birmaga.ru
добавить свой файл

1
М.А. Мунтян

ЛОББИЗМ И ЛОББИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

(теоретический очерк)





I. Лоббистские группы и их место в политическом процессе. Особое место среди различных групп интересов принадлежит группам давления. Этот термин (press groups) впервые появился в США приблизительно в середине 20-х годов XX в., а первые исследования деятельности этих объединений относятся к 1928-1929 гг. Первоначально характеристика групп давления была связана со специфическими способами выполнения ими своих функций. Так, Р.-Ж. Шварценберг указывает, что они рассматривались как организации, созданные для защиты интересов и оказания давления на публичные власти с целью добиться принятия таких решений, которые соответствовали их интересам. В американской энциклопедии определяется, что группы давления – это “некоторое число индивидов, пытающихся оказать давление на правительство для достижения своих целей”.

Описывая деятельность этих групп, ученые оперировали разными понятиями – “потенциальные группы”, “официальные лица”, “лобби”, “группировки интересов обязательного характера”, “перераспределительные ассоциации” и т.д., выделяли разные грани и аспекты их деятельности. Деятельность всех этих групп не просто давление на власть сверху, сбоку или снизу, а механизм иерархического согласования решений, перераспределения власти путем заключения сделок между бюрократиями и немногочисленными привилегированными группами. Как подчеркивает С. Файер, ассоциации подобного рода стремятся оказать целенаправленное воздействие на политический процесс, но при этом не претендуют на прямое участие в управлении государством, тем самым, избегая какой-либо политической ответственности за свои действия. К особенностям действий групп давления можно отнести и то, что они активны в основном только в сфере принятия (исполнительных или законодательных) решений.


Деятельность групп давления нередко называется лоббизмом
(от англ. lobby – вестибюль, кулуары, коридор). В современном политическом языке этот термин означает способ решения тех или иных вопросов, в том числе и политических, в пользу чьих-либо интересов путем воздействия на законодателей, правительственных и иных должностных лиц; деятельность социальных групп, отстаивающих свои политические интересы. В словаре английского языка 1553 г. лобби называлась прогулочная площадка в монастыре, где монахи обсуждали теологические вопросы. Cтолетием позже так стали называть помещения для прогулок в Палате общин парламента Англии. Но политическое значение это слово приобрело еще два столетия спустя, в 1864 г., когда термин “лоббирование” начал обозначать покупку за деньги голосов депутатов в Конгрессе США. С 1946 г. лоббизм в этой стране регистрируется и многие конкретные его направления находятся под контролем государственных органов.

Существует множество определений этого феномена:


  • Лоббизм - это особая система и практика организации отдельных групп общества путем целенаправленного влияния на органы законодательной и исполнительной власти.

  • Лоббизм - это деятельность юридических и физических лиц в отношении федеральных органов государственной власти с целью оказания влияния на выполнение последними своих полномочий, предусмотренных законодательством.

  • Лоббизм — это давление на власть, на людей, принимающих решения, со стороны разного рода группировок, или так называемых групп давления.
  • Лоббизм - это система контор и агенств крупных монополий при законодательных органах США, оказывающих в интересах этих монополий воздействие (вплоть до подкупа) на законодателей и государственных чиновников в пользу того или иного решения при принятии законов, размещения правительственных заказов и т.п.; «лобби» называются также агенты этих контор и агенств .


  • Лоббизм - специфический институт политической системы, представляющий собой механизм воздействия частных и общественных организаций политических партий, профсоюзов, корпораций, предпринимательских союзов и т. п. (групп давления) на процесс принятия решений правительством, парламентом. Прежде всего, лоббизм относится к бюджетным ассигнованиям, финансовым дотациям, руководящим постам в парламентских комитетах и т. п.

  • Лоббирование — намеренное установление связей с любым должностным лицом или служащим любого исполнительного ведомства от имени другой стороны с намерением повлиять на принятие выгодных официальных решений.

