birmaga.ru
добавить свой файл

1
Сквозь века


-Магний плюс аш два эс о четыре равно маг…- мел противно заскользил по доске.

Девушка, что отвечала у доски, была симпатичной девятиклассницей. С самого утра она не важно себя чувствовала, но идти домой отказывалась на отрез. По ее мнению у нее было очень мало оценок по химии и ей надо было обязательно ответить. Но организм не выдержал напора болезни, и девушка упала в обморок.

-Лера? – сердце учителя химии упало в пятки, а вокруг несчастной девушки образовался круг одноклассников. Единственным не растерялся Паша. Он прошел через толпу и взял девушку на руки. Хорошо медпункт на одном этаже с кабинетом химии. Пока он нес Леру по коридору, она пришла в себя.

Девушка попыталась ударить его по лицу, но ему показалась, что она пытается его погладить. Паше это конечно, было лестно, что будучи даже в таком состоянии она пытается вернуть все назад, вновь взбудоражить чувства. Не сказать, что у нее это прям, так плохо получалось. Экая невинность лежит у нее на руках и гладит по щеке.

Прикладывая те же усилия, если бы она кричала, в нормальном состоянии, она произнесла практически одними губами:

-Отпусти меня, отпусти, отпусти…

Но она произнесла это настолько тихо, что Паша услышал все несколько иначе:

-Прости меня, прости, прости…

-Лер, ты прекрасно знаешь, что между нами ничего не может быть, я вполне серьезно отношусь к Саше…

-И я о том же… - Лера сказала это так, что Паша сам додумывал, что она там пробормотала одними губами. А додумывал он это так, что бы ему было удобней:

-Но я все же…

-Лер, тебе Саша, наверное, уже все рассказала?

На этом сознание девушки не выдержало, и она вновь провалилась в обморок.
Когда она вновь открыла глаза, перед ней стоял Ума. Точнее его звали Андрей, но его все почему-то звали Умой. С этим парнем у Леры связано много воспоминаний. Это был первый парень Леры.

-Ума? Привет солнышко! Боже мой, как долго я тебя не видела! Как дела? Ты знаешь, со мной столько всего произошло!


И она начала изливать ему душу, она говорила и говорила, боясь остановиться, как будто если она сейчас замолчит он уйдет, в этот раз навсегда.
-Она в бреду. Надо срочно скорую. И родителей, тоже срочно, - сообщила медсестра.

А Паша сидел на стуле рядом с Лерой и внимательно слушал что она бормочет. Лера говорила тихо и невнятно, иногда одними губами и непонятно, но говорила-говорила-говорила. Она постоянно упоминала какого-то Уму. Кто такой Ума? По ее невнятным словам он понял, что это ее парень. Может бывший, а может и нет. Но у нее к нему чувство, было или есть. Очень бы хотелось объяснить этому Уме… а что объяснить-то? Ведь Лера не Пашина девушка. Он вообще до обморока упорно делал вид, что ее для него не существует. Но почему когда он услышал об этом Уме, он захотел, что бы того на белом свете не существовало? Почему не хочет о нем слушать, хочет набить ему морду? Господи, как много почему???
Ума долго молчал, и Лера обиделась на него и решила не разговаривать. Она долго молчала, а потом он взял ее за руку и стал говорить. Он говорил, говорил, а она не могла поймать его мысль. Он много говорил что-то про нее, про его чувства к ней про Сашу… СТОП!!! Какая Саша??? Он не может знать Сашу. Так это Паша??? Он прикинулся Умой? Ее Умой? Как посмел? Зачем? Хотел выудить у нее информацию? Но зачем ему она нужна??? Ну ладно, раз он так, то Лера поступит не лучше него. Она прикинется Сашей. Пусть помучается. Посмотрим, как он будет выкручиваться???
В этот момент Лера как-то не подумала, что один человек не может превратиться в другого. Для нее это почему-то казалось абсолютно естественным. И она действительно собиралась стать Сашей, но вот беда – она вновь лишилась сознания.
Приехали Лерины родители, «скорая», девушку увезли, а Пашу отправили на урок. Когда он вошел в кабинет, на него накинулись подруги Леры.

