birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3 4
http://www.balandin.net/Gunin/matrix_canada.htm


Лев ГУНИН

МАТРИЦА ПО-КАНАДСКИ 

 

Эту работу просто обязан изучить каждый русский патриот.


На примере того, что сделали с Канадой, он увидит будущее
России в самом реалистичном свете... Он поймёт, почему
теперешняя Россия пока ещё не является независимым государством,
и почему и от кого ей грозит полное закабаление... Тут описаны
такие секреты и тайны, каких никто и никогда не раскрывал
читателю на русском языке. Каждый сознательный россиянин -
от главы государства до рядового гражданина - должен их знать
и помнить о них. Проблема в том, что работа эта объёмная,
и для её изучения придётся приложить некоторые усилия.
Помощь в переводе её на белорусский, украинский, английский
и другие языки имела бы огромное значение. Очень помогла бы
в нашей общей борьбе краткая версия. В любой момент этот материал
может быть запрещён, стерт из Сети: так что спешите загрузить
его в свои компьютеры, посылайте друзьям, размещайте на форумах
и на других сайтах. Прочитай и передай другому!

 

1. БЕЗДУШНЫЕ ДУШИ

В 1982 году я написал статью о гениальном шедевре Вишневского-Снерга, который тогда ещё не был переведён с польского. Действительно, у этого автора много загадок. Откуда он знал о сталинском бункере, во время войны строившемся на Урале, о технологиях будущего, и о многих грядущих научных открытиях, которые, казалось бы, никак нельзя "угадать" или "предвидеть"?..

В "Роботе" описано, как инопланетный космолёт вырвал из тела планеты Земля громадный "кусок" вместе с отнюдь не маленьким городом, и уносит этот город в своём чреве в неведомую даль. Жители если что-то и почувствовали, то как минимум не могут понять, что произошло, и всё идёт своим чередом. Они дышат обычным воздухом, к ним бесперебойно поступают продукты питания и товары, на улицах продолжается движение машин. И всё-таки большинство понимает: что-то не так, и самые любопытные и отважные делают жуткие открытия.

На "борту" космолёта нет разумных живых существ, кроме обитателей похищенного на Земле города. Управляют космическим аппаратом умные машины, и они же осуществляют некие жуткие манипуляции с популяцией похищенных людей, понять цели и смысл которых человеческому разуму не дано.

Осуществить заложенную в них программу им помогают искусственные люди, которых "производят" тут же (в чреве этого супер-гигантского аппарата); от имени одного них ведётся повествование. Эти "полуроботы" ничем не отличаются от нас, и, более того (хоть в романе об этом нигде прямо не сказано...) - ненавидят своих хозяев-"производителей" и сочувствуют земным особям; и всё-таки исполняют волю "космического разума". И (это самое интересное) что бы они ни делали, их противоположные, казалось бы, действия всё равно приведут к одному и тому же результату. Эти человеческие экземпляры контролируются на уровне их сознания.

Имя каждого из них представляет собой буквенно-цифровой код. Вспомним, что буквенно-цифровой (чаще - цифровой) код давали вместо настоящего имени каждому узнику нацистских лагерей смерти.

И о романе Вишневского-Снерга "Робот", и об Освенциме я часто вспоминаю, когда спускаюсь в монреальское метро.

Из хорошо укрытых динамиков, ясно и отчётливо, как будто в твоей собственной голове, время от времени доносится: "29104, communiquez! Je répète : 29104, communiquez !" ("29104, выходите на связь. Повторяю: 29104, обнаружьте себя!").

29104: "трудовое имя" одного из работников монреальской системы общественного транспорта, каждый из которых получает подобное имя-код: как в Освенциме. От самих сотрудников монреальской STM я слышал, что работа в метро угнетает, как будто находишься в тюрьме, но они держатся за неё, потому что очень прилично платят. Все эти 20104, 38075, и другие: это те же "бездушные души" по-снерговски, низведённые до уровня механизмов.

Не стоит думать, что только они одни. Мы, пассажиры монреальского метро: мы такие же люди-роботы на положении компьютерных файлов. Уже на самом входе в метро в лицо упираются десятки камер-шпионов, так нагло установленных, что некоторые из них находятся буквально в сантиметрах от носа. Видеокамеры нескольких поколений, которыми увешаны все стены и потолки, отстоят всего лишь на полметра (а то и меньше) одна от другой, и на каждой станции их сотни, если не тысячи. Понятно, что, как по своему количеству, так и по системе размещения они установлены не ради предотвращения вандализма, преступлений и террористических актов. Камеры очень высокого разрешения (500 телевизионных строк и более), с обзором в 360 градусов, с функцией приближения и действенные при любом освещении способны "разглядеть" рисунок радужной оболочки глаза, каждый волосок на теле человека, узоры на кончиках пальцев ("отпечатки пальцев"), каждую родинку, жилку. Камеры соединены с системой "Face Recognition System", позволяющей автоматически связать лицо на экране монитора с конкретным идентификационным документом. Каждый из нас, пассажиров, снимаемый камерами метро, имеет свой номер, как в Освенциме, и номер этот - тот самый, что указан на карточке социального страхования.

Рабам в рабовладельческую эпоху физически приходилось несладко, но они по крайней мере оставались собой. Мы уже так привыкли к тому, что всегда, ежеминутно, ежесекундно находимся под наблюдением, что перестали осознавать, насколько это чудовищно. А ведь легко представить себе, что к каждому из нас приставлено по пять-шесть (по числу камер) охранников-вахманов, глаза которых расположены в нескольких миллиметрах - и разглядывают... разглядывают... разглядывают...

Когда в 1994 году мы прибыли в Монреаль, группки протестующих с плакатами, активисты, раздающие листовки (в том числе и в метро), уличные демонстрации - иногда огромные - были не в редкость. Всё это воспринималось естественно, никого не пугало. Однако, с тех пор в десятки раз увеличено присутствие полицейских и "пара-полицейских", развешены тысячи камер в метро, магазинах, переходах, общественных туалетах, на улицах города - и ни одного человека с плакатом, ни одной манифестации. Всем понятно, что устрашающее полицейское присутствие и неимоверное количество камер нужны произраильскому диктаторскому режиму "премьер-министра" Стивена Харпера для того, чтобы не было общения, листовок, плакатов, и т.д., чтобы народ не имел лидеров и не мог организоваться на сопротивление.

