birmaga.ru
добавить свой файл

  1 2 3 4
Pf * yf,

где M и Mf - внутреннее и внешнее предложение, P и Pf - уровни цен, y и yf - реальные (в постоянных ценах) национальные продукты, k и kf - поведенческие коэффициенты, определяемые каждым уровнем. Иногда сторонники количественной теории предполагают, что k является постоянным числом, иногда нет (факты говорят о том, что k изменяется). Для настоящего долгосрочного анализа возьмем за основу общепризнанное предположение, что M определяется только валютной политикой, а y зависит от факторов, лежащих на стороне предложения, таких, как повышение производительности труда или неурожай


Уравнения количественной теории могут быть использованы для определения соотношения уровня цен между странами:

Однако это опять не говорит нам о том, что является главным определении валютных курсов между сторонами. Перейдем к известной гипотезе, соединяющей относительные цены (P/Pf) и валютный курс (r).
2.4. Валютный курс и паритет покупательной способности (ППС).

Паритет покупательной способности - соотношение между двумя (несколькими) валютами по их покупательной способности к определенному набору товаров и услуг, т.е. он показывает, чему равна покупательная сила денежной единицы одной стра­ны, выраженной в денежных единицах других государств. Так, если одинаковый набор товаров стоит в США 1000 долл., а в Германии - 2000 марок (пример условный), то паритет покупательной способности составит: 1 долл. = 2 маркам, или 1 марка =0,5 долл. В долгосрочной перспективе существует предсказуемое соотношение между уровнем цен и валютными курсами благодаря тому, что товары и услуги могут быть куплены либо в одной, либо в другой стране.Экономисты давно пришли к выводу, что товары-субституты в международной торговле должны иметь во всех странах одинаковые цены, исчисленные в одной и той же валюте. Это должно проявляться на длительном отрезке времени, достаточном для приведения в равновесие экономики после серьезных потрясений.

Линдерт приводит следующий пример:

Предположим, что мягкая красная пшеница в Чикаго стоит 4 долл. за бушель. Ее долларовая цена в Лондоне не должна намного пре­вышать эту цену, учитывая низкие издержки транспортировки зерна из Чикаго в Лондон. Чтобы упростить пример, условимся, что транспорт­ные издержки равны нулю. Тогда долларовая цена пшеницы в Лондоне будет равна 4 долл. за бушель. Если это не так, то возникнет торговля пшеницей между Лондоном и Чикаго, чтобы извлечь прибыль из разни­цы цен. Теперь, если в результате какого-нибудь стихийного бедствия цены в Лондоне временно повысятся до 4,80 долл., то можно ожидать, что цены в Америке и Великобритании вновь придут в равновесие где-то между 4 и 4,80 долл. для обеих стран, при условии, конечно, сохране­ния свободной торговли. На восстановление равновесия, учитывая хо­рошо налаженный международный рынок пшеницы, очевидно, понадо­бится около недели.


Предположение о том, что международная торговля сглаживает разницу в тенденциях движения цен основных товаров, участвующих в международной торговле, привело к гипотезе паритета покупательной способности, которая связала цены в национальной валюте с валютны­ми курсами:
P
= r x Pf или r = P/Pf
Здесь валютный курс r - цена иностранной валюты в долларах, а уровни цен P и Pf - уровнем цен в рассматриваемой стране (например, США) и во всех других странах, где цены выражены в их собственных валютах.

Таким образом, курс по паритету покупательной способности по идеи должен быть идеаль­ным курсом обмена валют, рассчитанным как средневзвешенное соотношение цен для стандартной корзины промышленных и по­требительских товаров и услуг двух стран. Но это идеальная модель, где курс валюты формировался бы на основе только цен торговли двух стран друг с другом.

Однако в отличие от валютного курса указанный паритет официально никогда не фиксируется. Дело в том, что при анализе динамики используется соотношение уровней цен единого набора товаров и услуг за сравниваемые периоды путем построения индекса цен. При международном сравнении покупательная способность национальных валют разных стран определяется как соотношение уровней национальных цен еди­ного набора товаров и услуг путем построения международного индекса цен. Информационной основой для начисления такого индекса являются сведения об уровне национальных цен и то­варной структуре потребительских расходов населения, затра­тах на капитальное строительство, экспортных поставках и т.д. Следовательно, покупательная способность национальной ва­люты определяется не только спросом и предложением на ва­лютном рынке, но и эффективностью национальной экономики, уровнем производительности всех факторов производства, по­требностью страны в импорте и ее экспортными возможностями, общей экономической ситуацией и степенью политической ста­бильности в стране.


