birmaga.ru
добавить свой файл

1
Нравственные ценности моего народа



Полезные истины следует говорить
и повторять как можно чаще.
(П. Буаст. Французский философ)

Введение
    В истории человечества, начиная от обозримых из наших дней глубин, наверное, не было дня, когда человек не воевал (грабил, нападал, убивал) с себе подобным. Подобная практика скрывается, как мне кажется, в хищническом от природы, происхождении человечества. Но разум человеку на то и дан, чтобы он отличался от зверя. Невозможно ведь все время противостоять другому, надо когда-нибудь да и заняться другими делами, хорошими, добрыми, гуманными. Это уже проявляется то милосердное, вечное, человеческое, которое тоже заложено в человека природой. Не может он долго быть хищником и зверем (хотя бывают и такие), разум-то не дремлет. И тогда человек начинает придумывать правила и законы. Порой, он сам первый нарушает их, но все-таки сила гуманного разума берет вверх и заставляет Человека быть добрым, щедрым, порядочным, честным, объективным, мудрым, гуманным. Что же есть гуманность? В чем она проявляется? Может это сострадание к озябшему щенку на улице, или стремление помочь больному человеку? А может уважение самого себя, как личности, желание понять и анализировать происходящее вокруг, стремление понять чужую боль? На этот вопрос я попытаюсь ответить в свете отношения к этому моего народа, а так же людей различных национальностей и культур.
Законы любого цивилизованного государства строятся на обязательном и четком соблюдении всех общечеловеческих моральных и нравственных ценностей в отношении любого человека. Одним из таких ценностей является достоинство человека. Мой древний карачаево-балкарский народ тоже ставит поверх всех ценностей сохранность свободы, здоровья и достоинства любого человека. Являясь одним из древнейших народов Кавказа, мой народ пережил все повороты истории, вынес на своих плечах все тяготы жизни, не потеряв своей индивидуальности среди других народов.

В отношении к общечеловеческой гуманности для балкарцев не было своих и инородцев, иноверцев, сословного различия, разницы в цвете кожи и т.д.

I.Отношение к жизни.
    Красива наша горная земля, но много труда она требует от человека, живущего на ней. В любой момент первозданная красота горных вершин может скрыться под тяжелыми свинцовыми облаками, и тогда, даже в летний день может выпасть снег по колено на цветущем альпийском лугу. Туман может застать путника на перевале, когда он возвращается из соседнего ущелья. Ручеек, который ты перешагнул полчаса тому назад, после короткого летнего дождя может превратиться в бурный и непреодолимый поток, легко переворачивающий огромные камни. Сама суровая природа горного Кавказа наложила отпечаток на характер и менталитет народа, воспитала в нем такие качества, как мужество, простоту, решительность, доверчивость, гостеприимство, готовность поделиться с ближним последним куском хлеба, разделить последний глоток воды, сломя голову броситься на помощь человеку, попавшему в беду. И, наверное, поэтому самой большой ценностью для балкарца является жизнь человека.
Самая большая ценность – это жизнь человека (это подтверждается поговоркой – «Адам къатында адам ёлмез», «Рядом с человеком человек не умрет», в том смысле, что человек всегда стремится оказать содействие, помочь пострадавшему, нуждающемуся). А народ, так любящий и уважающий жизнь, не может не ценить и не уважать человеческое достоинство. Являясь исстари народом, который живет не посягательством на чужое, а своим собственным трудом, карачаево-балкарцы всегда соблюдают толерантность, выражают гуманное отношение к жизни. Такое отношение балкарцев к жизни не смогли сломить те тринадцать лет изгнания в Среднюю Азию и Казахстан чуждые и противоположные к привычным условия жизни. Шла война, но это не могло быть причиной бесчеловечного отношения сталинских властей к целым народам.

Выброшенные с родных земель на чужбину, эти народы, в числе которых и балкарцы, не озлобились на весь мир. Они сумели не потерять гуманное и доброе начало в сердцах, а наоборот, увидев, как гуманно относятся к «спецпереселенцам» большинство казахов, киргизов и узбеков, не потеряли надежду на скорое возвращение на Родину. А счастливое будущее своих детей у себя на Родине, подразумевалось как непреложная истина.

