birmaga.ru
добавить свой файл

1
Николай Кудряшов. Санкт-Петербург. 2011.
Язык полоролевого поведения

и предпосылки его создания в гендерных исследованиях.

Традиционные подходы в свете современных гендерных исследований.
Гендерные исследования – достаточно новая область научного знания для современных российских науки и образования. В центре внимания этих исследований находятся многочисленные, в частности, культурные и социальные факторы. Есть в этих исследованиях место и поведенческим факторам – отметим этот момент отдельно потому, что именно на нем мы и остановим свое внимание.

Все они, эти обозначенные выше факторы определяют отношение общества к мужчинам и женщинам, их внутренние отношения, поведение индивидов в связи с принадлежностью к тому или иному полу, ролевое поведение, стереотипные представления о мужских и женских качествах.

Несмотря на значимость термина «гендер» и возможность использования термина «язык гендерных телодвижений» по аналогии с разработками А.Пиза, в своем исследовании мы сузим область рассматриваемых вопросов и ограничимся термином «язык полоролевого поведения». О предпосылках данного выбора мы подробно доложили в Приложении-А.

Гендерные исследования в контексте языка полоролевого поведения – практически неизвестная область научного знания не только для российской, но и для зарубежной науки и образования. В традиционную цепочку интересов сексологов «психосексуальное развитие – психофизиология - нейрофизиология» мы вводим понятие «моторика», иногда заменяя его в дальнейшем применительно к данной работе терминами «движение», «динамика» и, более общим - «поведение».

Данный контекст заинтересованным лицом все-таки может быть обнаружен в традиционных подходах к обозначенной теме, тем более, в свете некоторых современных гендерных исследований. Обратим ваше внимание именно на этот момент.

Гендер означает совокупность социальных, культурных и поведенческих норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. Уже в этой формулировке, в термине «поведенческих норм» можно услышать отголоски нашего принципиального подхода к обозначенной теме – моторная норма.

Следующий момент.

Данная статья на одном из уровней ее прочтения продолжает тему нормы, тему идентификации полной сексуальной нормы именно как поведенческого, моторного аспекта. Мы как бы развиваем идеи знаменитого ученого И.Сеченова о том, что «все бесконечное многообразие мыслительной деятельности сводится, в конечном итоге, к мышечному движению». Полная сексуальная норма, по нашему мнению, включает в себя как сексуальное поведение в целом, в частности, коитальное поведение, сексуальную моторику, так и социокультурные регламентации, но, безусловно базируется именно на естественно-биологическом сексуальном и коитальном поведении (2). Следует уточнить, что, по нашему мнению, естественно-биологическое сексуальное и коитальное поведение направлено, прежде всего, на реализацию репродуктивных программ, на прокреацию.

Гендерные или, по нашему мнению, физиологически более углубленно, полоролевые исследования в наши дни являются междисциплинарной областью научного знания. Эта область связана с биологией, генетикой, эндокринологией, социальной философией, социологией, культурологией, лингвистикой и другими дисциплинами, изучающими разнообразные структуры различных культур.
История вопроса.

Правомерным будет утверждение того, что полоролевая традиция общественного сознания берет свое начало в ритуалах древних жреческих, шаманских и эзотерических практик: матриархат, практики Гипербореи и Атлантиды, индийские «Махабхарата» и «Тантра-йога», «Хроники Акаши», «Голубиная (глубинная) книга (Или о славянской космогонии)», восточное учение «Дао-любви», 7 пункт учения Гермеса Трисмегиста «Кибалион» о мужском и женском и так далее. По крайней мере, мы обнаруживаем в перечисленных источниках соответствующие упоминания.

Отдельно есть смысл вспомнить и о древней восточной философии с ее основными понятиями баланса - Ян и Инь: «мужское» и «женское».

Для некоторых исследователей логично то, что, обратившись к смысловому прочтению понятий «мужское» и «женское» в восточном символе баланса, можно предположить, что данный символ баланса изменения или движения «мужских» и «женских» философских категорий в реальности может быть тоже как-то выражен. В реальности он может быть выражен, например, гормональными моментами использования силы мужчиной и призыва с последующей манипуляцией женщиной – это гормональный или один из возможных вариантов интерпретации смысла символа баланса. Символ также может быть выражен конкретной, физической динамикой, все той же специальной моторикой, сопровождающей обозначенные моменты. В нашем случае - полоролевой динамикой или полоролевой моторикой.

Концепция о взаимодействии полярных сил Ян и Инь как основных сил движения и баланса движения материи, дуализм которых выражается в нерасторжимом единстве и борьбе светлого и темного, твердого и мягкого, то есть, мужского и женского начал в природе - легла в основу учения о символах взаимодействия крайних противоположностей, создающих разность потенциалов активности. В том числе, тех, что интересуют нас при моделировании, управлении и реализации полоролевой моторики, сексуальной моторики, сексуальной мышечной активности: электрическая активность мозга и проводимость нервной системы, электрическая активность клеточных мембран саркомеров – «исполнительных механизмов» моторики, электрическая активность белковых цепей и так далее. В данном, рассматриваемом нами, случае символы взаимодействия легко опознаются в жизни, на практике, в поведении индивидов обоих полов, в их моторике.

Например, это фиксируется в так называемой «войне полов». После подспудного понимания необратимости своей природной половой принадлежности, которая формируется к 5-10 годам развития детей, их поведение начинает носить антагонистический характер межполовой агрессии: дернуть за руку, за волосы, ударить портфелем или «сменкой», толкнуть, щипнуть, оцарапать, высмеять, зафиксировать прозвище и так далее. В подобных играх утверждаются мужские, силовые, агрессивные, героические, соревновательные и женские, прокреативные, презентирующие, интригующие, манипулятивные, семейные, «шопинговые» и так далее роли (2). Важно знать следующее.

Формирование психосексуальных ориентаций в течение последующих 10-20 лет должно происходить на фоне: 1. правильных платонических или романтических проявлений либидо или сексуальной функции с непременными восхищением и признанием кумиров, что позволяет активизировать нужные для дальнейшего развития индивида железы внутренней секреции и зафиксировать секрет определенных гормонов, перекодирующих обычные сигналы в сексуальные и реально категоризирующих эротизм и его основные принципы единства и борьбы противоположностей, 2. эротических или приводящих к навыкам моторных телесных реакций проявлений либидо, 3. сексуально-генитальных форм проявлений либидо, позволяющих провести отбор и корригирующее влияние на реальную партнерскую практику с генитальной локализацией, в частности, триггеров, запускающих биологический механизм оргазма. Именно докоитальное психогенное развитие по принципу «стимул-реакция» формирует дальнейшие предпочтения в сексуальном ядре личности человека (2).

