birmaga.ru
добавить свой файл

1


Караваев Сергей Сергеевич

Студент МЭСИ

г. Москва

Влияние «Голландской болезни» на экономику.

Сущность «голландской болезни».


Термин «голландская болезнь» возник после освоения Голландией - крупнейшего в Европе газового месторождения Гронинген. Голландия и до этого владела большим количеством газовых месторождений в Северном море, но Гронинген стал самым крупным из них. В 1960-е, новое месторождение, расположенное в 400 км от Рура, оказалось истинной золотой жилой. Но вскоре стали проявляться весьма неприятные эффекты: инфляция, спад производства на фоне экономического роста, безработица (парадоксально, но факт: нефтегазовый сектор, оказывающий влияние на всю экономику, нанимает малое число работников, но завышает цену труда). Тогда экономистов и заинтересовала природа данного феномена. i


Согласно узкому определению «голландская болезнь» выражается в деиндустриализации экономики в результате открытия нового источника природного ресурса. Её основной чертой является рост курса национальной валюты страны, вследствие улучшения торгового баланса, что снижает конкурентоспособность продукции отраслей обрабатывающей промышленности.ii

Наиболее хорошо механизм действия «голландской болезни» рассматривается в трёхсекторной модели открытой экономики, разделяющей производство, на три следующих сектора:

1. Сырьевой сектор - как правило, добывающий минеральное сырье или производящий сельскохозяйственную продукцию.

2. Производственно-товарный сектор - производит готовые изделия, с высокой добавленной стоимостью. Включает в себя ряд производящих и обрабатывающих отраслей: строительство, машиностроение, металлообработку, текстильное производство, наукоемкие отрасли, и.т.д.

3. Сектор услуг - сфера услуг, предоставляемых населению, государством и частными предпринимателями. К сферам услуг относят: транспорт, торговлю, здравоохранение, развлечения, жилищно-коммунальное хозяйство и.т.д.


Первый и второй сектор производят товары, предназначенные, как для внутреннего пользования, так и для экспорта. Такие товары называют «торгуемыми». Третий сектор, в отличие от первого и второго, роизводит продукты, которые крайне невыгодно транспортировать, следовательно, предоставляются они только на внутренний рынок и не конкурируют с иностранными производителями. Такие продукты называют «неторгуемыми». Важно заметить, что базовым отличием «торгуемого» товара, от «неторгуемого» является не само по себе наличие конкуренции с импортом, а механизм определения цены товара. Цена «торгуемого» товара определяется мировым рынком, а «неторгуемого» внутренним.

Рассматривая функционирование данных секторов в открытой экономике, принимается следующие условие. Сырьевой сектор, испытывает стремительный экономический рост и как следствие увеличение совокупного дохода. Это может быть вызвано следующими причинами:
- единовременным, экзогенным, техническим прогрессом в нем, причем прогресс происходит, только в данной стране;

- открытием новых ресурсов, то есть увеличением предложения специфического фактора в растущем секторе;

- экзогенным ростом цены продукции данного сектора на мировом рынке, по сравнению с ценами на импорт, если в нем реализуется только экспортная продукция.

Разберем поподробнее. Во-первых, высокая прибыльность добывающего сектора позволяет осуществлять крупные инвестиции в технологическое развитие, что повышает уровень производительности труда в данном секторе. Во-вторых, богатство природных ресурсов можно расценивать как определенный рост специфического фактора производства. В третьих, высокая доля экспорта в объеме продукции, производимой растущим сектором, дает возможность использовать фактор повышения мировых цен на сырье, как причину стремительного роста в добывающей промышленности.

Рост прибыльности в сырьевом секторе влечет увеличение спроса на мобильные производимые ресурсы. К ресурсам, которые могут относительно легко перераспределяться между секторами, можно отнести кредиты, усилия менеджеров высшего звена и, частично трудовые ресурсы. Рост спроса на производственные ресурсы, естественно, ведет к увеличению цен на них.


