birmaga.ru
добавить свой файл

1


Лидия Чердинцева, ВШЕК, 2 курс
Понимание «свободы» в трудах Антония Сурожского.

Оглавление


Понимание «свободы» в трудах Антония Сурожского. 1

Оглавление 1

К обоснованию методологии исследования: интеллектуальная история 3

«Запчасти» параграфов о биографии Антония Сурожского и контекстах понимания свободы в его трудах 7





Развернутый план работы


Понимание «свободы» в трудах Антония Сурожского.

  1. Введение. Методология.

«История понятий», «интеллектуальная история». Что изучают данные научные области? представители? В чем сложности, различия? Какие подходы и методы предлагают данные дисциплины…


  1. «Интеллектуальная история» - анализ личность Антония Сурожского, основанный на биографических фактах, автобиографии, воспоминаниях, исторических событиях. Рассмотрим все те компоненты, которые влияли на становление и формирования философских и религиозных убеждений А.С. (становление (биографические факты, социальные условия), коммуникативные аспекты (встречи, лекции, беседы); Интеллектуальный ландшафт ( кого читал, кем увлекался, чьи лекции слушал) ; Исторические контексты.)

«История понятий» ( «свобода». )

А) история формирования понятия : те авторы, на которые он ссылается. Посмотреть, с чем он соглашается, с чем нет, что и как он интерпретирует, какие новые смыслы и значения находит; конкретизировать те значения, которые он использует (формулирует), что для него становится значимым.

Б) в каких социальных, исторических конструкциях действует то или иное значения (изучаемого нами понятия) и почему.

Социальные конструкции:

1.Построение отношений (диалога) внутри Церкви

2. Взаимоотношение Церкви (иерархов) и мирян.

3. Прихода и Церкви, Прихода и мирян

4. Церкви и общества, Церкви и государства.

Все темы, так или иначе, раскрыты в его текстах. Для меня не понятно, на каком материале я буду это исследовать (современные контексты, либо ? то, что он сам упоминает, в качестве примеров, то это будет некий пересказ?? Или .?)

История Формирования понятия «свобода» у А.С. (интеллектуальный ландшафт, предполагаемый корпус текстов, на основе которых будет строиться исследование):


  1. Святоотеческое наследие.

Григорий Нисский, Ефрем Сирин, Григорий Палама, Иоанн Златоуст, Ириней Лионский

Феафан Затворник, Серафим Саровский



  1. Философы.

Николай Александрович Бердяев («Смысл творчества», «О рабстве и свободе человека»)

Владимир Николаевич Лосский («Богословие образа», «Господство и царство»)

о. Павел Флоренский («Столп и утверждение истины»)

о. Сергий Булгаков («О богочеловечестве» трилогия)

Федотов Г.П. («О Святом Духе в природе и культуре Путь, 1932 №35),

Соловьев Владимир Сергеевич («Три разговора», «Смысл любви», «Оправдание добра»)

Хомяков Алексей Степанович («По поводу одного окружного послания», «Письма к Пальмеру»)


  1. Художественная литература

Клайв Стейплз Льюис («Просто Христианства», «Письма Баламута», «Любовь»)

Достоевский Федор Михайлович(……) .



Почему важно заниматься данной темой:

- Изучение творческого наследия Антония Сурожского, представляется важным, поскольку в его трудах мы находим новые подходы к осмыслению нашей жизни(исторических). Он рассматривает фундаментальные понятия истории, культуры, конструкции человеческих взаимоотношений. То, что он говорит о культурных, исторических, политических ситуациях, о современности приобретают новое понимание.

- Сам Антоний Сурожский интересен как личность. Он застал три исторических периода в России – до революции, советское время и новая Россия. Лейтмотивом всей его жизни явилась любовь в родине при том, что вся его сознательная жизнь прошла заграницей.

- Энциклопедическая образованность и беззаветная любовь к Богу, явились основой для формирования его философских и религиозных суждений.

- То понимание «свободы», которое мы находи в его «философии» оказывается значимым на современном этапе. Для понимания современных социальных процессов: ситуация полной свободы в 90х; автономия, независимость Церкви; «царственное священство» внутри Церкви; взаимоотношение между людьми в современности..