В 1994-м году люди ещё легко сходились, шутили в автобусе, знакомились, дискутировали, смеялись, а сегодня, в 2009-м, кругом одни непроницаемые лица, бесстрастные глаза, ни одной улыбки, и плотно закрытые, как на замке, рты. Пожалуй, эта всеобщая бессловесность, полное отсутствие разговоров лучше всего отражает интуитивную реакцию массы на непрерывно следящие за каждым глаза злых камер.

Примерно с 1997 года в Монреале постепенно ликвидировали все недоступные глазу закутки, все теневые участки, все не просматриваемые места. Для этого убирались "непрозрачные" заборы, и на их место ставились "заборы-сетки", вырубались кусты и деревья. Целая аллея прекрасных деревьев вдоль канала Лашин, от улицы Шарлевуа до Этвотер, была вырублена "ради" полиции и камер "безопасности". В тех местах (даже на пустырях, в парках, под заброшенными мостами, в бывшей промышленной зоне, пребывающей в запустении), где ещё оставались плохо освещённые участки, поставили тысячи дополнительных фонарей. В настоящее время любой сантиметр огромной территории такого большого города, как Монреаль, отлично просматривается, и виден, как на ладони. Каждый "файл" в этой искусственной виртуальной реальности (попросту - в тюрьме), будь то вещь или человек, должен быть "читаем" (идентифицируем) в любую секунду. Эта возможность в любой момент установить местонахождение любого человеческого "файла" стала для властей императивом.

Мне вспоминается, что в Израиле вырубили уникальные древние леса, чтобы в них "не прятались арабские террористы". Власти Канады сегодня состоят из точных клонов израильских отморозков, и совершенно ясно, что тут правят те же самые силы. Каждое место, где можно было бы спрятаться в непроглядной тени, огорожено; каждый кустик, что мог дать укрытие, аккуратно подрезан; любое пространство между двумя зданиями, к любому проходу, арке или навесу "приставлен" дополнительный, "индивидуальный" фонарь. Во всём городе некуда забиться двум влюблённым для ласки или поцелуя; больше всего город напоминает двор огромной тюрьмы. И помечтать "стать кошкою, стать собакою" тоже не получится: окропить травку или асфальт возможно только на виду.

Как-то я разговорился с работниками муниципалитета, ухаживающими за приканальной территорией, и они мне признались "по секрету", что срезают ветки деревьев или подстригают кусты "не просто так", а чтобы не оставалось ни одного места, где мог бы в ночное и вечернее время укрыться от чьих-нибудь глаз хоть один человек.

Власти Монреаля не только немедленно пресекают "сборища" более 2-3-х человек, но и распространение листовок, устную агитацию, и т.д. На каждого пассажира монреальской системы общественного транспорта (STM (Montreal Transit System) заведено электронное досье, в котором накапливаются сведения обо всех передвижениях гражданина, о контактах с другими людьми, одежде, состоянии кожи, зубов, глаз, волос (и т.д.), настроении, эмоциональных градациях, о том, что он читает во время поездок, что носит с собой, и бесчисленные прочие данные.

С 2008 года введена в действие новая карточка для проезда в общественном транспорте ("Опус"), имеющая встроенный чип и "персональный" код, и теперь все передвижения каждого "номера" автоматически фиксируются даже и без видеокамер, а связать "номер" с конкретным индивидуумом для властей проще пареной репы. Кроме того, с помощью специального сигнала, на который карта "откликается", как брелок для ключей (только беззвучно), полиция в состоянии определить наше местонахождение даже и за пределами линий общественного транспорта. Точно так же, как сотовый телефон, эта карта моментально выдаёт все наши координаты.

И, наконец, примерно с 2005 года, на территории всех парков Монреаля, ряда площадей города, и многих других зон был объявлен комендантский час, и на сегодняшний день с 23.00 до 07.00 (как правило) доступ в огромные по совокупной территории участки города в ночное время запрещён.

Очевидно, что вся эта гигантская сеть камер наблюдения, компьютеров и прочих электронных устройств направлена против нас, простых граждан, и не она служит нам, а мы служим ей как её придаток, как оправдание её существования. Мы превращены в придаток машин, лишены права считаться живыми существами, наделёнными самым бесценным: человеческой душой.


2. ВЛАСТЬ МАШИН

28 мая 2009, в часы пик, когда огромная масса монреальских пассажиров возвращалась домой с работы, в метро вдруг нагнали целую армию полицейских, остановили движение поездов, и до самой ночи все станции были закрыты. И вот что исключительно важно: причина остановки общественного транспорта объявлена не была, люди пребывали в полном неведении. Лишь назавтра, 29 мая, в местных газетах появились микроскопические заметки о том, что некий пассажир заявил кассиру метро: у меня, мол, в портфеле бомба, и после этого скрылся. Ни полиция, ни руководство муниципальной компании общественного транспорта (STM) не сделали никакого официального заявления.

Если бы Монреаль управлялся не машинами, а людьми (пусть даже "плохими"), они - в силу своей человеческой психологии (даже не потому, что "боятся" волнений или кому-то подотчётны) - обязательно объяснили бы хоть что-то, выступили бы с подтверждением (опровержением). А тем, кто глупо поверил в то, будто можно заявить о "бомбе в портфеле", и после этого скрыться, предлагаю сообщить кассиру метро, что ехал без билета, и попробовать убежать. Убедитесь сами, что из этого выйдет.

От монреальских активистов мне стало известно, что на самом деле на крупнейшей станции, Berri Uqam, собралось несколько десятков манифестантов, протестовавших против количества "камер безопасности", наглости системы их размещения, и отсутствия контроля за тем, куда и кому идёт накапливаемая о гражданах информация. Их быстренько убрали, и "на всякий случай" закрыли метро. Продажные газеты и телевидение, сегодня полностью контролируемые произраильским правительством Харпера, тут же придумали историю с бомбой.

Этот случай ясно показал, что в Канаде, Австралии, Великобритании и США к власти пришли люди с "машинным", "функционально-цифровым" мышлением, в котором нет места ничему человеческому. В основе такого мышления лежит машинная логика.