Больше всего от удорожания производственных ресурсов страдает торгуемый несырьевой сектор, который не может в ответ на рост издержек увеличить цену производимого товара. Это связано с тем, что полный аналог данного товара может быть закуплен на мировом рынке по фиксированной мировой цене. Прибыльность же неторгуемого сектора вполне может вырасти так, как бум в сырьевом секторе влечет за собой рост доходов в экономике, и соответственно, удорожание неторгуемых товаров, что может компенсировать увеличение издержек.

Последствием резко возросшего предложения продукции добывающей отрасли, также будет изменение обменного курса национальной валюты. В условиях благоприятной экономической конъюнктуры резкое возрастание экспорта сырьевых ресурсов ведет к большим поступлениям иностранной валюты и при прочих равных условиях – к росту обменного курса. Это вызывает снижение эффективности экспорта других видов товаров, особенно промышленных.

Продукция обрабатывающей промышленности, произведенной внутри страны, становится, вследствие роста курса национальной валюты и удешевления импортной продукции, менее конкурентно–способной и на внутреннем рынке. Потребители постепенно переключаются на приобретение импортных аналогов.

В долгосрочной перспективе, вторичный сектор не выдерживает конкуренции с иностранными товарами. Его издержки на капитал и на рабочую силу оказываются выше по причине недостатка инвестиций (сам он из-за дороговизны не может себе позволить инвестировать, а внешние инвестиции туда тоже не идут). Так что со временем кроме ценового, нарастает технологическое отставание, и сектор затухает.

Стоит добавить, что для рынков сырьевых товаров характерна особая неустойчивость цен. Это порождает сильную макроэкономическую нестабильность. В период высоких цен курс национальной валюты укрепляется и наблюдается обострение «голландской болезни». После падения цен происходит ухудшение торгового баланса и девальвация национальной валюты, что вызывает всплеск инфляции. При этом совершается обратная структурная перестройка экономики, ускоренный рост производственного сектора. Иными словами страна экспортер сырья постоянно находиться в состоянии структурной, региональной и макроэкономической несбалансированности.iii


В заключении данной главы, напрашивается вывод: «голландская болезнь» действительно порождает множество негативных последствий макроэкономического структурного и регионального характера. Также напрашивается вопрос, что можно сделать, для её ликвидации, и уменьшения эффектов воздействия, данного феномена.

Способы борьбы с «голландской болезнью».
О последствиях «Голландской болезни» в экономике уже было сказано в предыдущей главе. Хотелось бы ещё добавить, что на последствия от данного эффекта влияет время их устранения. «Голландская болезнь» проявляется тем сильнее, чем больше времени потребуется на устранение причин ее возникновения, следовательно, более поздние её стадии более разрушительны для экономики.

Поэтому очень важны своевременные протекционистские меры.

Разумно несколько сдерживать рост ресурсного сектора, чтобы предотвратить отток физического и человеческого капитала из высокотехнологичных отраслей. Сдерживание будет осуществляться, путем изъятия большой части ресурсной ренты государством, в качестве налогообложения данного сектора.



Однако недостаточно просто собрать налоги, необходимо ещё правильно распорядиться изъятой ресурсной рентой. Как вариант, борьбы и замораживания эффектов «голландской болезни» зарекомендовала себя пассивная стратегия сдерживания ресурсного сектора. Состоит она в том, чтобы просто сберегать доходы от сырьевого экспорта, пополняя золотовалютные резервы и стабилизационный фонд. Следствием такой политики является ослабление курса национальной валюты, благоприятное для отечественных производителей в экспортных и импортозамещающих отраслях и способствующее увеличению долгосрочных темпов роста.

Накопление валютных резервов, используется, для достижения четырех главных целей:
  1. сглаживание влияния внешних шоков, связанных с колебаниями сырьевых цен на мировом рынке и движением капитала;


  2. создания фонда будущих поколений;

  3. занижения реального обменного курса;

  4. привлечения прямых иностранных инвестиций благодаря демонстрационному эффекту.


Накопление валютных резервов – важнейший инструмент промышленной политики низкой степени селективности. При определенных условиях он позволяет ускорить экономический рост, стимулируя экспорт и защищая отечественных производителей.

