birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3 4


УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ


На правах рукописи

СОЯН Айланмаа Мылдыргыновна


МЕСТОИМЕННЫЕ СКРЕПЫ В ТУВИНСКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.02

«Языки народов РФ (тувинский язык)»


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва – 2010
Работа выполнена на кафедре тувинского и общего

языкознания Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Тывинский государственный университет»
Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

Бавуу-Сюрюн Мира Викторовна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор

Насилов Дмитрий Михайлович
кандидат филологических наук

Абумова Ольга Дмитриевна


Ведущая организация: Институт филологии СО РАН


Защита состоится «16» июня 2010 г.
в 1230 часов на заседании диссертационного совета Д 002.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук по специальности 10.02.02 «Языки народов РФ (тюркские языки)» при Учреждении Российской академии наук Институте языкознания по адресу:

125009, г. Москва, Б. Кисловский пер., д. 1, стр. 1., конференц-зал.

тел. (495) 690-35-85

факс: (495) 690-05-28

e-mail: iling@iling-ran.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН по адресу: 125009, г. Москва, Б.Кисловский пер., д. 1, стр. 1.
Автореферат разослан « » __________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук П.П.Дамбуева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая работа посвящена специализированным местоименным средствам связи (скрепам) в тувинском языке, выражающим синтаксические отношения между фразами и частями текста (между абзацами и сверхфразовыми единствами).


Актуальность данного исследования определяется тем, что текстовые скрепы еще не были объектом специального исследования в тувинском языкознании, хотя имеются отдельные статьи Л.А.Шаминой [1987, 2006, 2008]. Скрепы как особое средство связи между частями текста и между фразами активно начали исследовать в сибирских тюркских языках только с конца 80-х годов ХХ в.

Целью работы является выявление местоименных скреп (МС) тувинского языка и их всесторонняя характеристика.

Для достижения поставленной цели ставятся и решаются следующие задачи:

1) инвентаризация местоименных скреп в тувинском языке;

2) компонентный анализ выявленных средств связи;

3) определение роли каждого компонента местоименных скреп;

4) их классификация по основному компоненту;

5) выявление внутрифразовых, межфразовых, сверхфразовых функций местоименных скреп;

Материалом исследования послужила выборка примеров из художественной, публицистической, переводной, научной литературы, фольклора и периодической печати на тувинском языке объемом 9015 карточек.

Теоретической и методологической базой исследования послужили труды отечественных тюркологов Н.К.Дмитриева [1948, 1962], Н.А.Кононова [1960], Н.А.Баскакова [1952, 1978], Н.З.Гаджиевой [1963, 1973] и других; работы Е.И.Убрятовой [1950, 1976], М.И.Черемисиной [1987], Т.А.Колосовой [1987], Л.А.Шаминой по сибирским тюркским языкам [1987, 2001, 2006, 2008]. Труды по синтаксическим средствам связи в русистике. Основной теоретической базой послужила работа М.И.Черемисиной, Т.А.Колосовой «Очерки по теории сложного предложения» [1987].

В работе принята комплексная методика исследования, где применялись описательный, статистический, дистрибутивный методы и компонентный анализ.

Научная новизна исследования. Впервые в тувиноведении местоимения рассматриваются как особый разряд слов, принимающих активное участие в пополнении аналитических средств связи как внутри фразы, так и между фразами, сверхфразовыми единствами и частями текста. Выявлена роль послелогов, служебных имен, вспомогательных частей речи на разных синтаксических уровнях: в простом предложении, в составе средств связи в сложном предложении и в многокомпонентных скрепах, используемых в качестве средств связи в тексте.


Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней впервые подробно описаны местоименные скрепы в тувинском языке как в морфологическом, так и в синтаксическом планах и на уровне текста. Итоги исследования могут быть полезны для дальнейших разработок в области грамматики тувинского языка.

Практическое применение работы. Полученные результаты исследования могут быть использованы в разработке учебных курсов по грамматике (морфологии и синтаксису) тувинского языка, при сопоставительных исследованиях тувинского и других тюркских языков, в практике составления различных словарей.

