birmaga.ru
добавить свой файл

  1 2 3 4
.


В Забайкалье в качестве заменителя использовали Odontites serotina (Lam.) Dum. [Гаммерман, Семичов, 1963].

Асоntum heterophyllum Wall. (Ranunculaceae), разнолистный, тиб. бонг-нга-кар-бо, санскр. Аtivisha [Ш., 135а] (рис. 115, 116).

Травянистое растение с прямым олиственным стеблем. Листья к верхушке более мелкие, рассеченные. Цветки в кистях с явно прорисованным шлемом, голубоватые с красной полосой (прожилками?). Применяемые в медицине клубни неядовиты. Санскритское название Аtivisha, считающееся синонимом тибетского бонг-нга-кар-бо, переводится на русский язык «неядовитый» [Кочергин, 1969] и расшифровывается как Асоnitum heterophyllum Wall. [Kirtikal, Basu, 1934]. Транслированное описание трактата не противоречит морфологической характеристике последнего. По данным Р.Е. Чопра [Chopra е. а., 1956], клубни борца разнолистного содержат неядовитый алкалоид атизин. По-видимому, борец разнолистный, доставляемый c Гималаев и применяемый в медицинской практике Тибета, позже был заменен другими китайскими и местными видами этого растения. Все они, в отличие от борца разнолистного, более или менее ядовиты9 . Но тибетцам были известны способы обработки ядовитых клубней, после чего они применялись как заменители борца разнолистного.

Agriophyllium pungens (Valh) Link ex Dier, (Chenopodiaceae) — кумарчик песчаный, тиб. чжи-цэр (рис. 117).

При определении этого растения мы исходили из сложившейся практики забайкальской и монгольской традиционной медицины, где под названием «чжи-цэр» использовали несколько растений, относящихся к разным семействам: Lappula redowski Hornem. Greene (=L. intermedia (Ldb) M. Pop. [Гаммерман, Семичов, 1963] Cynoglossum divaricatum Steph. [Гаммерман, Семичов, 1963] и Agrioplullium pungens (=A. arenarium M. B) [Хайдав, Чойжамц, 1965].

Следует указать, что первые два вида в Тибете не встречаются, а последний распространен достаточно широко [ 1970].


Рисунок и описание трактата не противоречат идентификации растения чжи-цэр с Agrioplullium pungens. От самого основания ветвистое, жесткое, колючее травянистое растение. Стебель часто густо опушенный, цветки собраны в клубочки, сидящие в пазухах листьев, колючие от превращенных в колючки прицветников. Растет на песках. Виды родов Cynoglossum и Lappula явились, очевидно, его монгольскими и забайкальскими заменителями.

Аnacardium oceidentale L. (Anacardiaceae) — анакардиум восточный, тиб. го-чжэ, санскр. Вhillataka [Ш., 83б] (рис. 118, 119).

Согласно трактату, го-чжэ — дерево с довольно крупными листьями. Плоды сидят на мясистом гипокарпе (отсюда указание, что они похожи на перевязанный мешок). Собственно плоды имеют твердый, деревянистый перикарп, который, по-видимому, выделяет в пространство между перикарпом и семенем темноокрашенный секрет.

Санскритский эквивалент Вhillataka [Ш., 83б] го-чжэ расшифровывается как Semecarpus anacardium L. [Kirtikar, Basu, 1934]. Однако обращает внимание указание трактата на «кровь» внутри плода. Это позволяет предположить, что в описании речь идет о близком к Semecarpus anacardium виде, широко распространенном и культивируемом в тропической Индии и Бирме — Anacardium occidentale. У последнего вместилища в перикарпе заполнены черным «маслянистым» бальзамом, который используется в традиционной медицине стран Востока.

Androsace sp. (Premulaceae) — проломник, тиб. Чжи-шинг-кар-бо (рис. 120).

Скудное описание растения может быть транслировано следующим образом: небольшое травянистое растение с мягкоопушенными листьями главным образом (?) в прикорневой розетке и белыми цветками. Используется при лечении болезней легких.

В практике тибетской медицины в Монголии и Забайкалье под названием «чжи-шинг-кар-бо» известны Arenaria juncea M.B., Stipa capillata L. [Гаммерман, Семичов, 1963] и Androsace septentrionalis L. [Хайдав, Чойжамц, 1965; Ламжав, 1971].