В отдельную часть пассивной стратегии, сдерживания экономического роста вытекает занижение цен на углеводородное сырье и топливо, для внутреннего рынка. Фактически это эквивалентно дотированию всего внутреннего производства, так как все предприятия потребляют энергию.

Целесообразность такой политики не очевидна занижение цен на углеводороды должно, приводить к их неэкономному расходованию и к снижению энергоэффективности производства. Таким образом, могут наблюдаться два разнонаправленных эффекта: с одной стороны увеличение конкурентоспособности отечественных предприятий на внешнем рынке, защита внутреннего производителя от конкуренции со стороны импорта, увеличение прямых иностранных инвестиций, а с другой – увеличение издержек.

Важным моментом здесь является, то, что для осуществления всех этих мер необходимо эффективное государство и промышленная политика. Рынок, не может сам достичь равновесия в данной модели. Механизм саморегуляции рынка в данном случае будет только усугублять ситуацию. Перераспределение ресурсов будет продолжаться в сторону сырьевого сектора, ещё более истощая промышленный, из-за доминирующего положения первого. Поэтому так важна роль государства и его структур в борьбе с «голландской болезнью». Отсюда можно сделать вывод, что чем выше уровень развития страны, тем легче ей бороться с данным феноменом.

Недостаток пассивной политики состоит в том, что из системы изымаются ресурсы, которые могли бы быть направлены на инвестиции в производство или в развитие новых технологий. И в целом она не способствует предотвращению «голландской болезни», а лишь содействует ее временной заморозки. Но в этом как раз и заключается главная беда «голландской болезни», есть паллиативные рецепты, как с этим бороться, но надежных способов её предотвращения или лечения, в общем, не существует.iv



Специфика «голландской болезни» в мире.
С проявлениями недуга в свое время столкнулись многие страны по всему миру. Рост цен на нефть в середине 70-х и начале 80-х гг. вызвал подобный эффект в Саудовской Аравии, Нигерии, Мексике. «Голландской болезнью» заразилась и Колумбия в 1970-х гг., когда неурожай в Бразилии и землетрясение в Гватемале вызвали взлет мировых цен на кофе. Рост экспорта кофе сопровождался сворачиванием экспорта всех других видов колумбийских товаров. У каждой страны свои особенности протекания данного феномена.

Условно опыт стран, столкнувшихся с данным феноменом, можно разделить на опыт развитых и развивающихся стран. То как протекает данное явление в какой, то отдельно взятой стране во многом зависит от её развития.

Поскольку эффективность использования топливных ресурсов в развитых странах гораздо выше, чем в развивающихся, в соответствии с требованиями рыночного равновесия богатые ресурсами развивающиеся страны должны выбирать сырьевую специализацию. Специализация на добыче сырья с одновременным импортом потребительских товаров может быть эффективным выбором в краткосрочной перспективе. Однако, в долгосрочной перспективе, именно инвестиции в высокотехнологичные отрасли, дают устойчивый экономический рост. Как известно из теории эволюции технико-экономических систем, развитие наукоемких и высокотехнологичных отраслей приводит к диффузии технологий процессов в другие отрасли экономики. Поэтому, в результате действия экстерналий «голландская болезнь» не только приводит к деиндустриализации, но и тормозит рост. Рынок всегда недоиспользует экстерналии, поэтому необходимость их активизации является стандартным аргументом в пользу нерыночного регулирования.

Для коррекции «провалов рынка» необходимо либо квалифицированное государственное вмешательство, либо воздействие со стороны институтов гражданского общества. Это предполагает достаточно высокое качество институтов и государственной политики. Здесь мы сталкиваемся с моделью, демонстрирующей, что при плохих институтах, обилие ресурсов должно негативно влиять на благосостояние, а при хороших положительно. То есть, если доход от сырьевого сектора велик и коррупция и захват собственности не пресекаются, то инвесторам выгодно вкладывать средства в присвоение доходов. Если же такая активность является слишком рискованной, то они предпочтут вложения в производство.