К обоснованию методологии исследования: интеллектуальная история


Во 2-ой половине XX веке в истории гуманитарного знания происходят значительные изменения. Смещается фокус научного интереса, методологии исследования претерпевают изменения. Происходила целая смена сознания, научная мысль меняла свое русло. Причиной тому послужили – исторические, политические контексты, изменения социальной структуры общества. Обилие личных трагедий XX века побудили интерес к микроистории, истории конкретных «отношений», «личностей», «семей». Изменяется структура научно-исторического мышления. В обороте историков появляются новые научные категории – «интеллектуальная история», «история идей», «история понятий», «история ментальностей»… Ученые стремятся к исследованию конкретных «идей», «сообществ», «личностей». Познавательный интерес приводит к разработке новых методологий, формированию иных подходов к исследованию. Условный «кризис» традиционных методов изучения «историй» в культурологи связан с однозначностью, однобокостью их понимания. Устаревшая методология основывалась на изучении классических текстов, известных авторов. В научном обществе запада возник интерес к изучению социальных основ, причин тех или иных текстов. Ученые стремятся реконструировать историческую действительность на основе изучения множества факторов – текстов, социальных условий, коммуникативных аспектов, исторической действительности…

В дальнейшем мы обозначим границы и предмет изучения научных областей – «интеллектуальная история» и «история понятий». На протяжении 50 -60 гг. XX в мировом научном сообществе велись споры на предмет возможности выявления точной методологии данных дисциплин. Долгое время ведущие специалисты формировали предмет изучения, искали методы его исследования. Ученые выпускали целые журналы, посвященные «интеллектуальной истории» и «истории идей», проводили ежегодно научные семинары. Проанализировав данный материал, попытаемся разобраться, в чем специфика «интеллектуальной истории» и «истории понятий».

Понятие «интеллектуальная история» впервые ввел в научный оборот американский ученый А.О. Лавджой. В 1940 году он начал издавать «Журнал по истории идей». И долгое время сам А. Лавжджой колебался в выборе между двумя понятиями «история идей» и «интеллектуальная история». В разное время он находил более убедительные доводы и склонялся к одному из вариантов.

Книгу Лавджойя А.О – «Великая цель бытия» стала основой для ученых, занимающихся интеллектуальной историей. В ней он предлагает изучать универсальные «идеи-блоки», «идеи-атомы», которые на протяжении всей истории в разных комбинациях составляли основу новых учений, теорий. Он чаще использовал термин «история идей», для обозначения интересующей нас научной области, чем «интеллектуальная история». Это обусловлено, тем что в разное время предмет изучения был разный. А.О. Лавджой говорил о том, что надо изучить жизнь «идей» целиком – ее социальные контексты, исторические и политические условия, философские аспекты… Таким образом должна сложиться целостная картина интеллектуальной жизни той или иной «идеи».

На европейской почве этот термин не стал общепризнанным, эти области научного интереса занимали другие «философские системы».

В европейской традиции существовали научные области, которые разрабатывали те проблемы, которые призвана была решать «интеллектуальная история». В Германии «преобладающим остался термин Geistesgeschichte; в Италии термин storia intellettuale не появляется вообще»1. В европейской традиции более прочно закрепилась терминология, предложенная школой «Анналов» - история ментальностей, историческая психология, социальная история идей. Так или иначе, эти дисциплины тесно связаны между собой, подчас рассматривают одни и те же объекты, но конструируют разною методологию, под разным фокусом смотрят на один предмет.

Значительные изменения в научных областях – «история идей» и «интеллектуальная истории» происходят в 1970 – х годах благодаря социальной истории и истории ментальностей. В предыдущей период «интеллектуальная история» подвергалась критике, за ее элитарность, невнимание к народной и повседневной культуре. Теперь научное поле интересов «интеллектуальной истории» значительно расширяется. Ей становятся интересны «идеи» не только научные, но те которые были актуальны в жизни образованных людей, крестьян, социальных сообществ.

В современной ситуации «интеллектуальная история» занимает широкое пространство исследования. Она рассматривает формирование и жизнь «идей» у целых коллективов, больших исторических общностей, а также формирование конкретных личностей – «интеллектуалов». По словам Л.П. Репиной, отсутствие у интеллектуальной истории жесткой методологии, терминологического аппарата не является отрицательным фактором. Сама научная область является междисциплинарной, она предполагает тесное «сотрудничество» со смежными дисциплинами. С. Коллинг говорит об этом так – «мангеймовская «социология знания», лавджоевская «история идей», аналитическая «история ментальностей», археология знания Фуко – каждая из них предполагает собственный способ понимания мыслей прошлого и каждая из них оказывается недостаточной».2

