович».(19) 

«В начале 1900-х годов Григорий Распутин, совершенно очевидно, - духовно зрелый человек, опытный странник, как он сам себя называет. Полтора десятка лет странствования и духовных поисков превратили его в человека, умудренного опытом, ориентирующегося в человеческой душе, способного дать полезный совет. И это притягивало к нему людей. (Сначала небольшое число крестьян из окрестных деревень, позднее слава об опытном страннике расходится и шире.) К нему приезжают люди... издалека, он всех принимает, устраивает на ночлег, выслушивает и дает совет. 

...Распутин начинает читать и писать, осваивает Священное Писание так, что знает его почти наизусть, толкует его для всех желающих».(20) Сформировавшиеся в это время духовно-нравственные взгляды Распутина соответствовали традиционному мировоззрению русского народа, в котором духовное преобладало над материальным. Целью жизни у православных людей считалось не потребление, а преображение души, стремление приобрести не земные богатства, а Царствие Небесное. Главное место в народном сознании занимала Любовь, как выражение самого Бога. И в этом отношении взгляды Григория Распутина идут глубоко в русле народной православной традиции. 

«Любовь - это такая златница, - пишет Григорий, - что ей никто не может цены описать. Она дороже всего созданного Самим Господом...» (21) «Любовь, в представлении Григория, должна быть активной и конкретной, любить надо не вообще, а конкретного человека, который находится рядом с тобой и вообще каждого человека, с которым ты встречаешься. Когда Распутин прекратил носить на теле настоящие вериги, он, по его выражению, «нашел вериги любви...» (22) 

Важная часть духовных взглядов Григория Распутина - это стремление жить по совести, как велят Священное Писание и жития святых. «Нужно себя везде и всюду проверять и исследовать. Каждый поступок соизмерять с совестью - такой взгляд Распутина так же соответствует духовным ценностям Святой Руси. «Как ни мудри, а совесть не перемудришь», «Совесть с молоточком и постукивает и подслушивает» - это народные пословицы. А Распутин говорил так: «Совесть - волна, но какие бы ни были на море волны, они утихнут, а совесть только от доброго дела погаснет». Чтобы достигнуть спасения, нужны «только унижение и любовь - в том и радость заключается». В душевной простоте огромное богатство и залог спасения. «Всегда нужно себя в одежде унижать и считать себя низким, но не на словах, а духом действительно.. .»(22) 

Душевная простота должна соединяться еще с одной - важнейшей ценностью Святой Руси - нестяжательством, отсутствием корысти и стремления к приобретательству. «Если не будешь искать корысти нигде и стремиться, как бы утешить, призовешь Господа душевно, - учит Григорий, - то и бесы вострепещут от тебя, и больные выздоровеют, только бы все делать не от гнусной корысти...» 

«Житейской, бытовой, хозяйственной основой Святой Руси, придававшей ей общественную устойчивость, служило отношение к труду как добродетели. Труд для русского человека не сводился к совокупности действий или навыков, а рассматривался как проявление духовной жизни, нравственное деяние, богоугодное дело... То, чему учит Григорий, полностью соответствует этим представлениям, причем особенно он возвеличивает крестьянский труд (сам до конца своей жизни не переставал трудиться в своем хозяйстве, хотя имел все возможности этого не делать).. .»(23) 

«Систему духовных ценностей Святой Руси венчала и гармонизировала идея царской власти. Образ Царя олицетворял собой Родину, Отечество. «На Родине, - пишет Григорий, - надо любить Родину и в ней поставленного Батюшку Царя - помазанника Божия». Истинное народовластие, по мнению Распутина, заключается в идее царской власти. Царь - наиболее совершенное выражение народного разума, народной совести, народной воли. 