Одна из задач данной разработки состоит также в предупредительной теоретической профилактике возможных нарушений в формировании обозначенного ядра личности и следующих за ними возможных сексуальных отклонений от нормы, то есть, дисфункций, формируемых, по нашему мнению, не только в психической, но и в моторной активности человека на уровне записи в «мышечной памяти моторики» при посредстве эндокринной и нейроэндокринной систем.

В МКБ-10 возможные нарушения относятся к отклоняющемуся сексуальному поведению. Вот их краткий перечень: расстройства половой идентификации (F64 – например, транссексуализм), расстройства сексуального предпочтения (F65- парафилии), индивидуальные особенности ориентации (F66 – гетеро-, гомо-, бисексуальные ориентации), (25). Мы попробуем показать, что неосознавание или недооценка некоторых аспектов психосексуального и полоролевого двигательного развития может привести к малоадаптивным сценариям полоролевого поведения, а затем и к сексуальным дисфункциям. Все это, в свою очередь, может быть выражено в специфическом, в том числе, дисфункциональном поведении и в сопутствующей ему мышечной активности, названной нами, в частности, у мужчин анэякуляторными реакциями, а у женщин традиционно – аноргазмией, гиполибидемией.

Можно также сказать, что в физиологии концепция о взаимодействии полярных сил Ян и Инь проявлена, прежде всего, во взаимно контрастирующих генеративных и связанных с ними межполовых признаках поведения человека. Здесь можно выделить именно половые признаки и полоролевое поведение. Что еще раз подтверждает принцип «Кибалиона»: «Что наверху, то и внизу», то есть, то, что символ всегда может быть и должен быть выражен в материальных формах и в их динамике, в нашем случае – в моторике.

Традиции, учитывающие фактор пола, уходят также корнями в античный мир, когда началось осмысление категорий природного пола (sexus) и грамматического рода (gender).

Как более современная интерпретация смысла восточного символа баланса, момент единства и борьбы противоположностей, являющийся его основой, отмечен даже в учении о диалектическом материализме.

Первые научные работы в данной области опубликованы в зарубежных изданиях.

Системные описания мужских и женских особенностей, например, гендерных аспектов речи и языка были сделаны на базе языков из германской и романской языковых групп.

В современной сексологии вопросы и сексуальной, и гендерной, и непосредственно поведенческой или полоролевой активности человека занимают одно из ведущих мест.

Перечисленные традиционные формы обращения к гендерной теме взяты за основу при разработке концепции и практики системы полоролевого поведения или языка полоролевого поведения.



Новейшая история и сексуальные исследования – полоролевая векторная динамика.

От общей теории гендера и полоролевого поведения, их филогенетического и онтологического статусов, проблем филологического значения, сексуальные исследования переходят к сосредоточенности на установлении возможностей полоролевого подхода в отдельных частнонаучных областях.

К одной из таких частнонаучных областей относятся и разработки в области поведенческих аспектов сексуальных взаимодействий, в области сексуальной моторики. Можно сказать, что именно моторные, двигательные или динамические аспекты сексуальных коммуникаций нас интересуют больше всего.

В данном подходе классическая физика как нельзя лучше описывает суть представляемой нами гипотезы, претендующей на уровень открытия. Ведь именно направление любых изменений организма человека, а затем и динамики его тела по нашему предположению задает характер его гормонально-гонадной, а затем и направленной моторики в работе гонадостата. Несколько пояснений сказанному.

По статистике, влюбленные пары отличаются ростом: мужчина, как правило, выше, женщина – ниже. Если рассматривать коитус как гармонию удвоенного ладового кванта гормонов силы и контрастирующих им гормонов призыва, то есть, половых гормонов тестостерона и эстрогена, соединение по фазе, частоте и амплитуде двух стриопаллидарных направленных волн движения тел или гармоничное созвучие двух волновых функций тел партнеров, то в движении их тел действительно проявляются существенные моторные различия. Восточный символ баланса предупреждает и подтверждает этот вывод.

В «женской» части символа баланса можно предположить то, что растягиваемое, в данном случае женское, тело будет работать в большинстве своем на поглощение энергии, на призыв и, на этапе прокреации или воспроизводства - в области половых органов - на поглощение, на всасывание семени, необходимого яйцеклетке для зачатия. Это очень важный момент в понимании предлагаемой гипотезы.

Действительно, в миограмме во время оргазма фиксируется работа не только мышц половых органов, но и всего тела человека. Данный факт позволил нам сделать вывод о том, что половая локализация сексуальной моторики, полоролевого поведения является предпочтительной при исследовании затронутого вопроса, касающегося динамики всего тела. А это, в свою очередь, означает то, что в любом фрагменте полоролевого поведения можно обнаружить соответствующие моторные признаки – идентификаторы, у которых должны быть критерии их оценки. Действительно, визуальное наблюдение за любым объектом даже без специальных знаний дает представление о его полоролевом мотиве, но до сих пор не разработаны достоверные критерии оценки такого поведения.

В другой части символа баланса можно предположить то, что сжимаемое мужское тело будет работать в большинстве своем на излучение энергии, в частности, в области половых органов на выделение, на семяизвержение.

Для облегчения восприятия данного вывода применим метод ассоциаций.

В данном случае можно применить ассоциацию, связанную с губкой, наполненной водой. Если ее сжать, вода из нее начнет изливаться. Если сжатую губку опустить в воду и разжать, то она начнет набирать воду. То же самое происходит при установлении гармоничного совместного движения преобладающего по росту мужчины и женщины меньшего роста. Тело женщины как бы растягивается, расслабляется, что является по статистике превалирующим фактором предпочтительного сексуального поведения женщин, его фантазийной и сценарной доминантой – секс у женщины связан именно с понятием расслабления. Тело женщины как бы «впитывает» энергию силового, «сжимающегося» тела мужчины, которое ее излучает в соответствии с ее призывом и своим настроем, настроением. Природа в данном случае, по нашему мнению, заложила в организме человека принцип контрастирующего гонадостата, то есть, направленную на определенный актиновый наклон в саркомерах работу гипофизарно-гипоталамусно-гонадного комплекса с соответствующей афферентно-эфферетной импульсацией по мотонейронам.

Основы обозначенных динамических аспектов сексуальных, точнее, полоролевых коммуникаций, по нашему мнению, закладываются генами организма человека. Применительно к полоролевой динамике они могут быть выражены в качестве различий, связанных с первичными, вторичными и третичными половыми признаками.

Статья призвана обнаружить предпосылки для описания не только полоролевых моторных, но и векторных, то есть, направленных аспектов моторных сексуальных коммуникаций. Именно векторность как способ активизации направления течения энергии в теле человека с помощью мышечных реакций по типу взаимосвязей актин-миозин или актинового наклона подразумевает полоролевое прочтение функций тела человека применительно к эволюционным задачам мужчин и женщин на уровне характера их межполового общения. В дальнейшем мы на практическом примере поясним сказанное.