- Что с ней? Как она? Она в себя приходила? – вопросы сыпались как из рога изобилия.

-Она в бреду была, - сказал паша и тут же об этом пожалел, вопросы полились проливным дождем.


-Что она говорила? Кого упоминала? А внятно говорила? А он что-нибудь понял? Если понял то что?

-Она какого-то Уму постоянно упоминала.

Девчонки сразу смолкли и разошлись по своим местам, одна Саша осталась стоять около Паши. Тот покачал головой в знак отрицания.

Девчонки знали про Уму. С ним они знакомы не были, но Лера им кое-что о нем рассказывала. По крайней мере, они точно знали, что именно он был виной ее шрама на запястье.
-Паша, я, конечно, все понимаю, мы все расстроились из-за Лериного обморока, но не надо так от всех отрешаться, - к парню подошла Саша перед пятым уроком.

-Дай мне побыть одному, - произнес Паша, смотря в одну точку.

-Не хочешь, как хочешь, - произнесла Саша и ушла обиженная.
-Думаете, она до сих пор любит этого Уму? – спорила Оля у подруг на той же перемене.

-Ну не знаю, они 2 года не виделись, это все-таки срок, - сказала Олеся.

-Но не мог же Паша пройти мимо? – спросила Саша.

-Мог, - вставила грустная Лора.

Она одна все знала. И про Леру, и про Пашу, и про Уму, и про чувства девушки к ним обоим. Лора, конечно, понимала, что это не совсем красиво с ее стороны, но она должна открыть все карты, хоть и не свои.

-Это как? – приподняла левую бровь Олеся.

-Ну так. Он ее до сих пор любит.

-С чего ты это взяла?

-Она сказала.

-А с чего она взяла?

-Он ей смски шлет постоянно, говорит о любви.

- А ты не думаешь, что она могла приврать малость?

-Она сама мне смс показывала

-Ну, тогда не знаю

-Я знаю, она его любит, сильно любит, она готова ему все простить…

-Она ему это писала?

-Нет, конечно… но понимаете, дело даже не в этом…

-А в чем?

-Ума ее… не по той дорожке пошел…

-Нариком стал, что ли?

-Типун тебе на язык, ты что? Она говорит в мафию подался… и не улица какая-нибудь, а вроде все серьезно… понимаете?


-Бандит? – приподняла левую бровь Оля.

-Ну да… типа того… - грустно вздохнула Лора. – Теперь представьте какого ей, когда она представит, что может в любую минуту, в любой момент потерять его? Я так поняла, что она все равно надеется забыть его. По моему это бесполезно… - внезапно глаза Лоры заполнились слезами и она не смогла закончить мысль.

-Что? – хором спросили подружки

-Да знаете, я тут подумала… мы… ведь мы все обращались к Лере за помощью, капали на мозги своими проблемами… а она всегда нам помогала, всегда выслушивала, давала советы… - девушка всхлипнула, - а мы, мы никогда, даже когда ей плохо мы продолжали капать ей своими проблемами… а она… - Лора уже рыдала не в силах дальше продолжать.

-А она нам помогала и отодвигала свои проблемы на задний план… - подхватила Оля и тоже начала плакать. – Она всегда нам помогала, не отказывая ни разу, а мы сели ей на шею, кто в последний раз разговаривал с ней по душам? – спросила девушка, и повисло молчание, после этого девушки разом разрыдались и решили прогулять последние два урока.

Сидя во дворе на лавочке девчонки плакали, обвиняя во всем себя, в том, что Лера упала в обморок, до сих пор любила Уму, да и во всем плохом, что произошло с Лерой за последнее время. После часа рыданий подружки собрались с духом, успокоились, и было решено навестить подругу прямо сейчас.
А Лера в это время в больнице пришла в себя. Около ее кровати сидела мама.