Могли ли эти идеи прийтись по вкусу большей части российского образованного общества того времени? Конечно, нет. Отчужденная от народных основ, традиций и идеалов, лишенная национального сознания, значительная часть российской интеллигенции воспринимала духовные ценности Святой Руси как признак реакционности и отсталости, а к ее носителям относилась как к мракобесам, подозревая их в самых ужасных преступлениях и поступках. В отторжении идеалов Святой Руси со стороны отечественной интеллигенции состояла главная трагедия русского общества XX века. Поэтому Григорий Распутин, как духовный и общественный деятель, был исторически обречен».(24) 

[B][I]Друг Царской семьи [/B][/I] 

В 1903-1904 г.г. Григорий Распутин надумал построить в селе Покровском новый храм. Денег на постройку у него не было. Тогда он решил найти благодетелей и в 1904 г. с одним рублём отбыл в Санкт-Петербург. «По приезде в столицу, усталый и голодный, отправился сразу же в Александро-Невскую Лавру поклониться мощам. На последние пять копеек (которые не тратил даже на еду) заказал сиротский молебен за 3 копейки и свечку за 2 копейки. 

Отстояв молебен, воспрянув духом, отправился на приём к ректору духовной Академии, епископу Сергию (ставшему в 1942 г. Патриархом Московским и всея Руси)».(27) 

Но здесь Распутина подстерегали искушения. К епископу его не пустила полиция, а когда задними дворами он разыскал швейцара, тот побил его. Но, по-видимому, чувство собственного унижения, как православной добродетели, помогло Григорию. Упав на колени, он рассказал швейцару о цели приезда и упросил его доложить о нём владыке. «Епископ, - вспоминал Распутин, - призвал меня, увидел, и вот мы стали беседовать тогда. Рассказывая мне о Петербурге, знакомил с улицами и прочим, а потом с Высокопоставленными, а там дошло и до Батюшки Царя, который оказал мне милость, понял и дал денег на храм».(28) 

Уже тогда из предосторожности о Распутине наводятся подробные справки. Но сведений, порочащих его, не было. 

В 1904-1906 г.г. российская знать весьма благосклонно относилась к Распутину. Многие обращались к нему за духовным советом, многие верили в силу его молитвы. Когда в августе 1906 г. террористами была взорвана дача Председателя Совета министров П.А. Столыпина, то он пригласил Распутина помолиться о здоровье его раненой дочери. С Царской четой сибирский странник познакомился в октябре 1905 г. С самого начала он произвел на царицу глубокое впечатление. 

«Для царской семьи Григорий был олицетворением надежд и молитв. Встречи эти были не часты... Распутин рассказывал о жизни и нуждах сибирских крестьян, о святых местах, где ему приходилось бывать. Слушали его очень внимательно и никогда не перебивали. Царь с Царицей делились с ним своими заботами и тревогами, и прежде всего, конечно, постоянной тревогой за жизнь сына и наследника, больного неизлечимой болезнью несворачиваемости крови (гемофилией). Как правило, и он, если не был болен, сидел здесь же и слушал». (30) 

Как известно, лучшие доктора зачастую были бессильны чем-либо помочь Цесаревичу Алексею. Но по молитвам Григория Распутина болезнь отступала от наследника Престола. Тому есть множество свидетельств. В частности, дворцовый комендант В. Н. Воейков в своих воспоминаниях писал: «С первого же раза, когда Распутин появился у постели больного Наследника, облегчение последовало немедленно. Всем приближенным царской семьи хорошо известен случай в Спале, когда доктора не находили способа помочь сильно страдавшему и стонавшему от болей Алексею Николаевичу. Как только по совету А. А. Вырубовой была послана телеграмма Распутину и был получен на нее ответ, боли стали утихать, температура стала падать, и в скором времени Наследник поправился».(30) Этот случай излечения на расстоянии говорит о том, что никаким гипнозом или внушением Распутин не пользовался. 