Более всего транслированное описание и рисунок Атласа соответствует определению Androsace sp., хотя в какой-то степени допустима и идентификация чжи-шинг-кар-бо с видами р. Arenaria. Однако следует заметить, что в «Вайдурья-онбо» описано растение, называемое «за-а-дон-кар-бо-чог». Это растение известно в практике лам-лекарей Забайкалья как Arenaria capillars Poir. Сравнение рисунка за-а-дон-кар-бо-чог из Атласа и его описания из трактата с представителями р. Arenaria убеждает нас в возможности такого варианта расшифровки (рис. 121, 122).

Таким образом, мы предлагаем оставить тибетское название чжи-шинг-кар-бо за Androsace sp. Возможно, в Тибете были известны кашмирские шелковисто-густоопушенные виды А. lanuginose Wall. Или A. Sarmentosa Wall. и наряду с ними тибетский вид А. septentrionalis L., который, кстати, как было указано, известен в практике монгольских лам-лекарей.

Sparagus rasemosus Willd. (Asparagaceae) спаржа — тиб. нье-шинг, санскр. Satamuli [Ш., 119а] (рис. 123).

Корневищное травянистое растение с несколькими, по-видимому, длинными стеблями, грубошороховатыми узкими, возможно, линейными листьями. Плоды — твердые, жестковатые ягоды.

Под санскритским эквивалентом известен один из видов аспарагуса А. racemosus Willd. [Kirtikar, Basu, 1934]. Этот вид использовался в индийской традиционной медицине. Ряд особенностей, отмеченных нами в описании и на рисунке, позволяет утверждать, что речь идет о каком то виде рода Asparagus. Мы допускаем, что первоначально сырье завозилось из Индии, но со временем в Тибете, было заменено одним из местных видов. Возможно, что в Тибете использовался А. trichophyllus Bge.

В Забайкалье и в Монголии нередко под названием «нье-шинг» использовали Polugonatum odoratum (Mill.) Druce (syn. P. Officinale All.) [Гаммерман, Семичов, 1963; Хайдав, Чойжамц, 1965; Ламжав, 1971; Мижиддорж, 1976]. Это обусловлено, по-видимому, тем, что оба эти растения — аспарагус (нье-шинг) и купена (ра-нье) — входят в состав прописей, способствующих долголетию. Но, как сказано в «Вайдурья-онбо», рекомендации трактата по использованию ра-нье и нье-шинг различны.


Caesalpinia bonducella Fleming (Fabaceae) — цезальпиния бондуковая, тиб. Жам-брэй (рис. 124, 125).

Дерево с колючим стволом. Листья непарно-перистосложные, с колючками на рахисе. Цветки желтые, почти правильные, широкооткрытые. Плод эллиптический. Семена сферические по форме, сероватые, с явственной поперечной штриховкой на спермодорме. Семена использовались при болезнях почек.

По комплексу особенностей это растение может быть отнесено к семейству Fabaceae (подсем. Саesalpiniaceae). Колючки на стволе и рахисе, плод — боб, сероватые сферические с заостренной верхушкой семена, поверхность которых покрыта темными горизонтальными линиями,— все эти особенности характерны для Саеsаlрinbоnducelli Еleming [Hooker, 1978]. Некоторые сомнения вызывают изображение цветков в Атласе. Здесь очевидно недостаточное знание художником изображаемого объекта, поскольку в Тибете это растение но встречается и заимствовано тибетцами из индийской медицины.

В качестве заменителя в Забайкалье под названием «жам-брэй» лама-лекарь Д. Д. Бадмаев использовал семема лотоса.

Chaenomeles sinensis (Thouin) Koeh. Syn. Cydonia sinensis Thouin, C. sinensis Lodd. (Rosaceae) - айва китайская, тиб. сэ-яб, санскр.tintrini [Ш., 83б] (рис. 126).

В трактате «Вайдурья-онбо» дано описание трех растений, которые дают лучший и худший сорта сырья. Два лучших сорта получают от деревьев, различных по облику, но не имеющих колючек. Худшее сырье — от какого-то весьма колючего дерева. Латинский эквивалент последнего в связи со скудностыо описания не устанавливался.

Для производящих растений, от которых получают лучшее сырье, даны достаточно характерные описания. Первое описание цитировано в «Вайдурья-онбо» по трактату «Дун-бэ» и после трансляции выглядит следующим образом: крупное дерево с белыми цветками и длинным плодом, похожим на плод какого-то бобового, известного под названием «ма-ру-зе». Перикарп плода мясистый, кисло-сладкий. Это растение, как и второе, описанное ни же, используется для лечения болезней, связанных с нарушением обменных процессов и различного рода лихорадочных заболеваний. Санскритский эквивалент тибетского сэ-яб — Tintrini [Ш., 83б] расшифрован как Tamarindus indica L. [Kirtikar, Basu, 1934; Chopra e.a., 1956]. Действительно, бобы тамаринда (рис. 127) имеют кисловато-сладкий перикарп, так называемую пульпу, и довольно часто используются в индийской традиционной медицине.