Другой случай. 5 февраля 2009 года газета на французском языке "24 heures" (та самая, что распространяется в метро), опубликовала заметку под названием "Граждане сами виноваты", в которой вина водителей снегоуборочных машин, насмерть убивших трёх семидесятилетних пешеходов, перекладывается на их жертв. Возмущает не только полная нравственная невменяемость руководства двух муниципальных служб (к тому заинтересованных!), но и то, что "вердикт" о "вине" самых жертв был вынесен господами Трюделем и Гренье ДО полицейского расследования! И вердикт этот основан не на конкретных фактах по гибели людей, а лишь на основании того, что "никто не несёт ответственность за безопасность пешеходов, кроме самих пешеходов". Это как если бы запустить в лес полным-полно егерей, и объявить, что ответственность за "безопасность" животных лежит исключительно "на самих животных".

Однажды зимой я вёл свою старенькую маму по тротуару, когда из-за угла выскочил маленький снегоуборочный трактор, и, не снижая скорости, понёсся на нас. Я не сомневаюсь, что у водителя имелось явное намерение нас сбить (в качестве развлечения). Деваться было некуда, и пришлось падать в высокий сугроб, и это счастье, что снег был свежим и мягким, а иначе травм не миновать. Вот типичная психология зарвавшихся, наглых и неподсудных работников муниципальных служб.

В серии статей (под общим названием "Право на убийство") - по поводу двух случаев, когда меня сбивали машинами, я уже поднимал вопрос полного неуважения Великобританией, Канадой и Соединёнными Штатами прав пешеходов, и, самое главное, права на жизнь. Хуже всего дело обстоит в нескольких метрополиях Соединённых Штатов, и в двух канадских центрах: Монреале и Торонто. То, что происходит на улицах этих городов: настоящая война, в которой погибают или остаются калеками сотни тысяч людей. Тем, что желают знать точные факты и цифры, советую прочитать эту серию целиком. Сейчас же нас интересует следующий феномен. Как я показываю в своих статьях, убийство пешехода в Монреале практически ничем не карается (потому-то наезды на пешеходов стали чем-то вроде спорта). За убийство велосипедиста можно получить срок. А вот за гибель пассажиров другой машины водитель, виновный в аварии, может загреметь "за диезы" надолго.

Жизнь пешехода в Монреале и в Торонто совсем не ценится потому, что он никак не "встроен" в машину. Велосипедист представляет собой "симбиоз" человека и механизма: его жизнь ценится выше. А водитель машины или пассажир находятся в чреве дорогого, сложного и совершенного аппарата, и потому их жизни так ценны. Выходит, что человек всего лишь придаток машины, и его собственная жизнь по сравнению с "жизнью" машины не стоит и ломаного гроша.

Не знаю, как в других городах, но в Монреале сегодня престиж и особый шик: это не дом, не мебель, но дорогой автомобиль класса люкс, шикарная яхта, сверхсовременные компьютеры, сотовые телефоны "с наворотами", и другие машины. Именно машины, а не участок земли, дом и "натуральные" вещи определяют социальный статус. За хакерские шалости в англоязычных странах подчас "дают больше", чем за избиение или убийство человека. "Жизнь" компьютеров и сетей ценится выше.

Как жители похищенного инопланетянами земного города в романе Вишневского-Снерга, человеческая раса сегодня полностью подчинена машинам и их бессердечным правилам и законам; фактически мы вытеснены из нашего же мира продуктами нашей собственной жизнедеятельности.

А правительства, сегодня подчинённые машинам, мечтают пойти ещё дальше.

В своём дневнике 1983 года, чуть позже вошедшем в мой дневниковый роман "Заводная Кукла" , я писал:

"[Новая] аппаратура на АТС и в КГБ позволит подслушивать несколько тысяч телефонных разговоров одновременно (...) запись разговора на магнитофонную пленку (или другие носители) должна включаться автоматически, а, кроме того, включение на запись может срабатывать лишь тогда, когда на подслушиваемый номер (телефон) позвонили с какого-то определенного номера.

С некоторого времени подавляющее большинство телефонных аппаратов, изготовляемых (или импортируемых) в СССР, США, Германии (в ГДР и ФРГ) и Англии, по стандарту делаются таким образом, чтобы и после того, как трубка кладётся на рычажок, микрофон всё равно не отключался - и, следовательно, квартира прослушивалась 24 часа в сутки.

В ближайшие пять лет планируется разработать такие телефонные аппараты, которые не надо будет подключать дома, а можно будет носить с собой. В них будут встроены антенны, принимающие сигнал, и власти смогут следить за владельцем такого телефонного аппарата и подслушивать его разговоры всюду, где бы он ни находился. С помощью специальных датчиков будут отслеживаться все передвижения всех владельцев таких мобильных телефонов.

Поэтому в Америке, Германии, Англии и СССР власти стараются пристрастить своих граждан к разговорам по телефону, как к наркотикам, чтобы вся социальная жизнь вертелась в большей степени вокруг телефона, а не в прямом общении.

После введения в строй новых телефонных станций станет возможным довести стандарт для таких провинциальных городов, как Бобруйск, по числу одновременно подслушиваемых телефонных разговоров (а после окончания сооружения нового здания КГБ в Бобруйске - и обрабатывать эти разговоры сразу же) до тридцати тысяч одновременно.

Если не произойдёт никаких непредвиденных событий (если Империя не рухнет), то уже через 5-8 лет планируется в области жандармского сыска и слежки перейти на компьютерные технологии.

Среди высших чинов КГБ циркулирует информация, что в Лондоне разрабатывается модель общества, основой которого должна стать специальная карта с микросхемой внутри.

Размером такая карта будет примерно в два раза больше, чем студенческий билет (где-то наполовину меньше паспорта), и толщиной примерно в 3-4 миллиметра. На какой-нибудь магнитный носитель внутри неё запишут все основные сведения о владельце карты (вес, рост, цвет глаз, другие приметы, возраст, и т.д., с отпечатками пальцев включительно), а также его фотографию и группу крови. Вероятно, туда же будет "сброшена" трудовая биография и история болезни.

Карта станет паспортом, водительским удостоверением, студенческим и профсоюзным билетом, библиотечной карточкой и карточкой пациента, удостоверением (правом) предъявителя на счёт в банке, месячным проездным билетом на все виды транспорта, железнодорожным и авиабилетом, билетом на такси, в кино и в театр, пропуском для предъявления на проходной предприятия, "жетоном" (вместо двушки) в телефон-автомат, и вообще всем, чем угодно. В карту будут вмонтированы специальные датчики, которые позволят властям отслеживать и фиксировать все передвижения каждого человека - помимо того, что индивидуальный номер итак покажет, на какой станции метро, на какой остановке автобуса или трамвая в данное время данного числа данного месяца сел, и на какой вышел.