Положения, выносимые на защиту:

1. В образовании аналитических скреп в качестве обязательного компонента участвуют:

а) указательные (ол ‘тот’, бо ‘этот’, ыя ‘тот’, мыя ‘этот’, ындыг ‘такой’, мындыг ‘такой’, ‘вот такой’, ынча ‘так’, ‘столько’, мынча ‘этак’, ‘столько’, ынчан ‘тогда’, мындаа ‘тогда’, ‘тот раз’, оортан ‘оттуда’, ынчалдыр // ынчаар ‘так’, мынчалдыр // мынчаар ‘так’, ‘вот так’, ‘таким образом’; в том числе местоглаголия ынчаар, мынчаар с общим значением ‘так поступать’, ‘так делать’);

б) вопросительные (чүү ‘что’, чүге ‘почему’, ‘зачем’, кажан ‘когда’, чеже ‘сколько’, кым ‘кто’, каш ‘сколько’, кандыг ‘какой’, кайы ‘который’, кайда ‘где’, кайыын ‘откуда’, в том числе местоглаголия канчаар ‘что делать?’, ‘как быть?’, ‘как поступать?’, канчалдыр ‘как?’, ‘каким образом?’);

в) определительные (бүгү, шупту, дооза, дөгере с общими значениями ‘весь’, ‘вся’, ‘всё’, ‘все’) местоимения.

2. Линейно первое место в местоименных скрепах занимает местоименный компонент.

3. Местоимения в составе скреп играют роль указателя на предыдущую фразу или отрезок текста, обеспечивая тем самым тема-рематическую последовательность.


4. Служебные имена и послелоги в составе простого предложения выражают синтаксические отношения между членами предложения, сочетаясь с именами; присоединяясь к зависимому сказуемому в форме причастий в полипредикативных конструкциях (ППК), служат средствами связи между главной и зависимой предикативной единицей; сочетаясь с местоимениями, служебные имена и послелоги становятся межфразовыми скрепами, выражая отношения между фразами и частями текста (свехфразовыми единствами и абзацами).

5. Семантические отношения между фразами, сверхфразовыми единствами передают послелоги, служебные имена, отдельные лексемы, принадлежащие к знаменательным частям речи, которые являются основным компонентом местоименных скреп.

6. Частицы в составе скреп придают им модальный оттенок.

7. Скрепы с основным глагольным компонентом (аңаа бодаарга ‘по сравнению с тем’, бир-тээ ындыг чүве болганда ‘раз так’, оон дендезе ‘более того’ и т.д.) структурно образуются по моделям придаточных предложений времени, причины и условия.

8. Вспомогательные глаголы бол- ‘быть’, тур- ‘стоять’, ал- ‘взять’, бар- ‘идти’, эгеле- ‘начинать’, көр- ‘видеть’, кел- ‘приходить’, чор- ‘идти’, олур- ‘сидеть’, де- ‘сказать’, чыт- ‘лежать’, апар- ‘становиться’ в составе аналитических скреп утрачивают своё лексическое значение и грамматикализуются.

9. Выступают в функции скрепы отдельные вводные предложения (оон алырга ‘исходя из того’, мынчап кээрде ‘значит’, ‘тогда’ и т.д.)

10. Указатели подлежащего болза, дээрге, дизе вместе с указательными местоимениями ол ‘тот’, бо ‘этот’ становятся аналитическими показателями связи между фразами и сверхфразовыми единствами, занимая начальную позицию в предложении.


11. Главная функция рассматриваемых скреп – быть средствами связи между фразами и сверхфразовыми единствами.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования докладывались на Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирский государственный университет, 2006); ежегодных конференциях студентов, аспирантов, преподавателей и сотрудников Тывинского государственного университета (2005, 2006, 2008), «Сатовских чтениях», ежегодно проводимых кафедрой тувинского и общего языкознания ТывГУ (2006, 2008, 2009), IX Международной научной конференции «Природные условия, история и культура Западной Монголии и сопредельных регионов» (2009) и отражены в 7 публикациях, в том числе в 2-х статьях, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и приложения.