Другое растение похоже на яблоню, имеет цельные листья, округлый с мучнистым налетоы плод, похожий на яблоко. Это растение можно идентифицировать с Cydonia sinensis Lodd., плоды которой использовались в практике забайкальских лам-лекарей [Гаммерман, Семичов, 1963] и упоминались в тибетско-китайских справочниках [Hubotter, 1913]. По-видимому, в тибетской медицине под названием «сэ-яб» первоначально были известны плоды тамаринда, о чем свидетельствуют описания «Дун-бэ». Эти плоды доставлялись в Тибет из Индии. Однако к моменту составления трактата «Вайдурья-онбо» заменителем сэ-яб стала айва китайская, плоды которой по вкусу напоминают мякоть тамаринда. Именно айва китайская и изображена на рисунке Атласа.

Таким образом, мы впервые сталкиваемся с фактом замены сырья, относящегося к «древнему ядру» медицины, и отмечаем один из принципов такой замены — по подобию вкуса. В Забайкалье и в Монголию попало уже сырье-заменитель — плоды айвы, которые широко использовались в практике забайкальских и монгольских лам.

Colocasia esculenta (L.) Schott. (Araceae) – колоказия съедобная, тиб. да-ба санскр. A-lu, kha-tsa [Ш., 218б5] (рис. 128, 129).

Травянистое бесстебельное растение с клубнями. Листья плотные, блестящие, цельные, черешковые. Цветки, по-видимому, собраны в початок, имеют покрывало. Плоды красные, срастающиеся в соплодие, жгучие на вкус. Растет в горах и известно в культуре. Клубни использовали при лечении инфекционных заболеваний, опухолей. Семена снимают интоксикацию, препятствуют образованию наростов на костях.

Несомненно, по морфологическим особенностям, это растение принадлежит к сем. Аrасеае. Мы установили, что санскритские эквиваленты тибетского да-ба А-lu kha-tsa [Ш., 218б] расшифровываются как Соlocasia esculenta (L.) Shott [Kirtikar, Basu, 1934]. Это растение известно с древних времен в Индии и в Китае, поэтому применение его в Тибете в качестве привозного сырья вполне вероятно.

В качестве заменителя в Забайкалье под названием «да-ба» использовали Allium victorialis L. - лук победный, черемша [Гаммерман, Семичов, 1963].


Coptis teeta Wall. (Ranunculaceae) - коптис, тиб. ньянг-ци-бру, кит. хуан-лян [Гун Гомбожап, 1937] (рис. 130, 131).

Травянистое бесстебельное растение с желтым на изломе корневищем и многочисленными придаточными корнями. Листья тонкие в прикорневой розетке, простые, дважды непарно-перистораздельные, на длинных черешках. Цветки желтые, мелкие. Встречается в горных лесах и на луговинах в Сиккиме. Наличие китайского эквивалента указывает на распространенность этого растения в китайской традиционной медицине. Согласно трактату «Вайдурья-онбо» ньянг-ци-бру «вытягивает воду, лечит заразный жар».

При определении научного названия этого растения значительную роль сыграл китайский эквивалент. Согласно Б.Е. Риду [Read е. а., 1927] и Ф.И. Ибрагимову, В.С. Ибрагимовой [1960], под китайским названием «хуан-лян» фигурирует Coptis teeta Wall. s. l. Этот вид и до настоящего времени используется в китайской медицине, в частности, как антибактериальное средство, «для снижения лихорадки и сырости» [Ибрагимов, Ибрагимова, 1960].

Сравнение морфологических особенностей гербарных образцов Coptis teeta Wall., хранящихся в БИНе АН СССР, с транслированным описанном, приведенным выше, позволило идентифицировать ньянг-ци-бру с Coptis teeta Wall.

Coptis teeta Wall. s. l. встречается в ряде горных районов Китая, введен там в культуру, произрастает в Ассаме и Сиккиме [Hooker, 1872]. Санскритского эквивалента для ньян-ци-бру не сохранилось. Как свидетельствует описание «Вайдурья-онбо» кроме привозного сырья тибетцы использовали и местные заменители, называемые по-тибетски «о-брин». Транслировать описание о-брин в силу его краткости и крайней степени стилизации рисунка Атласа не представляется невозможным.