-Мам, привет, - Лера приподнялась на локтях.

-Привет, доченька.

-Что-то случилось? Почему я здесь?

-Ты ничего не помнишь?

И тут в голове Леры стали оживать картины… магний плюс аш два эс о четыре, Паша, Ума…

-Кое-что помню… только как-то несвязно…

В дверь постучались. Вошла толпа из четырех девушек. Глаза у них были красными, а сами они улыбались.

-Не успела в больницу лечь, тебя уже пришли навещать, - улыбнулась мама и вышла из палаты.


-Лера, - начала за всех лора. – Ты знаешь, мы все бы хотели перед тобой извиниться, за то, что во время не разглядели, что тебе нужна наша помощь.

-В смысле? – Лера вообще не понимала, о чем говорит подруга.

После долгий объяснений, что к чему, и почему подругам так стыдно Лера звонко рассмеялась.

-Нашли из-за чего расстраиваться, я ж вас люблю не за то, что вы должны мне помогать, а за то, что вы есть. Я просто вас люблю и все, не замо… - Лера не договорила, она опять у пала в обморок, а когда очнулась, то совсем не узнала помещение, в котором находилась до этого. Сейчас Лера лежала на шелковых подушках в белоснежной сорочке, около нее сидела какая-то старушка в чепчике и вязала.

-Проснулася? Здравствуй, сударыня!

-Здравствуйте, - Лера села в кровати, выглянула из-под полога и увидела красивейшую комнату. Она тут же узнала свой любимый стиль – барокко, его она ни с чем и никогда не спутает.

-Чаво так смотришь? Не боись, все хорошо, сильно же ты простудилася, с того света можно сказать вытащили, только барину было угодно вас послушать, говорит: «хочу…»

-Стойте, - беспардонно прервала Лера. –Можно несколько вопросов?

-Да, сударыня.

-Во-первых, где я?

-В Петербурге, сударыня, в Петербурге, только вот нашли вас далече от суда.

-Где?

-В лесу. Еще денек полежала б там и поминай, как звали.

-Кульно…

-Извините, что вы сказали?

- Я сказала, не могли бы вы принести мне мою одежду, я хотела бы прогуляться.

-Нет-нет, что вы, сначала, вы должны поговорить с барином.

-Ну так зовите его. И почему он – барин? Не врубилась.

-Не… что?

-Не поняла, так вы ответите, почему он барин?

-Ну, как почему? Потому что барин, потому что отец его – барин, и дед его – барин.

-Ладно, зовите его быстрее.

Старушка вышла, а Лера встала и начала осматриваться. Подошла к зеркалу и так и застыла. На нее смотрела она же только… только другая… совсем другая. кожа бледная-бледная, от прежнего румянца не осталось и следа. Исчезли все ее веснушки. Лера очень их любила, потому что благодаря ним выглядела наивной девчушкой, они помогали чувствовать себя ребенком. Она ими дорожила. Сейчас они исчезли и лицо повзрослело года на два. Изменился и цвет глаз. Вместо каре-зеленых, как любила говорить и сама Лера «болотных», на нее смотрели голубые осколки небес. Но взгляд остался. Для Леры это почему-то стало очень важно. Умение смотреть всегда пронзительно и делать на что-нибудь упор. Презрение. Сузить глаза, приподнять головку и зрачками вверх-вниз. Да… все тот же взгляд. Хоть что-то осталось и на том спасибо.


В комнату вошли, Лера быстро отвернулась от зеркала и испуганно посмотрела на парня лет двадцати. Барин? Тьфу ты! Она-то ожидала увидеть какого-нибудь старого бородатого дядьку! Но не сказать, что она была разочарована, перед ней стоял статный шатен с карими глазами и правильными чертами лица, он был высоким и улыбчивым. Да и вообще он был хорош собой.

-Здравствуйте, - поприветствовала Лера.

-Здравствуй, сударыня.

Лера была смущена под его пристальным взглядом. Он по ходу дела не собирался заводить разговор и пока лишь внимательно осматривал юную гостью. Лера же была настроена совсем иначе.