В общественном сознании термин “лоббизм” отражается в двух значениях – нейтрально-позитивном и негативном. Во втором значении он близок к протекционизму, подкупу, подкупу голосов в чьих-либо корыстных или узкопартийных интересах в ущерб другим интересам, прежде всего общественным. Крайнее выражение негативного лоббирования – незаконное давление на представителей власти, взяточничество, коррупция, с помощью которых принимаются решения в интересах определенных групп и лиц. Лоббизм в нейтрально-позитивном смысле – нормальное жизненное явление, элемент демократического процесса. Он представляет собой форму законного влияния “группы давления” на управленческие, в том числе законодательные, решения с целью удовлетворить интересы определенных социальных структур и слоев населения. С этой точки зрения лоббизм – система аргументации, механизм подготовки и принятия социально конструктивных актов.

Лоббизм как многоступенчатое явление венчает политик (или группа политиков), предлагающий или осуществляющий решения; середину составляет многотысячный отряд экспертов, консультантов, исполнителей, часто это бывают чиновники и государственные деятели, профессиональные юристы, специалисты по общественному мнению и т.д. Основа та или иная социальная, политическая, этническая и любая иная группа, движение. Ряд механизмов лоббизма государству удалось взять под свой контроль, но сама природа этого социального явления исключает полную возможность такого контроля. В России и некоторых других постсоветских государствах деятельность лоббистов способствовала нарастанию теневых форм власти, питала коррумпированность чиновников, вела к криминализации сферы принятия политических решений. В ряде демократических государств группы давления как политический институт, напротив, делают государственное управление более открытым для общественности, укрепляют связи с другими посредниками между населением и властью.


Лоббизм возник как специфический институт политической системы в США для реализации влияния частных и общественных организаций (групп давления) на процесс принятия органами государственной власти решений по проблемам внутренней и международной политики. В этой стране, как и в ряде других государств, он упорядочен и признан юридически. Постоянные представительства лоббистов в Вашингтоне и столицах американских штатов – характерная черта политической жизни США. Практически все крупные корпорации, влиятельные предпринимательские союзы, профессиональные ассоциации, общественные и различного рода специальные организации имеют в своих структурах специальные подразделения, занимающиеся исключительно лоббированием. Их штат насчитывает от нескольких десятков до нескольких сотен служащих. Агитация и другого рода поддержка того или иного закона не всегда носит противоправный характер. В позитивном смысле лоббизм характеризуется как здоровое, жизненно необходимое явление. Лоббизм в этом отношении “есть форма законного влияния “групп давления” на управленческие решения государственных органов в целях удовлетворения интересов определенных социальных структур (организаций, ассоциаций, территориальных образований, слоев граждан и т.д.)”.

В качестве примера такого рода деятельности можно привести так называемую “поправку Спунера”, которвя считается в американской истории “блестящим достижением лоббизма”. После банкротства в 1889 году Всеобщей компании панамского межокеанского кала в США была создана Новая компания панамского канала. Инициатива сооружения этого водного пути перещла к Вашингтону. Начавшаяся вскоре американо-испанская война подтвердила стратегическое значение будущего канала. В 1900 году президент У. Маккинли назначил комиссию для определения оптимального маршрута прокладывания канала. Комиссия рассмотрела панамский и никарагуанский варианты и в 1901 году высказалась в пользу Никарагуа. 9 января 1902 г. палата представителей конгресса 308 голосами против 2 приняла билль Хэпберна, предоставивший правительству полномочия на ведение переговоров с Никарагуа и ассигновавший 108 млн. долл. на строительство канала. Однако 28 января сенатором Спунером в Сенат конгресса была внесена поправка кбиллю, которая оказалась “поправкой взамен”, поскольку предписывала строить канал через территорию Панамы. В июне она была принята под мощным давлением финансовых кругов 42 голосами против 34. панама в то время была частью Колумбии, парламент которой отказался ратифицировать договор о канале. Правительство США оказало поддержку панамским сепаратистам, в декабре 1901 г. Панама была провозглашена независимой республикой, и через две недели Вашингтон заключил с ней соглашение о сооружении канала. Он обошелся США в 387 млн. долл., но помог удвоить морскую мощь страны, так как Вашингтон, в случае необходимости, получил возможность “перебазировать” свой флот из Тихого океана в Атлантический и обратно. Экономическая же выгода США была громадной.

