birmaga.ru
добавить свой файл

1
Итак, это — только что вошедший на престол фараон Рамзес XIII.


А это — двойник фараона, грек Ликон. Он — убийца. Убил сына фараона. Фараон уже встречал этого своего двойника, подчинённого жрецам. Правда жрецов двойник ненавидит. Так что не узнать и не понять, кто перед ним, фараон не может. Фараон знает и то, что двойник убил одну из его, фараона, наложниц и её сына. Один из жрецов вручил двойнику кинжал со словами, что он должен убить фараона. Этот кинжал двойник и прячет за спиной.

Для справки: смерть от удушения или, что то же самое, от асфиксии, наступает через 4-5 минут.

В связи с этим эпизодом возникают два вопроса. Первое: как так получилось, что двойник легко победил в первой половине схватки? Ведь телесно фараон и его двойник совершенно одинаковые, даже мускульно. Оба, и фараон и грек Ликон, ходят полуголые — отставание в рельефе мышц было бы заметно. Но — не заметно. Отставания нет. Но как фехтовальщик Ликон должен бы отставать от фараона — ведь фараон военачальник, тренированный в реальных маневрах и даже боях. А Ликон проводит время при храмах. Почему же тогда Ликон как боец оказался более адекватным?

И второй вопрос: почему фараон, который проиграл первую половину схватки, получил ранение и обычный при ранении шок, вдруг победил Ликона? Не победил в первой, тем более должен был проиграть и во второй. Однако ж Ликона задушил.

Начнём с первого вопроса. Оба они — маменькины сынки: оба ненавидят учёных жрецов, так сказать квинтэссенцию своего отца. Главный признак маменькиного сынка. По психологии оба они — бабы. Похожи вплоть до того, что оба трахают одну и ту же женщину. То есть оба идентичны во всём, кроме — одного. У них разная оценка своей матери. В фильме и книге не случайно постоянно повторяется, что Ликон — грек. А фараон — египтянин. Ну и как так могло получиться, что представители двух внешне столь не похожих народов, греков и египтян — двойники друг друга? Ответ однозначный: или фараонша залетела не от мужа-фараона, а от грека, или гречанка залетела не от мужа-грека, а от египтянина. Ну, и которая из двух? Ну, фараоншу, скорее всего, блюли. Была под неусыпным надзором. Так что перепихнуться налево у неё просто не было возможности. Желание было, а возможности — нет. А вот у гречанки было и желание, и возможность.


Таким образом, грек Ликон не мог не задумываться, с чего это он, грек, был внешне — вылитый египтянин. Вывод не требует семи пядей во лбу: его мать — шлюха. Таким образом, в громадном секторе мировоззрения грек Ликон называл вещи своими именами, шлюх — шлюхами, предателей — предателями, то есть был адекватен.

А вот взгляд фараона на мать, а, следовательно, на женщин и предателей, вообще классика неадеквата. Вот пример абсолютно идиотических представлений фараона, тогда ещё наследника, на свою мать. ПЕТЬ Только идиот, плавающий в мире фантазий, может веровать, что одна женщина может расположиться к другой только потому, что та ей что-нибудь споёт. А раз фараон купается в фантазиях в этой области, то вообще любит фантазии. А раз так, то он не мужчина, а так, баба или пидор. Любит оргии — это и показано. Ненавидит учёных-специалистов, тогда они назывались жрецами — это и показано. Слушает оценку политических событий от женщин. И прочее, прочее, прочее. Не удивительно, что проигрывает в поединке менее обученному двойнику — зато чуть более адекватному мировоззренчески.

Раз фараон — маменькин сынок, то его должны были любить народ и армия. Узнавали в нём себя. И так оно и есть — в главном идентичны. Это всегда так — по всему миру. В России народ всегда любил наследника престола. Потом, по мере взросления наследника и его развития уже на престоле, народ к любимцу охладевал — и начинал любить очередного наследника — даже если он был младенцем. Приписывали ему таки неземную мудрость и прочие вымышленные достоинства. Ну, народ, он и есть народ — любовь его предсказуема. Но к этому мы ещё вернёмся.