-Скажи те мне, как я здесь оказалась? Старушка мне сказала, что меня нашли в лесу, но это невозможно, я…

-Возможно, сударыня, возможно.

-Но как такое может быть, только что я была в больнице и разговаривала с подругами и вдруг здесь… здесь так… так странно.

-Да? И что же странного вы нашли?

-Стиль… барокко… это стиль использовался… епрст, а в каких веках-то он использовался? Короче при Петре и далее, потом, речь старушки, так теперь даже бабушки в деревне не разговаривают.

-Она всего лишь крепостная, чего вы хотели?

Лера взялась за виски и стала их усиленно тереть.

-Какой сегодня год?

-Одна тысяча семьсот тридцатый.

-Ха. Ха. Ха. Очень смешно с вашей стороны.

-Это не шутка, сударыня, взгляните за окно.

Лера поджала губки и прошла к окошку, там как раз проезжала карета, и не такая, как в наше время, красивая-раскрасивая и лошади с бантиками, и кучера там все из себя разряженные. А это была такая… простенькая.

Слезы покатились из глаз девушки, она опустилась на колени, уронила голову в ладони и стала плакать.

-Что с вами?

-У сударыни истерика, - сказала она охрипшим голосом.

-Вам надо успокоится, - сказал барин, щелкая пальцами, а комнату вошла старушка: - Принеси ей валерианы.


-Не поможет, лучше прикажите принести одежду, я хочу прогуляться.

-Вы думаете, стоит?

-Да, думаю, и вы пойдете со мной.

-Я?

-Вы… пожалуйста.

-Хорошо, я прикажу принести вам платье. У…. я думаю, у меня найдется пара платьев подходящего размера.

-Прикажите.

Через десять минут передо Лерой лежало красивое платье, со всякими рюшами, бархатистого бардового цвета.

При помощи многочисленной прислуги Лера облачилась в платье. Греха таить не буду, оно ей очень шло.

-Я готова, барин, - девушка спустилась по винтовой лестнице.

Ему понравилось, как на ней сидело платье. Не так, как на НЕЙ, той, которую он любил, которая… таак… настроение начинает портиться…

-Великолепно выглядите! – он поклонился.

-Хм, ваше лицо говорит обратное.

-Что же?

-Что привидение увидели. Ну, извините, как я успела заметить в восемнадцатом веке тональник «L’Oreal Paris» не предусмотрен и поэтому я слегка бледна.

-Извините…

-Да ничего, как я поняла, в лесу я провела n-ое количество времени, на открытом снегу, плюс три дня бреда и жара, все это не могло, не отразится на моей коже.

-Ваша речь отчасти мне не понятна.

Лера покраснела, она имела привычку тараторить, когда ее переполняли эмоции.

-Извините…

-Я не хотел вас смутить. – он подал руку и они вышли на улицу.

Зимний Питер всегда удивлял Леру. Сам запах зимы в Питере особенный. Особенно в канун нового года. Правда он прошел две недели назад, но все же легкая дымка этого праздника осталась. А сейчас же он был еще более сказочным.

-Здесь так красиво… я бы даже сказала волшебно…

-Я с вами полностью согласен… Петербург, несмотря на свою молодость, прекрасен как ни один город в мире.

-Тут вы правы… а представьте, что ни на минуту не останавливаясь… ну почти не останавливаясь, Питер будет двигаться такими темпами в течение трехсот лет…


-Зачем же так далеко заглядывать, сударыня?

Лера прикусила язык. Откуда она знала, можно болтать о тем и о сем, о будущем, направо и налево?

-Просто попыталась представить, что будет с Питером через триста лет…

-Иногда хотелось бы так заглянуть в будущее, что бы узнать, какое оно, что будет там, за горизонтом твоего века?