Данное направление исследований обозначено нами как полоролевая векторная динамика и считается базовым или гормональным направлением исследований системы полоролевых телодвижений, то есть, таким, от которого так или иначе вытекают другие направления предлагаемого читателю исследования.

Описанная область исследований привлекает большое внимание как зарубежных, так и отечественных ученых. Вопросы контекстуального взаимодействия полов, отношения общества к такому взаимодействию, нюансов гендерного и полоролевого поведения, половой идентификации, сексуальной ориентации, предпочтений, деталей представлений о качественных составляющих такого поведения в той или иной ситуации, отдельно - в генезе сексуальных нарушений, обозначенных как краевые варианты парафилий, сексуальных девиаций, сексуальных акцентуаций, донозологических особенностей сексуальности и так далее, вплоть до животрепещущих для западных стран проблем родов или разрешения от беременности – вот самый приблизительный перечень вопросов в этой области. В частности, решение проблем трудных родов с помощью определенно направленной моторной активности уже на сегодняшний день позволило нам создать в нескольких англоязычных странах такое уникальное направление предродовой подготовки женщин как основы перинатальной векторной динамики. При такой динамике мышцы спины, живота и половых органов роженицы тренируются на то, чтобы в нужный момент времени вытолкнуть плод из своего тела в отличие от момента зачатия, когда мышцам женщины лучше всасывать семя внутрь организма, а не выталкивать его по типу мышечных реакций сквирта, мочеиспускания и, каким бы это ни показалось странным, основных движений восточных танцев живота. В реальности же при родах с двумя, описанными нами, движениями возникает путаница, иногда приводящая к печальным последствиям: вместо выталкивания плода тазовые мышцы роженицы могут втягивать его в соответствии с мышечной памятью основных моторных коммуникаций тела для реализации программы прокреации.

В данном исследовании впервые сделаны попытки системного описания мужских и женских моторных особенностей невербальных коммуникаций, в частности, особенностей языка полоролевого поведения, а также их обоснования и использования в перечисленных выше ситуациях.

Надо признать, как я уже говорил, что полоролевая моторная проблематика в отечественных и зарубежных исследованиях находится в стадии освоения. Поэтому, многие аспекты, заявляемые нами, звучат в литературе подобного плана впервые. Хотя во всех описанных в данном исследовании практических случаях мы старались и стараемся изначально придерживаться научных, физических, а также традиционных толкований, как, например, при упоминании о танцах живота, что танцевались и танцуются в гаремах по сей день, в основном, как помощь роженице.

Тем не менее, в последние годы наблюдается еще более повышенное внимание к полоролевым аспектам коммуникаций, связанных со здоровьем людей, с их успехом в делах, даже в бизнесе, при взаимодействии с партнерами противоположного и одинакового пола, при родах и так далее.

Сегодня в большинстве исследований речь идет уже не о том, как биологический пол влияет на коммуникативное поведение в каждом случае, а, о том, какими средствами располагают исследователи для конструирования полоролевой моторной идентичности, в каких коммуникативных ситуациях и с какой интенсивностью совершается конструирование, а также то, какие факторы воздействуют на этот процесс и его результат.

Наиболее широко данный формат интересов охвачен, как мы говорили, в книге А. Пиза «Язык телодвижений», но в нем не рассматривается полоролевая составляющая описываемого языка, что и дало нам предпосылку для проведения и публикации результатов соответствующих исследований.

В свете междисциплинарного подхода в последнее время внимание, например, лингвистов также не обошло эту тему. Все больше и больше их привлекают исследования не только вербальной коммуникации, но и невербальной.

Работ зарубежных и отечественных лингвистов в этом направлении сейчас еще мало. В связи с этим хотелось бы отметить выход в свет в 2005 г. книги доктора филологических наук, профессора кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Г. Е. Крейдлина под названием «Мужчины и женщины в невербальной коммуникации» (9). К сожалению, речь в книге в большинстве своем идет о различиях в гендерном аспекте устной бытовой коммуникации. Коммуникативно значимые проявления этих различий внутри одной культуры плохо изучены, а их семантика и прагматика по большей части остаются необъясненными. Так, известная американская лингвистка и борец за права женщин Р. Лаков в своей книге «Language and Woman's Place», описывая коммуникативное поведение одних только жительниц Северной Америки, уверенно заявляет о неэффективности речевого стиля женщин вообще как чрезмерно вежливого (polite), нерешительного (hesitant) и почтительного (deferent). По нашему мнению, каждому из описанных терминов соответствует еще и определенная моторика.

По словам Г. Е. Крейдлина, «Гендерные отношения фиксируются в языке в виде культурно обусловленных стереотипов, накладывая отпечаток на речевое поведение личности и на процессы ее социализации».

Придерживаясь такого понимания гендера, особенно, в вопросе социализации личности можно предположить, что неречевое, то есть, в частности, коммуникативное поведение партнеров также может быть пронизано гендерными отношениями, а их гендерные роли в социуме носят отпечаток определенной культуры. В данном случае речь может идти о гендерных стереотипах поведения, принятых в данном обществе. Такие стереотипы могут фиксироваться кинесикой. Это, в свою очередь, дает возможность предположить, что гендерные поведенческие стереотипы могут отчетливо проявляться и в невербальной полоролевой коммуникации. Что непосредственно создает предпосылки для описательной базы элементов полоролевой или векторной составляющей языка полоролевого поведения, «языка сексуальных кинем» для обоих полов.

В настоящее время лингвисты все более и более подробно рассматривают особенности полоролевого невербального коммуникативного поведения. Под ним понимаются «конвенциональные нормы, правила и традиции общения, выражаемые в акте коммуникации знаковыми невербальными средствами». Источником для подобных исследований могут служить невербальные, то есть, символические, знаковые, и вербальные, то есть, устные и письменные тексты.

Г.Е. Крейдлин считает, что необходимо говорить не о мужских и женских жестах, мимике, позах и так далее, а о мужском и женском стилях невербального поведения.

Мы согласны с данной точкой зрения.

По его мнению, эти стили могут быть свойственны людям обоих полов, и в этом состоит одна из трудностей описательного характера языка полоролевого поведения.


Фенотипическая полоролевая коммуникация.

Действительно, с этой проблемой сразу сталкиваются все исследователи, заинтересовавшиеся языком полоролевого поведения. Считается, что в норме стиль невербальной сексуальной коммуникации соответствует полу человека и должен презентовать гендерную принадлежность наблюдаемого. Детали, идентификаторы и концепция подобных соответствий нас интересуют больше всего. Именно здесь выполнены наши основные исследования. Но описание деталей поведения, например, сексуальных меньшинств выводит эту проблему на совершенно новый уровень.