А пока вторая часть поединка. Любой маменькин сынок считает себя совершенством, особенно как провозвестник истины. В этом состоянии особенно тупит, торчит, неадекватен. От этого он слаб — во всех смыслах. То есть, стоит ему сообразить в какой-нибудь стрессовой ситуации, что он — дурак, уступает мастерам, то есть начинает хоть отчасти уважать мастеров — силы моментально умножаются. Скромность — это великий источник силы, открывающая доступ в товарищество. Доступ к коллективной силе, коллективному разуму, коллективной воле. Можно нисколько не сомневаться, что жрецы не раз и не два объясняли наследнику принцип: «Ранен, ну и дурак». ЧАПАЕВ Это, действительно, истина. Ранен бывает неадекватный. Это наследнику не только объясняли, но и вколачивали. ПАЛКИ


Вот фараон получает удар кинжалом в брюхо. Наверное, уж смог догадаться, что ранен. Ранен, значит, дурак. Если бы не догадался, что дурак, то проиграл бы Ликону и вторую половину поединка. Но догадался, силы умножились и в, казалось бы, проигрышной для себя ситуации грека задушил.

В фильме не показано умер фараон от раны или нет. Это зависит от него самого. Если после смерти грека фараон возомнит себя великим воином, то есть отъединится от коллективного разума мастеров, то сдохнет. Если останется в состоянии готовности учиться у лучших специалистов, то есть у жрецов, — то выживет. Правильно понял устройство жизни — меняется многое. Так-что жизнь и смерть у фараона была в его власти — в его собственной голове. Что он выберет? Сдохнуть или жить? Фантазировать или назвать вещи своими именами? Обычно предпочитают сохранить фантазии. А что выберет раненый фараон?

В чём, собственно, сюжет фильма «Фараон»? На престоле стареющий прежний фараон. Он — сын верховного жреца. Из этого нисколько не следует, что старый фараон — умён — в отца. Очень может быть, что интеллекту отца сопротивлялся, потому и остался маменькиным сынком. Маменькины сынки обычно выглядят очень пафосно — фараон тоже. Функция фараона в государстве — быть любимцем народом. Народ любит только кретинов. Но кретин, если он будет руководствоваться собственным кретиническим разумом, приведёт государство к разрухе, к упадку — как это сделал, к примеру, любимец народа Ельцин. Понятно, примерам в истории несть числа. В Древнем Египте в период его процветания было найдено верное соотношение власти: видимая глава — любимец народа, но любимец этот обезврежен контролем учёных. Сами по себе учёные крайне редко могут управлять — народ их за своих не принимает и ненавидит. Изо всех сил своими действиями пытается доказать учёным, что они мудаки и всё делают неправильно. Вся штука заключается в том, чтобы заставить кретина, любимца народа, повиноваться мудрецам. Это старая как мир задача. В семье дети повинуются матери, но если управлять будет мать, то всё развалится. Поэтому в семьях, в которых жена скручена мужем, всё нормально функционирует, несмотря на то, что дети считают отца придурком, дебилом, всё делающим не так, как они, дети, сделали бы, и готовы убежать от него хоть на край света. Мать обеспечивает единство, дети ей подчиняются, потому что она не сильно от них отличается по развитию, но мать подчиняется отцу, предлагающему успешные решения. Подчиняется, хотя его и ненавидит, и считает придурком. Копия государства, в котором народ — это народ. В семье, в особенности в условиях натурального хозяйства, заставить истеричную бабу подчиняться мужу легко — голодом. Она, конечно, может и сама копать коренья, но на одних корешках с тоски завоешь, мясца хочется, да и рыбки тоже.


В государстве любимца народа голодом не прижмёшь. Народ подкормит. Но есть другие способы. Любимцы народа работать не могут, мысль о созидательном труде им ненавистна. Так что любимца народа можно держать в узде угрозой заставить его заниматься созидательным трудом. Да ещё в условиях Крайнего Севера. Так держал в узде любимцев народа Сталин, верховный жрец. Редкий случай в истории, кроме Цинь Шихуанди и вспомнить некого. При Сталине рядом с каждым любимцем народа находилась группа НКВДшников и любимец знал, что предай он интересы государства, то ему тут же вручат кайло или лопату — и работать, будьте уверены, заставят.