«Какой же он интересный человек, как горячо рассуждает…»

-А иногда так хочется заглянуть в прошлое, хоть на минутку, а когда попадаешь, тебе кажется, что ты сходишь с ума…

-Прошу прощения, сударыня, но вы так рассуждаете, будто вы бывали в прошлом…

-Это очень интересная сказка, я вам как-нибудь ее расскажу. А вам не кажется, что чего-то не хватает?

-Чего?

-Знания, - Лера азартно, но по-детски засмеялась.

-Знания?

-Да, знания, вы же не знаете, как меня зовут, сколько мне лет, откуда я?

-Да, сударыня, вы правы, но вы тоже ничего не знаете обо мне.

-А вот это неправда!

-Почему?

-Во-первых, я знаю ваше место жительства, а во-вторых, знаю, что вы – барин!

-Это верно, может, в таком случае вы приоткроете свои карты?

-Да, но только не козырные )

- Сударыня не перестает меня удивлять.

-Между прочим, сударыню зовут Валерия, а для друзей, просто, Лера!

-Валерия? Красивое имя.

-А как вас зовут? Барин? – последнее слово она произнесла с легким напором.

-Павел Афанасьевич.

-Паша?

-Вы любите сокращения?

-Я люблю разговаривать на «ты»

-Вы нетактичны…

-Я не иду по одной линии, предпочитая ей кривую…

-Я не совсем понимаю вас?

-Прежде чем пытаться понять человека, попытайтесь понять себя и свои желания! – Лера засмеялась, наклонилась, слепила снежок и запустила в Павла, он едва увернулся и на ходу слепил еще один и бросил в девушку.

-А вы поняли?


-Да! Я хочу играть в снежки!

Двое молодых человечка весело провели время, они бегали прямо по Невскому и кидались друг в друга снежками.

Как же сильно изменился с того времени Невский! Практически неузнаваем… но приятно было узнать кое-какие знакомые достопримечательности, ростральные колонны, например.

-Лера?

-Да?- она упала к парню на грудь и блаженно улыбалась.

-Ты такая странная?

-А для меня сейчас странный весь мир!

Лера вернулась в реальность. Она в прошлом. Это не нормально. Она тронутая.

-Паш…

-Да? – парень заметил как изменилось ее лицо.

-Мне нужно побыть одной.

-Что-то случилось?

-Да.

-Что? Может я смогу помочь?

-Нет, спасибо, давайте встретимся на этом самом месте через 2 часа. Я думаю мне хватит времени.

-По-моему мы перешли на «ты»

-Ага… точно… Пока. – по привычке Лера чмокнула Пашу в губы, как и всех друзей и направилась в противоположную от парня сторону. Сейчас она много о чем думала. И о том, не умерла ли она? И не сон ли это? А может, она просто сошла с ума???

В таких мыслях Лера пробродила больше полутора часов, а очнулась в совсем незнакомом районе. Оглядевшись, она узнала то место, где в наше время в Питере стоит «Аврора». До чего же неузнаваемое место!!! Лера даже не смогла себе объяснить, как она догадалась, что именно в этом месте через триста лет будет стоять легендарный крейсер. Так, теперь она знает куда идти. Начало смеркаться, надо поторопится. И напивая под нос песенку «Что тебе сниться, крейсер «Аврора», в час когда утро встает над Невой» побрела в сторону встречи с Павлом.
Лера шла уже не так загружено, и решила пустить все на самотек. Будь что будет, прошлое, это прошлое, и она не в силах ничего изменить, она даже не знала из-за чего она попала сюда.

Девушка свернула в переулок, в наше время это короткий путь. Интересно, а сейчас он есть? Да… только слишком темно, в двадцать первом веке с этим проще. «Ладно, сто метров судьбы не решат» - подумала Лера, нерешительно вступая в тень, ох, как она ошиблась! Именно это сто метров решили всю ее судьбу. За спиной она услышала, как кто-то прошел мимо переулка… нет… нет, не мимо, в переулок!


-Сударыня!!! ССуддаррыня! – если первый раз неизвестный произнес обращение хоть более или менее прилично, то второй раз он шепелявил ужасто. – Да постой ты!