Учитывая вышеприведенную цитату, становится ясно, что на современном этапе интеллектуальная история нуждается в конкретизации направлений, в которых она будет существовать. Современно состояние «интеллектуальной истории» характеризуется ее междисциплинарностью. Учитывая большой спектр интересов и сфер исследования, интеллектуальная история стремится обозначить для себя конкретные границы. В современном понимании интеллектуальная история предполагает изучение всех областей интеллектуального знания, в которых формировалась та или иная идея, личность, философские системы. Интеллектуальная история занимается изучением исторических категорий, отдельно биографией, процессов исторического развития, исследует художественную, гуманитарную, натуралистическую, философскую сферы человеческой деятельности. Для этого ученым необходимо проводить анализ исторического контекста, дискурсивных практик, текстов, языка. В итоге, такого рода исследования стремятся обозначить, как можно шире, интеллектуальный ландшафт, который повлиял на формирования той или иной концепции, личности, научной теории…

На мой взгляд, довольно четко можно увидеть границы и интересы интеллектуальной истории на следующем примере. Проводилась исследовательская работа историками, работавшими в разных областях – «интеллектуальная история» и «история идей». Предметом изучение, данной работы стали - предпосылки Французской революции. Материал исследования для историка идей и для историка, занимающегося интеллектульной историей, будет разный. В первом случае исследование будет строится на фундаментальных текстах – Руссо, Мирабо, Марата… Во втором случае, источниками станут второстепенные тексты и их авторы. Американский историк Роберт Дорнтон проводил свое исследование на основе учетных карточек библиотек, изучал, кто и кого в то время больше всего читали. На основе проведенного исследования выяснилось, что эта была – публицистика и памфлеты. В итоге он пришел к выводу о том, что французские просветители мало причастны, к генезису французской революции.

На основе этого примера, становится ясно, что интеллектуальная история работает с материалом, который непосредственно влиял на формирования философских систем, исторических концепций…

Учитывая вышеприведенные методологические аспекты, обозначим дальнейшие горизонты нашего исследования. Объектом нашего внимания будет личность - Антоний Сурожский. Нам необходимо будет: проследить процесс формирования его философских и религиозных взглядов. Для полноценного представления об его личности, мировоззрении необходимо проанализировать целый ряд контекстов и исторических ситуаций, в которых он жил. Обозначим три большие области изучения. В первую очередь это – социальные условия и коммуникативные контексты. На основе автобиографии, воспоминаний попытаемся разобраться, что становилось опорными точками в процессе формирования личности, какие жизненные ситуации и «встречи» оказывали значительное влияние на него. Второе – это та интеллектуальная база, которой он владел. Кем увлекался, кого читал, цитировал, переводил… И последняя область – это исторические периоды, условия в которых он жил.

Интерес к научной области, связанной с пониманием значений, отдельных словосочетаний и понятий, процессом их развития и разнообразные механизмы жизнидеятельности в обществе, их социальные связи и значения, активно возрастает в культурологии в 60-х годах XX века. Что изучает история понятий? История понятий изучает историю формирования, образования, употребления и изменения значений слов(«понятий»). Стремится проследить как в разные исторические эпохи, в разных социальных условиях происходил процесс изменения значения, смысла того или иного понятия. Стоит оговориться, что это лишь теоретические реконструкции смысла и, возможно, они лишены полноты понимания действительности, о которой свидетельствуют.

Ханс Эрих Бёдекер приводит географическую картину развития и формирования научной области «история понятий» в Европе и США. В Германии потребности исторической культурологи связаны с развитием социальной истории и общественных наук. Во Франции продолжались напряженные отношения между историей ментальностей, сохранявшей свои сильные позиции благодаря историкам из «Анналов», и образом мыслей, развиваемым структуралистами в отчасти лингвистических, отчасти социологических дискуссиях о значении исторических понятий в обновлении истории идей. В англо-американской традиции интеллектуальной истории главные шаги по обновлению истории идей были сделаны в сторону теоретизирования. 3

В Германии основными учеными, формировавшими методологический аппарат «истории понятий», являются Р. Козеллек и Р.Райхардт. Для Р. Козеллека, помимо лингвистических изысканий, был важен социальный контекст, причины взаимодействия и развития понятия в том или ином историческом пространстве. Райхардт Р. делает акцент на процессе образования и развития слов и «целых семантически сходных структур в их языковых связях»4. Он стремится построить исследования на определенном корпусе текстов, выявить связь между исторической действительностью и сознанием современников. Последнее – он исследует лишь через изучение языковых форм, самих слов, их способов употребления. Именно такой способ познания действительности признает Р. Райхардт.