Когда электронные технологии совершат ещё один качественный скачок, в карту вмонтируют ещё и постоянно действующий магнитофон и микро-кинокамеру.

Без этой "индивидуальной карты" запрещено будет выходить из дому, и даже в собственном жилище запрещено будет с ней расставаться. А в ещё более отдалённом будущем такой "паспорт", только видоизменённый - по форме и функционально - станут хирургическим путём внедрять в тело каждого человека.

По замыслу лондонских "реформаторов", универсальная карта должна вставляться и в разрабатываемые сегодня будущие мобильные телефоны; иначе телефон не заработает.

Таким образом, на каждого человека у властей будет иметься файл, где станут храниться все его разговоры (за всю жизнь!), все его действия (за всю жизнь!), все его передвижения, все контакты, всё, что вышло из-под его пера или из печатающего устройства. Это обеспечит им такое вмешательство в личную жизнь каждого существа нашего рода, какого не могло быть ни при одном самом свирепом тиране.

К тому времени власти повсюду установят комендантский час. Во всех странах Европы и в Северной Америке и в Австралии с Новой Зеландией. Сначала объявят, что доступ в парки, на площади, и в другие общественные места с 20.00 до 8.00 (к примеру) закрыт, и вывесят соответствующие объявления. Если кто-то задержится в парке, скажем, после полуночи, полиция будет арестовывать и (или) штрафовать. Потом запретят детям до (скажем) 16 лет выходить из дому после наступления темноты, а ещё позже поднимут возрастной ценз до 18 лет, потом до 20, и т.д., пока всё население не заставят сидеть дома после наступления темноты.

Навязав универсальную "персональную карту", используя электронные технологии и отменив все права и свободы, власти получат чудовищные, никогда в истории Человечества не существовавшие рычаги слежки, контроля и подавления. Ни один самый бесправный раб рабовладельческой эпохи не мог быть настолько бесправным, как станем мы с наступлением эпохи этого глобального электронного тоталитаризма.

Универсальная карта обеспечит и универсальное наказание, так что не потребуется концлагерей и тюрем, а власти будут озабочены исключительно тем, чтобы наладить более чёткое выполнение и подчинение, потому что критика и неповиновение, демонстрации, манифестации, и прочее: навсегда уйдут в небытие.

Высказал или сделал что-то не поощряемое, позволил себе пикнуть: и твоя "персональная карта" не пустит тебя в автобус, хотя ты и оплатил за месяц вперёд. На заправке тебе не зальют бензин в бензобак, потому что "карта не даст". На приём к врачу не попадёшь, потому что карта "забудет" номер твоей социально-медицинской программы. "Скорая помощь" к тебе не прибудет, потому что для неё тебя нет. Из телефона-автомата не сможешь позвонить. И в свой собственный дом, в свой собственный подъезд и в свою квартиру не попадёшь: потому что карта "забудет" все коды.

На всех столбах во всех городах, в метро, в автобусах и в другом общественном транспорте, в больницах, школах, даже в общественных туалетах для усиления контроля власти разместят миниатюрные кинокамеры. Каждая минута, каждая секунда жизни каждого человека будет отслеживаться. Никакой личной жизни, никакой конфиденциальности, никакого права на сокровенное ни у кого не останется, даже у самих властей. Такого не могли себе представить даже Орвелл и автор "Фаренгейта", которые уже тогда предчувствовали, что главным чудовищным монстром уничтожения в людях человеческой сущности станет вовсе не советская империя, но Англия.

Разумеется, "новый мировой порядок" будет распространён и на СССР" .




3. ГНЁТ МАТРИЦЫ

С тех пор, как с помощью международного еврейского кагала харперовский режим пришёл к власти в Канаде, и тут стали навязывать кальку с израильских законов и традиций, в стране произошли колоссальные изменения. В условиях, когда почти все социальные группы и "классы" сопротивлялись навязываемым из Израиля и с помощью вашингтонских друзей "еврейского государства" изменениям, режиму не на кого было опереться, и опорой харперовской диктатуры стали машины. Так же, как в знаменитом культовом фильме "Матрица", мы помещены сегодня внутрь искусственного виртуального мира, в котором мы, люди, бездействуем.

Человеческой "стеной", социальным аналогом печально знаменитой Берлинской стены, или Палестинской стены (коей израильтяне окружили так называемые "территории"), стал искусственный класс работников бесчисленных охранных агентств. Этих паразитов, которые не занимаются никаким общественно-полезным трудом, ничего не производят, и только сосут соки из общества, расплодили, как крыс, и сегодня это многочисленный класс стражей нашего бесправия и несвободы, наделённый рядом функций полиции и жандармерии. Прототипом этого класса стал, конечно, Израильский Охранник: особое явление, которое искусственно перенесли с почвы "еврейского государства" на почву Северной Америки (смотрите мою работу об "Исрагард" ).

Социальные гарантии, права и свободы канадских граждан, завоёванные в ходе упорной и жестокой борьбы на протяжении столетий, нагло отнимаются сегодня, и жалкий их остаток уменьшается, как шагреневая кожа.

Сегодня добиться получения пособия по безработице: непосильная для рядового канадца задача. Самое вопиющее, что это не какая-то подачка правительства, а свои, кровные деньги, которые "высчитывают" из зарплаты каждый месяц в счёт "страховки" на случай увольнения. А потерял работу: пособие неделями (а иногда месяцами) не начисляют, а потом по полгода и больше не выплачивают. А жить-то как?!

Мерилом "нечеловеческой" сущности американского (режим Обамы-Клинтон хуже бушевского) и канадского режимов является отношение к жизни и здоровью людей. Сегодня жизнь человека в США и Канаде стоит меньше долларовой зажигалки. Система медицинской помощи практически не действует для 85% населения этих двух стран, а сами медицинские учреждения из гуманитарных превратились в репрессивные: придаток полиции, жандармерии, Гуантанамо...

В своей развёрнутой статье о зверском убийстве полицейскими канадского города Ванкувера польского гражданина Роберта Дзеканьского (она имеется в польской (оригинал), английской, немецкой, французской и русской версиях) я "попутно" касаюсь и проблемы медицинских учреждений, развёрнуто её анализируя и приводы точные цифры и факты. "Вторично" я разбираю ту же проблему в серии статей "Право на убийство".