К сожалению, большинство развивающихся стран мира, с доходной сырьевой отраслью, выбирают путь присвоения доходов, для своих личных интересов. Такую картину можно наблюдать в некоторых странах Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока, Средней и Юго-Восточной Азии.

Что касается развитых стран, их пример является очень интересным, в качестве возможностей преодоления «голландской болезни». Рассмотрим пример Норвегии и Великобритании.


Опыт Норвегии и Великобритании.v


Сравнительный опыт Норвегии и Великобритании предлагает две различные модели реструктуризации экономики: либеральную британскую и опирающиеся на государственное регулирование норвежскую.

Стратегию норвежского правительства здесь можно условно назвать стратегией малого государства. Внешнеэкономические изменения здесь представляются как константа, в то время как государственная политика воспринимается лишь в качестве попытки минимизировать негативные проявления этих изменений. Результатом такой политики стало создание норвежского «предшественника» российского стабилизационного фонда, использование средств которого внутри страны было запрещено законом. Создание такого фонда было призвано остановить инфляцию.

В свою очередь, укрепление норвежской кроны в результате этой политики привело, к ещё большему снижению конкурентоспособности ряда промышленных отраслей норвежской экономики. Правительству пришлось пожертвовать судостроительством. В ответ, был взят курс на поддержку инновационных отраслей промышленности, в первую очередь связанных с нефтедобычей, в результате чего, к настоящему времени Норвегия получила возможность стать не только крупным экспортером сырья, но и технологий и оборудования для их добычи.

Напротив стратегию британского правительства можно охарактеризовать, как стратегию крупной державы. Вместо того, чтобы принять падение конкурентоспособности ряда секторов национальной экономики и колебания курса национальной валюты, как данность, британское правительство предприняло самые решительные меры по регулированию внешнеэкономических изменений. В основу этой стратегии было положено два аспекта. Во-первых, британское казначейство предприняло серьезные интервенции на валютный рынок с целью стабилизировать обменный курс фунта стерлингов. Соответственно, необходимость создания стабилизационного фонда отпала. Во-вторых, британское правительство сделало успешную попытку открыть новые международные рынки сбыта для товаров своих отраслей промышленности с низкой конкурентоспособностью. Ими стали арабские и азиатские потребительские рынки.


Таким образом, для «лечения голландской болезни» британским правительством были избраны независимая валютная политика и активная внешнеэкономическая деятельность. Для России данные примеры могут быть весьма поучительными. Пример Норвегии, и ее поддержка инновационных отраслей связанных с нефтедобычей и пример Великобритании и ее активный поиск новых рынков сбыта для своей продукции могут быть взяты, как эффективные инструменты борьбы с «голландской болезнью».


Специфика «голландской болезни» в России.vi


С 2005 г. в российской внешней торговле товарами наметился ряд тревожных моментов. Прежде всего, заметно сократились темпы роста экспорта (33,0% - 2005 г., 25,0% - 2006 г., 11,5% - в первом полугодии 2007). Одновременно резко возросли темпы роста импорта (с 28,0% в 2005 г. до 30,8% - в 2006 г. и 38.5% в первом полугодии 2007 г.). И хотя торговый баланс страны по – прежнему сводится с большим положительным сальдо, продолжение этих тенденций чревато рядом угроз.

Как видно из табл. 1, в рассматриваемый период главным фактором роста российского товарного экспорта был рост цен. Благоприятная конъюнктура, сложившиеся с 2003 г. на мировых топливных и сырьевых рынках, привела к тому, что за период 2003 – 2006 гг. индекс средних цен российского экспорта возрос в 2.1 раза. С 2005 г. динамика физического объема российского экспорта резко замедлилась, что привело к падению темпов роста его стоимости. Отсюда вывод о том, что основной причиной замедления динамики российского экспорта в 2005-2006 является падение темпов роста его физического объема.

Таблица 1.


 

2001


2002

2003

2004

2005

2006

2007

Индекс физ. объема

102,8

110,5

111,9

110,7

104,7

105,8

102,9

Индекс цен

93,6

96,1

112

122,7

126,9

118

105,5

Источник: данные таможенной статистики РФ
Следует отметить и такую особенность развития российского экспорта в 2005-2006 гг., как отставание темпов роста его физического объема от темпов роста ВВП, что в принципе противоречит мировым закономерностям (см табл. 2).
Таблица 2.