Несмотря на широкое и зачастую терминологически неточное использование понятия “лоббизм”, тем не менее, можно попытаться очертить некоторые строгие границы лоббирования как общественного явления:

а) лоббирование связано лишь с принятием государственных решений. Решения, принимаемые частными лицами, организациями или корпорациями, могут быть подвержены влиянию определенных заинтересованных групп, но это не лоббизм;

б) все виды лоббизма мотивированы желанием оказать влияние. Многие действия или события могут воздействовать на процесс принятия правительственных решений, но если они не вызваны желанием оказать давление, то это не лоббизм;

в) лоббирование подразумевает наличие посредника или представителя как связующего звена между группой граждан страны и государственными официальными лицами. Гражданин, который по своей собственной воле и пользуясь доступными ему средствами стремится повлиять на правительственного чиновника, не может считаться лоббистом;

г) всякое лоббирование неизменно связано с установлением контактов для передачи сообщений, поскольку это единственный путь, по которому можно осуществить влияние. В широком смысле любой лоббизм – это установление контактов и передача сообщений, адресованных представителям власти с намерением воздействовать на их решения лицами, действующими от своего имени;

д) хотя большинство лоббистов представляют группы, обладающие особыми интересами, лоббизм не может быть отождествлен с деятельностью и поведением таких групп вообще. Во-первых, не только группы, но и отдельные лица могут осуществлять лоббирование. Во-вторых, группы, преследующие общие интересы, могут быть вовлечены во многие другие формы деятельности в дополнение к лоббированию, а могут и вовсе не заниматься им. В-третьих, группы или индивиды могут найти способ прямого представительства своих интересов в органах власти, без посредников-лоббистов.


II. Функции лоббизма. Основными функциями лоббизма являются:

- посредничество между обществом и государством. Лоббисты представляют интересы тех или иных групп населения перед органами государственной власти. Добиваясь своих, чаще всего экономических целей, лоббисты реализуют разнообразные интересы большинства населения. Например, если лоббист представляет инетересы крупной промышленности, то, добившись инвестиций, он обеспечит работников этих предприятий работой и зарплатой;

- замещение политического представительства. Лоббисты во многих случаях представляют группы интересов, замещая при этом их официальных представителей в структурах власти (депутатов законодательных органов власти, избираемых представителей исполнительных органов власти);

- структурирование плюрализма общественного мнения. Лоббисты, реализуя интересы тех или иных общественных групп, минимизируют радикализм позиций политических партий в их борьбе за власть;

- информационная функция. СМИ представляют собой важное средство и канал лоббирования, они широко используются в лоббистской деятельности (информирование широкой публики о каких-то фактах из жизни политиков, публикация материалов в пользу того или иного законодательного акта и т.д.);

- постановка актуальных проблем. Лоббисты, добиваясь своих целей, ставят перед общественностью и государственными органами вопросы, связанные с решением тех или иных общественных проблем. Например, когда в США полоучили широкое распространение видеокассеты, именно лоббисты подняли перед законодателями вопрос о проблеме незаконного, “пиратского” их копирования.


III. Лоббизм и власть. В своем общественном бытии лоббизм всегда жестко связан с политической властью. Можно вывести закономерность: его больше там, где власть наиболее реальна. Наиболее мощные “группы давления” и есть фактическая власть, не просто оказывающая влияние, но контролирующая финансы, кадры, прессу, процесс принятия решений. В этом их отличие от власти формальной – политических институтов и policy makers в их традиционном понимании – как лиц, принимающих решения, лишь представляющих и озвучивающих (в лучшем случае - олицетворяющих) власть, совершающих формальные акты обсуждения, согласования и визирования уже принятых решений, обеспечивая юридическое закрепление, легитимацию решений фактической власти.