Жрецы Древнего Египта в период процветания государства использовали иной способ. Фараон, то есть верховный кретин, был глубоко верующим человеком, и подчинялся жрецам потому, что веровал, что жрецы — глас Бога. Боялся Божьего гнева. Такая вот узда. Очень важно для понимания фильма и жизни вообще то, что жрецы в богов не веровали. Эпизод, в котором повальное неверие жрецов показано отчётливо, короток, мелькает быстро, так что заметить его с первого просмотра может только тот, кто уже прежде понял, что настоящий жрец верующим быть никак не может. Если верующий — то это не жрец. Это ряженый. В голову простолюдинов эта мысль проникает с трудом, поэтому останавливаться на ней не будем. Просто рассмотрим эпизод, в котором это показано отчётливо. Итак, Херхор, верховный жрец Египта. С ним свободно разговаривает некий неназванный жрец. Судя по тому, что с Херхором он разговаривает свободно, то он не низовой прихрамовый служка, а главный жрец какого-нибудь храма. Обратите внимание, что этот неназванный главный жрец говорит. Я НЕ ВИЖУ ОЗИРИСА 2 раза. То есть он говорит, что бога нет. Озирис — верховное божество. То есть в стенах главного храма Египта один из старших жрецов разве что не богохульствует. А Верховный жрец ничего, не возмущается. Слова неназванного жреца непременно слышат и другие жрецы — но не возмущаются. Да и неназванный жрец нисколько не стесняется, нисколько не остерегается. А ведь они все там, как говориться, под Богом ходят: накинули за предательство петельку на шею — и привет. ПЕТЛЯ Но этого задушили за предательство. А за отрицания бога — ни слова против не говорят. Итак, вся сцена заново.


Никто из жрецов не верит — даже тупая Кама. Она и вовсе кощунствует.

Чтобы быть человеком, очень важно понимать, что тот жрец, который верует — не жрец. А так, ряженый.

Но речь нисколько не верующих жрецов вся пронизана упоминанием о божествах. Они эту речь тренировали годами — на то есть причина.

Народ тоже в богов не веровал — это видно из знаменитой сцены с затмением. ЗАТМЕНИЕ Народ бросился штурмовать храмы, чтобы уничтожить товарищество учёных, квинтэссенцию отца. Но народ приструнили: жрецы сами назначили время штурма — приурочили к затмению. Ну, народ, в нынешней терминологии электорат, и дристанул. Вот — бегут. А вот в землю закапываются. Маменькины сынки ненавидят логиков всегда, но верь они в Бога, на штурм бы они не бросились бы.

Точно так же и каста воинов — тоже готовы были уничтожить жрецов. О купцах и говорить нечего.

Итак, не верует большинство народа, не веруют солдаты, не веруют купцы, во всяком случае, олигархи, не веруют жрецы. Так что в Египте был только одна верующая чета — кретин фараон и его жена, пытающаяся повторять фразы за жрецами, понятно не к месту и получаются ослизмы. Так что для понимания фильма, да и феномена процветающего государства тоже, необходимо на основании исторического материала осознавать структуру власти: во главе государства — любимец народа, марионетка, а руководят им невидимые народу носители ведения и знания. Жрецы, овладевшие принципом объединённого разума. Товарищи. Братство. Настоящая дружба. Чтобы такая государственная структура работала, на любимца народа, в тех условиях он назывался фараоном, нужна узда. Любимец должен веровать в богов. Не потому он любимец, что верует, а потому что ему, как любимцу, сделали веру. В эту узду на одну-единственную чету и входит комплекс религиозных строений и обрядов. Иначе узду на него не надеть и на нём не удержать.

Строго говоря, чета фараона не могла быть единственными верующими. В психиатрии известно, что все сошедшие с ума бредят одним и тем же: что они императоры, цари, фараоны и гетманы. С ума сходят и средние люди — если их, скажем, поместить в одиночные камеры. Во времена царизма таких одиночных камер было немало. Русский академик Николай Морозов, отсидевший в царских застенках 28 лет, оставил мемуары, в которых описывает бред соседей из соседних камер. У всех них всё тот же стандартный бред, что он цари, гетманы, императоры и султаны. Этот контингент как бы нормальных, которые в душе султаны, тоже будет непроизвольно верить в Бога или богов — во всяком случае, в определённых обстоятельствах. И так во все времена. А то ведь без учёта научной психиатрии и не понятно, почему верующие — такие, какие они есть.


Ну, веруют ещё женщины, конечно. Ведь каждая считает себя пределом совершенства. Везде — и в постели, и на кухне, и тогда, когда вещает свои фантазийные опусы. Вслушайтесь в этот бред который она несет.

Так что надо понимать, с кем можно вести разговор о Боге или богах, а с кем не стоит. Ни в коем случае нельзя мыслить в этом вопросе рядом с правящей четой. Нельзя насмехаться над чудесами на основании которых правящая чета верует. СТАТУЯ СДВИНУЛАСЬ Разоблачение подобных чудес приведёт к утрате зависимости правителя от жрецов. Эффективность государства утратится. Уровень жизни упадёт. Любимцы перестанут повиноваться объединённому разуму жречества, которые ради этой зависимости и насытили свою речь особой терминологией. Кретины, то есть любимцы народа, будут править по собственному разумению, а это приведёт к бедствиям в государстве. Так что с правящей четой мыслить на тему богов нельзя. Товарищи, уже умеющие образовывать коллективный разум, сами насчёт богов всё поймут. Им объяснять ничего не надо. Верует или не верует электорат — без разницы. От того, что будут веровать или не будут веровать, жизнь у них ни к лучшему, ни к худшему не изменится. А жизнь у них пре переходах туда-сюда не меняется, потому что никакого существенного изменения мировоззрения не происходит.

