birmaga.ru
добавить свой файл

1
Мудрец из царства Лу


Из всей плеяды великих мудрецов Востока – самый известный, несомненно, Конфуций. Его называют также Кун-цзы, то есть Учитель Кун. Созданное им учение оказало влияние на становление национального характера китайцев и, в несколько меньшей степени, корейцев, японцев и вьетнамцев. Конфуцианские нормы выработали у них особое отношение к труду и учебе, которое стало надежной основой нынешних грандиозных успехов в развитии экономики и технологии в Японии, Сингапуре, Южной Корее и на Тайване, а также залогом неизбежного экономического подъема в материковом Китае.

Как же сформировались взгляды самого Конфуция, жившего более 2500 лет назад (551 – 479 гг. до н.э.) в небольшом государстве Лу (в то время весь Китай был разделен на несколько царств, ожесточенно сражавшихся друг с другом). Он происходил из знатного, но обедневшего рода. Его отец, бывший опытным воином, рано скончался, оставив в наследство лишь доброе имя и воинскую славу.

Чтобы преуспеть в жизни, юному сироте, не имевшему ни богатства, ни знатных покровителей, надо было стать мастером так называемых «шести искусств», включавших в себя исполнение ритуалов, знание музыки, стрельбу из лука, управление колесницей, чтение классических текстов и математику. Только это давало возможность получить чиновничью или офицерскую должность. И Конфуций много и усердно учится. Он добивается отличных результатов и как лучник, и как колесничий, прекрасно играет на цитре. Но, пожалуй, наиболее глубоко Конфуций постигает ритуалы и обряды. Начинается его долгая чиновничья служба – с самого низшего разряда и до наивысших должностей (таких как генеральный прокурор страны и даже на короткое время – премьер-министр). Однако независимый и открытый характер не способствовал карьере. Много раз Конфуцию приходилось искать убежища в других царствах.

В конце концов, так и не реализовав до конца свои административные таланты, он оставляет службу и полностью посвящает себя преподаванию. В знаменитой на всю Поднебесную школе Конфуция могло одновременно учиться до 3000 учеников, из числа которых он выделял 70 – 80 наиболее способных. Многие из них впоследствии стали сановниками, но главное – они после смерти Учителя собрали его высказывания в одну книгу «Лунь юй» («Суждения и беседы»), ставшую основным источником для всего дальнейшего развития конфуцианской мысли.


В чем же наставлял своих последователей Учитель Кун? Главная категория, которая проходит через все учение, – это человеколюбие или гуманность. Очень многозначная, она в то же время была определена Конфуцием простыми и ясными словами: «не делай другому того, чего себе не желаешь». Другая важнейшая категория – сыновья почтительность не только по отношению к собственным родителям, но и к старшим вообще. Также в качестве необходимых свойств человека он называл знание приличий, воплощенных в ритуале, верность, чувство долга, смелость (в отстаивании убеждений), стыд. Тот и только тот, кто воплотил в себе все эти качества, является благородным мужем (цзюнь-цзы); ему можно доверить управление страной.

Характернейшей чертой школы Конфуция был культ знаний. Самая первая фраза из «Лунь юя», которую наизусть знает практически любой китаец, звучит так: «Учиться и постоянно повторять усвоенное – разве это не прекрасно! (Это словно как) друг приедет издалека – разве это не радостно!». Последователи Конфуция разработали цельную систему обучения, на основе которой сдавались государственные экзамены. Это помогало привлекать на службу наиболее талантливых людей вне зависимости от их социального происхождения. Увлечение внешней стороной привело к тому, что структура постепенно становилась все менее дееспособной, место глубоко осознанного ритуала заняли сложные и бессмысленные «китайские церемонии». Но после крушения императорской идеологии в Китае и Японии, возникновения «новых индустриальных государств» возродился интерес к раннему конфуцианству, к подлинному учению Конфуция, которое оказалось удивительно злободневным.