Однажды у Царевича сильно пошла носом кровь. Это случилось в поезде. При гемофилии кровоизлияние могло кончиться смертельным исходом. Рассказывает Вырубова: «С огромными предостережениями перенесли его из поезда. Я видела его, когда он лежал в детской: маленькое восковое лицо, в ноздрях окровавленная вата. Профессор Федоров и доктор Деревенько возились около него, но кровь не унималась. Федоров сказал мне, что он хочет попробовать последнее средство - это достать какую-то железу из морских свинок. Императрица стояла на коленях около кровати, ломая себе голову, что дальше предпринять. Вернувшись домой, я получила от нее записку с приказанием вызвать Григория Ефимовича. Он приехал во дворец и с родителями прошел к Алексею Николаевичу. По их рассказам, он, подойдя к кровати, перекрестил Наследника, сказав родителям, что серьезного ничего нет и им нечего беспокоиться, повернулся и ушел. Кровотечение прекратилось... Доктора говорили, что совершенно не понимают, как это произошло. 

Но это - факт».(51) 

Распутин ободрял и утешал сына Царя, умел найти слова, которые вселяли в него силу и надежду. «Дорогой мой маленький! - пишет Григорий Царевичу Алексею в ноябре 1913 г., - Посмотри-ка на Боженьку, какие у него раночки. Он одно время терпел, а потом так стал силен и всемогущ - так и ты, дорогой, так и ты будешь весел, а вместе будем жить и погостить...» 

Вообще у Распутина складывались теплые, трогательные отношения со всеми царскими детьми. Они тянутся к нему душой, любят беседовать, пишут письма и поздравительные открытки, просят помолиться об успехах в учебе. По совету Григория Царица и ее старшие дочери стали работать сестрами милосердия, помогая раненым воинам. 

Распутин был для царской семьи одним из самых близких людей. И это не случайно. Царь и царица были глубоко верующими православными людьми. Но их жизнь проходила в обстановке духовного кризиса в обществе, отказа от национальных традиций и идеалов. Поэтому их сближение с сибирским странником носило собою духовный характер. 

«В нем они видели старца, продолжающего традиции Святой Руси, умудренного духовным опытом, духовно настроенного, способного дать добрый совет. И вместе с тем они видели в Распутине настоящего русского крестьянина - представителя самого многочисленного сословия России, с развитым чувством здравого смысла, народного понимания полезности, по своей житейской интуиции твердо знавшего, что хорошо, а что плохо, где свои, а где чужие...»(59) 

Практически во всех публикациях о Распутине принято говорить о его огромном влиянии на Царя. Причем, дурном влиянии. Конечно, Государь прислушивался к советам Григория Ефимовича и нередко принимал их. Как показывало время, это были правильные, полезные советы. Но тем не менее при решении абсолютного большинства вопросов Царь не ставил в известность ни Распутина, ни Царицу. А когда Николай II советовался с Григорием Ефимовичем, он ни в коей мере не был послушным исполнителем его указаний. Историк С.С. Ольденбург специально проследил, как выполнялись политические советы Распутина, и выяснилось, что по важным вопросам Император принимал свое, отличное от Распутина решение. 

Но сложившиеся особые взаимоотношения Распутина с царской семьей были использованы врагами самодержавия. Ложь и клевета обрушились на него, как в свое время на Иоанна Кронштадтского, находившегося в дружеских отношениях с Александром III. Кстати, по мнению Вырубовой, Распутин играл в жизни царской семьи такую же роль, как и святой о. Иоанн Кронштадтский, который в свою очередь почитал Распутина за большого молитвенника. Характерно, что этот русский святой при жизни обвинялся в тех же «преступлениях», что и Распутин: еретичество, стяжательство, корысть и даже разврат. 