Данная тема получила широкое развитие в направлении наших исследований: «Знаковая или фенотипическая сексуальная коммуникация». В этом случае нами утверждается следующее: существуют такие позы тела человека, которые однозначно считываются как принадлежащие или к мужской, или к женской знаковой или фенотипической сексуальной коммуникации.

Но может быть и иначе. В данном направлении разработок действительно существует одна трудность.

Описываемый уровень коммуникаций прямо проистекает из полоролевой векторной динамики. Но, в отличие от нее, в фенотипической фиксации может считываться в обоих контекстах. Любой фиксированный жест может иметь продолжение как по мужскому, так и по женскому типу мышечных реакций с точки зрения языка полоролевого поведения. Знание данного момента приводит к пониманию того, почему возникают проблемы, нарушения, отклонения и дисфункции в норме сексуального поведения, в норме полоролевой моторики.

Напоминаем о том, что полоролевая векторная динамика или, собственно говоря, основа языка полоролевого или гормонального поведения, считывается как визуально, так и аппаратными методами наблюдения однозначно. Для этого нами разработаны специальные критерии. О некоторых их базовых предпосылках мы предполагаем доложить чуть дальше.

То есть, даже в том случае, когда знаковый или фенотипический аспект жеста прямо указывает на гендерную принадлежность наблюдаемого, полоролевая векторная динамика и соответствующий гонадостат могут развиваться как по мужскому, так и по женскому типу. Это основная трудность, которая возникала, как мы уже говорили, при попытках создания языка полоролевых телодвижений в прошлом на основе поведения представителей сексуальных меньшинств. Не находилось точных оценочных критериев, которые в любом возможном случае толковались бы однозначно. Здесь-то нами и выполнены соответствующие исследования, связанные с моторикой и сопутствующей секрецией определенных половых гормонов.

В данной части работы речь идет именно о деталях мужских и женских движений, жестов, мимики, поз и так далее, обеспеченных определенными мышечными реакциями, приводящими к одномоментно знаковому статическому положению тела в пространстве. На основе критериев считывания языка полоролевых коммуникаций нами разработаны рекомендации по тому, какой именно полоролевой аспект одномоментно знакового статического положения тела в пространстве мы можем наблюдать. Восточный символ баланса и является в данном случае критерием оценки.

Подобные мышечные реакции всего тела человека и их знаковые или фенотипические соответствия основаны на эволюционных предпосылках. Их корни уходят в глубины формирования двигательной иерархической пирамидной и экстрапирамидной активности тела человека. В том числе, по полоролевому признаку.

Введя это уточнение, мы не можем пройти мимо темы генетических аспектов идентификации предпосылок для создания системы полоролевого поведения или коммуникации.

Но чтобы перейти к этой теме, нам необходимо пояснить себе некоторые моменты.
Компоненты невербального поведения.

К настоящему времени ученые выделяют достаточно широкий круг компонентов невербального поведения. Классификация, предлагаемая в данной работе, основана на базе существующих классификаций зарубежных и отечественных исследований. В основе таких исследований находятся несколько классов невербальных компонентов коммуникации: кинетический, миремический или класс движений глаз, паралингвистический или голосовой, респираторный или класс движений, связанных с дыханием и так далее. В их состав входят отдельные виды.

В данной работе нас интересует именно кинетический компонент сексуальной и сексуально-генитальной коммуникации.

Следует отметить, что среди знаковых форм кинетического поведения, куда входят движения, жесты, мимика, позы, знаковые телодвижения и тому подобное, можно выявить кинемы, которые в тех или иных условиях все-таки более свойственны мужчинам или женщинам. В настоящий момент времени нами успешно рассматривается их эволюционная составляющая. Вполне очевидным также является тот факт, что в каждой культуре существуют мужские и женские позы, мануальные жесты и другие проявления мышечной активности, характерные только ей.

Для нас естественно то, что женский и мужской стили кинетического поведения отражаются в особых движениях, походках, позах, жестах, базирующихся на специфических мышечных реакциях тела человека.

Специалистами считается, что особенно заметны в данном контексте различия в употреблении жестов рук, ног и головы.

Именно особенности движений головы женщин в моей книге «Язык полоролевого поведения или 3 женских счастья» берутся за начальную основу языка полоролевого поведения для слабого пола. Из исследований традиционных подходов по данному вопросу хочется выделить методики Смольного Института благородных девиц Санкт-Петербурга, базирующиеся на более древних разработках Православия, Ведической Руси и Вед.

Систематизированное описание рассматриваемых классов невербальных компонентов коммуникации с точки зрения структуры позволяет проследить сходства и различия между маскулинной и фемининной группами кинем.

Это позволяет говорить еще раз о гормональных предпосылках и гормональном сопровождении при выполнении данных движений.

Именно предпосылки, создающие прецедент полоролевой гормональной активизации, рассматриваются в данной работе.

Ассоциации, связанные с мужественностью и женственностью движений.
Каждое общество имеет, как известно, свою коммуникативную структуру, заключающуюся в системе социальных ролей, институтов, учреждений, норм, средств воплощения, передачи, хранения и обработки информации. Система, например, социальных ролей может отражать структуру общества. Все ассоциации, связанные с мужественностью и женственностью движений представителей определенной культуры, могут также определять структуру общества.

В наших исследованиях нами ставилась цель не просто получать от испытуемых визуально оцениваемые ассоциации, связанные с описанием абстрактной женственности или мужественности в двигательной активности, но выделять их специфические черты, которые можно было бы систематизировать.  

Хотелось бы отметить то, что полоролевые исследования в области невербальной коммуникации, несмотря на существующий еще сегодня некоторый скепсис по поводу значимости и перспективности сексуальной моторной проблематики, обнаружили жизнестойкость и изобретательность в практических вопросах.

Это выражается в появлении новых направлений исследований, оригинальных идей, терминов, плодотворных подходов и более точных инструментов анализа языка полоролевого поведения.

К одной из таких методик относится гендерная психология.

Гендерные методики в отечественных институтах РАО.

В процессе изучения гендерной психологии студенты отечественных институтов РАО знакомятся с биологическими аспектами половых различий, с основными данными о физиологических особенностях мужского и женского организма, а также о степени их влияния на личностные особенности и поведение мужчин и женщин.