Эти 13 лет не смогли заставить забыть неписанный этический кодекс моего народа (хотя что-то и потеряно). Этические ценности балкарцев и карачаевцев схожи с этическими нормами окружающих их народов, а также с общемировыми морально-этическими ценностями.
Целью данной работы является желание сравнить некоторые моменты нашего этического кодекса с Женевскими Конвенциями и Дополнительными Протоколами. Ведь и в их основе лежат те же самые нормы и ценности.
II. Намыс.
В Карачае и Балкарии часто употребляют слово «Намыс». Это одно слово, но его смысл чрезвычайно широк. Главные определяющие его значение слова – «честь, уважительность, достоинство» и диктуемое ими поведение. Намыс – это одновременно и внутренне и внешнее качество, точнее, его наличие зависит не только от самой личности, но и признания общества. Его можно потерять, иногда навсегда, совершив позорный поступок, но можно хранить намыс до последнего часа. Фактически, намыс – это уважение к другим наряду с самоуважением, присущие не только человеку, но и народу, поскольку и ему грозит разложение. Такое презренное занятие как воровство, и есть признак утраты народом чести, достоинства, самоуважения.
Мюлкюнг тас болса да, табылыр,
Намысынг тас болса – къабылыр.
Потеряешь имущество – найдется,
Потеряешь честь – пропадет (навсегда).

Намысынг бла жаша,
намысынг бла аууш.
Живи с честью,
умри с честью.

Намыслыдан – адамлыкъ,
намыссыздан – аманлыкъ.
От достойного – (жди) человечности,
от недостойного – преступления.

Намыс эрге да керек,
элге да керек.
Честь нужна и человеку,
и народу.

III. Честь и достоинство.
    Нравственной ценностью у балкарцев считаются честь и достоинство и мужчины и женщины. Главным качеством мужчины считаются воля, внутренняя твердость, упорство, мужественность.

Воля, мужество – это то, что должно быть в человеке всегда, а не проявляться, как порыв, вспышка; воля – это постоянное присутствие духа. И наоборот, отсутствие воли предстает как бедствие, огромный недостаток, и такой человек считается достойным жалости. Настоящий мужчина сам знает себе цену. Если у него есть мнение, он может его высказать, но только в том случае, если уверен в его верности и ценности. И только волевой, уверенный в себе человек может ответить добром на зло, не боясь обвинении в малодушии.

Дело не только в том, что настоящий мужчина всегда умеет постоять за себя, - это может и просто смелый, - он не должен, не может терпеть несправедливости и насилия, которые творятся на его глазах. О таких говорят: «Элни эл этген адамла – Люди, которые делают народ народом». Таков главный герой карачаево-балкарского нартского эпоса Къарашауай, сын Алаугана.
Эр терсликни унамаз. Мужчина несправедливости не потерпит.
Эр кишини башы, сёзю да бир. У мужчины мысль и речь едины.
Ахшылыкъгъа ахшылыкъ – хар кишини ишиди, Аманлыкъгъа ахшылыкъ – Эр кишини ишиди.
Ответить добром на добро – поступок каждого мужчины, Ответить добром на зло – поступок настоящего мужчины
Эрни къыйматын эл билир. Цену герою (Мужчине) знает народ.
(ЖК IV, ДП I: 76)
Главное достоинство женщины – намыс. Это емкое слово содержит в себе целый спектр понятий – и уважительность, и честь, и приличие, и чувство собственного достоинства. От мужчины требуется проявление его мужского начала – активности, твердости, великодушия, силы воли. От женщины – доброты, мягкости, устойчивости, умения сделать дом уютным, красивым, чистым. Ведь доброта и есть гуманность в одном из ее проявлений.
Посмотрим характеристику, которую дал в 1830-х годах известный немецкий ученый, ориенталист, академик Генрих-Юлиус Клапрот: «В противоположность другим горским народам, карачаево-балкарцы обращаются со своими женами очень человечно и внимательно, так, что жена у них, как у европейцев, подруга, а не служанка у своего мужа». И ничто здесь не карается так сурово, как оскорбление, нанесенное женщине.
То, что женская честь священна, показывает и тот кавказский обычай, когда женский платок, брошенный на землю между врагами, мог остановить вражду. Ведь головной убор, как мужчины, так и женщины является символом чести.