В практике забайкальских лам под названием «ньянг ци-бру» использовалось несколько видов лютиковых: Adonis sibirica Patr., Thalictrum minus L. (плоды), Th. simplex L. (все растение) [Гаммерман, Семичев, 1963].


Под названием «о-брин» у лам-лекарей известны листья всех перечисленных видов рода Thalictrum и трава Leptopyrum fumarioides (L.) Rchb. [Гаммерман, Семичов, 1963].

Corydalis crassifolia Royle (Fumariaceae) - хохлатка толстолистная, тиб. да-занг (см. рис. 83, 132).

Травянисто растение с более - менее мощным корневищем и красноватыми полыми стеблями. Листья, вероятно, пальчато-дважды-налрезанные. Цветки неправильные с синим венчиком, в бутонах — желтоватые. В Индии, Непале, Индонезии не растет, встречается в Тибете, близ границы снегов.

По комплексу признаков и особенностям рисунка растение да-занг отнесен к роду хохлатка. Отсутствие клубней и утолщенное корневище позволяет предполагать, что это растение принадлежит к секции Calocapnos Spach. Возможно, речь идет о хохлатке толстолистной — виде, встречающемся в альпийской зоне в западном Тибете. Сырье под названием «да-занг» в практике забайкальских лам не использовалось.

Еmblica officinalis Gaertn. (Euphorbiaceae) - эмблика лекарственная тиб. чжу-ру-ра, санскр. amilica [Ш., 78а] (рис. 133).

Довольно высокое стройное дерево с прямым стволом и, вероятно, растрескивающейся корой. Лист подобен перистосложному с плотно сидящими листочками. Цветки, возможно, в кистях красновато-желтые. Плоды почти шаровидные, очевидно, неясно лопастные. На верхушке прорисованы лопасти — возможно, следы швов неполно сросшихся плодолистиков.

При расшифровке тибетского названия использовали санскритский эквивалент «amlica», который по сути является фонетическим вариантом «emblica». Понятие «Еmblica», в свою очередь, было использовано для образования родового латинского названия Emblica officinalis.

Сравнение морфологических особенностей эмблики лекарственной с признаками, отмеченными в описании, позволяет идентифицировать этот вид с тибетским растением чжу-ру-ра. Действительно, многочисленные, плотно сидящие на веточках небольшие листья этого растения имитируют парноперистосложный лист, что и отражено в тибетском описании растения и на рисунке.


В практике тибетской медицины лам-лекарей Забайкалья под названием «чжу-ру-ра» были известны плоды яблони (Маlиs bacata (L.) Brokh.) и боярышника (Crataegus pinnatifida Bge.) [Гаммерман, Семичов, 1963]. Яблоня ягодная, вероятно, является монгольским и забайкальским заменителями эмблики, поскольку ее применение зарегистрировано и в практике монгольских лам-лекарей [Хайдав, Чойжамц, 1965]. Что касается плодов боярышника, то под названием «зур’ур» они были известны в арабской медицине [Бируни, 1974], и для выяснения вопроса о заимствовании этого вида сырья необходимы сведения из более древних арабских и тибетских медицинских трактатов.

Jurinea macrocephala Benth. (Asteraceae) - наголоватка крупноголовчатая, тиб. пхо-рог-миг (рис. 134, 135).

Травянистый бесстебельный многолетник с деревянистым, довольно мощным, очевидно, красно-коричневым корневищем. Листья, во много раз превышающие по длине соцветия, все в прикорневой розетке, в очертании обратно - ланцетные, однократно или дважды непарно-перисторассеченные, серовато-беловойлочные на нижней стороне. Конечные доли листьев острозубчатые.

Соцветия головчатые, многочисленные, на коротких красноватых цветоносах. Главная жилка листа резко выступающая. Растет на неплодородных, очевидно, каменистых почвах, по северным склонам гор. Растение полезно при жаре легких.

По комплексу отмеченных нами особенностей растение пхо-рог-миг отнесено к сем. Asteraceae, роду Jurinea. Исключительное морфологическое сходство между описанным в трактате растением и наголоваткой крупноголовчатой, обитающей в Западных Гималаях и Кашмире, позволяет утверждать, что под названием «Пхо-рог-миг» описан именно этот вид.

В индийской медицине наголоватка крупноголовчатая используется для окуривания при некоторых заболеваниях. Возможно, что это растение привозилось в Тибет, но применялось мало, о чем свидетельствуют редкие упоминания ее в рецептурных прописях.


Meconopsis sp. (?) (Papaveraceae) - меконопсис, тиб. а-чжаг-цэр-он двух видов и а-чжаг-муг-чун двух видов (рис. 136, 137).