Необходимо обозначить принципы разграничения между просто словами, их значениями, смыслами и «понятием». Р. Козеллек говорит о том, что значение слова можно точно определить, тогда как понятие можно только интерпретировать. Смысл слова заложен уже в нем самом, и только лишь некоторые контексты коммуникации могут его корректировать, могут влиять на его понимание. А спектр областей, необходимый для определения слова, как понятия, представляется более объемным и широким. Для изучения понятия необходимо найти все его лингвистические значения, проследить взаимосвязи с историческими реалиями и изучить коммуникативные контексты. Каждый из перечисленных пунктов может дать новые значения, другой угол рассмотрения, возможность иначе интерпретировать смыслы и находить разные оттенки. Такой целостный (комплексный) подход к изучению отдельного слова дает возможность дальнейшего присвоения ему статуса «понятия».

Отдельное внимание ученые уделяют коммуникативным контекстам, в которых живет и действует понятие. Поиск и выявление новых значений и смыслов, возможен в процессе изучения различных коммуникативных ситуации и контекстов. Р. Козеллек говорит, что «понятие должно сохранять свою многозначность, чтобы быть в состоянии остаться понятием».5

В этом и состоит цель «истории понятий» - интерпретировать, находить разные смыслы в исторических контекстах. История понятий исследует целые социальные явления, исторические периоды, рассматривает как то, или иное понятие изменяется и что оно конструирует. Своего рода история понятий воссоздает историческую действительность того или иного периода, имеет возможность (претензию) на реконструкцию глубинных процессов истории и жизни общества.

Подводя итоги можно отметить, что история понятий всегда стремится разобрать конкретный исторический случай, социальные контексты и выявить то значение и смысл, которое им соответствует.

История понятий изучает коммуникативные контексты, в которых действует то или иное понятие, что также позволяет более детально и точно обозначить его смыслы и значения.

История понятий стремится к комплексному изучению истории мысли, развитие языковых форм и социальных контекстов жизни. Три главные составляющие позволяют истории понятий функционировать как самостоятельной науки.


Вторая часть работы будет посвящена исследованию категории «свобода» в трудах митрополита Антония Сурожского в рамках научной области «история понятии». В нашем случае диапазон изучения истории понятия сужается - с исторического периода или конкретных сообществ до формирования его у отдельного человека. Соответственно мы будем рассматривать не крупных исторические контексты, а те контексты, которые влияли на Антония Сурожского. ( напр: Это будет тот интеллектуальный ландшафт, которым он владел. )


«Запчасти» параграфов о биографии Антония Сурожского и контекстах понимания свободы в его трудах




I.1. Становление. Социальные условия.

Антоний Сурожский родился в 1914 году 19 июня в Лозанне в семье дипломатических сотрудников. Раннее детство прошло в Персии, где его отец работал консулом в посольстве. С 1920 года семья перемещалась по миру в поисках пристанища. Окончательно им удалось обосноваться в Париже, где митр. Антоний окончил среднюю школу. Именно здесь начинаются его первые сознательные годы. Этот период сохранил воспоминания о событиях, встречах, которые оказали влияние на становление личности. Происходившие с ним события, он рассматривал как единую цепочку причин и следствий, которые в дальнейшем послужили основой для формирования его мировоззрения, убеждений и образа жизни. Одни из первых воспоминаний митрополита связаны с учебой и жизнью в пригородах Парижа. Он учился в пансионате, жил отдельно от родителей и виделся с ними только на выходных. Сама жизнь в школе стала для него настоящим испытанием, воспитанием моральных и волевых качеств. Это были трущобы Парижа, жизнь между мальчишками строилась на выживание: постоянные драки, побои. Как он сам говорит «в те годы жизнь для меня казалась «джунглями, где выживает сильнейший».

На тот момент его отношение к Церкви и Богу имели лишь отрицательные характеристики. В Бога он не верил, в Церкви, когда он еще был ребенком, ему становилось плохо от ладана, и больше он ее не стремился посещать. Однако у него было увлечение. В Париже среди эмигрантов были организованны лагеря для детей и подростков. В этой среде юношей учили любить Родину, говорили о том, что их Родина в опасности и их задача заключается освободить ее, когда они вырастут. Их готовили «с мечом в руке» освобождать Россию. Все – преподаватели, воспитатели, дети были охвачены единым стремлением и любовью к России. На основе воспоминаний видно насколько трудным было переживания изгнания, с какой тоской и болью они вспоминали Россию, и как им не хватало дома.