Показательно отношение к женщине и ее положению в нартском обществе, которое нужно признать высоким. Браки сугубо моногамные (единоженство). Многоженство у нартов не запрещено, но должно иметь основание. Ёрюзмек хочет жениться на дочери бесов, потому что у Сатанай нет детей. У Болат-Хымыча две жены, но он также бездетен и, только поэтому привозит дочь царя аваров.

Тиширыуну намысы къан чериуню къайтарыр. Честь женщины обращает вспять (даже) отряд карателей.
Эр киши – юйню къолайы, тиширыу - юйню чырайы.
Мужчина – сила дома, женщина – краса дома.

IV. Отношение к животным.
    Издревле Балкарцы и Карачаевцы живут в очень суровых условиях. Пригодных для обработки земель было очень мало. Основной отраслью сельского хозяйства в горах было скотоводство. В большинстве случаев разводили лошадей, мелкий и крупный рогатый скот. Среди местного населения были люди, обращавшие особое внимание на селекцию пород скота, которые могли бы выдерживать суровые условия гор. Эти породы были нетребовательны к кормам и питались подножным кормом большую часть года. Местные породы скота были утеряны во время выселения балкарцев в 1944-1957 гг.
Этические нормы балкарцев призывают проявлять гуманность не только по отношению к любому человеку, но и к любой бессловесной твари. Жестокое обращение с животными осуждалось и осуждается, как несомненная бесчеловечность.
Мал тейриси – адамды. Бог животных – человек.
Къойну ургъан онгмасын. Да не достигнет блага тот, кто ударит овцу.
Эр къанаты ат болур. Крылья мужчины – конь.

V. Гость.

    Этический кодекс балкарцев велит видеть в незнакомом человеке, преодолевающем путь, не случайного встречного, а гостя. Следует дать ему ночлег, накормить, вступить в беседу. Это является древним обычаем всех кавказских народов и унаследованное от родового строя гостеприимство, определяло общественную взаимосвязь между балкарцами и их соседями. Передаваясь из поколения в поколение, обычай гостеприимства не перерос в добродетель, а стал долгом каждого кавказца.

Гостя принимали в любое время дня и ночи, оказывая ему всевозможное внимание и заботу. Ему должны были предоставить убежище, если ему угрожало преследование кровной мести. «Отказать в помощи нуждающемуся - значит поступиться своей честью» - гласит древний балкарский закон. Адаты не велели выдавать гостей у чеченцев, осетин, кабардинцев, карачаевцев, ногайцев, абазинов.

Про отношение балкарцев к гостю можно судить по дошедшим до наших дней историям времен нашествия полчищ хана Темирлана на Кавказ. После того, как армия Хромого Тимура одолела войска Золотой Орды, которой правил хан Тохтамыш, его старший эмир Утурку бежал в горы Балкарии и скрылся в Черекском ущелье у балкарского правителя Болата. Темирлан отправил Болату письмо следующего содержания: «Пришли Утурку, скрывающегося у тебя, если нет, я приду с бесчисленным войском, которое сплошь состоит изо львов, незнающих поражения». На это Болат ответил: «У меня хорошо защищенная крепость и средства для войны приготовлены. Утурку нашел у меня убежище, и пока душа будет в теле, я его не выдам, пока смогу, буду защищать, и оберегать его».
. Жолоучугъа жол сорма да, аллына аш сал. Не расспрашивай путника о дороге, а поставь перед ним еду.
Таурух да жомакъды, жолоучу да къонакъды. Сказание – тоже сказка, путник тоже гость.
Миллетден келген – миллетге къонакъ болур. Приехавший от народа – гость (всего) народа.
Къонакъны къайгъысы жокъ. У гостя нет забот.

