birmaga.ru
добавить свой файл

1
Крест и Тора – единство высшей степени


«Крест и Тора – это единство высшей степени». В этом убеждён доктор Клаус Хельбиг. По его словам «объединение двух центральных символов христианства и иудаизма в художественном представлении Эдит Штайн на площади Святого Петра в Риме» - удачное воплощение истины этого единения.
С пресс-секретарём епархии Роттенбурга и Штутгарта, референтом епархиальной академии Штутгарта – Хоэнхайма, доктором Хельбигом беседовала корреспондент информационного агентства ЗЕНИТ Ангела Редеман. В своей новой книге докт. Хэльбиг мастерски указывает на то, как в иудаизме описан путь к Спасению.
«Путь к Спасению заключён в следовании Закону, это значит в принятии божественного «ига, бремени Торы». Книга Хэльбига «Древо жизни. Крест и Тора в мистической интерпретации», - это защитник, ставшего уже историей принципа мышления, духовности, мистики, а также письменного смысла Анагогии и Эсхатологии.

Данная книга написана не только для «победы над словом, как над буквальным пониманием», но и для «перехода от слова к Духу». Именно так характеризует её автор.

ЗЕНИТ: В Вашей книге, библейский символ "Древо жизни" получает особое значение
- Клаус Хельбиг: В то время как человек биологически причислен к животным и, когда он обозначается лишь как малая «ветвь» необъятного «Древа жизни» и одновременно рассматривается, как «пограничный феномен», вместо того‚ чтобы быть главным, то данное исследование объясняет «Древо жизни» как Крест, который побеждает смерть, благодаря «созидательной силе Слова Божьего».

ЗЕНИТ: Таким образом, основой христианства является Слово?
- Клаус Хельбиг: Слово - «основа всей действительности» (ср. Ин 1,3, Евр. 1,1-3).

Христианство является «религией Слова Божьего», но не «книжной религией».

В то же время христианство это «Религия Креста», что не является противоречием, так как само Творение является основой Креста и именно Крестная смерть Иисуса за грехи наши, согласно Святому Писанию, становится «умершей», то есть побеждённой (1 Кор. 15,3).


Воскресение, как новое Творение происходит, согласно Писанию, на третий день именно во «власти Слова». Это значит в восьмой день (воскресенье) после шестого дня – пятницы. В староцерковном толковании этот шестой день аналогичен шестому дню-пятнице, когда был создан человек и его «грехопадение».
В основе Слова Божьего, которую составляют Сотворение, Откровение и Спасение, лежит также глубокий смысл и божественная мудрость, которую можно выявить при исследовании еврейского алфавита. В нём можно усмотреть план исцеления.

Еврейский алфавит имеет 22 так называемых пра-знака, которые совместно с иудейской мистикой и преданиями характеризуются как язык Создателя.
ЗЕНИТ: Могли бы Вы подробнее объяснить, в чём заключается попытка интерпретировать иудейскую мистику и предания, как язык Создателя?

- Клаус Хельбиг: В то время как все другие языки при «вавилонском смешении», как конечном пункте грехопадения (Быт. 11,1-9), больше не представляют собой связь с самой сущностью, иврит сохранил эту возможность, так как здесь однозначно распределены буквы и числа.
Приведём пример. Алеф означает - единица, что является с тех времён символом единого, бесконечного Бога. Бет означает – два, но также имеет и другое значение – дом.

Бет является символом конечного, смертного мира - домом, который построен на дуализме принципов (небо и земля, дух и материя, женщина и мужчина), но при этом является частью бесконечного единства, о котором сказано выше.

Библия начинается с «bereschit» - Бытие, Начало. Слово «bereschit» уходит своими корнями в «bara», что в свою очередь выражено числами, как 2-200-1.

Следовательно, Библейские предания, берущие своё начало в седьмой день Сотворения мира, через Слово Божие, говорят нам не о случайных исторических событиях, которые имеют прямую хронологию от А до В. Они раскрывают божественный план исцеления, который идентичен Слову Божьему и представлен в Духе Господнем, который устанавливает обратную хронологию, то есть от В к А. Пример – слово Отец - «Ab – ba». В числовом значении 1-2-2-1.