Даже президенты, формально зависящие от избирателей, а не от лоббистских кланов, нередко мало что могут предпринять без согласования своих намерений с лидерами группировок, ставленниками которых они, по сути, и являются. Лишь в переходных обществах, где традиционные группы давления уничтожены либо ослаблены, а новые еще не сложились, относительно независима роль отдельной “самодостаточной” личности и ощутимо влияние ее харизмы. Лоббизм, таким образом, является не просто артикуляцией (представлением) интересов тех или иных групп (социальных, политических, экономических) в структурах власти, а процесс приведения формальной власти в соответствие с властью фактической.


Как показывает мировой опыт, формирование и функционирование цивилизованного лоббизма предполагает реализацию нескольких важных условий:

- легализацию лоббистской деятельности и создание системы правового обеспечения лоббистской деятельности;

- осуществление постоянного государственного и общественного контроля лоббистских структур и регулирование их функционирования, что включает их обязательную регистрацию, лицензирование, налоговый контроль, систему санкций за нарушение правовых норм и т.д.;

- признание государством и обществом двух непреложных обстоятельств: а) институт лоббизма может эффективно работать во благо общества; б) лоббизм в тех или иных формах уже встроился в политическую систему страны, поэтому необходимо приложить усилия, чтобы придать ему цивилизованную форму;

- условием формирования и функционирования цивилизованного лоббизма является высокий профессионализм тех, кто этой деятельностью занимается. Это очень сложный вид деятельности, требующий больших профессиональных знаний и специальных качеств – умения убеждать, доказывать свою правоту, умение находить нужную систему аргументов, свободно ориентироваться в соответствующих правовых актах и т.п.;

- широкое информирование о деятельности лоббистских структур, что позволяет совершенствовать работу всего института лоббизма и искоренять любые формы “дикого лоббизма”. Гласность в этой связи должна иметь двухуровневый характер: во-первых, должна предоставляться вся информация о деятельности лоббистских организаций, включая сведения об их общем финансовом положении и суммах, расходуемых на реализацию отдельных проектов; во-вторых, достоянием общественности должна становиться информация о тех государственных органах и институтах, которые используют услуги лоббистских структур.

В зависимости от того, как достигаются цели лоббирования, оно может подразделяться на правотворческое (акты применения права) и право интерпретационное (акты толкования права). В зависимости от характера интереса можно выделить политическое, социальное, экономическое, финансовое, правовое и другое лоббирование. В зависимости от времени действия бывает “одноразовый” и постоянный лоббизм. В зависимости от уровня проявления лоббизм бывает федеральным, местным, ведомственным, региональным. Деятельность лоббистов проявляется в снабжении законодателей и правительственных органов информацией, статистическими материалами, аналитическими записками, содержащими обоснование отношений той или иной организации к тому или иному социально значимому проекту, для выступлений перед комиссиями государственных органов. Практика, однако, показывает, что деятельность лоббистов включает и такие способы влияния, как предоставление законодателям готовых текстов законопроектов для внесения в законодательные органы, организация “массовых” телеграмм в адрес членов конгресса, налаживание личных контактов с членами законодательной и исполнительной власти в кулуарах конгресса и т.д.

Своеобразной разновидностью лоббистской деятельности в последние десятилетия стал иностранный лоббизм, суть которого состоит в том, что зарубежным правительствам, бизнесменам и различным частным организациям разрешается осуществление влияния на органы государственной власти США недипломатическими методами. Иностранный лоббизм используется для получения американской военной, экономической и политической помощи.

IV. Плюсы и минусы лоббизма. Плюсы:

1. Влияя на управленческие решения, лоббизм заставляет “быть в форме” органы государственной власти и управления, в определенном смысле конкурирует, соревнуется с ними. Придает им большую динамику и гибкость. В условиях разделения властей каждая из ветвей власти может использовать то или иное лобби в своих интересах.

2. Лоббизм выступает инструментом самоорганизации гражданского общества, с помощью которого мобилизуется общественная поддержка или оппозиция какому-либо законопроекту, оказывается влияние на политику. Лоббизм в этой ситуации своего рода соперник бюрократии.

3. Лоббизм создает возможности для обеспечения интересов меньшинства, ибо выступает в качестве специфической формы проявления политического плюрализма. При детальном изучении власти в американском обществе в центре внимания оказывается не большинство, а меньшинство – лобби, группы давления, группы, представляющие региональные интересы, руководители корпораций и профсоюзов, главы комиссий, проводящих расследования и т.п.

