birmaga.ru
добавить свой файл

  1 ... 2 3 4
Глава 3. Основные принципы замены лекарственных растений тибетской медицины


Анализ описаний лекарственных растений в «Вайдурья-онбо» показывает, что уже в период создания трактата были известны случаи замены одних видов сырья другими, нередко худшими по лечебным свойствам.

Автор трактата указывает на существование заменителей и обращает внимание на фальсификаторы - такие растения, которые нельзя использовать при изготовлении лекарств.

В Тибете индийское и китайское растительное сырье заменялось местным. В Монголии из импортного сырья в значительной мере сохранилось китайское, а индийские и тибетские растения были заменены представителями монгольской флоры. Забайкальский вариант претерпел также очень большие изменения.

Необходимость поиска заменителей диктовалась прежде всего невозможностью получения первоначально применяемого лекарственного сырья, что, в свою очередь, зависело от ограниченности экономических связей Монголии и Забайкалья, дальности путей из Индии и Тибета. При этом, заменялось сырье скоропортящееся, не выдерживающее далеких перевозок: в большей степени - цветки, листья, травы; в меньшей - корни, корневища, сухие плоды и семена [Семичов, 1963; Гаммерман, 1966].

В связи с труднодностыо и отсутствие заменителей в Забайкалье не применяли двадцать четыре вида сырья. Среди них корни Inula racemosa Hook. (пу-шкар-му-ла), Jurinea macrocephala Benth, (пхо-рог-миг), плоды Mangifera indica L. (бра-го) плоды (?) Banbax ceiba L. (шал-ма-ли), семя Ormosia sp. (ба-мкхал) и др.

Поиски заменителей осуществлялись разлчными путями. Некоторые из них с позиций современных представлений о метаболизме веществ вторичного происхождения в растениях являются вполне обоснованными. К числу таких путей относится, прежде всего, использование в качестве заменителей видов одного и того же рода или близких родов одного семейства.

А.Ф. Гаммерман было показано, что в Забайкалье ламы-лекари хорошо знали растения. Так, например, астра алтайская считалась у них лучшим сырьем и гемолитический индекс у нее оказался 1: 150 против худшего сырья астры альпийской с гемолитическим индексом 1 83. Так же у лучшего сорта сырья смолевки ползучей 1: 150000, а у худшего смолевки енисейской 1: 125 [Гаммерамн, Шупинская, 1937].


Под названием «тханг – пхром» первоначально был известен Datura metel L. В Тибете в качестве его заменителя использовали Physalis praealta Hook., а в Забайкалье начали применять местный вид пузырницы Physochlaina phusaloides (L.) G. Don. Все эти растения по химическому составу более или менее равноценны, так как содержат тропановые алкалоиды [Сhopra e.a., 1956; Пешкова, 1964; Lееte, 1979].

Из семейства валериановых в «Вайдурья-онбо» описано растение банг-бой. Оно имеет толстое корневище, при корневую розетку листьев, красно-коричневые стебли и розово-красные цветки, собранные в соцветие [ВО, л. 220а]. Нами это растение идентифицировано как Nardostachys jatamansi DC., а в Забайкалье этот вид сырья был заменен растения того же семейства валерианой лекарственной V. Officinalis L.

Под тибетским названием «ли-га-дур» в Вайдурья-онбо описано растение с листьями, похожими на листья борца разнолистного. Черешки листьев красные, цветки тоже красные. Корень растетиття снаружи похож на зарубцевавшуюся кожу [ВО. л. 203б]. Санскритский эквивалент тябетской ли-га-дур - Рashnambheda [Ш., 140б] - расшифровывается как бадан язычковый Веrgenia ligulata[Kirtikar, Ваsu, 1934; Сhopra е. а., 1956]. В Забайкалье под названием «га-дур» и «ли-га-дур» известны корни бадана толстолистного (В. сrassifolia). Такую замену, повидимому, можно считать рациональной, так как корни обоих растений содержат одинаковые группы действующих веществ [Сhopra е. а., 1956; Атлас..., 1962; 1976].

В пределах близких систематических групп в Забайкалье найдены заменители для многих тибетских растений. Так, растения рода сверция заменялись видами горечавки, представители рода горечавка — видами галении.

Известно, что в траве горечавки бородатой содержится горечь [Гаммерман, Шупнинская, 1937], найдены флавоноиды [Николаева и др., 1979]. Как известно, флавоноиды обладают высокой биологической активностью, для них установлено противовоспалительное и желчегонное действие [Барабой, 1976]. Кроме того, различные виды семейства горечавковых издавна известны как желчегонные [Гаммаерман, Гром, 1976]. В связи с этим замену сверции чираты травой горечавки бородатой следует считать, по-видимому, вполне обоснованной. В пределах родов заменены виды мытника, остролодочника, астрагала и др.