Набор товаров-представителей, аналогичных и идентичных для сравниваемых стран, являясь одним из необходимых и важ­нейших условий определения покупательной способности валют, представляет, по существу, сознательную организован­ную выборку. Строгого теоретического обоснования относитель­но оптимального числа и вида товаров-представителей, используемых в статистике международных сопоставлений для определения пересчетных валютных коэффициентов, пока нет. К тому же отсутствует международный стандарт качества срав­ниваемых товаров, что затрудняет разработку единой базы расчета. Все это затрудняет про­цесс выравнивания цен в различных странах.

Несмотря на такую количественную неопределенность, паритет покупательной спо­собности имеет большое значение для понимания закономернос­тей изменения валютных курсов. Теория оказывается полезной в предсказании цен и валютных курсов на период достаточно заметных ценовых изменений. Когда в Германии в 1923 г. произошла гиперинфляция цен и заработной платы, валютный курс доллара к марке и внутренний уровень цен в стране повысились совершенно одинаково. Данная теория также сыграла положительную роль при приведении в соответствие курсов валют и уровня инфляции в латиноамериканских странах - Бразилии, Аргентине, Чили.

Метод определения и корректировки курса в соответствии с паритетом покупательной способности валют свойственен систе­ме фиксированных валютных курсов (золотой стандарт, Бреттон-вудская система); раньше он также использовался странами Евро­пейской валютной системы (курсы европейских валют были привязаны друг к другу и корректировались на основе покупательной способ­ности).

В долгосрочном аспекте реальный валютный курс имеет тенденцию колебаться вокруг значения паритета покупа­тельной способности, однако сам паритет постоянно пересчи­тывается по мере изменения уровня цен в сравниваемых странах.


Современные методы расчета позволяют определять пари­тет покупательной способности на двусторонней и многосторон­ней основах (в последнем случае рассчитывается паритет одной валюты по отношению к группе валют). Паритет покупательной способности практически не совпадает с официальными валют­ными курсами.

2.5. ВОЗДЕЙСТВИЕ РЕАЛЬНОГО ДОХОДА НА ВАЛЮТНЫЙ КУРС.
Предположим, реальный доход Великобритании увеличился на 10% больше, чем это случилось бы в обычных условиях. Это могло про­изойти, например, после обнаружения новых нефтяных резервов на морском шельфе. Дополнительные продажи нефти стимулировали бы новый спрос на фунты стерлингов. Согласно количественной теории, 10%-ный рост национального дохода страны в результате новых продаж нефти ведет к 10%-ному повышению спроса для совершения сделок на фунт стерлингов. На графике спрос на фунты стерлингов повысился бы с 0,05 до 0,055 от общего объема долларовой массы в точке B. Но этот новый спрос не может быть удовлетворен, так как денежная масса Ве­ликобритании по-прежнему составляет только 0,050 от долларовой массы. В результате возникает ажиотаж вокруг фунтов. Все хотят либо занять их, либо продать товары, чтобы их получить. Стоимость фунта растет с 1,20 до 1,32 долл. в точке B. Повышение в соответствии с урав­нением (при данном k) валютного курса равно увеличению реального дохода.

Однако национальный доход не является независимой составляю­щей, которая может сама по себе изменяться. То, что заставляет изме­няться национальный доход, имеет большое воздействие и на валютный, курс. В случае с открытыми месторождениями нефти реальный национальный доход возрос из-за причины, лежащей на стороне предложе­ния. Легко рассчитать укрепление фунта, либо используя уравнение количественной теории, либо через определение дополнительного экс­порта нефти. Но предположим, что реальный национальный доход Ве­ликобритании увеличился в результате дополнительных расходов пра­вительства или изменения общего спроса. Такого рода увеличение на­ционального дохода может не вызвать повышения фунта, особенно если дополнительные деньги будут использованы для наращивания импорта.


Таким образом, многое зависит от того, что вызывает изменение в национальном доходе: увеличение способности предложения продуктов (курс валюты возрастет) или увеличение внутреннего спроса (курс валюты упадет).