Полная безнаказанность канадских медиков-садистов (подручных полицейских палачей) и убийц-полицейских (не говоря уже о чиновниках Иммиграции, жандармерии, Министерства Труда, и т.д. которые ещё бесчеловечней самых кровожадных канадских ментов): это сегодняшняя канадская реальность, полностью скопированная с кальки израильской "матрицы".

Ещё одно жуткое заимствование из Израиля: насаждение в Канаде израильского "кабланута" (системы посредников при устройстве и оформлении на работу), фактически - аналога узаконенной работорговли. В своём обширном труде "ГУЛАГ Палестины", и в статье "Трупный запах сионизма" я подробно останавливаюсь на специфике этого омерзительного явления.

До прихода к власти Харпера не решаемые проблемы (например, невыплата пособия по безработице) разрешились бы снизу (демонстрациями, протестами, блокированием-пикетированием кабинетов Министерства Труда, и т.п.), но сегодня, с бесчисленными злыми глазками всевидящих камер и гестаповским полицейским террором, это сделалось невозможным. Вот для чего, собственно, и нужны все эти стукаческие электронные приборы правительства, "глаза Старшего Брата" в системе общественного транспорта, на улицах - везде! - все эти бесчисленные и нагло размещённые камеры израильского Моссада (да, да, я не оговорился: именно Моссада, в самом прямом - а не переносном - смысле; но об этом чуть позже).

Сегодня мало кто продолжает наивно верить в то, что эти камеры и во много раз усиленное полицейское присутствие нужны для "борьбы с терроризмом" и "охраны общественного порядка".

Клара К. сидела в своей старенькой "Хонде" на платной стоянке, когда в её неподвижную машину врезался другой автомобиль: мастодонт-джип ( HM). Пострадала не только её машина, но она сама получила травмы. Мастодонт скрылся. Обратившись в полицию с описанием и номером совершившей столкновение машины, она ожидала полного сотрудничества. Камеры наблюдения наверняка зарегистрировали инцидент. Однако, связавшись с хозяином мастодонта, полицейские обвинили Клару в даче фальшивых показаний (обвинений), и заявили (или придумали), что другая камера на ближайшем перекрестке зарегистрировала машину Клары в движении в заявленное время инцидента. Они также объявили, что камеры слежения на стоянке являются частной собственностью, и на них нечего рассчитывать.

Водитель автобуса, который отрицает заявление 4-х престарелых людей о том, что он не только не остановился на автобусной остановке, но ещё и обдал всех четверых - с ног до головы - целым фонтаном воды из-под колес; владельцы дорогих машин, ежедневно убивающие или калечащие пешеходов и велосипедистов, не останавливаясь на красный свет: все они совершают свои преступления на виду у камер, и всё равно остаются безнаказанными.

Охранники британской тюрьмы, что пытали, насиловали, оскорбляли, подвергали издевательствам, грабили заключенных в тюрьме Wormwood Scrubs , Wandsworth, и других тюрьмах (October 2006, "Guardian"), американские военные палачи-садисты, совершавшие неописуемые зверства (тюрьма Абу Кабир в Ираке); канадские власти, что подвергли насилию имеющую двойное франко-канадское гражданство подозреваемую (так утверждает французская пресса), с целью вырвать у неё признание: всё это совершалось и совершается перед видеокамерами.

( см. также этот материал где речь идёт об аресте и попытке убийства тюремным начальством диссидента Евгения Леля )

Когда в Квебеке богатый водитель съехал со скоростной магистрали на тротуар, врезавшись (вполне возможно, умышлено) в группу молодёжи из простых семей, убив одного и покалечив многих, а затем скрылся с места преступления с телом мёртвого или умирающего молодого человека в салоне автомобиля (тело жертвы пробило лобовое стекло), он фактически не был наказан. Богатая дама, что убила ребенка, когда ехала на красный свет; другая - пожилого пешехода; несколько водителей, задавивших молодых велосипедистов: все они отделались расходами на адвокатов, и не получили никаких тюремных сроков. Как и 2-м убийцам-подросткам в Ванкуверe, им выдали индульгенцию на возможность убивать опять и опять.

Когда не мы, а нас обвиняют, имеет место обратная тенденция: поддельная, урезанная, искажённая, или отредактированная видео-информация становится основой фальшивых обвинений. Какие преимущества все эти " >security cameras" дают нам? Почему мы обязаны (как налогоплательщики, или владельцы, или предприниматели) их оплачивать? НАМ они не нужны. ИМ они нужны против нас. Все эти "меры безопасности", охранники, полиция и внештатники в каждой подворотне: они гарантируют несправедливость, защиту толстосумов и властолюбцев от народного гнева.

Когда Питер М. переходил улицу в положенном месте на зелёный свет, и его сбила машина, ОНИ заявили, что он переходил на красный. Адвокат сказал: это не в его юрисдикции. Когда очередного молодого велосипедиста убила машина, ОНИ заявили, что водитель не виновен в смерти потому .... что убитый недостаточно хорошо закрепил ремешок шлема под подбородком! Когда очередной пешеход был убит машиной, ОНИ заявили, что он сам виноват. Придя с похорон, его вдова обнаружила официальное письмо юридического характера, приказывавшее заплатить тысячи долларов за вмятину на капоте машины от тела жертвы. Судя по всему, это была одна из самых шикарных машин.

В своей работе "Глаз Дьявола" , а также в работе "Старший брат тебя видит" (обе посвящены проблеме шпионящих за гражданами правительственных видеокамер) я привожу и другие факты:

"Моя бывшая соседка рассказала свою историю. Она заключила соглашение с компанией перевозок на 250 долларов. Через несколько минут после того, как перевозчики отъехали, раздался телефонный звонок. Они сказали, что загрузка и дорога стоила им больше усилий и времени, чем предвидели - требуя сейчас 2800 долларов. В ответ на отказ соседки "отдать" 3 тыс. баксов перевозчицкая компания экспроприировала её имущество. С письменным соглашением на руках и камерами наблюдения в холле на своей стороне, она обратилась в полицию. Можно представить себе её остолбенение, когда полиция заключила: "никакого уголовного расследования", утверждая, что перевозчицкая компания "не совершила ничего незаконного". В передаче "Good Morning, Canada" телестанция CTV подтвердила, что такое отношение полиции имеет место во всех подобных случаях, и теперь стало правилом (19 ноября 2006).