4. Лоббизм воплощает собой принцип свободы социальных негосударственных структур. С помощью лоббирования они сами стараются решать свои проблемы, обладая определенным выбором путей и средств подобного решения.

5. Это средство применяется как своеобразное социально-политическое стимулирование, направленное на ускорение претворения в жизнь тех или иных целей. При таком подходе лоббизм выступает как способ активизации каких-либо процессов или инициирования определенных мероприятий.

6. Лоббизм позволяет расширить информационную и организационную базу принимаемых решений, стимулировать ответы на наиболее “кричащие” проблемы, лоббирование в таких случаях выступает в виде системы аргументации, механизма подготовки и принятия соответствующих актов.

7. Лоббизм можно рассматривать как инструмент взаимодействия представительной и исполнительной властей, где взаимопомощь министерских лоббистов и депутатских комитетов – на пользу делу, она лишена корыстных мотивов и вполне укладывается в рамки нормальной политической жизни.

8. Лоббизм можно оценивать и как более широкое средство достижения компромиссов, способ взаимного уравновешивания и примирения между собой разнообразных интересов. Общепризнанно, что лоббистские группы, отстаивающие порой диаметрально противоположные интересы, способствуют сохранению своего рода равновесию различных сил и достижению консенсуса при принятии управленческих решений, так как стержень лоббизма – взаимовыгодное сотрудничество.

Минусы:

1. Лоббизм может стать инструментом приоритетного удовлетворения иностранных интересов, то есть реализовываться как “непатриотическое” средство.

2. Лоббизм выступает иногда проводником неправильного воздействия (давления) на государственные органы, здесь можно говорить о его преступных видах, которые подтачивают фундамент власти.

3. Лоббизм таит в себе немалую опасность “размывания” народовластных устоев общества, превращения демократических институтов в мощный инструмент отдельных властных групп.

4. Может служить фактором развития и защиты ведомственности, местничества, национализма, усиливать крайние формы удовлетворения интересов специнститутов. Например, энергичная атака директоров спиртоводочных заводов на российское правительство, в результате которой акциз на алкогольные напитки был снижен с 90% до 85%.

5. Лоббистские мероприятия в определенных условиях выступают как проявление социальной несправедливости. Как показывает социальная практика некоторых западных стран, результат лоббизма большого бизнеса несравнимо выше, чем у других групп и структур. Подобная ситуация, повторяющаяся постоянно, способна дестабилизировать обстановку, дисбалансировать интересы, способствовать повышению социально-политической напряженности.

6. Лоббизмом нередко блокируются действительно нужные государственные решения, возникают препятствия к удовлетворению общественно значимых интересов, способствующие осуществлению интересов бюрократии.

7. Лоббизм иногда существенно мешает стабильной и оперативной государственной политике, ибо он может быть направлен, например, на постоянное перераспределение бюджета, “перетягивание одеяла на себя”, на частую смену приоритетов, на усиление позиций одной из ветвей власти при одновременном ослаблении другой и т.д.

8. Лоббизм может использоваться как инструмент для обогащения отдельных слоев, элит.

Для того, чтобы лоббизм приносил пользу всему обществу, необходимы соответствующие условия: реальное действие демократических институтов и норм, экономическая и политическая стабильность, свобода средств массовой информации, устойчивое гражданское общество и т.д.


V. Проблемы легализации лоббизма в Российской Федерации. Рыночное реформирование и приватизация в России привели к возникновению предпринимательских групп, которые сразу же занялись лоббированием своих интересов. Известно, например, что только за первые 8 месяцев 1992 года центральные органы власти России приняли более 60-ти постановлений и отдали распоряжений, предусматривавших разного рода привилегии и оcвобождение от налогов различных предпринимательских объединений и общественных организаций, в результате чего казна недополучила несколько сот миллиардов рублей.