В самом деле, приходится констатировать, что в течение двух последних столетий доминантой развития человечества были ценности западной цивилизации. Достижения ее очевидны и не нуждаются в особых доказательствах. Однако столь же очевидны (с наших сегодняшних позиций) и те тупики, в которые заводит человеческое общество ее бесконтрольное развитие, что порождает жесточайшие кризисы (типа возникновения фашизма и его страшных последствий). Поэтому вполне закономерным представляется все более частое обращение представителей западной цивилизации (к которой, со всеми оговорками, мы относим и Россию) к многовековой мудрости Востока.


И здесь, на наш взгляд, самого пристального внимания заслуживает учение Конфуция. Формирование и развитие конфуцианства проходило в очень сложном взаимодействии, доходившем до прямого противостояния, с другими общественно-политическими и религиозными воззрениями. В конечном счете, именно оно выступило в качестве системообразующего фактора при формировании синкретической идеологии общества в Китае, Корее и, в значительной степени, Японии. Основные категории конфуцианства (такие как «гуманность», «долг», «верность», «знание», «ритуал», «сыновья почтительность») создавали возможность внешнего и, что гораздо важнее, внутреннего контроля над деятельностью людей (прежде всего, чиновников). Одновременно сложившаяся система государственных экзаменов играла роль своеобразного «социального лифта», помогаю привлекать на службу государству наиболее талантливых выдвиженцев из всех социальных групп и, тем самым, способствуя укреплению и стабильности сложившейся структуры в целом.

Особо следует подчеркнуть культ познания, постижения нового, – что в полной мере отразилось в уже упоминавшейся выше самой первой фразе самого классического произведения («Лунь юй») самой главной идеологии дальневосточных стран. В этом же плане следует понимать известное высказывания Конфуция о том, что «человек может расширить Дао». Неоднократно декларированная Учителем приверженность древности в данном аспекте выступает как обретение фундамента для индивидуального и социального развития. По мнению ряда исследователей, конфуцианское учение в современном социально – экономическом развитии стран Дальнего Востока выполняет функцию своеобразного идеологического обеспечения, типологически сходную с той ролью, которую сыграла так называемая протестантская этика на Западе, мобилизуя своих последователей на беззаветную борьбу за собственное (а значит и общественное) процветание. В качестве примера часто приводят судьбу Сибусава Эйити (1840 – 1931 гг.), одного из видных деятелей «революции Мэйдзи» и более чем успешного бизнесмена, основавшего не только первый в Японии коммерческий банк, но и свою собственную «философию предпринимательства» в книге с очень примечательным названием: «Лунь юй» и бухгалтерский учет». Другой пример – бывший президент Сингапура Ли Куан Ю (можно назвать его «цзюнь-цзы современной эпохи»), который, провозглашая верность конфуцианским идеалам, создал одно из самых процветающих государств в мире. Думается, вполне закономерным следует считать и проявление (возрождение) конфуцианских идей в речах лидеров КНР в рамках проводимого курса реформ и открытости (например, концепция «сяо кан – общества малого благоденствия» у Дэн Сяопина.). Таким образом, неизбежный риск, связанный с проведением социальных экспериментов, уравновешивается приверженностью традиции, играя роль стабилизатора в условиях неизбежного нарастания энтропийных процессов.


Разумеется, Путь Конфуция – отнюдь не столбовая дорога к успеху (таких, очевидно, вообще не было в истории человечества). Исторический опыт свидетельствует, что увлечение внешней стороной этого учения в ущерб внутреннему содержанию наносит вред общественному прогрессу, а стабильность превращается в стагнацию. Другая опасность уже современной эпохи исходит из повсеместного распространения массовой (читай: американизированной) культуры, этого величайшего достижения и проклятия западной цивилизации, которая повсеместно (в том числе и в странах Дальнего Востока) размывает традиционные устои общества. Однако на официальном и, что важнее, семейном уровне конфуцианские нормы продолжают воспроизводиться (с той или иной степенью модификации). Прямо воздействуя на жизнь более чем четверти всего населения планеты (а косвенно – на значительно большую его часть), конфуцианство является одним из существенных факторов «восхождения человеческой цивилизации» в целом.

С. А. Комиссаров