В этот период происходит событие, которое в дальнейшем изменит его жизнь. Ему было около 15 лет. Было уже совершенно спокойное время в его жизни – он учился в другой школе, жил вместе с бабушкой и мамой. И как он сам вспоминает, этот покой и «вечное» счастье стали скучны, а настоящего смысла ради чего и для чего можно жить он не знал. Будучи волевым человеком, он решил для себя в течение года найти этот смысл, в противном случае он был не согласен жить. Возможно стечение обстоятельств, возможно, то душевное напряжение в это время дали возможность следующему событию. Однажды в лагере для детей эмигрантов читал лекцию о. Сергия Булгаков. Митрополит Антоний был потрясен тем, что о. Сергий говорил о православии – смирение, покорность... – все те качества, которые мальчику в 15 лет, горевшему желанием с мечом в руке освобождать Россию не были понятны. Придя домой, попросив у мамы Священное Писание, он прочел первые две главы Евангелия от Матфея, после чего для него стало совершенно очевидно что «по ту сторону стола стоит живой Христос». Затем он открыл наугад Евангелия и прочел два следующих «эпизода». В первом случае говорилось, что Бог одинаково «солнце светит и на добрых и на злых»

Во втором случае был рассказ о блудном сыне.

Пояснить смысл и восприятие митрополитом…

Эти слова и события, которые он пережил с такой ответственностью и остротой, стали лейтмотивом его философии, жизни. Как он сам говорит, «я до сих пор не могу пройти равнодушным мимо этих строк». Жизнь с этого времени он воспринимал не как «джунгли», а как царство любви, где можно быть врагу другом.

По совету отца, о его значении в жизни митрополита мы скажем ниже, он поступает в Сарбонну на естественный факультет. Желание стать врачом объясняется его стремлением полностью отдать свои силы, свою жизнь на служение людям.

Затем о. Антоний принимает тайно монашеский постриг, и через несколько дней он уходит в армию. Работа в госпитале… те моменты, которые оказали определенное потрясение и над которыми он долгое время размышлял.

На протяжении всей последующей жизни он относился с большим вниманием к поступкам и вещам в своей жизни. Многие вопросы становились предметом его размышлений. В дальнейшем он непременно делал какое-либо заключение, вывод (для себя) относительно них. И все это многообразие контекстов и проблем выстраивается у него в единую линию жизни (жизненную структуру). Каждый год становился ступенью к возрастанию и осмыслению новых вопросов и проблем. Хотя основные убеждения и выводы сложились у него еще в молодости.


I.2. Встречи. Коммуникативные контексты.

Общение с людьми и то влияние, которое они оказывали на митрополита, обретало важное место в его жизни. Митр. Антоний часто анализировал поведение, слова, отношение людей. Выводы, которые он получал, становились отправными точками для развития будущих мыслей.

Мы отметим несколько людей, которых он сам упоминает в воспоминаниях и беседах. Их слова и советы получили дальнейшее развитие и осмысление у митрополита. Первым человеком, с которым он близко общался – был отец.

Отец получил прекрасное образование в России, знал восточные языки и работал дипломатом. После революции, по словам о. Антония «он (отец) решил, что его сословие, его социальная группа несет тяжелую ответственность за все, что случилось в России, и что он не имеет право пользоваться преимуществами, которое ему дало образование, воспитание, его сословие».6 Он работал простым рабочим, вел суровый образ жизни. Жил он один в небольшой квартире. Он общался с людьми только по воскресным дням, в другие дни на его двери имелась табличка: «Не трудитесь стучать: я дома, но не открою». Проводил время он в абсолютном одиночестве, молитве и посте. Умер он довольно рано в 53 года.

Образ мужества, решимости, твердости являл его отец. Это очень поражало и вдохновляло митрополита. На протяжении всей жизни митрополит вспоминал о нескольких уроках, преподанных отцом.

Первое чему учил его отец – это порядку. Порядок должен был быть в мыслях, в поступках, убранных вещах. Усвоенное однажды в детстве правило, соблюдалось на протяжении всей жизни и во всем. Когда он стал священником, он приводил в порядок храм, складывал все облачения после службы, даже если перерыв между службами составлял не более двух часов. И делала он это на том основании, «что в тот момент, когда что-то кончено, оно должно быть закончено, как будто, с одной стороны, ничего не случалось, а с другой – все можно начать снова: это так помогает жить!»7 С таким вниманием и жесткой дисциплиной он относился к своей жизни.