VI. Отношение к нищим.
    В прошлом среди карачаево-балкарцев были крестьяне, бедняки, батраки, рабы, крепостные, но нищих не было и не могло быть. Нищета одного человека покрывала позором весь его род. Чтобы не потерять уважения в обществе, род считал своей святой обязанностью помочь родичу, потерявшему состояние в силу разных обстоятельств.
Отношение к человеку, который лишился имущества, было самое гуманное. Нельзя вдаваться в рассуждения о том, почему человек просит милостыню, или расспрашивать об этом его самого. Если просит – подай.

Объясняли себе нищенство тем, что у человека не осталось никакого другого выхода, тем, что он сломлен, а как и почему – не наше дело. Бог ведает, что там творится в других землях и народах. Более того, нищие рассматривались как посланные самой судьбой для испытания на человечность, милосердие. Неслучайно ведь существует выражение: «Факъырачыны сомун сыйыргъанлай. - Словно у нищего рубль отобрать», определяющее предел морального падения.

Адам къолгъа сюйюп къарамайды, Тилей эсе бермей жарамайды. Человек нищенствует не по своей воле, Если он просит, не подать нельзя.
Ушхуурчу – тамалсыз, садакъачы – амалсыз. Нахлебник – без достоинства, нищий – без выхода.
Садакъа бермеучю – садакъа тийишли. Кто не подает нищим – достоин подаяния.

VII. Отношение к умалишенным.
    Еще более гуманно, чем к нищим, принято в народе обращаться к умалишенным, которых несчастная судьба лишила рассудка, способности ориентации и адаптации в сложном окружающем мире. Помочь помешанному, сказать ему доброе слово, подарить что-нибудь – вот истинное благодеяние. Нельзя над юродивым насмехаться, дразнить, издеваться. Все подобные действия расцениваются как несомненное свидетельство, недостатка ума у того, кто на них способен.
Эл телисин тели къыйнар. Дурачку досаждает только глупец.
Сууаплыкъ излей эсенг, суманагъа сом узат. Если хочешь совершить благодеяние, протяни юродивому рубль.
VIII. Сиротская доля. (ЖК IV: 24, ДП I: 77)
    Особо гуманного отношения требуют сироты. Все народы всегда считали сиротство одним из самых тяжелых испытаний, так как родительскую ласку и попечение ничем заменить нельзя, в душе сироты навеки остается невосполнимая пустота. Поэтому и нет слёз горше сиротских. Дети могут осиротеть по разным причинам. Несчастные случаи, война, болезни уносят много жизней. Сурово осуждаются люди и род, которые обрекают слабого еще ребенка или подростка на одиночество и отчаяние. Помощь сироте или его защита являются благодеяниями в чистом виде – в них нет корысти или расчета на возвращение долга. Встреча с сиротой есть испытание на милосердие. Оттолкнувший его, тем самым, свидетельствует об отсутствии в нем милосердия, человечности, о своей низости, подлости. Глаза сироты – зеркало, в котором ясно отражается сущность окружающих. Адам ёксюз жуугъун кенгде атып къоймайды. Человек своего родича-сироту не оставляет без внимания.

Асыл тукъум ёксюзюн ийнакъ этер, осал тукъум бырнак этер. В благородной фамилии сирота – любимец, в дрянной фамилии – изгой.

Ёкюл болсанг – ёксюзге. Если кого-то и защищать – сироту.
IX. Участь вдовы.
    Участь вдовы тоже требует гуманного отношения. Вдова («Башсыз къатын – «женщина без головы, главы семьи»), так же именуются безмужние, разведенные. Нужно иметь большое мужество и трудолюбие, ум и волю, чтобы вырастить детей одной, каждодневно справляясь с нуждами и заботами. Обидеть такую беззащитную женщину может только человек низкий, подлый, наделенный рабской душой – не имеющий собственного достоинства. Хорошими, благородными фамилиями считались те, которые заботились о таких семьях, не забывали о них – как родичи матери, так и отца ребенка.
Тул къатынга хыны этген къул болгъанын билдирир Кто обижает вдову, тот показывает, что он холоп.
Тулну кёзю жашдан толу. Глаза вдовы (всегда) полны слез.
Башсыз къатынны юйю башсыз. У женщины без мужа, дом без крыши.