Под общим названием «а-чжаг» описана группа растений, среди которых основным является а-чжаг-сэр-чжом с желтыми цветками. Под этим названием в Забайкалье известны виды череды — Bidens cernua L., B. Radiate Thuill., R. tripartite L. [Гаммерман, Семичов, 1963].

В Атласе изображены четыре растения, в подписях под которыми поясняется, что среди а-чжаг-цэр-он и а-чжаг-муг-чунг бывают растения двух родов, которые, по-видимому, различаются по габитусу.

А-чжаг-цэр-он растет в высокогорьях, имеет пурпурные стебли, синие цветки, зеленые листья. А-чжаг-муг-чунг растет на склонах гор, по межгорным долинам. Цветки его светло-синие, листья светлее, чем у а-чжаг-цэр-он, и стебель, пурпурный лишь в прикорневой части. Все растения группы а-чжаг похожи на мак, но их стебли, листья и коробочки покрыты грубыми на ощупь колючками.

Перечисленные особенности характерны для представителей рода Meconopsis семейства Papaveraceae. Например, колючий М. horridula Hook. мог послужить материалом для стилизованных рисунков.

В Забайкалье этот вид сырья заменялся цветками Echinops latifolius Tausch. Несомненно, однако, что в Тибете использовали не вид рода Echinops, поскольку этому явно противоречат детали изображенных растений. Основанием для забайкальской замены, как мы полагаем, послужило указание трактата на колючие листья, стебли и цветки.

Meconopsis grandis (Prain) (Papaveraceae) - меконопсис крупный, тиб. уд-бал, санскр. ut-pala (Ш., 146а) (рис. 138).

Травянистое густоопушенное растение с цельными мечевидными (?) листьями. Цветки одиночные, напоминающие цветки мака со множеством тычинок и явственным ценокарпным генецеем, несущим несколько сидящих рылец. Окраска цветков может быть белой, желтой, синей и красной. Плод — коробочка (?). Семена у всех видов мелкие, различаются по окраске и размерам.


Описанное в трактате и изображенное в Атласе растение, вероятно, относится к сем. Рараvеrасеае. Совокупность отмеченных нами особенностей позволяет идентифицировать уд-бал с растениями рода меконопсис. Наиболее подходящим по морфологическим признакам нам представляется тибетско-гималайский вид Meconopsis grandis Prain. с цельными, обратноланцетными, густоопушенными листьями. К сожалению, нам неясна степень варьирования окраски цветков. Известны растения рода меконопсис и с голубыми цветками — М. integrifolius Franch.

Попытки использовать для установления научного названия растения уд-бал санскритский эквивалент успеха не имели, К. Киртикар и Б. Басу [Kirtikar and Basu, 1934] приводят для п латинский эквивалент Nymphea stellata Willd. Цветки этого растения могут иметь голубую, белую, розовую и пурпурную окраску [Hooker, 1972] Но морфологические особенности этого водного растения не имеют ничего общего с таковым из описания и рисунка тибетского уд-бал. Мы полагаем, что к моменту написанная трактата тибетские медики пользовались уже не индийским средством, а местным. Возможно, что некоторые «отголоски» первоначально используемого в индийской медицине растения отразились в указаниях на разнообразную окраску и в прорисовке многочисленных лепестков венчика.

Очевидно, тибетцы первоначально заимствовали уд-бал из индийской традиционной медицины. Затем для индийского растения был найден заменитель из флоры Тибета — растение рода Meconopsis. Оно в свою очередь в Забайкалье было заменено видами водосбора и скабиозой венечной [Гаммерман, Семичов, 1963]. Вероятность такой замены подтверждается наличием санскритского эквивалента, который послужил основой для образования тибетского названия растения, достаточно подробным описанием мекопопсиса в трактате и изображением его в Атласе, и, наконец, сведениями о наличии заменителей из флоры Забайкалья.

Ormosia sp. (Fabaceae) - ормозия, тиб. ба-мкхал (рис. 139, 140).

Большое дерево, по-видимому, с непарно-перистосложными листьями и плодами, похожими на боб. Семя одно красное, продолговатое, латерально сплюснутое. Растет на скалистых горных склонах, возможно, в тропиках (?) в среднем течении Брахмапутры.

По комплексу признаков это растение, скорее всего, должно быть отнесено к сем. Fabaceae. Для древесных видов, произрастающих в указанных районах, проанализированы диагнозы родов для поиска растений, имеющих боб с одним плоским красным семенем. В результате нами установлено, что растение ба-мкхал можно идентифицировать с видами роза ормозия.