В биологии пол – это, упрощенно, совокупность морфологических и физиологических особенностей организма, обеспечивающих половое размножение. Наличие двух полов предполагает различие в строении и функционировании организмов, относящихся к каждому из них. Более того. Наличие двух полов предполагает различие в строении и функционировании организмов, относящихся к каждому из них, в частности, на уровне их моторной активности. Как мы говорили выше, основы моторных аспектов полоролевых коммуникаций закладываются генами организма человека в качестве различий, связанных с моторикой первичных, вторичных и третичных половых признаках.

Внешние и внутренние различия мужского и женского организмов называют половым диморфизмом. Иными словами, половой диморфизм – это различия между полами, обусловленные биологическими факторами. С этого момента времени мы все ближе подходим к генетическому описанию данного направления исследований.

Именно этот момент позволил нам сделать заявление о том, что внешние и внутренние различия мужского и женского организмов могут способствовать проявлению их определенной полоролевой моторики.

Мы условно назвали такую моторику полоролевым динамическим диморфизмом. Она также является перепроекцией полоролевой векторной динамики, но имеет свои, ярко выраженные, особенности. Эти особенности связаны с эволюционными причинами диморфизма и апеллируют к генетической информации о строении тела в каждом конкретном случае, а также к тому, как особенности строения тел мужчин и женщин могут проявляться в особенностях их моторик. Данная тема при ее качественном развитии и правильном использовании описывает и снимает многие трудности взаимодействия полов, особенно на ранних этапах, а также при формировании сексуально-генитальной фазы проявления либидо.

Это касается и определенного положения женщины в структуре общества, и определенных положения и характерной динамики тела женщины в отдельно выбранном замкнутом пространстве.

   Термин «пол» в данных исследованиях имеет несколько значений, каждое из которых отражает основные этапы половой дифференциации, в том числе, на генетическом уровне, а также и на уровне его проявления в моторной активности.

Итак, рассмотрим генетический уровень нашего исследования.

Во время оплодотворения, как известно специалистам, закладывается генетический или хромосомный пол ребенка. Известно, что в ядрах клеток человека одна пара хромосом у мужчин и женщин различна. Женский генотип ХХ обусловливает то, что все яйцеклетки содержат Х–хромосому, содержащую 1098 генов. Мужской генотип XY обуславливает то, что в одной половине сперматозоидов находится Х–хромосома, а в другой – Y–хромосома, содержащая 78 генов.

В момент оплодотворения сочетание хромосом определяет генетический пол.

Это обозначает с точки зрения языка полоролевого поведения различия в характерных особенностях поведения и моторики.
Гормональные аспекты полоролевого языка телодвижений – гонадная или гонадостатная динамика.

   Следующим биологическим этапом развития является формирование у эмбриона гонадного пола.

Как известно специалистам, в клетках с генотипом XY происходит превращение зачаточных гонад в семенники, а в клетках с генотипом XX – в яичники. Эти явления, по нашему мнению, сопровождают развитие полоролевого динамического диморфизма, то есть, в конечном итоге, работу генетики организма человека, его нейрогенный уровень.

В данном физиологическом процессе существует нюанс, на который мало кто из исследователей обращает внимание.

Превращение зачаточных гонад в семенники и в яичники происходит на фоне определенной активности тканей женского или материнского организма, а затем и тканей эмбриона.

Попытка миотического описания происходящего в этот момент времени явления дала превосходный результат с точки зрения именно полоролевой векторной моторики. Специалистам известно, что зачаточные гонады у девочек перемещаются в теле чуть назад, вверх и расходятся, а у мальчиков перемещаются чуть вниз.

Можно сказать, что превращение зачаточных гонад в яичники происходит на фоне их расходящегося движения назад и вверх относительно первоначального расположения в теле эмбриона. Превращение зачаточных гонад в семенники происходит на фоне их движения чуть вниз относительно первоначального расположения в теле эмбриона. Это соответствует нашей интерпретации восточного символа баланса. Особенности движений вверх и вниз создают предпосылку для изучения соответствующих физиологических механизмов. Как мы помним, любые изменения характеризуются своей направленностью, для начала, относительно поля тяготения.

Оказалось, что векторная моторика зачаточных гонад обеспечена определенными мышечными реакциями, тканевыми, а затем и гормональными изменениями.

Именно с этого момента времени нами предполагается физическое разделение мышечных и тканевых реакций, связанных с половыми различиями, на мужские и женские с точки зрения активизации определенных половых гормонов.

Эмбриону, по последним научным данным, действительно характерны определенные гонадные коммуникации, что дало нам повод для описания гонадной или гонадостатной системы телодвижений с характерными мышечными реакциями.

Гонадная система телодвижений является наиболее локальной из всех, обозначенных нами. Она также является наиболее функциональной при практическом использовании языка полоролевого поведения. Именно она проявляет активную работу гормональной системы человека, а, значит, и всю предрасположенность поведенческих реакций тела человека.

Итак, полоролевая векторная динамика или, собственно говоря, основа языка полоролевого поведения, считывается однозначно именно на основе данного фактора.

Гонадная, точнее, гонадостатная, динамика является основой разработанных нами специальных оценочных критериев, о которых мы ранее предполагали доложить.

Этот вид динамики непосредственно связан с эякуляторными реакциями мышц или с эякудинамикой, принципы которой окончательно расставляют вопросы гормональной активизации и сопутствующих им движений тела человека с соответствующим гормональным и мышечным обеспечением на свои места.

Рассмотрим данный вопрос подробнее.

Эякуляции предшествует оргазм.

Оргазм модулируется в подкорковых структурах недоминирующего полушария мозга.

Отсюда и происходят, по нашему мнению, генеративные контрастирующие реакции мышц половых органов мужчины и женщины, у которых, в норме, активны разные полушария. Как говорят зарубежные специалисты, «сексуальность находится между ушами, а не между ногами». Мы бы еще добавили: «Сексуальность партнеров «развешана» по разным ушам».

В дальнейшем модулированный сигнал передается по синапсам к исполнительным структурам спинального уровня, к половым железам.

Далее, у мужчин нервный импульс передается к предстательной железе, к семявыводящим протокам, обеспечивающим вегетативное обеспечение оргазма и, в пределе, эякуляторную реакцию мышц, названную нами эякудинамикой. На симпатической, тонической фазе выделения или эякуляции активность возникает в симпатических структурах сегментов L1 – L2. На парасимпатической, ритмической фазе эякуляции активность возникает в парасимпатических структурах сегментов S1 - S3 (2). Вегетативное обеспечение оргазма происходит за счет сокращения и расслабления саркомеров, к которым приходят соответствующие нервные импульсы.