Нередко заменителями являлись разные органы одного и того же растения. Так, семена чернушки посевной, называемые «сэ-ра-наг-бо», заменяли ее листьями, и кроме того, видами борца, растущего в Тибете [ВО. л. 189а]. Корни молочая (тхар-ну) можно было заменять надземной частью этого растения, высушенной в тени [Большой агинский жор, л. 121а].

Нередко поиск заменителей проводился на основании внешнего сходства, одинакового вкуса и запаха, учитывалась окраска и форма цветков, листьев, окраска древесины, корней, вкус и форма семян и плодов и т. п. Отмечались и случаи фальсификации дорогостоящих ввозимых из других стран видов сырья местными видами, часто не имеющими никакого сходства с исходным сырьем.

Примером замены сырья по сходству растений можно считать замену семян момордики кохихинской Momordica cochinchinensis из семейства тыквенных. Это растение по тибетски называется «сэр-чжи-ме-дог» (золотой цветок), очевидно, за желтую окраску цветков. Сырье «сэр-чжи-ме-дог» использовалось в качестве противовоспалительного [ВО. л. 190а]. действительно, известна противовоспалительная активность семян момордики кохинхинской [Муравьева, Гаммерман, 1975].

В Забайкалье под названием «сэр-чжи-ме-дог» использовался красоднев малый Hemerocallis minor Miller из семейства лилейных, имеющий крупные желтые цветки. Как показали экспериментальные исследования противовоспалительная активность у цветков красоднева отсутствует [Трутнева и др., 1971]. Замена, по-видимому, проведена только на основании сходства в окраске крупных цветков.

Для целого ряда заменителей, не принадлежащих к одному семейству или роду, есть данные, свидетельствующие о близости их фармакологического действия. Так, в «Вайдурья-онбо» под названием «а-шо-гандха» описано два лекарственных растения — с белыми и красными цветками. Корня «а-шо-гандха» похожи на таковые тханг-пхром, листья и стебли сочные, опушенные. Растет а-шо-гандха на обрабатываемых землях [ВО. л. 232а]. Одно из этих растений нам удалось идентифицировать Под санскритским названием sho-gandha, от которого я произошло тибетское название, были известны корни витания снотворной Withania somnifera Dunal, обладающие слабым успокаивающим действием [Kirtikar, Basu, 1934; Сhорrа е. а., 1956]. В практике тибетской медицины в Забайкалье корни витании были заменены корнями пеона белоцветкового Paeonia albiflora Pall. Настойка корней близкого вида (Р. anomala L.), применяемая в научной медицине, обладает седативным действием [Турова, 1974 Телятьев, 1976].


По сходству в окраске цветков и наличию приятного запаха заменено сырье под названием (чжа-бой). Как показано в «Вайдурья-онбо» чжа-бой имеет ветвистые от основания стебли, листья, похожие на языки пламени, желтые с приятным запахом цветки, собраные в кистевидные соцветия [ВО. л. 220а3]. Это растение идентифицировано нами как патриния однотычинковая Patrinia monandra C.B. Clarke. Судя по наличию санскритского эквивалента tagara [Ш., 175б], этот вид патринии был еще в Индии заменен валерианой Валлиха Valeriana wallichii DC [Chopra. е. а., 1956]. Для этого вида валерианы характерны розовые цветки [Hooker, 1881]. В Забайкалье валериана Валлиха была заменена чабрецом ползучим Thymus seryllum L. сем, яснотковые (губоцветные) с учетом окраскя цветков и наличия запаха.

Заменителя растения бар-ба-да также подбирались по форме плода. В трактате под этим названием описан гипекоум прямой, однако забайкальские ламы-лекари наряду с этим растением часто использовали другие виды, принадлежащие к различным семействам, но имеющие несколько удлиненные плоды. Так, применялись виды резухи с длинными стручками, пастушья сумка, имеющая своеобразный стручок с выемкой, лептопирум дымянковый, имеющий плоды — удлиненные листовки. Поскольку бар-ба-да рекомендована при лечения «инфекционных болезней с температурой» [ВО. с. 217б], то растения, перечисленные выше, были исследованы на антибиотическую активность, однако эффективными из пяти видов оказались лишь два — гипекоум прямой и лептопирум дымянковый [Аркадьева и др., 1966].