В практике забайкальских лекарей-лам это растение не использовалось.

Polygonatum sp. (Lyliaceae) – купена, тиб. Ра-нье )(рис. 141, 142).

Травянистое многолетнее растение с белым, толстым, горизонтальным корневищем. Листья собраны в мутовки, ланцетные, на концах с завитком. Цветки красные, в пазухах листьев. Плод, возможно, белая (?) ягода. Используется корневище.

Растение, описанное в трактате и изображенное в Атласе под названием «ра-нье», несомненно, относится к р. Polugonatum. Возможно, это Polugonatum fuscum Hua или P. Prattii Baker., цветки которых бывают соответственно зеленовато-бурыми или розоватыми, а листья — в мутовках и на концах с завитком. Р. Fuscum растет в Тибете, а Р. Prattii - в Цинхае и Амдо [Растения…, 1977]. В Монголии и Забайкалье тибетские растения заменены Р. Odoratum (Mill.) Druce (syn. P. Officinale All.) [Гаммерман, Семичов, 1963; Хайдав, Чойжамц, 1965; Ламжав, 1971], кроме этого в Забайкалье использовали и Р. Humile Fisch. [Гаммерман, Семичов, 1963].

Rehmannia glutinosa Libosch. (Schophulariaceae) - реманния клейкая, тиб. дар-я-ган (см. рис. 30, 143).

Травянистое растение с достаточно глубоко раздельными листьями. Цветки темно-красные неправильные. Трубка венчика длинная, чашечка вpдутая, округлояйцевидная (не прорисована). Растет на скалах, каменистых местах. Используется при лечении всех четыреста четырех болезней».


Растение, изображенное в Атласе и описанное в трактате, по особенностям строения цветков скорее всего принадлежит к семейству норичниковых. Возможно, в данном случае речь идет о реманнии клейкой, весьма ценившейся в китайской медицине. Это растение широко применялось наряду с жень-шенем, шлемником байкальским, солодкой и другими и выделено М.А. Гриневич и И.И. Брехманом [1970а, б] в так называемую элитную группу.

Реманния клейкая — китайское растение. Растет по каменистым склонам, на скалах, галечниках [Растения…, 1970]. В Тибет доставлялась из Китая.

Наряду с реманнией клейкой под тибетским названием «дар-я-ган» в «Вайдурья-онбо» приводятся краткие описания еще ряда растений, для каждого из них даны показания к применению при конкретных заболеваниях. Среди них описаны виды сем. Brassicaceae, на что указывают четыре лепестка венчика и тонкий длинный плод с блестящими черными семенами. Скорее всего это краткие описания местных заменителей, транслировать которые из-за скудности сведений не представляется возможным.

В Забайкалье под названием «дар-я-ган» известны виды рода Droba, Scabiosa comosa Fich. (трава) и Moehringia lateriflora (L.) Fenzl. [Гаммерман, Семичов, 1963].

Swertia chirata Buch.-Ham. (Gentianaceae) - сверция чирата, тиб. тяг-та, санскр. tikta [Ш., 110а] (рис. 144).

Довольно высокое травянистое растение с хорошо развитым корневищем и прикорневой розеткой листьев. Стеблевые листья накрест супротивные. Цветки желтые, многочисленные, широко нераскрывающиеся.

Тибетское тиг-та является производным от санскритского tikta и переводится на русский язык «горький» [Кочергина, 1969]. Для названия «тиг-та» (tikta) в литературе зарегистрирован целый ряд научных определений: Terminalia catappa, Trichosanthes dioica, Agathotes chirata, Khadira, Cardiospermum halicacabum [Monier-Williams, 1964], Ambyotropis multiflora, Astragalus adsurgens, Corydalis racemosa, Ficaria ranunculoides, Gentiana barbata [Мимиддорж, 1973] и др.


Среди всех растений, известных в литературе под на званием «тиг-та» (монг. дэгд), лишь морфологические особенности растения Swertia chirata (syn. Agathotes chirata) не противоречат и, более того, достаточно полно соответствуют тексту описания, приведенному в «Вайдурья-онбо» и рисунку Атласа.

Как следует из трактата, уже в Тибете практиковалась замена сверция местными видами семейства горечавковых.

В Забайкалье в качестве заменителя принята Gentiana barbata Froel. - горечавка бородатая, внешне отличающаяся от описанной в трактате тиг-ты, но имеющая такой же горький вкус. Несомненно, что здесь, как и в случае с сырьем сэ-яб (тамаринд — айва китайская), при замене исходили из вкусовых особенностей.