У женщин вегетативное обеспечение оргазма происходит за счет сокращения и расслабления саркомеров, к которым приходят нервные импульсы из другого полушария мозга, возбуждающие иную поляризацию клеточных мембран. А, значит, и иной актиновый наклон в паре «актин-миозин», обеспечивающий вслед за сексуальным призывом коитальное всасывание. На симпатической, тонической фазе всасывания семени или соответствующих имитирующих мышечных реакций активность возникает в симпатических структурах тех же сегментов, что и у мужчин - L1 – L2. На парасимпатической, ритмической фазе женского оргазма, обеспечивающей всасывание семени или соответствующие имитирующие мышечные реакции, активность возникает в парасимпатических структурах сегментов S1 - S3.

Если реальная и предполагаемая на уровне образного намерения, фантазийно-сценарная сексуальность совпадают по времени, находятся в фазе и контрастируют по мышечным реакциям у мужчин и женщин, то у партнеров происходит резкое нарастание возбуждения до предельного с последующим сбросом напряжения. Пределом в данном случае является уровень тренированности мышц, сухожилий, фасций и так далее. На это и направлены все наши практические рекомендации. Яркий, сильный оргазм или разрядка напряжения поощряет затраченные партнерами усилия, и принципы теории эмоций могут быть распространены на дальнейшее их поведение в жизни: здоровье, любовь, успешность и так далее.

Данные индивидуальные и совместные мышечные реакции в специальных упражнениях и танцевальных движениях, при ухаживании, при активной мастурбации, в сексе и так далее обозначены нами как векторная стриопаллидарная моторика. В частности, при тренировке обозначенного момента используется известное в сексологии упражнение «Прерываемое мочеиспускание». Именно в нем хорошо отражены как функции полушарий мозга для заданной мышечной активности, так и актиновый наклон в саркомерах, обеспечивающий целевые реакции мышц: выделение или поглощение, всасывание.

Описанная соматогенная дифференцировка гонадостатов и запись в двигательных анализаторах мозга соответствующих мышечных программ заканчивается ко второму месяцу внутриутробного развития эмбриона.

После этого клетки семенников начинают вырабатывать мужские половые гормоны – андрогены. Идет формирование организма по мужскому соматическому типу. На восьмом месяце беременности активность этих клеток почти прекращается. Они находятся в атрофированном состоянии до начала процесса полового созревания организма.

   Андрогены влияют на формирование соматического пола, определяют дифференцировку тканей, а также двигательные реакции по мужскому типу. Если под влиянием каких–либо стрессовых, фармакологических или иных факторов содержание андрогенов в крови плода уменьшится, то формирование гениталий может пойти по женскому типу, несмотря на мужской генотип. Этот момент обуславливает и фиксируемый аппаратными методами наблюдения «женский» тип моторных реакций и секреции гормонов у некоторых категорий мужчин. Этот же момент позволил выполнить ряд исследований, позволивших выявить зависимость между секрецией гормонов и определенными векторными цепными

миотатическими рефлексами. Данная информация очень заинтересовала западных и американских биологов и эндокринологов на Всемирном Конгрессе «Революция сознания» в 2010 году, где мы представили материалы в докладе. Сюда же можно отнести вопросы естественной, природной активизации секреции всех категорий гормонов, относящихся к допингам в спорте высших достижений.


Здесь, в этом вопросе, нами обнаружена также еще одна из предпосылок для описания языка полоролевого поведения.

Мы назвали ее мануальной системой полоролевой жестикуляции.

Эта система нашла, по нашему мнению, свое отражение, в частности, в ассоциациях, связанных с положениями пальцев рук, с хастами и мудрами, возникающими при специальных движениях тел в древнеиндийской культуре Хатха-йога, а также в буковице Всеясветной Грамоты, в рунах, в энергетических техниках перуанских индейцев мочика, японских ниндзя, а также в некоторых других разработках, связанных с энергетическими аспектами работы организма человека.
Наряду с развитием гениталий на соматическом этапе формируются и другие половые особенности строения тела.

Половые особенности строения тел мужчин и женщин.

Наряду с развитием гениталий на соматическом этапе происходит формирование определенных мозговых структур.

Например, на соматическом этапе происходит формирование «половых центров». Эти центры контролируют секрецию гонадолиберинов, гормонов гипоталамуса по гендерному типу: мужскому или женскому. Независимо от генетического пола в гипоталамусе эмбриона присутствуют два центра, контролирующих секрецию гонадолиберинов: тонический и циклический. Под влиянием андрогенов у мужских эмбрионов циклический центр тормозится, остается только тонический, а у женских эмбрионов сохраняются оба центра.

Этот момент позволил нам выделить тонические и циклические моторные упражнения в отдельные группы. К циклическим упражнениям можно отнести, например, вязание, плетение, свивание, скручивание и другие движения, связанные с тонкой моторикой.

   При рождении ребенка на основании внешних генитальных признаков определяют гражданский или паспортный пол.

После рождения наступает социальный этап формирования пола. Именно в это время формируется и соответствующая полоролевая моторика человека, базирующаяся на описанных выше моментах.

Данная тема наиболее полно исследована, в частности, в разработках дореволюционного Смольного Института благородных девиц Санкт-Петербурга. Не объясняя сути движений, преподаватели этого института выстраивали ежедневные физические упражнения воспитанниц в такую систему, что позволяла им презентовать себя в двигательной и гормональной активности как женщинам, в том числе, как альфа-женщинам. Это хорошо видно специалистам системы полоролевого поведения из соответствующих архивных материалов.

В современных разработках отечественных институтов РАО и в западных высших учебных заведениях данному аспекту уделяется недостаточное внимание.

Осознание принадлежности к определенному полу формирует соответствующее поведение.

На этом этапе важную роль играют социальные влияния, которые перерабатываются мозгом и соотносятся с биологическими особенностями организма.

   С учетом многообразия этих механизмов в психологии пол характеризуют как комплекс телесных, поведенческих и социальных признаков, определяющих индивида как мужчину или женщину.

В данном исследовании нас больше всего интересует комплекс поведенческих признаков, моторных признаков. Уже сейчас можно говорить о нетрадиционном подходе в затронутой теме.

   Изучение феноменов полоролевой векторной моторики, полового диморфизма, полоролевой знаковой или фенотипической сексуальной коммуникации и особенностей их проявления в различных сферах поведения человека имеют самостоятельное значение в наших исследованиях.
Заключение.

Открытие и описание языка полоролевого поведения выводит оценку затронутой темы человеческих взаимоотношений на совершенно новый уровень. Использование оценочных критериев данной системы движений, устраняющих возможность двойного толкования сексуальных жестов, предоставляет исследователям невообразимое поле еще более значимых открытий. Деталировка и подразбивка этих жестов на подсистемы языка полоролевого поведения позволяет без вникания в суть методики использовать только «ключи» для входа в данную систему успешных коммуникаций. К двигательным подсистемам языка полоролевого поведения можно отнести кинетические моменты лечебного гипноза, нейро-лигнвистического программирования, кинезиологии, гормональной соционики и ряда других исследований.