Красная окраска древясины Асасiа саtechu Wild. по тибетски называемая «сэнг-дэнг» послужила признаком для поисков заменителей и в качестве замены стали использовать красноватую древесину видов жостера. В трактате «Вайдурья-онбо» этот вид сырья охарактеризован так: «(сэнг-дэнг) колючий растет в жарких странах, ствол большой, древесина твердая, листья похожи на щетину свиньи [ВО. л. 203б4]. Санскритский эквивалент сэнг-дэнг - khadira[Ш., 110а] расшифровывается как Acacia catechu Willd. [Kirtikar, Basu, 1934].


Приведенная выше характеристика сэнг-дэнг из «Вайдурья-онбо» соответствует описанию этого вида во «Флоре Британской Индии». Листья этого колючего дерева дважды-перистосложные с мелкими листочками, ядровая древесина — красная, луб — желтый [Hooker, 1876]. Но рисунок Атласа не имеет ничего общего с описаным растением. В Атласе дано стилизованное изображение трех деревьев с цельнми листьями. Ствол одного дерева окрашен в красный цвет, другого — в желтый. Подписи под рисунком поясняют, что речь идет о «сэнг-дэнг красном», «сэнг-дэнг желтом» и «хвое сэнг-дэнг». Возможно, в Атласе изображен один из видов жостера, древесна которого была более доступна. Судя по коллекциям лекарственного сырья [Гаммерман, Семичов, 1963] в Забайкалье древесина акации катеху вообще не применялась.

Плоды растения Cunanchum vincetoxicum из семейства ластовyевых в Забайкалье и Монголиb заменены плодами Antitoxicum sibiricum (L.) Роbed. Причем в Забайкалье плоды А. sibirica считалось лучшим сырьем, могли заменяться плодами растения сем, ластовневых — Cynoctonum purpureum (Pall.) Pobed. И растениями других семейств — Epilobium davuricum Fisch., E. Palustre L. и Chamaenerion angustifolium (L.) Scop. [Гаммерман, Семичов, 1963]. Следует отметить, что во всех случаях замены, по-видимому, сыграла роль форма плода. В «Вайдурья-онбо» под названием «дуг-мо-ньюнг» описано растение, имеющее плод листовку и семена с удлиненными волосками. Плоды рекомендуются для лечения заболеваний мкхрис и кишечника, сопровождающихся температурой и жидким стулом [ВО. л. 1906].

Изучение фармакологического действия кипрея длиннолистного Chamaenerion angustifolium (L.) Scop. показало, что препараты его обладают противовоспалительным и обволакивающим действием [Варлаков, 1963], а плоды ластовия сибирского Antitoxicum sibiricum (L.) Pobed. благотворно влияют на функцю печени и кишечника [Шатохина, 1974].

Иногда пмпортное сырье подвергалось фальсификации. Так, например, в трактате «Вайдурья-онбо» даны описания трех различных растений, Сырье каждого известно под названием «корни коктуса». Первое растение — руда с белыми цветками и корнями, похожими на расколотые рога оленя [ВО. л. 199б]. Его санскритские названия — Kushta и Poshkarmula [Kirtikar, Basu, 1934]. Но под название Poshkarmula известно и другое растение, которое тоже описано в «Вайдурья-онбо»: «имеет желтые цветки, растет в саду» [ВО. 199б]. Мы считаем, что здесь идет речь о корнях девясила кистистого Inula racemosa Hook. или крестовника Senecio jacguemontianus Benth., которыми в индийской медицине фальсифицировали корни костуса прекрасного и называли Pushkarmula (Кiгtikar, Ваsu, 1934], что также означает корень костуса.

Круглым костусом в Китае называют также корни Saussurea Costus (Falc.) Lipsch. Тибеское же название ее «банг-ци-до-бо».

В Забайкалье в качестве замениiтелей костуса под названием «ру-да» известны корни вздутоплодника сибирского Phlojodicarpus sibiricus (Fisher. ex Sprengel) K. – Pol. из семейства зонтичных и корни мордовника широколистного Echinops latifolius Tausch из семейства астровых. Все они относятся к различным семействам, принципы замены их друг другом неясны, и рациональность замены нуждается в экспериментальной проверке. Тем более, что показания к примененю корней костуса прекрасного, девясила кистистого, крестовника и соссюреи костус различны (табл. 6).

Среди лекарственных средств тибетской медицины значится «га-ра-ньдза». Автор трактата указывает, что настоящая га-ра-ньдза — редкое сырье. Семя похоже на яйца змеи, используется как средство, поднимающее теплоту в желудке [ВО. л. 193б]. По нашему мнению, га-ра-ньдза — санскритское название, под которым известно семя понгамии голой Pongamia glabra Vent. [Kirtikar, Basu, 1934; Chopra e.a., 1956] из сем. бобовых.


Автор «Вайдурья-онбо» отмечает, что под названием «га-ра-ньдза» одни используют жам-брэй, другие — га-мар или круглую гла-гор-шо-шу [ВО. л. 1936].