ЗЕНИТ: Какую цель преследует этот план?
- Клаус Хельбиг: Этот план с самого начала нацелен на возвращение к единству и вечной жизни в Воскресении плоти, то есть к новому Творению в восьмой день – по ту сторону седьмого дня Сотворения мира (Быт. 1). Спасение являет собой «обратную хронологию», как принесённое Святым Духом воспоминание о Первоначале и вместе с тем освобождение от «связи со временем и видимыми образами, а также от материального мира», так как эта связь есть толкование Библии, в виде «последствия вкушения плода от Древа познания добра и зла». В противоположность этому исследование Библии имеет смыслом «постепенно освободить людей от вышеупомянутой ошибочной связи и таким образом привести человека к первоначальному единству противоположностей в Слове и к свободе Дитя Божьего». Но чтобы вновь обрести эту свободу, нужно пройти единый путь Древа жизни так, как он описан в Библейских преданиях и имеет буквенное и численное выражение, а также представлен в сущности книги «Исход».
ЗЕНИТ: В чём значение всех этих чисел?
- Клаус Хельбиг: Книга «Исход» повествует нам о пути освобождения еврейского народа из египетского рабства. Это соответствует шестому дню Сотворения мира, то есть сотворение человека и, следовательно, смерти и грехов. Путь этот пролегал по пустыне, которая соответствует седьмому дню, когда Бог отдыхал. Цель данного пути – Земля обетованная или Рай, что соответствует восьмому дню, когда Бог закончил своё Творение. В числах исход из Египта выглядит как 40-90-200-10-40, что в сумме составляет 380, приход в Канаан - 20-50-70-50, в сумме – 190. В сущности, здесь мы имеем переход от дуализма к единству, что в виде чисел обозначается следующим образом: 380:190 то же самое, что 2:1.

Те же структуры и числовые соотношения просматриваются также в других ключевых Библейских преданиях, таких как история грехопадения, Исаак, как жертва, принесённая Авраамом, в истории Иосифа, в страстях и исцелении Иова и не в последнюю очередь в крестной смерти и Воскресении Иисуса.

Человек является единством противоположностей, так как имеет плоть и дух. Кроме того, он создан в шестой день и вместе с тем является шестым знаком «Waw» (Уау) в значении

«и». Таким образом, человек, созданный духовно и плотски является связующим звеном между высшим и низшим. С грехопадением небесная сторона становится противоположной земной, которая становится односторонне определяющей. То есть одежда «нагого» человека, названная «звериной шкурой» (Быт. 3,21) является символом животной природы человека или его инстинктивной природы. Согласно мистику

Грегору Паламасу, Адам через грехопадение был в буквальном смысле слова нагим и в то же время лишён божественного сияния.
ЗЕНИТ: Вы раскрыли сейчас «метод измерения» грехопадения. Но как в данном смысле объясняется таинство нашего спасения во Христе?

- Клаус Хельбиг: В Рай первоначальной веры, надежды и любви человек возвращается только путём обращения, «поворота» в обратную сторону (Лк. 23,43). Это значит в осветлении разума, просветлении памяти и объединении воли с волей Божьей, что является путём, который «един с путём с Божьим». И путь этот инициирован, укреплён и особо обозначен в двух таинствах Божьего единства: Крещении и Евхаристии.

Во время крещения в восьмиугольной купели, «старый Адам», то есть «старый, в греховном обличии человек», будучи «красным» как Исав (Быт. 25, 25), вновь приобретает белую одежду, ту же самую, в которой Иисус преобразился Моисею и Илие (Mф. 17,2). В крови жертвенного, пасхального Агнца «красная» одежда становится «белой». Таким образом, спасённый человек является частью Древа жизни, а значит и истины Воскресения (Откр. 22,14; 7,14; 19,14).
ЗЕНИТ: Можно ли сказать, что в данном случае речь идёт о пути восстановления первоначального Единства на мистагогической основе?

- Клаус Хельбиг: Путь назад к Единству рассматривается как умственный процесс изменения точно так же, как он осуществляется при совершении таинства Евхаристии в силе Духа Святого: «Сегодня ты с радостью принимаешь плод, которого не заслужил Адам в Раю». В данном случае речь идёт о плоде Древа жизни. Эта фраза произносится во время принятия первого Причастия при крещении, согласно сирийско-антиохийской литургии. В соответствии с этим Папа Бенедикт XVI говорит: «Святые – это воистину рука Господа», так как они изнутри познают процесс обращения к «новому человеку в верной справедливости и святости» (Еф. 4,24).

ЗЕНИТ: Каким образом перспектива проведения процесса обращения может стать плодотворной для конкретной пастырской деятельности?
- Клаус Хельбиг: Укрепление веры, надежды и любви во время богослужений, распространении Слова Божьего и литургии - это цель церковного действа, также как целью теологии является толкование самого Слова. Однако, в то время как научная, исторически-критическая экзегеза Библии основывается на прямой хронологической схеме и стремится объяснить все события, описанные в Святом писании буквально, исследование Библии однозначно указывает на то, что понимание Библии разумом происходит одновременно с её духовным осознанием, без временных «до» и «после».