Хотя в настоящий момент времени нами определены только несколько предпосылок для описания, а также несколько направлений исследований языка полоролевого поведения, не следует забывать также и о том, что различия в строении и качественных составляющих мозга мужчин и женщин, их анатомических представителей, обеспечивающих соответствующее влияние на развитие и поведенческие реакции человека, могут предоставить еще несколько вариантов прочтения языка полоролевого поведения. Этому моменту посвящена моя статья «Влияние биологических особенностей мозга человека на проявление языка полоролевого поведения».

Как я уже говорил, в настоящей работе обозначены несколько направлений исследований языка полоролевого поведения:

- полоролевая векторная моторика,

- знаковые или фенотипические полоролевые коммуникации,

- гонадная или гонадостатная система телодвижений,

- полоролевой динамический диморфизм с элементами усложнения женских коммуникаций,

- перинатальная моторика,

- мануальная система сексуальной жестикуляции,

- тонические и циклические упражнения.

Все эти направления исследований создают предпосылку для синтеза описанных элементов языка полоролевого поведения по системному признаку.
При этом нам интересен не только вопрос о том, какие существуют различия между мужчинами и женщинами, но и в какой мере биологические свойства детерминируют в психологических особенностях индивида с точки зрения его поведенческих реакций.

Как следует из вышесказанного, все затронутые темы весьма важны для гендерной психологии.


Приложение-А. Гендер.
Ге́ндер (англ. gender, от лат. genus «род») — социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. Это то полоролевое поведение, которое определяет отношение с другими людьми: друзьями, коллегами, одноклассниками, родителями, случайными прохожими и так далее.

Пол — совокупность генетически детерминированных признаков особи, определяющих её роль в процессе оплодотворения. Прежде всего, понятие «пол» обозначает совокупность взаимно контрастирующих генеративных и связанных с ними признаков. Половые признаки неодинаковы у особей разных видов и подразумевают не только репродуктивные свойства, но и весь спектр полового диморфизма, то есть расхождения анатомических, физиологических, психических и поведенческих признаков особей данного вида в зависимости от пола. При этом одни половые различия являются контрастирующими, взаимоисключающими, а другие  — количественными, допускающими многочисленные индивидуальные вариации.


Биологический пол — это совокупность анатомических, физиологических, биохимических и генетических характеристик, отличающих мужской организм от женского и могущих применяться по отдельности или в комплексе для идентификации и различения мужчины от женщины. Биологический пол — это также один из пяти компонентов человеческой сексуальности. Другие четыре компонента сексуальности — это сексуальная ориентация, сексуальная идентичность, гендерная идентичность и социальная гендерная роль.

В биологическом поле выделяют следующие компоненты:



Генетический пол, или хромосомный пол — зависит от набора половых хромосом: XY у мужчин, XX у женщин.

Гонадный пол, или пол гонад, пол половых желёз — яички либо яичники.

Внутренний генитальный пол или пол внутренних половых органов — простата и семенные пузырьки либо матка и маточные трубы.

Наружный генитальный пол, или пол наружных половых органов — пенис, яички, мошонка либо клитор, влагалище, вульва и половые губы.

Гормональный пол - преобладание в крови определённого вида половых гормонов: андрогенов (мужских) либо эстрогенов (женских).

Пол вторичных половых признаков – это оволосение по мужскому или женскому типу, наличие или отсутствие развитых молочных желёз, голос, строение скелета, распределение подкожной жировой прослойки, наличие или отсутствие месячных и другие свойства организма. Развитие вторичных половых признаков определяется как генетическими особенностями, так и уровнем половых гормонов, расовыми или иными характеристиками внешней среды.

Половые признаки — ряд отличительных особенностей строения и функций органов тела, определяющие половую принадлежность организма. Половые признаки делятся на биологические и социальные (гендерные), так называемые поведенческие признаки. Первичные и вторичные признаки обусловлены генетически, их структура заложена уже в оплодотворенной яйцеклетке задолго до рождения ребёнка. Дальнейшее развитие половых признаков происходит при участии гормонов.

К первичным половым признакам относятся те признаки, которые связаны с репродуктивной системой и относятся к строению половых органов. Вторичные половые признаки не участвуют непосредственно в процессе размножения, однако способствуют сексуальному отбору, определяя предпочтения в выборе сексуальных партнёров.

Вторичные половые признаки развиваются в период полового созревания.

Третичными половыми признаками у высших живых существ являются психологические и социально-культурные различия в поведении полов. Особенно в человеческом обществе третичные половые признаки сильно подвержены влияниям различных культур. Так, например, традиционным мужским одеянием в Шотландии является килт, в то время как во многих странах юбка считается предметом исключительно женского гардероба.

В современном обществе происходит смена половых ролей — женщины становятся более самостоятельными, социально активными.

В психологии и сексологии понятие «гендер» употребляется в более широком смысле, подразумевая любые психические или поведенческие свойства, ассоциирующиеся с маскулинностью и фемининностью и предположительно отличающие мужчин от женщин (раньше их называли половыми свойствами или различиями).

Понятие гендерная рольgender role») заимствовал из грамматики и ввел в науки о поведении сексолог Джон Мани, которому в 1955 при изучении интерсексуальности и транссексуальности потребовалось разграничить, так сказать, общеполовые свойства, пол как фенотип, от сексуально-генитальных, сексуально-эротических и сексуально-прокреативных качеств. Затем оно стало широко использоваться социологами, юристами и американскими феминистками. В общественных науках и, особенно, в феминизме «гендер» приобрёл более узкое значение, обозначая «социальный пол», то есть социально детерминированные роли, идентичности и сферы деятельности мужчин и женщин, зависящие не от биологических половых различий, а от социальной организации общества.

Центральное место в гендерных исследованиях занимает проблема социального неравенства мужчин и женщин. Словоупотребление грамматической категории «гендер» подразумевало то, что видимые различия личностных и поведенческих характеристик мужчин и женщин не связаны напрямую с действием биологических факторов, а определяются спецификой социального взаимодействия.

С точки зрения структурной социологии, и в полном соответствии с традицией Дюркгейма, пол сам по себе есть явление социальное, поэтому использование термина «гендер» представляет собой плеоназм. Его использование призвано подчеркнуть то, что речь идет о социологическом подходе к вопросу пола, когда речь идет о широкой дискуссии.

Слово гендер в английском языке обозначает различаемую мужественность или женственность личности.

Деление на мужское и женское аналогично делению на мужской и женский пол в биологии.

В странах, где развито документарное подтверждение личности, социальный пол обычно совпадает с закреплённым в документах полом, то есть с паспортным полом, исключая случаи трансгендерности.