Так как сдвиги в совокупном спросе больше проявляют свое влия­ние в краткосрочном плане, а в предложении - в долгосрочном, коли­чественная теория отражают прежде всего долгосрочные ре­зультаты, т.е. тот случай, когда более высокий национальный доход оз­начает и более высокую стоимость валюты страны. Именно этот подход положен в основу дальнейшего анализа в данной главе.

2.6. РАЗЛИЧИЯ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК.

Валютные рынки на первый взгляд довольно чувствительны к дви­жению процентных ставок. Скачки валютных курсов часто следуют за изменениями в процентных ставках, местных (i) и иностранных (if). Ре­акция курсов настолько быстрая, что процентные ставки, кажется, пря­мо влияют на валютные рынки.

Влияние этого фактора на валютный курс объясняется двумя основными обстоятельствами. Во-первых, изменение процентных ставок в стране воздействует при равных условиях на международное движение капиталов, прежде всего краткосрочных. В принципе повышение процентной ставки стимулирует приток иностранных капиталов, а ее снижение поощряет отлив капиталов, в том числе национальных, за границу. Во-вторых, процентные ставки влияют на операции валютных рынков и рынков ссудных капиталов. При проведении операций банки принимают во внимание разницу процентных ставок на национальном и мировом рынках капиталов с целью извлечения прибылей. Они предпочитают получать более дешевые кредиты на иностранном рынке ссудных капиталов, где ставки ниже, и размещать иностранную валюту на национальном кредитном рынке, если на нем процентные ставки ниже.


Легко проследить и механизм влияния процентных ставок. Если местная процентная ставка увеличилась на 1%, а иностранные остались неизменными, инвесторы стремятся купить на рынке спот доллары. Часть прибыли от владения валютой и игра на ее будущем курсе стро­ится на проценте, полученном от ее вклада на краткосрочный депозит, от векселя и облигаций в этой валюте. Таким образом, для данного кур­са доллара спот повышение американских процентных ставок делает доллар более привлекательной валютой для инвестиций. Рост внима­ния к доллару повышает его курс на рынке спот. Все выглядит просто: рост процентных ставок в долларах делает американскую валюту более привлекательной и более выгодным давать доллары взаймы под про­цент.В действительности возникают более сложные взаимозависимости. Влияние процентных ставок, так же как и влияние реального национального дохода на валютный курс, определяется теми силами, которые воздействуют на сами процентные ставки. Если повышение процентных ставок связано с более жесткой денежно-кредитной политикой, то курс доллара на валютных рынках возрастет. Однако если процентные ставки в США растут в результате усиления инфляции или в результате увеличения государственного дефицита, то вряд ли стоит ожидать укрепления курса доллара в будущем. Доказательством данного утверждения может послужить следующий Российский пример: инвесторы не торопились вкладывать свои капиталы нашу экономику в начале 90-х, когда банковский процент доходил, чуть ли не до ста процентов годовых.




2.7. ОЖИДАЕМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА.

Кроме средства обращения, деньги играют роль средства сбережения. Такая функция денег по-своему проявляется в мире ва­лютных курсов и торговли валютой. Даже неденежные активы, которые служат средством сбережения, должны быть первоначально куплены на какие-нибудь национальные деньги. То же относится и к финансо­вым активам. Например, для покупки английских облигаций или акций необходимы английские фунты стерлингов в форме депозитов до вос­требования или наличных денег. Владельцу английских ценных бумаг впоследствии за них должны будут заплатить в фунтах стерлингов, а не долларами или другими валютами. Обладание обычными финансо­выми активами в некоторой стране ставит их владельца в зависимость от будущего курса ее валюты.


Финансовые активы в долларах представляют предмет риска для международного финансиста: стоимость доллара в будущем, когда на­ступит срок получения доходов по финансовым активам, может упасть. Даже если он намерен израсходовать все его доходы в Северной Америке, то все равно долларовые активы не избавляют его от валютного ри­ска, который он мог бы избежать, если бы имел ценные бумаги в иностранной валюте и мог бы продать их в будущем на большее ко­личество долларов. Естественно, такого рода риск может быть связан как с потерями, так и прибылями. Таким образом, спрос на финансовые ценные бумаги в любой валюте должен быть связан с ожиданиями в дви­жении валютных курсов.Существует аналогия между валютным рынком и рынком акции. На обоих этих рынках сумма будущих доходов неопределенна. И там и здесь цены (или валютные курсы) в короткий срок подскакивают или падают, реагируя на какие-нибудь известия, так как инвесторы на обоих рынках стремятся предсказать будущие неопределенные цены и курсы.