Лера прибавила шагу. На перерез ей встал здоровый бугай. С Лерой такое происходило впервые и она действовала, повинуясь инстинктам:

-ААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!! ПОМОГИТЕ!!!!!!

-Не ори, ты.

Тот, что был сзади накинулся на нее и закрыл рот рукой противно пахнущей тухлым мясом. Наверное, к счастью, у Леры из брезгливости однозначная реакция на такие запахи… Парень с воплем отпрянул, а здоровый и не такой пьяный заключил ее в свои железные объятья, начал ее целовать, и бесцеремонно начал совать руки под юбки.

-АААААААААААААА!!!!!!! УЙДИ УРОД!!!!!!! ЛЮДИ!!!!!!!! ПОМОГИТЕ!!!!!!!!! НАСИЛУЮТ!!!!!!!!!!!!!!!! – кричала, царапаясь, Лера. К счастью ее ногти сохранились, даже пролетев триста лет.

Но бугай был не таким простым, как его товарищ, и он упорно продолжал лезть все глубже через юбки.

Внезапно он получил прямо в нос. В этот момент он мог поклясться, что голова девушки превратилась в один огромный кулак. На самом деле это был кулак Павла, он прибежал на крики, так как место встречи было не далеко от этого переулка. Железные объятья вонючего пьяницы были разжаты, и вырвавшись из одних Лера тут же попала в другие – нежные, теплые, приятно пахнущие, между прочим.

-Паша, я не думала, я не знала, - рыдала на груди у него обезумевшая Лера.

-Не надо, не плач, пойдем отсюда…

Они отошли где-то метров на пятьсот и Лера снова уткнулась личиком в его грудь. Она не смогла сдержаться. В этот раз он обнял ее за талию левой рукой, а правой гладил по голове, успокаивая. Слегка придя в себя, Лера подняла глаза на своего спасителя:

-Спасибо, спасибо тебе огромное, если бы не ты… я не представляю, что сейчас было бы со мной… я даже не могла предположить, что в восемнадцатом веке могут быть маньяки… глупая и наивная дурочка.


Она еще крепче вцепилась в парня и стала пытаться выровнять дыхание.
Павел тоже пережил некоторый шок. Теперь настала очередь рассказать его историю.

За Петербургом у Павла было имение. Когда он был мальчишкой, и его батюшка был жив, они часто выезжали туда и проводили время вместе. Неподалеку было еще одно имение, когда Павлу было семь лет, оно сгорело (соседнее имение). Кто-то говорил, что это поджог, кто-то – что слуги недосмотрели, и огонь пошел из камина. Говорили много, а вот точно – ничего. Но в этом пожаре погибли все. Кроме маленькой пятилетней девчушки – Лариски. Она часто летом убегала в имение а барину Афанасию и тот ее очень любил. После пожара старый барин взял ее к себе и стал воспитывать как родную дочь. После этого молодой Паша стал не без оснований ревновать отца к этой бойкой, удалой девчушке. Но так как сам он был в нее влюблен, он не позволял себе злиться на нее. В десять лет он признался восьмилетней Ларисе о своих чувствах к ней. К его удивлению она ответила взаимностью.

Следующие четыре года были не особо насыщены событиями, но когда Ларисе было двенадцать лет, она однажды задержалась у подружек и поздно возвращалась домой, в свои двенадцать она выглядела на все пятнадцать лет, была стройной, красивой, всегда ухоженной и опрятной.

Когда Паша шел навстречу к Ларисе он услышал крики, стоны и призывы о помощи.он Побежал, но не успел, насильники скрылись, а Лариса… Лариса была лежала вниз лицом на снегу с перерезанным горлом…

С тех пор прошло семь лет. После этих событий, через год, умер отец Павла, мальчику тогда было только пятнадцать лет…

И вот, сейчас ему двадцать один год. Он едет из поместья в Петербург и на снегу, лицом низ лежит девушка. Он соскочил с коня, перевернул и онемел… перед ним была Лариса… только повзрослевшая… а может и нет, она всегда выглядела старше своих лет… сейчас ей смело можно было дать лет семнадцать-восемнадцать. Сейчас бы ей было девятнадцать. Значит эта девушка младше, чем Лариса. И все равно.