Гендер (социальный пол) в широком понимании не обязательно совпадает с биологическим полом индивида, с его или её полом воспитания или с его или её паспортным полом.

Обычно в обществе можно различить два гендера — мужской и женский, однако набор гендеров бывает гораздо шире, существуют сообщества с четырьмя и более гендерами. Социальный пол ведьм, например, не совпадал с социальным полом обычных женщин и по социальной роли был более близок к мужскому социальному полу.

Данный материал взят из Википедии и определяет практически всю «широту охвата» смыслового понятия термина «гендер».

В данном небольшом предварительном исследовании нас интересует следующее.

Если пол сам по себе есть явление социальное, а слово «гендер» подчеркивает лишь то, что речь идет о социокультурологическом подходе к вопросу пола в широкой дискуссии, то правомерным будет утверждение того, что в основе гендерного невербального поведения, то есть, «языка кинем» могут лежать биологические, генетические, физиологические и другие различия между полами.

При рассмотрении термина «язык гендерного поведения» мы попадаем в область социологических и культурных свойств и признаков, что несколько уводит нас от основной темы исслежования.

Нас больше интересуют признаки, которые указали бы на однозначную детерминацию полоролевого поведения.

Истоки однозначно считываемой детерминации полоролевого поведения скрываются и могут быть обнаружены в генетической, гонадно-гормональной и гонадостатной активности организма человека.  Прежде всего, во взаимно контрастирующих генеративных и связанных с ними половых признаках. Отсюда и происходит различение мужских и женских телодвижений по полоролевому признаку.

Отдельные фены или признаки обозначенного различения взяты нами за основу упрощенного языка полоролевого поведения в практических вопросах.


Библиография:

1. Кудряшов Н. «Язык полоролевого поведения или 3 женских счастья». – Самиздат, 2011.

2. Екимов М.В. Мастурбация и сексуальные дисфункции: Уч. пос.- СПб.: СПбМАПО,

2006.

3. Анисимов Е. В. Женщины у власти в XVIII веке как проблема // Вестник истории, литературы, искусства. Отд-ние ист.-филол. наук РАН. — М.: Собрание; Наука, 2005, с. 328—335.

4. Бурдье П. Мужское господство / Бурдье П. Социальное пространство. Поля и практики. М., СПб, 2005 г. ISBN 5-89329-761-X.

5. Дугин А. Г. «Социология пола (Структурная социология)» // «Структурная социология» М., 2010.

6. Ильин Е. П. Дифференциальная психология мужчины и женщины. Глава 2. Гендерные стереотипы, или Мужчины и женщины в глазах общества — СПб.: Питер, 2007, ISBN 5-318-00459-8.

7. Кон И. С. «Пол и гендер. Заметки о терминах».

8. Пиз Аллан. Язык телодвижений. Как читать мысли других по их жестам. - Нижний Новгород. Ай Кью, 1992. - 262 с.

9. Крейдлин Г.Е. Мужчины и женщины в невербальной коммуникации. М., 2005.

10.Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика. М., 2004.

11.Крейдлин Г.Е. Кинесика //Словарь языка русских жестов. - Москва-Вена: 12.Языки русской культуры; Венский славистический альманах, 2001. - С. 166 - 248 с.

13.Крейдлин Г.Е. Словарь языка русских жестов. - Москва - Вена: Языки русской культуры; Венский славистический альманах, 2001. - 256 с. 14.Крейдлин Г.Е. Просодика, Семантика и прагматика невербального коммуникативного поведения: жесты, позы и знаковые телодвижения женщин и мужчин // Доклады Второй международной конференции «Гендер: язык, культура, коммуникация». М., 2002.

15.Григорьева С.А., Григорьева Н.В., Г.Е., Чувилина Е.А. Улыбка как жест и как слово (к проблеме внутриязыковой типологии невербальных актов) //ВЯ. - 2001. - №4. - С. 66 - 93.

16.Потапов В.В. Современное состояние гендерных исследований в англоязычных странах //Гендер как интрига познания. Гендерные исследования в лингвистике, литературоведении и теории коммуникации. - М.: Рудомино, 2002. - С. 94 - 117.

17.Баженова И.С. Экспрессия эмоций в контексте гендерных исследований // Разноуровневые характеристики лексических единиц. Сборник научных статей по материалам докладов и сообщений конференции. Часть 4. Слово в тексте. - Смоленск: СГПУ, 2001. - С. 99-104.

18.Кирилина А.В. Гендер: Лингвистические аспекты. - М.: Изд-во "Институт социологии РАН", 1999 - 180 с.

19.Воронина О.А. Гендер // Словарь гендерных терминов. М., 2002.

Грейдина Н.Л. Гендерная специфика коммуникации // Антропоцентрический подход к исследованию социума: лингвистические, социолингвистические и культурологические аспекты. Материалы научно-практической телеконференции, посвященной Международному году языков и 10-летию гуманитарного отделения ИГХТУ. Иваново, 2002, с. 5-14.

Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб., 2002.

20.Соломоник А. Семиотика и лингвистики. - М.: Молодая гвардия, 1995. -346 с.

21.Argyle M. The Psychology of Interpersonal Behaviour. Harmondsworth, 1967.

Bollowa M. From Nonverbal Communication to Language // Linguistics. 1976, р.172.

22.Hanna M. S., Wilson G. L. Communication in Business and Professional Settings. N. Y. 1998.

23.Kalbfleisch J.P., Cody J.M. Gender, Power, and Communication in Human Relationships. New Jersey, 1995.

24.Burgoon J.K., Buller D.B., Woodall W.G. Nonverbal Communication // The Unspoken Dialogue. N. Y., 1996.

25.Международная классификация болезней (10-й пересмотр). - СПб.: АДИС, 1994. – 300 с.

Кудряшов Николай Иванович, психолог, род. 12.01.57..

Академик Академии Родовых поместий (Москва).

Действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиги (В.В.Макаров, ОППЛ, Москва).

Учредитель и член Международной Ассоциации Трансперсональной психологии (АТПП, Москва).

Сотрудник Международной Академии информатизации (МАИ, Москва).

Преподаватель Балтийской Педагогической Академии (БПА, Санкт-Петербург).

Сертифицированный преподаватель Европейской Академии интеграционной психологии.

Преподаватель и сертификатор Института Интегративной Психологии (ИИП, Москва).

Автор системы Целостного волнового движения, основанной на волновом движении тела (СЦВД).

Автор и Грандмастер системы вибрационного боя или тета-боя, основанной на использовании в мышечной работе тета-ритма жизнедеятельности головного мозга.



Автор семи книг и 18 видеофильмов по лечебным и боевым практикам.

Тел. +7-921-347-27-58.