X. Отношение к больным и калекам.
( I Женевская Конвенция, ст. 13, и ДП I: 8)
    Человек, имеющий достоинство, должен с достоинством относиться к больным и калекам. Основное требование – проявлять душевную чуткость по отношению к больному или калеке. Нельзя попрекать болезнью или увечьем, напоминать о нем. Потому что в хвори или увечье (особенно врожденном) он не виноват, он претерпел удар судьбы, и злорадствовать по этому поводу – все равно, что клеветать, совершать тяжкий грех, не думая о том, что та же участь может постичь и тебя самого. Надо помнить, что подлинным калекой является не слепец, а тот, у кого слепа душа (жестокий, бесчеловечный).
Саусузну саны – жанына тузакъ. Тело больного – ловушка для его души.
Саулукъгъа – сакълау, саусузгъа – жокълау. Здоровье нужно беречь, больного навещать. Къыяулугъа – аяулу. К увечному (относись) чутко.
Тилсизни эниклеме, сокъурну тюртме. Немого не передразнивай, слепого не толкай. Адамгъа аман айтсанг да, сакъатын сагъынма.
Если и бранишь человека, о его увечье не вспоминай.

Акъсакъгъа акъмакъ кюлюр. Смеялся глупец над хромцом.


XI. Судьба пленных.
(ЖК I ст. 12., ДП I: 10, ЖК II ст. 12. ЖК III, ст. 12, 13, 14, 16, 17, и ДП: 76)
    Карачаевцы и Балкарцы гуманно относились к пленным. Конечно – плен тяжелейшее испытание даже для самого мужественного человека. Не всякий способен его вынести. Стойкость, проявленная в плену, рассматривалась как одно из высших проявлении узденьского духа. Считалось позорным заставлять пленника, тем более, раненого, выполнять обязанности холопа. Если человек, попавший в плен, был ранен или болен, он получал необходимую помощь. По мере необходимости ему так же выдавали одежду и питание. Запрещалось издеваться над пленным, умалять его достоинство. Интересно, что нигде в эпических и старинных песнях балкарцев нет упоминаний о пытках.
Жёнгеринге къайнама, жесиринги къыйнама. На соратника не кипятись, пленного не пытай.
Жесирни жаны жолда. Душа пленника - в дороге (мечта о свободе; путь домой). Жесирни эси жети. У пленника семь рассудков (ищет выход).
Къыяудан жесирлик къыйын. Мучительней увечья – плен.

XII. Переселенец, беженец. ( IV Женевская Конвенция, ст. 25, и ДП I: 73)
    Как нелегко покинуть обжитой дом, расстаться с сородичами и добрыми соседями, с которыми долгое время делил хлеб и воду, горе и радость, так и нелегко освоиться на новом месте. Переезды в другое село и прежде были явлением нередким. Люди переезжали в другую местность в поисках лучшей доли, лучшей жизни, лучших земель. Но вместе с тем были случаи вынужденного переезда. Вынужденный переезд был, во-первых, крайней мерой наказания за совершенные проступки, несовместимые с общественной моралью, как то: преднамеренное убийство и воровство. В этом выражалось гуманное отношение к провинившемуся: его не убивали, а выгоняли. Или заставляли проделать какую-нибудь общественно-полезную работу. Во-вторых – эвакуация мирного населения с территорий, где ведутся боевые действия.

В любом случае, если другое селение позволяло переселенцу обосноваться в его пределах, новые соседи обязаны были ему помочь – строить дом, обзавестись хозяйством, дать временный кров и т.д. от этого зависели не только будущие взаимоотношения, но и честь села. Разумеется, и сам переселенец должен был стараться произвести на новых односельчан хорошее впечатление.