В середине мая 1993 г. в Москве состоялась международная конференция “Лоббизм и его место в общественно-политической жизни”, опрос участников которой позволил сделать два выаода. Во-первых, что в России уже сформировались различные виды лоббизма, среди которых выделялись законодательное и исполнительное лоббирование. Предпринимательские круги страны уже понимали, что необходимо формировать политическое лобби в Федеральном Собрании РФ, которое бы в законодательных структурах защищало свободу частной собственности, предпринимательской деятельности и торговли. Что касается лоббизма в исполнительных органах, то, по мнению большинства опрошенных (65%), именно здесь он проявлялся в наибольшей степени. Фактически лоббирование определяло содержание многих президентских указов и постановлений правительства, которые играли доминирующую роль в системе правового регулирования и имели прямое действие. “Сегодня лоббизм, - писала в то время А. Луговская, - пронизывает все структуры власти сверху донизу. Никем и ничем не контролируемый, наглый и дикий, он стал в России реальной властью”.

Частный бизнес, меняя структуру экономики, менял и формы лоббирования своих проектов в органах власти, доводя их до изощренных преступлений и прямого подкупа. “Самые сильные лоббисты, - отмечалось в это время в прессе, - это торгово-финансовый капитал. Сфера его интересов ясна: максимальная либерализация внешнеэкономической деятельности, слом протекционистских барьеров для ввоза в Россию импортных товаров, приватизация валютоемкой промышленности (нефтяной и вообще сырьевой), введение частной собственности на землю”. Условия разгосударствления, приватизации, передела собственности активизировали “негативную” и преступную стороны лоббистской деятельности, выдвинув на передний план всех тех, кто имел возможности и хотел, пользуясь властью и криминальными схемами, отрезать от некогда общего “государственного пирога” наиболее “сладкие” куски. Один из высокопоставленных американских дипломатов в Москве отмечал в этой связи: “Россия, несмотря на все передряги, остается супердержавой хотя бы потому, что здесь процветает суперлоббизм. Где еще можно так спокойно, не опасаясь ни морального осуждения обществеенности, ни сурового решения суда, делить колоссальные куски государственности в своих интересах?”


Если говорить о реальном российском лоббизме, то за последние полтора десятка лет менялись не только лоббистские приемы, но и места их применения. До осени 1993 г. – времени разгона Верховного Совета, - лоббировать можно было на трех “полянах”: в администрации президента, правительстве и парламенте. Причем в парламенте лоббисты упражнялись не столько в законодательных инициативах, сколько в выбивании вполне практических выгод и преференций, так как:

а) Верховный Совет обладал, кроме законодательных, еще и важными распорядительными функциями и являлся довольно мощным “хозяйствующим субъектом”;

б) несмотря на огромные возможности для лоббирования в законодательной области (практически все законы приходилось писать заново или радикально их переделывать), эффективно пользоваться этим инструментом лоббисты еще не умели (речь не идет о постановлениях, которые и были одним из главных объектов для приложения лоббистских усилий);

в) Верховный Совет был органом излишне идеологизированным, и большинство депутатов увлекались политическими “играми” в ущерб решению “конкретных” экономических и хозяйственных проблем и вопросов.

Лоббисты в этот период большей частью “промышляли” в коридорах исполнительной власти. В условиях огромных дыр в законодательстве возможности решать вопросы в индивидуальном порядке были колоссальными. Субсидии, получаемые на основе отдельных указов, правительственных постановлений и распоряжений, в какой-то момент перешли все мыслимые и немыслимые границы. Весной 1995 г. либеральное крыло в правительстве В.С. Черномырдина добилось от Б.Н. Ельцина издания специального указа, запрещавшего выдачу любых финансовых средств, не предусмотренных бюджетом. Однако президентская кампания 1996 г. похоронила это антилоббистское начинание. В агитационных поездках президент Ельцин щедро сыпал авансами, порою подписывал указы буквально на спине тогдашнего министра финансов. С 1994 г. в документ основного лоббистского спроса превратился бюджет страны. Активную лоббистскую деятельность вызывали и обсуждения налоговых законов, законов о поддержке тех или иных отраслей экономки – пчеловодства, северного оленеводства и т.д.