Григорий Ефимович Распутин был человеком независимым. Не склонял он головы перед сильными мира сего, не подобострастничал. Мог отказаться от встречи с князем или графом и уйти пешком на окраину города к ремесленнику или крестьянину. Высокопоставленные сановники не взлюбили такую независимость «простого мужика». О Григории начали злословить. В организации слухов был замешан дядя Николая II - Великий Князь Николай Николаевич, пытавшийся в свое время использовать влияние Распутина на Царя в своих политических целях, но не нашедший поддержки со стороны сибирского старца, который разгадал в нем двуличного, неискреннего человека. Между ними произошла размолвка, и тогда из дворца Николая Николаевича поползли слухи о распутном поведении Григория. Эти слухи бросали тень на Императрицу. Распутин начинает ощущать давление враждебных сил. «Трудно в миру приобрести спасение, - говорит он, - наипаче в настоящее время. Все следят за тем, кто ищет спасение, как за каким-то разбойником, и все стремятся его осмеять».(33) 

После этого начинается прямая фабрикация «дел» против Григория Ефимовича. Одно из них - расследование Тобольской консистории о принадлежности его к секте хлыстов. Примечательно, что начато оно после того, как Распутин в мае 1907 г. на церковном сходе прихожан Покровской церкви предложил пять тысяч рублей на постройку нового л храма. Но клеветники восстали против этого богоугодного дела и настроили людей против Распутина. Вот как с горечью вспоминал он об этом: «Батюшка царь... оказал мне милость, понял меня и дал денег на храм. Я с радостью поехал домой и обратился к священникам о постройке нового храма. Враг же, как ненавистник добрых дел, еще не успел я доехать, всех соблазнил. Я сам оказываю помощь в постройке храма; а они ищут меня в пагубной ереси обвинить и такую чушь порют, даже нельзя высказать и на ум не идет. Вот сколь враг силен яму , копать человеку и добрые дела ни во что ставить; обвиняют меня как поборника самых низких и грязных дел, и архиерей всячески восстает».(33) 

Итак, дело о принадлежности Распутина к хлыстам было начато в сентябре 1907 г., закончено и утверждено Тобольским епископом Антонием 7 мая 1908 г. В нем присутствуют обвинения его в распространении лжеучения и образования общества последователей. Основано оно было на том, что Григория часто посещают различные его почитательницы, которых он обнимает и целует, что в его доме проходят ночные собрания и песнопения по сектантским сборникам. В дело включены даже слухи о «свальном грехе» в бане Распутина. К сожалению, в фабрикации дела участвовали священники Православной Церкви. Известно, что Распутин конфликтовал с некоторыми из них. Поводом для этого было понимание того, что Григорий Ефимович почитал служение Богу высоким призванием и не принимал формального отношения к священническому сану, тем паче он восставал против тех, кто считал Церковь только организацией, дававшей им службу и пропитание. Нередко Григорий публично обличал таких священников. Но при всем этом он относился к сану священнослужителя с почитанием. Так он говорил: «Мы ни к духовенству идем, а в храм Божий! Ну... да нужно подумать - худой, да Батюшка. У нас искушение, а у него и поготову, потому что там у него шурин на балах, а теща-то у него кокетничала, а жена много денег на платье извела, и гостей-то у него предстоит много к завтраку. А все же почитать нужно его! Он есть Батюшка - наш молитвенник».(36) 

Но все-таки главной, направляющей силой в фабрикации этого дела был, по мнению О. Платонова, внимательно изучившего все обстоятельства, вел. князь Николай Николаевич. И сфабриковано оно было на измышлениях, слухах, домыслах. Не случайно в заключении следствия сказано, что утверждать принадлежность Распутина и его почитателей к хлыстовству нельзя. Видимо, сознавая несостоятельность дела, сами «создатели» не решились дать ему ход, да и вообще никто не опубликовал его, а лишь делались намеки, что оно существует. Но, благодаря тому, что оно было заведено, о Распутине стали активно распускаться самые грязные слухи. Этому способствовали многие органы печати. Словно сговорившись, они начали клеветническую кампанию против сибирского старца. Изучение О. Платоновым источников и архивных данных позволило выяснить организаторов и активных участников распространения клеветы. Ими являлись весьма высокопоставленные лица: Гучков, Львов, Чхеидзе, Некрасов, Амфитеатров, Джунковский, Маклаков, Керенский, Дм. Рубинштейн, Арон Симанович. Что же объединяло этих людей? Согласно документам недавно рассекреченного учреждения -Особого архива, все эти люди являлись членами масонской организации. Благодаря изучению материалов Особого архива, О. Платонов установил, что именно перед началом организованной травли Распутина в Брюсселе на Всемирной ассамблее этой организации вырабатывается идея расшатывания императорской власти путем организованной кампании против Распутина. Об этом же свидетельствуют воспоминания современников, в частности, председателя Государственной Думы М. В. Родзянко. 