Кёчюп кетген – кечилир, кёчюп келген – кечинир. Выселившийся получит прощение, приехавший – условия для жизни.
Къачхынчы – къууту бла, кёчгюнчю – умуту бла. Беженец с толокном (легко нести), переселенец с надеждой.
Кёчюп кетгенге – хошлукъ, кёчюп келгенге – болушлукъ. Выселившемуся – пожелание добра, переселившемуся – помощь.
Ач адам къашыкъ излер, къачхынчы ышыкъ излер. Голодный ищет ложку, беженец – кров.
XIII. Миротворец.
    Причин для вражды между людьми всегда было предостаточно. Стабилизации жизни общества, его сплоченности служил народный парламент, законодательный и судебный орган «Верховный Тёре». Тёре переводится с балкарского языка как обычай, традиция, закон, порядок. В это общественное объединение входили наиболее уважаемые представители народа. Заседал Верховный Тёре в Черекском ущелье.
Верховный Тёре выносил решения по каким-либо спорным житейским вопросам, согласно выработанным веками народным обычаям – адетам.
Наиболее уважаемые члены этого собрания иногда брали на себя роль примирителя – «Мидира». (Миротворца). К исполнению этой благородной миссии они приступали в случае обращения одной из конфликтующих сторон. Если какой-либо внутринациональный конфликт слишком затягивался и грозил перерасти в нечто большее, Тёре выносил соответствующее решение. Все решения Тёре носили справедливый и гуманный характер. Ни разу не было случая, чтобы Тёре вынес карательный приговор.
Примирение, достигнутое благодаря мидирам, считалось их большой заслугой, благодеянием. Не выслушать их, ссориться с ними означало уронить свое достоинство в глазах народа и рассматривалось как недальновидность и самодурство. Именно благодаря Тёре и мидирам была изжита кровная месть в среде балкарцев и карачаевцев.
Талай бла талашма, мидир бла даулашма. С множеством (людей) не борись, с судом не спорь.
Тёреде тюзлюк болса, тийиреде низам болур. Если в Тёре будет правда, в округе будет порядок.

Мидир келсе – сабырлыкъ келир, ишин этсе – мамырлыкъ келир. С миротворцем приходит спокойствие, если справится с задачей – приходит мир.

Жарашдыргъан – сууаплы, талашдыргъан – жууаплы. Примиряющий будет благословен, сеющий вражду будет в ответе.
Мидирлеге къайырылма, эл адетден айырылма. На миротворца не злись, народный обычай не отвергай.


XIV. Достойный поединок.
    Поищем примеры уважения человеческого достоинства в карачаево-балкарском нартском эпосе. Так как объем эпоса огромный, мы рассмотрим только один интересный эпизод.
Долгое время способом разрешения непримиримого конфликта считался поединок. Поводов для вызова, конечно, возникало множество. Я уже отмечала, что кровная месть, т.е. признание виновным не только убийцы, но и его родственников и его рода была изжита, виновным считался только сам преступник. Но наказывать его из-за угла считалось позором, мститель был обязан вызвать его на честный поединок.
Интересно, что в фольклоре формой поединка почти всегда выбирается стрельба. Противники разъезжаются на определенное расстояние и начинают обстреливать друг друга. Если у одного из дуэлянтов кончался запас стрел (а позже и пуль), его соперник должен был поделиться с ним и обстрел начинался заново. Если перестрелка заканчивалась безрезультатно, брались за сабли и кинжалы. Поединок, естественно, должен был вестись честно.
Истинный батыр-витязь не должен был ронять свое достоинство, уродуя тело поверженного врага или бросая его под открытым небом, - наоборот, он был обязан предать его тело земле. Об этике поединка говорят нижеследующие изречения: Жангылгъан бла сёлеш, жаныгъан бла демлеш. С тем, кто ошибся, - говори, с тем, кто угрожает – бейся.
Ёречини (душманы бла) огъу тенг. У соперников стрел (пуль) поровну.
Демлешгенде – ёречи, жоюлгъанда – тёречи. В схватке - противник, после смерти – судья.