Во-вторых, большинство опрошенных участников конференции (62%) считали, что в стране уже сложились условия для развития цивилизованного, легального лоббизма. Однако они, к сожалению, ошибались. “Дикий” российский лоббизм действительно нуждался в упорядочении, юридическом оформлении, чтобы не наносить стране неисчислимый ущерб. Государство и общество должны были совместно участвовать в налаживании механизмов трансформации негативных моментов лоббирования в позитивные. Они нуждались в использовании цивилизованных начал лоббизма для форсирования рыночных реформ. Это можно было сделать с помощью специального закона о лоббизме, который содействовал бы упорядочению лоббистской деятельности в стране. Торгово-промышленная палата России в июле 1994 г. провела “круглый стол”, на котором обсуждался проект закона “О регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти”. В феврале 1995 года Фонд развития парламентаризма России организовал и провел “круглый стол”, посвященный институциализации лоббизма. В частности, обсуждался законопроект о регулировании лоббистской деятельности в РФ.

Предметом правового регулирования, согласно законопроекту, становился порядок создания лоббистских структур, их регистрации, отчетности перед органами власти. Соответственно, лоббистами признавались только физические и юридические лица, зарегистрированные в качестве таковых, то есть законопроект распространялся не на лоббистов вообще, а только на тех, кто в установленном порядке получил лицензию на право заниматься лоббистской деятельностью. Депутатам, должностным лицам, государственным служащим запрещалось выступать в качестве официальных лоббистов. Конечно, запретить депутату защищать интересы тех или иных партий, социальных групп, объединений граждан не мог никто и ничто, ибо каждый депутат по своему статусу просто обязан был лоббировать интересы своих избирателей.

Однако выступать в качестве лоббиста (в том его определении, которое давалось в законопроекте), вступать в деловые, коммерческие отношения с государством, подменяя функцию законодателя функцией коммерсанта или его представителя, было бы неприемлемо для государства. Фактически это могло бы означать открытую распродажу государственной казны. Очевидно, что в принятии данного законопроекта объективно были заинтересованы широкие круги общественности, в том числе и цивилизованный бизнес, но сильнее оказались те, кто предпочитал строить свои взаимоотношения с государством и лоббистами по старому – скрытно и корыстно. То есть, дальше разговоров и дискуссий дело не пошло. И до сих пор лоббизм в нашей стране, фактически процветая, тем не менее, не узаконен.

С приходом к власти В.В. Путина и большей структуризацией власти, общества и бизнеса, наведением определенного властного и юридического порядка предпринимательский класс оказался перед проблемой отстаивания своих интересов по-новому, сотрудничая с государственной властью. В частности, в этот период наблюдается “наплыв” бизнесменов в законодательные органы страны, сначала в региональные парламенты, Государственную Думу, а затем и в обновленный Совет Федерации (более четверти сенаторов и депутатов Госдумы – выходцы из предпринимательских структур). Бизнес активно внедряется и в исполнительную власть, пока что в регионах: Абрамович (Сибнефть) – на Чукотке, Хлопонин (Интеррос) – Красноярский край, Золотарев (ЮКОС) - в Эвенкии, Штыров (АЛРОСА) – в Якутии, Дарькин (дальневосточный бизнес – в Приморье).


Принятие какого-то единого, пусть и самого современного “цивилизованного” закона о лоббистской деятельности вряд ли способно устранить коррупцию в коридорах российской власти. Механизмы контроля над этой деятельностью должны встраиваться во все принимаемые законодательные акты, регулирующие функционирование институтов политической системы. Ключевую роль в “окультуривании” лоббизма в России может и должна сыграть “четвертая власть” – свободная пресса. Речь идет о том, что нужно широко знакомить граждан с деятельностью групповых интересов, регулярно освещать ход и итоги контактов представителей власти и этих групп. Лоббизм выступает спутником демократии, поэтому от него не удастся уйти ни одному обществу, которое пожелает развиваться по демократическому пути. Для России это означает, что по мере вплетения норм и принципов народовластия в социальную практику лоббизм постепенно будет превращаться в необходимый социально-политический институт демократического общества.