Когда он вошел в комнату и увидел эти глаза, он еле удержался от того, что бы подбежать к девушке и закружить ее в своих объятьях. Он узнал эти глаза. «Голубые осколки неба» так он всегда называл голубые-голубые глаза Ларисы. Но все же она изменилась, часто говорила непонятные слова. Когда они гуляли он до конца убедился, что это не Лариса. Лариса никогда не любила снежки. Она всегда старалась казаться взрослее. И у нее никогда не было резких перепадов настроения. Эта же девушка была переменчивой как погода. Но когда он услышал призывы о помощи, он понял, что не даст повториться той ужасной истории, случившейся семь лет назад…
-Все обошлось, и это не стоит твоих слез.

-Я уже дважды перед тобой в долгу… ты дважды меня спас. Как я потом расплачиваться буду?

-Лера, твоя жизнь бесценна.

-Спасибо, утешил! Это типа – будешь расплачиваться всю жизнь?

-Нет.

-Ладно, замяли, - улыбнулась Лера.

-Замяли?

-это в смысле «не будем больше касаться этой темы»

-Хм… откуда эти словечки?

-Я же сказала, что козырные карты я не открываю… пока.

Они пришли домой к Павлу. И они отправились ужинать. Во время ужина Павел спросил:

-Ты любишь по вечерам сидеть у теплого камина и читать книги?

-Да, но я никогда так не делала… - улыбнулась Лера.

-Как это?

Паша не знал, что в скромной Лериной однокомнатной квартире просто не было места для камина, а времени на столько мало, что читать она успевала лишь учебники.

-Я просто представила, как же это здорово сидеть темным зимним вечером у камина и читать захватывающую книгу.

Павел улыбнулся и ничего не ответил.

После ужина они отправились к камину, где стояло здоровое кресло, а рядом с ним стоя стол, на котором громоздилась куча книг. Лера взяла одну из них и с трудом подавила возглас. Язык был максимально ей непонятен. Куча странных закорючек. Нет, кое-какие буквы разобрать можно, но…


-Что-то не так?

-Ага…

-Что?

-Я не знаю, как это читать.

-Вы не умеете читать?

-Не совсем.

-В смысле.

-В том смысле, что я не могу читать ну… я могу читать, но когда слова написаны несколько иначе.

-На другом языке?

-Нет. Вот принесите мне перо и бумагу.

Через несколько секунд на столе появились и перо и бумага.

Лера открыла книгу в середине и ткнула пальцем:

-Прочтите это.

-Ночь опустилась и застилала все на своем пути. И не было от нее спасения.

-Хватит.

Лера писала, аккуратно выводя буквы на современном русском языке.

-Вот. То же самое, что вы сейчас прочли. Только без лишних закорючек и твердых знаков.

Паша пробежался глазами по тексту.

-Интересно… кто ж учил тебя так писать?

-Нашлись добрые люди.

- Ты такая необычная.

-А помнишь, я обещала рассказать сказку?

-Ну?

-Я расскажу ее сейчас, - сказала Лера, Паша сидел в кресле, а она устроилась на полу у его ног. – Все начнется не скоро. 15 июля… года эдак 1991. С рождения маленькой девочки. Она была девочкой с веснушками, и глаза у нее были «болотного» цвета. Она жила очень счастливо. Правда еще в раннем детстве потеряла отца, но она верила в то, что он с ней, рядом, но она его просто не видит, до самой своей смерти. Так вот. Она росла, и в семь лет она пошла в школу. Школы была обыкновенной. И училась эта девочка, едва ли отличаясь чем-то от других. В школе надо было отучиться 11 лет…

-Ого! А что так много?

-Во-первых, это сказка, а во-вторых, не забывай, что я рассказываю про конец XX начало XXI века.