Но вернемся к отрывку из эпоса. На поединок выходят нарт Ачемез и убийца его отца Къубу. Сражение происходит на территории последнего. Перестрелка длится до вечера. Вечером, уезжая домой, Къубу говорит: - Киши эсенг, эрттен бла былайда болурса. - Если ты мужчина, утром будешь здесь. Утром Къубу, приехав, делится с Ачемезом пищей и стрелами: «Эртденликде Къубу, келип, ашны, окъну жамычыгъа къуюп: - Хайда, энди эки тенг этда, юлюшюнгю ал! - деди». «Утром Къубу, приехав, пищу и стрелы разложив на бурке: - Давай, раздели поровну, и возьми свою долю! – сказал». Здесь мы видим достойную, честную схватку достойных и честных соперников.


XV. Оружие.
    Большинство технических открытий люди, в основном, используют для уничтожения себе подобных. Важнейшие достижения в области техники, химии, физики, биологии, разных отраслей промышленности государства используют в оборонных целях. Но ведь оборона тоже война.
Лучшие специалисты в разных отраслях науки работают на создание такого мощного оружия, которого нет у остальных. Из-за этого гонка вооружений не прекращается ни на одну минуту.
А теперь посмотрим, каким оружием пользовались наши предки.
Воинственные жители Кавказа, в том числе и предки карачаевцев и балкарцев - Аланы имели свои разновидности оружия, свою тактику ведения боя, использовали различные приемы в бою.
Бытует мнение, что применение топоров в бою свойственно в основном скандинавам и отчасти славянам, но согласно археологическим исследованиям применение боевых топоров широко практиковалось и у алан.
По форме секиры имел несколько типов:
1. Боевые топоры – секиры с широким лезвием в виде полумесяца и узким копьевидным концом. Рукоять длинная. Узкое лезвие обеспечивало воину легкое высвобождение оружия из тела противника. Длинный расширенный обух позволял стаскивать противника на землю.
2. Боевым топором с узким лезвием и тяжелым обухом наносился, удар, как правило, по железному шлему противника. Ввиду постоянного применения топоров в качестве оружия, у аланов выработалась особая техника конного и пешего боя. Она включала в себя обводящий стиль боя и прямой. Обводящий стиль боя состоял из нанесения ударов по круговой амплитуде в малозащищенные точки противника (подсечь ногу противника ниже колена, повредить лошадь, то есть нанести урон, не убивая противника).

Боевые топоры алан изображены на каменных изваяниях VI-XII веков, исследованными Е.Д. Фелициным и Т.И. Куликовским на территории Карачая, у аулов Хумара и Хурзук, и в урочище Индыл-Баши. В качестве примера также можно привести рельефные изображения на стенах царского склепа на реке Кривой в верховьях Кубани. .

Аланы в быту постоянно использовали арканы из конского волоса. Также арканы использовались и в бою. Петля накидывалась особым образом, так, чтобы, захватив руки противника прижатыми к туловищу, его можно было стащить на землю и обезвредить. 
 Естественно, как и все народы, до появления огнестрельного оружия аланы использовали для охоты и для боя лук со стрелами. Луки были составные, стрелы длинные. Наконечники стрел не имели зазубрин. Это делалось для того, чтобы наконечник можно было легко извлечь из раны человека. Зачем же убивать человека, если можно просто вывести воина из строя.

В главе об оружии не могу не коснуться и самого популярного на Кавказе вида оружия – кинжала. Жизнь в горах трудна и опасна, человек здесь должен быть всегда начеку. Невозможно предугадать, откуда возникнет опасность. И балкарцы при себе обязательно имели оружие. В основном это был кинжал. Ношение кинжала имело свои правила, четкие и обязательные. Это холодное оружие имело несколько видов. Простой небольшой кинжал («къама»), могли носить все мужчины свободного сословия. Лезвие такого кинжала имело одно ребро упругости, и было небольшим. Другой разновидностью был большой боевой кинжал («къара къама»). На лезвии имелось три ребра. Носить такой кинжал могли носить только мужчины статусом не ниже узденя (ёзден – свободный общинник, воин) в социальной иерархии. Такой кинжал не разрешалось передавать другому человеку или лишний раз вынимать их ножен. Существует поговорка: «Къолдан кетсе – жан бла, къындан чыкъса – къан бла». «Уйдет из рук – с жизнью, вынимаешь из ножен, должна пролиться кровь».