Так же он вспоминает две цитаты отца:

«Ты запомни: жив ты или мертв – это должно быть совершенно безразлично тебе, как это должно быть и безразлично другим; единственное, что имеет значение, это ради чего ты живешь и для чего ты готов умереть».

«Смерть надо ждать, как юноша ждет невесту».

Сохраняя в памяти эти мысли, он старался без остатка, забывая о себе (своих желаниях) посвятить свою жизнь служению людям и Богу. Главное в жизни для него становилось общение с человеком. В разные периоды жизни будь то служба в армии, работа в госпитале и уже само служение в священническом сане (священником) – важным было выслушать, помочь любому, кто оказывался рядом.

Вторая цитата, позже, будет совпадать с его религиозной философией. Его высказывания о смерти будут полны надежды, утешения. В его понимании жизнь наша является подготовкой, периодом ученичества для «будущей, вечной жизни». Этот период должен быть следует воспринимать с большим вниманием, чуткостью и трезвостью. Из этих убеждений вырастает его отношение к жизни, образ и строй его мыслей. На протяжении всей жизни он стремился следовать своим убеждениям. Его философия не оставалась лишь теорией, он стремился на личном примере сделать её живой, действенной.

О священнике в лагере ….

О духовном отце

Важную роль в формировании его жизни играл – духовник. В данном случае несколько моментов необходимо прояснить. Необходимо понять, что это был за человек, каких убеждений и характера. Второе, каким образом произошла их встреча, и почему это было возможно. И последнее это то, что духовник для о. Антония действительно имел большое значение. Его советы, его «воспитание» определило основные моменты мировоззрение митрополита.




Интеллектуальная база.


  1. Увлечение языками.

  2. Ф.М. Достоевский в Сорбонне.

  3. Святоотеческое наследие.

  4. Русские философы.


Исторические контексты.


1.эмиграция

2. война


3. посещение СССР

4. Сурожская епархия.



Тезисно о «свободе» в понимании А.С.


(понятно, что все это и дальнейшее… требует пояснений, контекстов, выявление смысловых связей между его суждениями и мыслями авторов, на которые он ссылается)
Понятие «свобода» Антоний Сурожский рассматривает в трех больших (философских) категориях.

Понятие «свобода» противопоставляется понятиям «произвол», «своеволие». Изначально он говорит о том, что «свобода» это нечто упорядоченное, структурированное. (Чем оно упорядочивается? Кто упорядочивает? Какие критерии и границы?)




Хомяков говорит о «свободе» как о возможности, призвании «быть самим собой», «становится самим собой».

Встает вопрос о том, что значит «быть самим собой», где найти критерии для определения «себя»? В качестве критериев Антоний Сурожский приводит следующие варианты. Первое - поискать в себе того, что является свидетельством (отсветом) образа Божия. Второе эта цитата из Евангелия: «верьте в свет, пока вы во свете ходите» (Ин.12: 35-36). Светом, становится наша совесть, которая, как камертон, позволяет нам отличать хорошее от плохого. В данном случае «свобода» становится устремленностью, поиском и достижением «света».





Второе понятие берет начало от английского слова Libertas.

Берет оно свое начало с римских времен. В то время свободным считался ребенок, рожденный от свободных родителей, не от рабов. Ребенок полное право самостоятельно распоряжаться своей жизнью. Здесь встает вопрос о том, как это делать? Как обладать свободой в той мере, что бы это называлось и являлось свободой, а не порабощенностью, не произволом? Как не стать зависимым от своих\чужих привычек (стремлений, желаний)? Встает вопрос о порядке в жизни. Антоний Сурожский вводит несколько условий такого порядка – «дисциплина», «самообладание», «власть над собой»….






Немецкое слово свобода, которое имеет корни санскритского языка freedom, Freiheit. («любить», «быть любимым».)

Понимание свободы как предельное проявление любви, жертвенной любви. Главным становится – жертва, на которую готов пойти человек ради другого, других. Образ беззаветной отдачи себя (своих возможностей, способностей, своей чуткости) другому, не требуя и не мысля ничего взамен.




1 http://magazines.russ.ru/nlo/2004/66/shart2.html

2


3 История понятий, история дискурса, история ментальностей/ сборник статей под редакцией Ханса Эриха Бёдекера. Перевод с немецкого. – М.: Новое литературное обозрение, 2010. Стр. 6

4 Т.С. Стр. 49

5 Стр. 53

6 Стр. 255(синия)

7 Стр 247.(синяя)