-Извини.

-Ничего. Так вот. На седьмом году обучения девочка повстречала парня. И полюбила его необыкновенно. Он тоже проявил к ней интерес, но злые люди разлучили их и они не смогли долее быть вместе. Они видели друг друга каждый день в школе, но не могли сказать друг другу даже «привет» не говоря уже о «как дела». Девочка стала очень грустной девочкой, и ее никто не узнавал. Тогда мама девочки решила уехать из города в Петербург, что бы девочка нашла другого парня и стала снова веселой. Сказано – сделано. Они собрали вещи и уехали. Девочка почти забыла его. И встретила не менее красивого парня. Но он оказался подлецом. Он сначала дружил с ней, а потом бросил ее и стал дружить с ее подругой. Девочке было очень больно, но в этот момент к ней пришло письмо от первого парня. Там он признавался ей в любви, говорил, что не может без нее жить. И она вспомнила все чувства к нему. Но из писем подруг она знала, что он стал бандитом и за ним охотится милиция…


-Бандитом?

-Ну, как бы тебе объяснить? Таким человеком… законопреступником.

-А, понятно.

-Так вот. Она очень за него переживала, потому что его могли в любой момент поймать и убить. Или посадить в темницу. Она часто из-за этого плакала и просила его в письмах бросить этим заниматься, но он не бросал, и она все больше и больше переживала. И вот однажды она заболела, ей все говорили – останься дома, не иди в школу. Но девочка никого не послушала и пошла в школу. Там она упала в обморок, а когда очнулась, она увидела перед собой красивого парня, которого до этого никогда не встречала, он оказался очень добрым и отзывчивым. Но у него была тайна от девочки, которую он не хотел ей говорить. Все это хорошо, но упала в обморок в двадцать первом веке, а очнулась в восемнадцатом. И она долго думала – не сошла ли она с ума? Воть тяк воть.

-А можно вопрос?

-Да, конечно.

-Как звали эту девочку.

-Вообще ее звали Лера, но я думаю лучше оставить сказку анонимной.

-Так ты из будущего?

-Мгм…

-Вот так штука. А какое оно – будущее?

-Красивое. Наверное, ты считаешь меня сумасшедшей?

-Нет… А можно я расскажу сказку?

-Да, конечно.

Теперь Павел поведывал свою историю жизни.

-Так я похожа на Ларису? – спросила Лера по окончании повествовании Павла.

-Очень.

-Паш… - Лера недоговорила, ей вдруг стало очень тяжело. Она почувствовала, что сейчас упадет в обморок. А может с обмороком вернется в будущее. – Паш, мне плохо.

Он взял ее на руки и отнес ее в спальню.

-Знаешь, мне кажется, что если я сейчас лишусь сознания, то приду в себя в будущем…

-Вернешься домой?

-Да.

-Так это ж хорошо, отчего ты плачешь?

-Я не хочу домой.

-Отчего же?

-Так хорошо, как с тобой мне никогда не было. За эти несколько часов я привязалась к тебе, как ни к одному человеку не привязывалась.


Паша повинуясь непонятной силе коснулся ее губ. Нет, он не поцеловал ее, просто коснулся ее губ своими. Но Лера в ответ схватила его за шею и втянула в страстный и горячий поцелуй.
-Она в бреду. Опять. У нее очень высокий жар. – сообщила врач.

-Мама? – Лера приоткрыла глаза, она снова приоткрыла глаза.

-Доченька! Что ж это творится???

-Мам, я пришла попрощаться, я нашла свое счастье, помнишь, ты говорила, что главное найти счастье, помнишь?

-Что же ты такое говоришь, доченька? Ты же еще и не пожила! О чем же ты говоришь?

Но Лера не отвечала. Она была мертва. Она была в одна тысяча семьсот тридцатом году с человеком, которого она полюбила, и который никогда ее не бросит.

Ну вот в принципе и все. Лера Осталась с Павлом, они прожили счастливую жизнь. Воть тяк воть.