Основное содержание работы

В первой главе «Скрепы с послелогами и служебными именами в качестве основного компонента» рассматриваются структурные типы местоименных межфразовых и сверхфразовых средств связи, в состав которых в качестве обязательных элементов входят местоимения и послелоги или служебные имена. Линейно скрепы состоят из указательных местоимений в качестве первого компонента, который указывает на событие, выраженное в предшествующей фразе, устанавливая тема-рематическую цепочку. Вслед за ним идет послелог или служебное имя, сохраняющие свое управление и выражающие семантические отношения между двумя событиями, заключенными в соединяемых ими фразах.

Известно, что послелоги и служебные имена являются средствами выражения синтаксических связей как в простом, так и в сложном предложении.

В простом предложении служебные имена присоединяются к именным частям речи: Хурал соонда бажыңынче далажыпкан ‘После собрания поспешил домой’. В данном примере служебное имя соонда ‘после’, управляет именем существительным хурал ‘собрание’ в именительном падеже. В полипредикативных конструкциях послелог присоединяется к зависимому сказуемому в форме причастия или деепричастия [Убрятова 1976; Черемисина 1986; Шамина 1988 и др.]: Чаъс чаг=ган соонда, хүн катап чайыннай берген ‘После того, как прошел дождь, солнце вновь засияло ’.


В синтаксических структурах более сложного уровня служебное имя также входит в состав аналитических скреп в качестве основного компонента, выражающего семантические отношения между фразами: Ол Минскиже чаңгыс-ла катап чорааны ол. Ооң соонда катап ынаар барбаан (МК И 5) ‘Он только один раз побывал в Минске. После этого уже не ездил туда’. Аналитическая скрепа ооң соонда, начинающая вторую фразу, указывает на тему предыдущей фразы и актуализирует её, состоит из местоимения ооң ‘его’ и служебного имени ‘после’. Местоимение в составе скрепы устанавливает тема-рематическую цепочку, а служебное имя передает семантические отношения между событиями, выраженными двумя фразами. В данном случае выражены отношения следования. Одновременно сочетание ооң соонда выполняет синтаксическую функцию обстоятельства времени в составе простого предложения.

Таким образом, служебное имя в составе простого предложения выражает синтаксические отношения между членами предложения, сочетаясь с именами; присоединяясь к зависимому сказуемому в форме причастий в полипредикативных конструкциях (ППК), служит средством связи между главной и зависимой предикативной единицей. А сочетаясь с местоимениями, становится межфразовой скрепой, выражая отношения между фразами и частями текста (свехфразовыми единствами и абзацами). В таблице 1 представлен полный перечень МС, образованных служебными именами в сочетании с местоимениями.

Таблица 1. МС со служебными именами. Их функции.




Служебное имя

МС со служебными именами.

Функции МС

вв-м


мфс

сфс

1

душта ‘в то время’


бо душта ‘в это время’; ол душта ‘в то время’ и её варианты шак ол душта ‘точно в то время’, ‘именно в то время’; таптыг-ла ол душта ‘точно в то время’, ‘именно в то время’




+

+

+

+

2

кадында ‘вместе с’

ол када ‘к тому же’ и её варианты ол кадын ‘к тому же’, ол кадында ‘к тому же’, ‘в то же время’, ‘вместе с тем’, ‘наряду с этим’, ооң кадын ‘вместе с тем’, ооң кадында ‘вместе с тем’, ооң кадындан (ооң кадыннан) ‘вместе с тем’; ыя када ‘между тем’ и её вариант ыя кадында ‘между тем’, ‘в тот момент, вот в это время’; ынчап турганының кадындан ‘вопреки этому’, ‘несмотря на это’




+

+

+

+

+

+




3

аразында ‘между тем’

ол арада; бо аразында ‘между этим’; ыя аразында ‘между тем’; мыя аразында ‘между тем’




+

+

4

дугайында ‘о, об, про, относительно’

ол дугайы ‘об этом’; ол дугайты ‘об этом’; ол дугайын // ол дугайында ‘об этом’, ооң дугайында ‘об этом’; бо дугайы ‘об этом’, бо дугайты ‘об этом’, бо дугайын // бо дугайында ‘об этом’; бо бүгү дугайында ‘обо всем этом’





+

+

+


+

+

+

5

өйде ‘во время’