Нами установлено, что все эти растения имеют научные соответствия и показания к применению отличные от основного сырья (табл. 7), и в связи с этим, повидимому, замена семян понгамии голой указанными растениями ошибочна.

В ряде случаев как заменптели вводились растения, имеющие сходные по звучанию названия на разных языках. Так, сырье, называемое «го-чжэ-ла», идентифицировано нами как плод анакардиума восточного. В Забайкалье в практпке вместо него использовали семена Strychnos nux vomica L. — чилибухи, которые в «Вайдурья-онбо» описаны под тибетским названием «дум-таг». Путаница произошла, по-видимому, потому, что санскритскпй эквивалент тибетского дум-таг – Kuchla созвучен с тибетским го-чжэ-ла (go-byi-la). В связи с этим автор «Вайдурья-онбо» при описании растения дум-таг специально подчеркивает: «го-чже и дум-таг не одно, а два растения. Дум-таг растет в местности Южный Ронг, имеет искривленный ствол, плотные широкое листья, светло-желтые цветки и округлые плоды со светлыми плоскими семенами» [ВО. л. 211б]. Плоды же го-чжэ-ла используются для лечения «болезней червей, как прекращающие некроз при заразных болезнях желудка» [ВО. л. 1934б). Таким образом, замена плодов анакардиума восточного семенами чилибухи практиковалась давно. Но автор «Вайдурья-онбо» считает, что эти виды сырья не должны заменять друг друга.

Итак, целый ряд примеров показывает, что наряду с удачной заменой целого ряда индо-тибетских растений видами флоры Забайкалья нередко отмечались фальсификация сырья и необоснованная замена.

Таким образом, возникает вопрос об изучении правомерности наиболее часто использовавшихся заменителей. В связи с этим мы рекомендуем для экспериментальных исследований некоторые растения-заменители, наиболее часто встречающиеся в лекарственных препаратах (табл. 8).


Нам представляется, что сравнительное изучение фитохимии и фармакологии исходного сырья и его заменителей из флоры Забайкалья даст возможность обосновать целесообразность замены отдельных видов растений, включенных в малокомпонентные прописи.

Отдельные растения в тибетской медицине использовались редко. Как правило, применяли многокомпонентные препараты. Прописи этих препаратов собраны в многочисленных рецептурных справочниках, которые никем не изучались. Мы проанализировали разделы «Отвары» и «Порошки» из «Большого агинского жора» рецептурного справочника, составленного на основе главных руководств по медицине — I тома «Чжуд-ши» и «Вайдурья-онбо» [Суркова, 1981; Блинова и др., 1983].

В разделе «Отвары» для применения per se рекомендовано всего 10 видов растений. Проверка лечебного действия их представляется нам интересной, так же как и экспериментальное изучение биологической активности многокомпопентных лекарственных смесей.

Для тибетских рецептурных прописей характерны все основные черты традиционной восточной рецептуры: многокомпонентность, наличие в составе средств животного, минерального и растительного происхождения, дублирование отдельных видов лечебного действия. Можно также условно выделить комплексы, обеспечивающие специфику действия и компоненты, направленные на актквизацию обменных процессов, улучшение трофики и повышение защитных функций организма.

В результате проведенной работы нами рекомендованы на экспериментальные исследования древесина бузины сибирской, трава змееголовника молдавского, льнянки бурятской, шикши черной, скабиозы венечной, ярутки полевой, плоды ластовня сибирского и других видов, известных в тибетской медицине в качестве противовоспалительных средств. Все исследованые препараты обладают более или менее выраженной противовоспалительной активностью. Наибольший эффект обнаружен у травы шикши черной и древесины бузины сибирской (26,9 и 31%).

Результаты этих предварительных исследований и фармакологическое изучение ряда препаратов тибетской медицины [Убашеев, Назаров-Рыгдылон, 1979; Константинова и др., 1979; Хапкин, 1979; Баторова и др., 1980] являются предпосылкой для углубленного изучения по рекомендациям трактата отдельных видов растений и малокомпонентных смесей методами современной химии и фармакологии.

Оглавление

Предисловие

ГЛАВА 1. Исторические аспекты формирования арсенала лекарственных средств тибетской медицины…

Обзор работ, посвященных тибетской медицинской литературе изучение лекарственных средств тибет…..

ГЛАВА 2. Тибетские фармакогностические тексты….

Краткое описание трактата «Вайдурья онбо»….

Тибетские описания растений из ХХ главы второго тома «Вайдурья-онбо»….

Опыт расшифровки тибетских названий растений…..

ГЛАВА 3. Основные принципы замены лекарственных растений тибетской медицины.

Литература….





<< предыдущая страница