Ещё одна моя знакомая, оперная певица, обратились в полицию по поводу кражи сумочки, похищенной вместе с кошельком и кредитной картой. С кредитной карты злоумышленник (и) снял (и) крупную сумму. Хотя стало известно, когда, где и как были сняты деньги, а множество камер явились немыми свидетелями этого преступления, полиция отказалась заводить уголовное дело и проверять, кто попал в поле видения объективов.

Пару лет назад в компьютерном магазине я дал 50 долларов, но получил сдачи, как если бы заплатил 20-долларовой бумажкой. Я вызвал полицию. Благодаря специфическому местному феномену 2 женщины-полицейские были на моей стороне. Они не имели ничего против показа мне видеофильма, но зато менеджер магазина категорически возражал. Мне заявили, что запись не достаточно чётко показывает, была ли бумажка 50-ти, или 20-тидолларовой банкнотой. Факт того, что у меня 2 свидетеля - моя дочь и еще один человек - ничего не изменил. В частной беседе другой полицейский сказал мне, что нечто подобное однажды случилось с ним самим, и даже его, стража порядка, оставили "без справедливости". Известно также, что продавцы нередко дают взятки техникам и охранником, чтобы избавиться от любых "видео-свидетельств" своих злоупотреблений.

На виду "камер безопасности" 2 подростка (по слухам: из семей богатых правительственных чиновников; 13 и 15 лет) зверски избили бейсбольной битой 84-летнего Мева Сигха Бэйнса, который позже скончался в больнице (Британская Колумбия). Арестованные полицией, они были немедленно освобождены, и никаких обвинений против них не выдвинули. На свободе, не осужденные, день спустя там же они напали на другого старика, 76-летнего Шингара Танди.

Судья Вильям Грист снял с подростков вину за убийство: "Нельзя забывать, что у них ещё нет жизненного опыта. Я сомневаюсь, что они были движимы твердым намерением убить".

Если в деле Танди прокурор ещё кое-как вяло возразил "как это может быть не убийством?", то в деле Бэйнса он вообще пытался доказать, что смерть жертвы "не имеет прямого отношения к избиению", как будто не в результате избиения и не сразу после нападения у господина Бэйнса случился инсульт, приведший к смерти! Не нужен никакой медицинский эксперт; любой здравомыслящий человек ясно поймет, что Бэйнс (учитывая его возраст, состояние здоровья, и т.д.) умер НЕПОСРЕДСТВЕННО в результате нападения.

Да если бейсбольной битой избить здорового молодого человека: и тот скончался бы от побоев!

Исключительная жестокость подростков, напавших на 2-х беззащитных стариков, не впечатлила, не ужаснула судью. "За стенами суда, слезы бежали ручьями по щекам членов семей, когда объявили, что юнцы скоро выйдут на свободу. "Это значит, что им позволили безнаказанно убивать опять и опять", - сказал Джхальман Сингх Танди, сын одной из жертв. "Именно так надо понимать их (судей) послание молодежи". ("Vancouver Sun")

Мохаммед Аннас Беннис, миролюбивый молодой человек, не имевший судимости и не склонный к насилию, был хладнокровно убит полицейскими Бернье и Роем (в него всадили две пули). Внутреннее полицейское расследование пришло к выводу, что полицейские действовали в рамках самообороны. Однако, никаких подробностей и мотивов не разгласили, так и не объяснив, зачем и почему полицейским надо было "обороняться", и доступ к досье и его содержанию, включая видеозапись с камеры наблюдения, для адвоката семьи погибшего перекрыт.

Бейнс и Танди, Беннис, Питер М, Клара К, оперная певица, жертвы водителей-убийц, моя бывшая соседка, и другие, кто пострадал и неизбежно пострадает в результате обвала всей канадской социальной и судебной справедливости, оказались жертвами конкретных людей, совершавших конкретные преступления, но инициаторами многих преступлений (как мы покажем ниже) и уж во всяком случае соучастниками мы считаем камеры слежения. На первый взгляд, камеры никого не убивают. Они не стреляют (хотя некоторые модели снабжены такой опцией), не испускают вредных лучей (хотя иногда и такое бывает), но следят за нами глазом змеи, готовой в любое время ужалить.

Первые поколения "камер безопасности" имели 2 важных преимущества: сравнительно небольшое разрешение и узко направленный радиус видения. Тогда ещё не допускалось вмешательства в личную жизнь граждан, и те, кто устанавливал камеры, старались не направлять их на окна соседних домов. Однако, быстро расплодившиеся, как поганки после ядовитого дождя, многочисленные фирмы "безопасности", и прочие сторонники чрезмерных, диспропорциональных ответов на мелкие шалости / административные нарушения, посчитали эти достоинства недостатками. В ответ на спрос, производители быстро разродились камерами следующего поколения, с высоким разрешением, и круговым, в 360 градусов, видением. Их стали делать в виде зеленоватых или голубоватых ламп-колпаков, т.е. маскируя. Благодаря новшествам, первоначальное оправдание установки камер больше не работает. Если, к примеру, поначалу говорилось, что камеры нужны для предотвращения вандализма, и первые из них видели только пол и стены, то сегодня на каждой станции метро установлен десяток или более дорогих видеокамер высокого разрешения и кругового обзора, с помощью каких канадские органы безопасности, полиция, и прочие правительственные службы, секретные и полусекретные, чётко видят пассажира и на платформе, и в вагоне поезда, и на подходе к метро, регистрируя передвижение КАЖДОГО канадского гражданина (где сел, куда прибыл, в какое время), архивируя данные.

Многие камеры стали скрытыми. Отныне власти не обязаны показывать, что за нами следят; они наблюдают тайно. Сами по себе камеры нарушают все основные права человека, а их установка в самых неподобающих местах, где это не оправдывается никакой "безопасностью", дополняет картину утраты нами гражданских и политических свобод. Установка большими магазинами, банками, правительственными учреждениями, платными стоянками, домовладельцами, транспортными компаниями, и т.п. видеокамер, зрение которых простирается на целые кварталы, не оправдано никакими внутренними нуждами, и служит для наблюдения за пешеходами и частным автотранспортом с целью сбора информации (которую элементарно продают).