 

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Экспорт

2,8

10,5

11,9

10,7


4,7

3,1

9,5

ВВП

5,1

4,7

7,3

7,2

6,4

6,7

7,8

Источник: Данные WTO, Annual Report 2007
По мнению большинства российских экспертов, трудности, которые в настоящее время переживает российский экспорт, во многом определяются его товарной структурой. Основу современного российского товарного экспорта составляют энергоносители. Они и в прошлом являлись главным экспортным товаром нашей страны, но к настоящему времени стали основным фактором, определяющим общее состояние не только российского экспорта, но и всей экономики. Доля топливно-сырьевых товаров в нем составляет в 2007г. 77%.

В то же время изделия обрабатывающей промышленности, особенно продукции машиностроения, представлены в российском экспорте крайне скромно. Так в 2007 г. удельный вес продукции обрабатывающей промышленности в вывозе страны составил 23%. Наиболее ярко это подчеркивает исключительно низкая доля в нем машинотехнической продукции 5.7%.

На основании этих данных, можно сделать вывод о симптомах «голландской болезни» в экономике России. Топливно-сырьевая специализация России порождает ряд негативных последствий, как для экономики страны, так и для ее позиций в мире. Концентрация экспорта России на топливно-сырьевых товарах способствует:

-деиндустриализации страны, сокращению доли обрабатывающей промышленности и особенно машиностроения в общем объеме промышленной продукции. Это приводит к высокой структурной безработице и снижения заработной платы многих категорий занятых, обладающих высокой квалификацией;

-сужению возможностей использования конкурентных преимуществ России в науке, образовании и высоких технологиях;


-ускорению истощения запасов невозобновляемых ресурсов в стране. Это, кстати, заметно отличает Россию от большинства развитых стран, которые вывозят преимущественно товары с высокой добавленной стоимостью, т.е. те, где заложен неиссякаемый источник - человеческий труд;

- зависимости российской экономики от мировой конъюнктуры на эти товары, которая очень не стабильна. Это порождает сильную макроэкономическую нестабильность;

Преимущественная опора только на вывоз топлива, сырья и изделий первичной обработки в условиях формирующийся «новой экономики» - это тупиковый путь развития для такой крупномасштабной и все ещё обладающей солидным технико-производственным и интеллектуальным потенциалом страны, как Россия. Но речь отнюдь не идет об ограничении или прекращении вывоза топливно-сырьевых товаров. Это – естественное сравнительное конкурентное преимущество России. Необходима поддержка модернизации этих экспортно-ориентированных отраслей, нацеленная на повышение степени обработки исходного сырья путем внедрения прогрессивных технологий, грамотное и эффективное использование экспортных и налоговых доходов в интересах развития отечественной экономики.

В целом экономическая политика России в условиях «голландской болезни», достаточно аккуратная и равномерная. Выплата долгов из стабилизационного фонда, накапливание резервов на счетах правительства, политика ЦБ к укреплению рубля. Все эти меры были очень своевременными, и пожалуй максимально возможными для сдерживания «голландской болезни». Но в долгосрочной перспективе это никак не изменит ситуацию. Необходима постановка конкретных стратегического развития и разработка эффективного механизма их достижения на основе партнерства государства и бизнеса. Только постоянная и целенаправленная работа в области реструктуризации экономики создаст условия для преодоления «голландской болезни».


i Вакуленко С. Российский анамнез «голландской болезни».

ii Фетисов Г. «Голландская болезнь» в России: макроэкономические и структурные аспекты// Вопросы экономики. – 2006. - №12 - С. 38-53


iii Там же

iv Полтерович В., Попов В., Тонис А. Механизмы «ресурсного проклятия» и экономическая политика // Вопросы экономики. – 2007. – №6.

v Добронравин Н.А., Маргания О.Л. Нефть, газ, модернизация общества.

vi Ситарян С.А. Россия на мировых рынках традиционной и новой энергетики.