На участии масонов в антиимператорском заговоре с целью свержения самодержавия и разрушения национальной православной России следует остановиться подробнее, ибо до сих пор этот вопрос исследователи или игнорируют, или иронизируют над ним. Тем не менее факты говорят сами за себя. Итак, по документам рассекреченных архивов О. Платоновым установлено: «К началу 1917г. масонские ложи были практически во всех крупных городах России... Но главное было не в географическом охвате, а в проникновении представителей масонства во все жизненно важные государственные, политические и общественные центры страны... 

Масонами были Великие Князья Николай Михайлович и Александр Михайлович, постоянно сотрудничали с масонами Николай Николаевич и Дмитрий Павлович. Масоном был генерал Мосолов, начальник канцелярии министра Царского Двора. 

Среди царских министров и их заместителей было, по крайней мере, восемь членов масонских лож - Поливанов (военный министр), Наумов (министр земледелия), Кутлер и Барк (министерство финансов), Джунковский и Урусов (министерство внутренних дел), Федоров (министерство промышленности и торговли). 

В Государственном Совете сидели масоны Гучков, Ковалевский, Меллер-Закомельский, Гурно и Поливанов. 

Измена проникла и в военное ведомство, главой которого был уже дважды упомянутый нами масон Поливанов. В масонских ложах числились начальник Генштаба России Алексеев, представители высшего генералитета - генералы Рузский, Гурко, Крымов, Кузьмин-Караваев, Теплов, адмирал Вердеревский, и офицерства - Самарин, Головин, Полков-* никое, Маниковский. 

Членами масонских лож были многие царские дипломаты - Гулькевич, фон Мекк (Швеция), Стахович (Испания), Лоплевский-Козелл (Румыния), Кондауров, Панченко, Нольде (Франция), Мандельштам (Швейцария), Лорис-Медиков (Швеция, Норвегия), Кудашев (Китай), Щербацкий (Латинская Америка), Забелло (Италия), Иславин (Черногория). 

Во главе городской администрации Москвы почти бессменно стояли масоны - городские головы Гучков Н. И. (брат Гучкова А. И.), Астров, Челноков. Масонство проникло и в предпринимательскую среду в лице братьев Рябушинских и Коновалова. (Мы уже не говорим о том, что под контролем масонских лож находилась большая часть средств массовой информации и издательств, в частности газеты - «Россия», «Утро России», «Биржевые ведомости», «Русские ведомости», «Голос Москвы»). 

Российское масонство действовало по функциям из-за рубежа. Многие члены масонских лож были связаны клятвой с Великим Востоком Франции... Главной целью масонских лож в России было свержение государственного строя и разрушение Православной церкви... 

Масонские ложи всеми возможными путями провоцировали антиправительственные выступления, поддерживали деятельность враждебных Русскому государству сил, готовили заговоры против Царя, Царицы и близких к ним лиц... Организованная травля Распутина стала первым самым крупным делом масонов после первой антирусской революции 1905 г. ..»(79-82) 

Клеветническая кампания против Григория Ефимовича велась подло, с попранием всех морально-нравственных норм, и это не считалось у масонов противоестественным, ибо по своему уставу они имеют право на клевету, ложь, фальсификацию и даже преступление ради интересов своей тайной организации. Впрочем именно преступлением и закончилась антираспутинская деятельность масонов…



следующая страница >>