Одно дело - сказать, что на валютный курс влияют ожидания от­носительно его будущей динамики, другое - выяснить, чем определя­ются сами эти ожидания. Прогнозирование валютных курсов столь же ненадежно, сколь и другие типы прогнозов. Профессионалы, которые занимаются оценкой будущих курсов спот даже на следующий месяц, достигают лишь ненамного лучших результатов, чем наивный диле­тант, и зарабатывают деньги на жизнь только потому, что при весьма небольшой спекулятивной марке у них велик объем операций. Если профессиональные инвесторы имеют лишь ограниченные возможности предсказания валютных курсов, то вряд ли и ученые-экономисты в сво­их кабинетах смогут получить лучшие результаты. Если бы мы могли предугадать движение курсов, то зарабатывали бы миллионы. Однако и профессиональные инвесторы, и академические ученые обладают об­щим пониманием того, что формирует ожидания будущих курсов, даже если нет точной формулы для их определения. Опыт последних лет по­казывает, какие силы необходимо принимать во внимание при составле­нии прогнозов валютных курсов.


1. Ожидаемые изменения денежной массы. Перед покупкой валю­ты инвесторы, как правило, выясняют политику центрального банка страны этой валюты в отношении будущего роста денежной массы. Лю­бые признаки быстрого роста денежной массы предвещают избыточное предложение валюты этой страны, что должно понизить ее цену. Фи­нансовое сообщество чувствительно реагирует на заявления представи­телей центральных банков и на характер политического давления на центральные финансовые органы. Именно поэтому представители цен­тральных банков высказываются в таких сдержанных тонах.

2. Ожидаемая правительственная политика в отношении част­ных активов. Владельцы любой национальной валюты в наличной фор­ме либо в форме финансовых ценных бумаг, приносящих доход, долж­ны внимательно следить, не собирается ли государство ввести какие-либо ограничения или налоги в этом отношении. Политические течения в стране, предполагающие будущую конфискацию частной собственно­сти, как правило, вызывают сброс валюты и падение ее курса на валют­ных рынках. Угроза новых налогов на финансовые активы в этой валюте или введения валютных ограничений, блокирующих конвертируемость национальной денежной единицы в валюте других стран, приводит к аналогичному результату.

Хорошей иллюстрацией роли ожидания инвесторов является их бегство от французских франков весной 1981 г. Во время предвыборной кампании Франсуа Миттеран взял на себя обязательство провести ре­формы, уравнивающие доходы различных слоев населения. Француз­ские владельцы крупной частной собственности были обеспокоены воз­можностью новых налогов и новыми валютными ограничениями. К на­чалу выборов курс доллара к франку поднялся с 4,2 до 5,0 фр. фр. Сразу же после того, как Миттеран выиграл выборы, опасения усилились: бы­ли введены валютные ограничения, запрещающие несанкционирован­ные сделки по конверсии франков в другие валюты. (После этого франк продолжал падать, но более медленными темпами.) Предсказать, оце­нить количественные последствия таких политических действий до­вольно трудно, но о них нельзя забывать, перечисляя основные факто­ры, определяющие валютные курсы.


3. Последствия официальных интервенций на валютном рынке. Официальные органы сами могут проводить интервенции, покупать или продавать валюту с целью воздействия на валютный курс. Их интервенции в защиту слабеющей валюты, как правило, несколько укрепляют ее положение благодаря поглощению определенного количества ее избыточного предложения. Однако конечный результат интервенций зависит от реакции спекулянтов. Если они убеждены, что официальные органы действительно хотят и имеют резервы стабили­зировать тот или иной валютный курс, то они сами будут способство­вать поддержанию курса этой валюты. Однако если заявление офици­альных органов выступить в поддержку слабой валюты выглядит как отчаянная попытка, не могущая изменить ход событий, то спекуляция против этой валюты только усилится.





<< предыдущая страница   следующая страница >>