Так, видеокамеры на козырьке нового университетского корпуса установлены с единственной целью: следить за проезжающими и проходящими по улице Ги, между Сан-Катрин и Мезонев. Мощная скрытая видеокамера на потолке кафе (угол Парк и Монт-Рояль) контролирует важный перекресток, отмечая, кто проходит или проезжает в частных машинах, в автобусах. Вынесенные на улицу камеры торговых центров по ул. Сан-Катрин, между Университетской и МакГилл Колледж, позволяют канадской полиции и охранке следить за каждым прохожим. Камеры банков, деловых центров, ресторанов, гостиниц по ул. Шербрук направлены на автобусные остановки, чтобы следить за садящимися в автобус или едущими в нём пассажирами. Каждая автобусная остановка передвинута муниципальными властями поближе к какой-нибудь видеокамере, будь то "плаза" (торговый центр), банк, или автозаправка.

На узловых автобусных остановках, возле станций метро, над садящимися в автобусы пассажирами, как хищные птицы, зависли сегодня скрытые камеры чудовищно высокого разрешения. Замена камер-шпионов в метро на всё более и более современные - самые последние - модели: превратилась в никогда не останавливающийся конвейер. Далеко вынесенные за периметр стен зданий компании БЕЛЛ круговые камеры контролируют перекрестки, мосты, площади и улицы. Благодаря установленным в банках "глазам старшего брата" (вспомним Орвелла (Оруэлла) и электронному ведению счетов власти знают о каждой принесенной нами в банк купюре, о каждом вкладе, о каждой банковской операции. Через электронные глаза в каждом магазине, над каждой кассой, власти знают о любой нашей, даже самой мелкой, покупке, и не остаётся ничего святого, ничего интимного, скрытого от глаз наглых государственных соглядатаев. Дяди в одинаковых костюмах, с сальными глазами и нечистыми руками, берут на заметку, что ты купил невесомые трусики жене или любовнице, пачку презервативов, или свечку от геморроя.

Мобильные телефоны: ещё одно совершенное орудие слежки. Сотовый телефон в кармане Вашего пальто укажет властям Ваше точное местонахождение в любой момент и в любой точке пространства. Кроме того, новые поколения этих игрушек изготовлены так, чтобы всегда была возможность подслушивать, о чём Вы говорите в своём кругу. Если Вы считаете, что фотоглаз или видеокамера сотового телефона включается только при нажатии на соответствующую кнопочку - это неверное допущение. Привычка болтать по сотовому телефону в общественных местах оборачивается контрольной, альтернативной возможностью слышать и видеть не только Вас, но и тех, кто находится рядом.

Как подчёркивает уже упомянутый в нашей работе диссидент Евгений Лель, "читайте сопроводительные инструкции к Вашему сотовому телефону, то, что самыми меленькими буквами; там сказано, что полиция вправе включать маячок Вашего сотового без Вашего ведома..."

Производители компьютеров и компьютерных программ, антивирусной защиты и файерволов шпионят за Вами. Американский Нортон, чешский Анти-Вир, и некоторые другие фирмы милость быстро сменяют на гнев, стоит Вам пойти в Интернете "куда не надо". Тогда они сами присылают Вам вредоносные компьютерные вирусы, что не только сотрут с лица жесткого диска всё, что там находится, но ещё и физически уничтожат Ваш компьютер. Русский Кашперский и немецкая Авира до таких гнусностей не доходят, но тоже отслеживают Ваши передвижения по просторам Сети, и Ваши персональные компьютерные файлы. Когда я попытался рассылать ссылки на мой роман "Заводная Кукла" через сервис Одноклассники (пользуясь любезно предоставленным одной знакомой доступом), кто, думаете, настучал на меня техадмину сайта? Авира, немецкий антивирус! Да, я поступил не совсем этично, но какое Авире до этого собачье дело (а в остальном рекомендую этот антивирус, он один из лучших)? Когда же я стёр Авиру, и установил чешский Анти-Вир: он стал стирать мои персональные файлы в папке Мои Документы, одновременно создав 55 (!) логов в своей программной папке, в которые "напихал" всю мою переписку, все мои персональные данные, и т.д. Как только я убрал эту гадость, все проблемы прекратились. Таким образом, устойчивое мнение о связи чешского антивируса с Моссадом подтверждается.

Любимое детище Моссада и ЦРУ, израильская программа ICQ (больше известная в России как "аська") - верх наглости и шпионажа. Хотя формально израильская фирма-изготовитель продала это дерьмо американской компании, Моссад продолжает контролировать сей инструмент.

Есть такие области, в коих все рекорды шпионажа и слежки побила фирма Макинтош. Любая продукция этой фирмы поддерживает самые совершенные виды слежки за пользователями и самую беспринципную передачу накопленных сведений любой третьей стороне. Новый телефон, который сегодня рекламирует Макинтош: это соединение всех видов слежки воедино, некий шпионский центр всемирных надсмотрщиков, которым просто позарез необходимо знать всё о каждом своем рабе в любой момент.

Чаты, блоги, международный сервис электронной корреспонденции: все они работают на разведки своих стран, на полицию, и вообще на кого угодно. Но и среди них есть чемпионы. Израильская ICQ ("Аська"), американские АОL (сегодняшний формальный владелец "аськи"), Яху и Хотмэйл, и Эм-Эс-Эн (тоже из Штатов) продолжают оставаться в этом отношении чемпионами. Они шпионят не только за своими пользователями, но и за теми, с кем в контакт входят последние.

Сравнительно недавно на официальном уровне было признано, что практически все телефонные разговоры на территории Канады прослушиваются. Интернет-провайдер обязан следить за каждым клиентом, но даже этого не требуется, так как Канадское Агентство Коммуникаций, одна из самых зловещих и агрессивных служб, подчиненная израильско-американской разведке, оснащена технологиями контроля за каждым пользователем Интернета, в обход провайдеров. Что бы мы ни делали в Интернете, что бы ни читали, ни смотрели - всё мелочно регистрируется. Не потому ли каждая попытка закачать на мой сайт наиболее острый политический материал неизменно сопровождается отключением моего телефона компанией Белл Канада. Формально я клиент другой телефонной компании, но физически все телекоммуникации в Канаде принадлежат американской корпорации Белл.