Следует также отметить, что в группе растений тиг-та описано пять видов сырья, обладающих горьким вкусом.

Thermopsis alpine L. (Fabaceae) - термопсис альпийский, тиб. сро-ло-гар-бо (рис. 145, 146)

Небольшой травянистый корневищный многолетник с многоглавым каудексом и, по-видимому, сложными до вольно плотными тройчатыми (?) листьями. Цветки белые. Плод — боб, несколько продолговатый, слегка изогнутый трех-четырехсемянный. Обитает в высокогорьях у границ снегов. Несомненно, это растение относится к семейству бобовых. Среди высокогорных представителей этого семейства в Тибете сходный облик имеет только Thermopsis alpine L.

В Забайкалье под названием «сро-ло-гар-бо» использовалась Stellaria dichotoma L. [Гаммерман, Семичов, 1963], корни которой входят в состав прописей для лечения болезней легких и содержат сапонины [Буртус, БиноваБ 1968].

Trigonella foenum graecum L. (Fabaceae) - пажитник сенной, тиб. шу-мо-са, кит. Hu-lu-pa [Гун Гомбожап, 1937] (рис. 147, 148).

Травянистое растение с тройчато-сложными листьями и довольно длинными, несколько изогнутыми бобами, вытягивающимися на верхушке в заостренный носик. Семена яйцевидной формы.


Отправным моментом для расшифровки шу-мо-са явился китайский эквивалент, зарегистрированный Гун Гомбожапом [1937], расшифрованный как Trigonella foenum graecum L. [Kirtikar, Basu, 1934]. Облик растения, составленный по тибетскому описанию и рисунку Атласа, не противоречит этому определению.

В Забайкалье данный вид сырья не применялся.

Uncaria rhunchophylla Mig. (Rubiaceae) - ункария клюволистная, тиб. чжунг-дэр, кит. гоу-тэн (рис. 149, 150).

Крайне стилизованный рисунок Атласа и краткое списание в трактате «Вайдурья-онбо» свидетельствует о том, что чжунг-дэр — привозное сырье.

Производящее растение имеет черный стебель, зеленые, цельные листья и крючковидные выросты на стебле, похожие на ногти птиц.

Китайский эквивалент «гоу-тэн» [Гун Гомбожап, 1937] соответствует тибетскому названию чжунг-дэр. В работах Б.Е. Рида и др. [Read е. а., 1927], Ф.И. Ибрагимова и В.С. Ибрагимовой [1960] мы нашли, что гоу-тэн — это Uncaria rhynchophylla Mig. Точнее как полагает Т. Ямазаки [Yamazaki, 1967],— одна из разновидностей этого вида — var. Kouteng Yamazaki, довольно обычная в ряде районов Китая.

Некоторые характерные морфологические особенности растения, отмеченные в «Вайдурья-онбо» и прорисованные в Атласе, а именно: крючковатые, когтевидные выросты на стебле — имеются у ункарии клюкволистной.

Ункария криволистная широко используется в традиционной китайской медицине до настоящего времени, но в тибетской, по-видимому, применялась мало. Во вся ком случае в проанализированных нами прописях Большого Агинского жора [XIX в.] этот вид сырья нами не встречен.

Чжунг-дэр описан в группе растений, рекомендуемых при интоксикациях, куда входит четыре вида борца, три вида куркумы. Возможная причина «охлаждения» тибетских медиков к традиционному сырью, привозимому из Китая, связана с заменой его более доступным и не менее эффективным из группы бонг-нга (борцов). В Забайкалье сырье, называемое «чжунг-дэр», по-видимому, также не использовалось, поскольку только и А.М. Позднеева [1908] встречается упоминание о нем среди средств двадцатой главы второго тома «Чжуд-ши».


Итак, нам удалось в той или иной степени установить научные названия для двухсот шестидесяти растений, описанных в трактате «Вайдурья-онбо». Одиннадцать тибетских названий оставались нерасшифрованными. Полученные данные позволяют провести первичный анализ арсенала лекарственных растений, использовавшихся в медицине Тибета до ХVII в.