Это то же самое, что происходит при совершении литургии. В момент богослужения, когда все находятся в состоянии надежды и разумом понимают то, что свершается на Алтаре, духовно осуществляется преодоление временных границ, которое направлено к небесам, в вечность. «Начало» имеет форму настоящего времени одновременно с надеждой на второе пришествие Иисуса в «конце». Для Бога время не разделено на прошлое, настоящее и будущее, как у нас. В Нём все временные формы составляют единое целое, но при этом носят характер только настоящего. Иисус Христос, распятый на Кресте, есть Альфа и Омега, благодаря чему, единый путь с Богом может быть описан, как Алеф-Бет – буквально-численное.

ЗЕНИТ: Как в данном случае определяет себя реальность Креста?

- Клаус Хельбиг: Крест рассматривается так же, как последний, первоначально имеющий форму креста, знак «Таw» (Тау), (Иез. 94,6; 2 Кор. 1,22; Откр. 7,2). Данный знак обозначается как крест, а его числовое значение – 400, что является пространственно-временным качеством, выраженного в данном числе. Само числовое значение знака Тау, характеризуется как конечный символ единства противоположностей в Кресте, связанного с Началом и Единением с Богом. В то же время в Воскресении Христа число 400 совместно с числом 100, которое является единицей на уровне будущего, переходят в число 500. Этот переход осуществляется по ту сторону от 22-х знаков языка Создателя, характеризующих Сотворение мира. Это то же самое, что число 50, как число Духа Святого (сошествие Духа Святого празднуется на 50-й день после Пасхи), превосходит


7 x 7 (= 49 – время Великого Поста), а 8 превосходит 7, как число окончания Творения. Таким же образом число 500, превосходит 400 - знак Тау. Следовательно, число 500 является основой плодородия в книге Бытия («Плодитесь и размножайтесь» или в числовом значении: 80-200-6 и 6-200-2-6, в сумме – 500), в воскресении плоти

(1 Кор.15,6) и в величии Нового Храма после падения Храма старой веры (Иез. 42,20;

Ин. 2,20-22). И этот Храм новой веры имеет свой прообраз в Раю.
В буквальном смысле при наличии образов, Тора не имеет абсолютно никаких намёков на «смысл жизни, как победа над смертью». Так звучит эпилог книги Фридриха Вайнреба - «Сотворение в Слове», являющейся основой данного исследования. Поэтому нельзя останавливаться на самих образах. Необходимо пройти по «мосту библейского Слова, которое объясняет нам, что на самом деле является сущностью этих образов. И путь по этому мосту приводит нас к восьмому дню Сотворения мира, который в Библии является «такой же очевидной реальностью, как шестой и седьмой». Если бы это было не так, то смерть в конце седьмого дня должна была бы быть ведущим к безнадёжности фактом. Реальность, однако, которая предоставляет восьмому дню такое же отчетливое объяснение как седьмому, совсем по-иному характеризует смерть. То есть смерть является реальной, но длится столько же, сколько и сам седьмой день, а затем переходит в восьмой, то есть в надежду на спасение. Эта уверенность в надежде, которая превращает Библию в Древо жизни, имеющего величие тех самых «пятисот», Древо, которое едино, в противоположность множеству. Тот, кто познаёт Библию, как Единство, тот познаёт и Древо жизни.
ЗЕНИТ: Если бы Вы были должны кратко обобщить основную мысль Вашей книги, в чём заключалась бы самая сокровенная сущность этого исследования?
- Клаус Хельбиг: «Подлинный процесс интерпретации - это процесс жизни вечной, которая управляется Святым Духом и, которая ссылается на жизнь многих святых.

Святое писание это единая книга, которая есть Христос Господь, которая говорит во Христе и исполняется в Нём.
ЗЕНИТ: Итак, если обобщить всё одним словом: Крест и Тора едины?
- Клаус Хельбиг: Тора и Крест – едины. Единство этих центральных символов иудаизма и христианства не является «невыносимым смешиванием» символик, как говорят иудеи. Эту символику необходимо рассматривать как «фигуру христианского иудаизма».

Путь спасения в иудаизме заключён в следовании Законам.

В следовании за Иисусом, Законы, как божественное иго Торы, становится лёгким в несении Креста (Mф 11,30), так как Крестный путь во Христе определён единством обеих сторон в любви, которая является первым и последним смыслом всего сущего.

Перевод: Католическая информационная служба Agnuz