Принтеры следят за ними, оснащенные сегодня специальными датчиками и маркерами; компьютеры следят за нами, скрупулезно собирая информацию о каждом стёртом файле, о каждой компьютерной операции, о каждом нами обработанном документе. В общественных туалетах, приёмных Скорой Помощи, в кабинетах врачей и больничных палатах: повсюду нас держат на прицеле, как на мушке, 24 часа в сутки, злые глаза видеокамер. Сегодня не откроешь фирму, не станешь собственником, пока не купишь и не установишь электронных шпионов и не включишься в тотальную сеть стукачества. Раньше хотя бы в автобусах можно было избежать этого чудовищного соглядайства, но сегодня и в автобусах установлены скрытые (это принципиально важно!) видеокамеры.

Камеры установлены на рабочих местах, и это едва ли не самое оголтелое попрание нашего человеческого достоинства и суверенитета. Каждая из них - электронный надсмотрщик с нагайкой, приставленный рабовладельцем. Одно дело вышестоящие, руководящие производственным процессом, работающие рука об руку с подчиненными, и совсем другое: палачи с плётками, единственная функция и задача которых принуждать и подгонять.

Вам звонят из телемаркетинговой фирмы, предлагают ту или иную услугу, или просят ответить на вопросы анкеты? А может быть это государственные органы проверяют, дома ли Вы, не ходите ли Вы по утрам на работу, будучи на социальном пособии или на пособии по безработице? И даже если Вы нигде не работаете, но каждое утро выходите поиграть в теннис или покататься на лыжах, Вас всё равно обвинят в подпольной работе и лишат пособия.

Идёт невиданное прежде наступление на права покупателей, клиентов, рабочих, пациентов, всех, кто "не у руля". Дороговизна, в несколько раз обгоняющая рост заработной платы, беспрецедентная грубость и развязность работодателей, полная беззащитность перед лицом преступника, мошенника, или чиновника: такое ещё несколько лет назад могло присниться разве что в кошмарном сне. Миллионы канадцев улыбаются гнилыми, разлагающимися зубами: лечить зубы стало непозволительной роскошью. Такая же роскошь: визит к офтальмологу, или "оптиметристу", покупка очков. Нас фактически лишили медицинской помощи, а тех, кто хочет её добиться, выталкивают взашей, оскорбляют, пугают полицией. Медицинская карточка стала пустым звуком. Из "Скорой Помощи" нас выгоняют с нагноениями, абсцессами, сепсисом, инфекцией. Получить не то лекарство можно на каждом шагу, и потом лежать при смерти от осложнений, аллергии, а то и отправиться к праотцам. Только из моей личной практики, даже не из прессы, я мог бы привести сотни примеров. Отношение к простым людям такое, как будто на дворе тёмное средневековье. И никто ни за что не отвечает. Медицинский персонал неподсуден, и ни за что не несет никакой ответственности.

Водители, и особенно владельцы дорогих машин, не позволяют пешеходам перейти улицу, калечат или убивают их для собственного развлечения. Чиновники государственных учреждений, служащие банков, страховых компаний, работники почты стали вести себя вызывающе-грубо. Где она, пресловутая канадская вежливость, которой раньше мы по праву гордились?

Чтобы и дальше наслаждались безнаказанностью, шефам всех этих выродков надо приставить к каждому чиновнику, к каждому служащему двух громил-полицейских, ограждающих их от справедливого народного гнева. Но полицейских вышибал на всех не наберёшься. Именно поэтому в спешке везде и устанавливают видеокамеры, которые становятся символом присутствия полиции и её всевидящим оком. Камеры - не что иное, как надсмотрщики, которых рабовладелец послал в каменоломни, в гущу невольников, в хижины рабов. Каждый шаг раба контролируется. Каждый шаг раба взят на учёт.

Ни одна террористическая организация, ни одна преступная шайка не смогла бы нас до такой степени запугать, закабалить, унизить, не унесла бы столько человеческих жизней, сколько государственные чиновники-террористы. Террор, развернутый против канадского народа, беспрецедентен, и напоминает ситуацию в стране до создателя современной Канады Премьер-министра Кинга. До него Канада оставалась анахронизмом бесправия и кабалы, где права трудящихся и бедняков находились на уровне худших из феодальных режимов "дикого Востока". Универсальная медицинская помощь, общедоступное школьное образование и другие вещи, сегодня нам всё ещё (по инерции) представляющиеся гарантированными, тут стали общенародным достоянием гораздо позже, чем в других цивилизованных странах, и дались большой кровью и противостоянием классов, когда Канада находилась на пороге гражданской войны. Сегодня эти завоевания миллионов канадцев, отдавших свои жизни за социальный прогресс, невиданными темпами отбирают у нас. Уже и без того небывалый, разнузданный террор правящей элиты против рядовых канадцев продолжает усиливаться, и тут видеокамерам и компьютерно-информационным технологиям, с помощью которых следят за нашей перепиской, телефонными разговорами, чтением, интересами, высказываниями, финансовыми и покупательскими операциями, и т.д. - отведена ключевая роль.

Когда медсестра в приемном покое с такой силой толкнула мою маму в кресло, что, если бы не моя отменная реакция, она бы наверняка упала, та, проследив за моим взглядом, бросила сквозь зубы: "Камеры здесь висят не для вас, а для нас." Пожалуй, в этой фразе в наиболее концентрированной форме отразилась вся суть. Когда у сына одного моего друга в общественном месте стали вымогать деньги, вымогатели небрежно заметили, показывая на камеру: "За этой камерой смотрит наш человек." И лично я этому верю.

Степень коррупции в канадском обществе, особенно с момента воцарения Харпера, подскочила настолько, что корпорации и мафия контролируют всё. И не удивительно, что рост числа камер слежения опережает в канадском обществе только одно: рост преступности. Свежие неофеодальные бароны, от самых высоких бюрократов, до членов молодежных уличных банд, мошенники, насильники, воры и убийцы: все они вписались в государственную систему новейших технологий тоталитарного контроля, пользуя её как уличную девку, каждый для своих личных преступных нужд. Чиновник Налогового Управления с рыбьими глазами, равнодушный и безжалостный врач, агент социальной службы, один из тех, что доводит матерей-одиночек до самоубийства, владелец БМВ или Мерседеса, что ехал на красный свет и убил ребенка: для всех присутствие камеры - нечто вроде иммунитета и неподсудности. Попробуй только скажи им в глаза, кто они: в лучшем случае попадешь в чёрный список, а в худшем - в каталажку.

 



следующая страница >>