Установлено, что шестьдесят два вида сырья ввозилось из Индии. Это составляет 23% от общего числа основных лекарственных средств. Мы полагаем, что чисто индийскими видами следует считать такие, как

Terminalia bellerica Roxb., T. Chebula Retz., Bambusa arundinaeae Gamble, Bombax ceiba L., Inula racemosa Hook., Santalum album L., Saussurea Costus (Falc.) Lipsch., Sesbania grandiflora (L.) Poir., Shorea robusta Gaertn., Swertia chirata Buch. Ham., Caesalpinia bonducella Fleming, Costus speciosus (Koen) Smith, Guasuma tomentosa Kunth и некоторые другие растения

Из Китая доставляли в Тибет ряд растений, распространенных в традиционной китайской медицине Это Rehmannia glutinosa Libosch., Eucommia ulmoides oliv., eriobotrya japonica Lindl., Coptis teeta Wall., Cnidium davuricum (Jacg.) Turcz. Ввозимое из Китая сырье составляло двадцать шесть видов — 10%.

Довольно велика группа растений, которые могли поступать как из Индии, так и из Китая. Среди них Syzigium aromaticum (L.) Merr., Hedychium spicatum Ham. Et Smith., Zingiber officinale Roxb., Vitis vinifera L., Curcuma longa L. и другие – всего двадцать девять видов, т.е. 10,7 %.

Некоторые растения — такие, как Ferula assa foetida Buddh., Punica granatum L., Coriandrum sativum L., Cuminum cyminum L., - всего шесть видов (2%), доставлялись, по-видимому, из Передней и Средней Азии. Привозимыми для Тибета мы считаем Lappula spp., Lilium spp. и другие виды, расшифровка научных названий которых не вызывает сомнения. Однако, по имеющимся данным, эти растения во флоре Тибета не зарегистрированы, и нам неясно, откуда эти виды могли доставляться в Тибет. Не исключено, что эти растения заимствованы из Монголии11. Нами отмечено восемь видов таких растений, т. е. около 3%.


Существует небольшая группа растений — двадцать видов (7,3%), которые, хотя и ввозились в Тибет из сопредельных стран, но для них уже в «Вайдурья-онбо» есть упоминания о заменителях.

Таким образом, в тибетской медицине к концу ХVII в. по описанию трактата «Вайдурья-онбо» привозное сырье составляло 56%.

Сто девятнадцать видов от общего списка (44%) являются видами тибетской флоры. Они довольно четко разделяются на две группы. К первой (тридцать восемь видов — 16,7% относятся растения, которые полностью заменили импортное сырье, но иногда сохранили названия своих «зарубежных» предшественников (например, уд-бал, ган-да-га-ри, бар-ба-да и др.).

Во второй группе восемьдесят один вид (27,3%). Сюда входят растения, введенные в практику непосредственно в Тибете, не имеющие предшественников. Среди них Thermopsis alpine, Corydalis (crassifolia Royle?), Egusetum sp., Ulmus macrocarpa Hance, виды родов Saxifraga, Pedicularis, Premula, Androsace, Artemisia и др.

Суммируя приведенные данные, отметим, что в тибетской медицине, судя по трактату, сохранился довольно высокий процент средств, заимствованных из традиционной индийской медицины. Процент чисто китайского сырья здесь сравнительно невысок. Одновременно мы отмечаем активный процесс замены импортного сырья тибетским. Для сравнения приведем данные аналогичного анализа лекарственных растений, выполненного для забайкальского варианта индо-тибетской медицины А.Ф. Гаммерман [Гаммерман, 1941, 1966; Гаммерман, Семичов, 1963].

По данным А. Ф. Гаммерман, в Забайкалье ламы-лекари использовали около 20% индийских растений, причем отмечено, что все они применялись в Китайской Медицине. Около 20% приходилось на долю только Китайских растений. Общих со среднеазиатскими видами отмечено 10%, а бурятских и Монгольских12 около 50%. Таким образом, эти данные по сравнению с полученными нами свидетельствуют об определенном уменьшении в забайкальском варианте доли заимствованных средств и явном стремлении к использованию местных растений. Следует также особо отметить, что в отличие от тибетского варианта среди привозных средств в Забайкалье преобладали китайские виды, а не Индийские. Это объясняется географическим положением Забайкалья и сложившимся к началу ХХ в. характером экономических связей.


Нами выяснено, что значительное количество лекарственных средств, доставляемых в Тибет, не подверглось замене ни в Тибете, ни в Забайкалье. Это достаточно стойкое «ядро тибетской медицины, широко использовавшееся во всех традиционных медицинских системах Востока. Многие из этих растений являются пищевыми или входят в фармакопеи разных стран. Из них некоторые хорошо изучены фитохимический фармакологически, во многие, несомненно, требуют дальнейшего исследования современными методами для введения их в научную медицину. В этом аспекте данные «Вайдурья-онбо» о лекарственных растениях станут отправным моментом для дальнейшей работы специалистов различных профилей.



<< предыдущая страница   следующая страница >>