ол өйде ‘в то время’ и её варианты шак ол өйде ‘точно в то время’, таптыг-ла ол өйде ‘точно в то время’; бо өйде ‘в это время’ и её варианты шак бо өйде ‘точно в это время’, таптыг-ла бо өйде ‘точно в это время’




+

+

+

+

+

+

6

санында ‘каждый раз’

ол санында(-ла) ‘в тот раз’, ‘каждый раз’, ‘в тот всякий раз’




+




7

үеде ‘во время’

ол үеде ‘в то время’ и её варианты шак ол үеде ‘точно в то время’, таптыг-ла ол үеде ‘точно в то время’; ооң мурнунда үеде ‘прежде’




+

+

+

8

шагда ‘во время’

ол шагда в то время’; ол шаанда ‘в то время’




+

+

9

кырынга ‘на’, ‘над’


ооң кырынга ‘вдобавок к этому’; бо бүгүнүң кырынга ‘вдобавок ко всему этому’




+

+

10

уржуунда ‘из-за’

ооң уржуунда ‘из-за этого’ ‘поэтому’, ооң уржуундан ‘из-за этого’; ооң уржуу-биле ‘из-за того’




+

+

11

тайлымында ‘из-за, вследствие, по причине’, ‘благодаря’

ооң тайлымында ‘из-за этого’, ооң тайлымындан ‘из-за этого’; ооң тайлымы-биле ‘по причине того’, ‘из-за этого’, ‘благодаря этому’, ‘вследствие того’, ‘по поводу того’, ‘поэтому’; мооң тайлымы-биле ‘по причине этого’; бо бүгүнүң тайлымы-биле ‘по причине всего этого’




+

+

+

+

+

+

+

12

уламында ‘из-за’

ооң уламында ‘из-за этого’, ‘поэтому’, ооң уламындан ‘из-за этого’, ‘поэтому’; ооң уламы-биле ‘из-за этого’, ‘вследствие того’; мооң уламындан ‘из-за этого’, ‘поэтому’




+

+




13

ужурунда ‘из-за’

ооң ужурунда ‘из-за того’, ооң ужурундан ‘из-за того’; мооң ужурунда ‘из-за этого’, ‘поэтому’, мооң ужурундан ‘из-за этого’, ‘поэтому’; ындыгның ужурунда ‘из-за того’; ындыг болган ужурунда ‘из-за того’; мындыг болган ужурунда ‘из-за того’

ооң ужурундан-на боор наверно, из-за того’; ооң ужурундан-на чадавас ‘возможно, из-за того’


+

+

+

+

+




14

орнунга ‘вместо’

мооң орнунга ‘вместо этого’




+




15

бетинде ‘перед’

ооң бетинде ‘перед этим’, ‘прежде’




+




16

мурнунда ‘перед’

мооң мурнунда ‘перед этим’, ‘прежде’




+

+

17

сөөлүнде ‘после’

ооң сөөлүнде ‘после того’, ‘затем’




+




18

соонда ‘после’

мооң соонда ‘после этого’, ‘потом’





+

+

19

хараазында ‘по причине, вследствие, благодаря’

ооң хараазында ‘из-за того’, ‘по причине того’, ооң хараазындан ‘из-за того’, ‘по причине того’; ооң хараазы-биле ‘по этой причине’, ‘вследствие этого’, ‘из-за того’, ‘поэтому’; ынчанганның хараазында ‘по причине того’






+

+

+




20

дургузунда ‘в течение’

ол үениң дургузунда ‘в течение того времени’; бо үе(ниң) дургузунда ‘в течение этого времени’; ынча үениң дургузунда ‘в течение столького времени’; мынча үениң дургузунда ‘в течение вот столького времени’




+

+

+

+

+

+

21

иштинде ‘в’

бо үе(ниң) иштинде ‘в течение этого времени’; ол үе(=ниң) иштинде ‘в течение того времени’; ол үелер иштинде; ынча үениң иштинде ‘в течение столького времени’; мынча үениң иштинде ‘в течение столького времени’




+

+

+

+

+

+

22

ачызында ‘благодаря’


ооң ачызында ‘благодаря тому’; ооң ачызы-биле ‘благодаря тому’; бо бүгүнүң ачызында ‘благодаря всему этому’




+

+



следующая страница >>