Заключение.

      В начале данной работы задавался вопрос: «Что же есть гуманность?» Изучая разносторонний и богатый материал, который оставили нам наши предки, мы ответим на вопрос по-своему. Это - справедливость, уважение достоинства любого человека независимо от вероисповедания, цвета кожи, места проживания. Культура Карачаево-балкарцев является частью общемировой культуры. Наш этический кодекс призывает людей быть добрыми, гуманными, щедрыми. Разве не об этом свидетельствуют поговорки, пословицы и изречения наших предков. Къанны къан бла жуума, аманны аман бла къуума. Не смывай кровь кровью, не отвечай злом на зло. Таш бла ургъанны аш бла ур. Ударившего тебя камнем, ударь хлебом. Тюзлюк ючюн сюелмеген, терсликге къуллукъ этер. Кто не защищает правду, тот служит кривде. Азатны кёлю эркин. Душа свободного просторна. Азатлыкъгъа багъа бичме. Свободе цену не определяй. А все народы в вопросах этики, морали, чести говорят об одном и том же, только каждый на своем языке. Приведу пример и с английского языка. A good name is better than riches. Доброе имя дороже богатства. Все хотят жить в мирном мире, работать, дружить, растить добрых и красивых детей, радоваться бабочке, что порхает от цветка к цветку, изучать культуру своих соседей, находить свое место в цивилизованном мире. Хотя, наверное, сложно остановить войны, что происходят на нашей планете, к этому надо стремиться. И к этому же призывают правила разных международных организаций, как МККК, ООН. Точно так же к миру и справедливости призывают все нарды и все религии. В заключение, хочется отметить, что по своей природе человек не может быть антагонистом. В него с самого рождения заложено толерантное отношение к своему ближнему. Карачаево-балкарский народ не является исключением из этого правила. В нашем устном народном творчестве – в песнях, сказках, пословицах и поговорках, в героическом эпосе – нартских сказаниях - везде видны человеколюбие и гуманность.


 

http://ullumalkar.ucoz.ru/_pu/0/34651673.jpg

http://ullumalkar.ucoz.ru/_pu/0/88454190.jpg

http://ullumalkar.ucoz.ru/_pu/0/61459210.jpg

http://ullumalkar.ucoz.ru/_pu/0/87739135.jpg

Балкарский кинжал

Изваяние (6 век н.э.)

Изваяние (7 век н.э.)

Изваяние (8 век н.э.)

 

 

 

 

 

 







Список использованной литературы.

1. Абаев М.К. «Балкария». Нальчик, «Полиграфсервис и Т», 2005 год.

2. Биттирова Т.Ш., Габаева А.Б. «Пожелания, легенды о нартах, сказки, песни, загадки…» Нальчик, «Эльбрус», 1997 год

3. Джуртубаев М.Ч. «Ёзден адет». Нальчик, «Эльбрус», 2005 год.

4. Джуртубаев М.Ч. «Карачаево-балкарский героический эпос». Москва, «Проматур», 2004 год.

5. Джуртубаев М.Ч. «Древние верования Балкарцев и Карачаевцев». Нальчик, «Эльбрус», 1991 год.

6. Кудаев М.Ч. Описание оружия Карачаево-балкацев. «Минги тау». №1. 2009 год. Стр. 185-190.

7. Кучинаев М.Ю. «История Балкарии». Нальчик, «Эль-фа», 2004 год.

8. Мизиев И.М. «Очерки истории и культуры Балкарии и Карачая в XIII – XVIII в.в.». Нальчик, «Нарт», 1991 год.

9. Нарты. Героический эпос балкарцев и карачаевцев. М., «Восточная литература», 1994 год.

10. Материалы из сети Internet.

 

Ульбашева Лаура, Ульбашев Кязим. Верхняя Балкария