По сути, единственный контингент, с кем есть смысл мыслить в этом вопросе, это кандидаты в товарищи. Или, что то же самое, кандидаты в жрецы. Которые не могут продвинуться дальше в понимании жизни из-за гнёта религиозных загогулин. Как бы то ни было, полное табу на просвещение правителя в этом вопросе. И возмущаться дороговизной религиозного стимула-узды на правящую чету не стоит. Не стоит возмущаться тому, что средства на эту узду берутся из кармана электората — во всяком случае, в процветающем государстве, в котором любимец народа только так управляем коллективным разумом настоящих жрецов.

В фильме «Фараон» ведение об этом табу на правящую чету полускрыто показано через то, что финикийские купцы, желавшие разрушения Египта и уничтожения Академии наук Египта, у наследника фараона веру в богов разрушали. От этого наследник утрачивал последний стимул прислушиваться к голосу коллективного разума — пусть лично для него и внешнего. Финикийские олигархи нашли слабое место в государстве Египет. Алчным пришельцам было не по силам уничтожить жречество, им было не по силам уничтожить фараона, ему можно найти замену, но они сумели разорвать связь между жречеством и молодым фараоном.


После того как наследник утратил веру в Бога, ему оставалось одно из двух: или погибнуть, поскольку он, как неуправляемый маменькин сынок, превращался в абсолютное для государства зло, таких надо уничтожать, или, второй вариант — стать мужчиной, логиком, в тех условиях — жрецом. Жрецы не стали решать его судьбу, а предоставили новоиспечённому фараону самому себе её выбрать. Вложили в руки грека Ликона кинжал. А дальше, фараон, выбирай сам.

В фильме «Фараон» жрецы показаны только во время отправления церемоний. Это они делают отрешённо, даже не улыбаясь. То есть показаны только во время официальных церемоний. Так что нет ни малейших оснований полагать, что они такие во всякое время. Представление об облике жрецов в остальное время можно получить по ролику «Шаман гиперборейской школы», в котором показано жреческое триединство — Макарыч, Маэстро и Кузнечик.

Итак, есть только две формы успешного управления: если видимый глава — любимец народа, кретин, то нужна религия. Если видимый глава — верховный жрец, то на любимцев народа нужно НКВД и лагеря по принудительному созидательному труду. Сталинская система, понятно, более экономичная и эффективная. Да и у народа не столь тяжёлые путы дурилок.

Есть конечно и третья форма управления – самая неуспешная. На верху кретин, любимец народа, во всяком случае его терпят, но никакого контроля над ним со стороны коллективного разума нет. В стране царит кретинизм и не успешность. Не умное подражание внешним образцам. Академия наук в стране если и есть, то так декоративный элемент.

Итак, сюжет фильма «Фараон». Старый кретин-фараон при смерти. Он ненавидит Академию наук той эпохи, но её решениям подчиняется, а страх свой перед разумом рационализирует опасностью гнева богов. На смену ему приходит наследник, тоже кретин, народом любимый даже больше, чем отец. Молодой кретин ненавидит учение и знание. Он — мародёр, мечтает о грабительских завоевательных войнах. Эдакий аналог Гитлера. Только специфических усиков нет. Таких в Великую Отечественную расстреливали перед строем. Мародёр фараон мечтает дать народу дополнительный день отдыха для торчания, а об образовании народа даже не заикается. Молодой кретин мечтает уничтожить науку в принципе — вместе с её носителями. Об этом в фильме он говорит часто. Такой приведёт страну к захирению, деградации населения. Такого можно было бы уничтожить сразу — но тогда бы не было фильма. Фильм и состоит из того, что показывается, как долготерпеливые жрецы пытаются наследнику открыть глаза, пытаются помочь ему стать хоть немного мыслящим. Сначала были палки. Затем — воинские упражнения, манёвры, которые молодой кретин проигрывал. МНЕ ХЕРХОР ПОСОВЕТОВАЛ Потом война, в которой кретин понял только то, что он не понял, как она была выиграна. То есть война была выиграна без него — а то и вопреки ему. Ведь кретины войн не выигрывают. Потом жрецы не изгнали подсунули подсунутую финикиянами коллекционную шлюху Каму. Египетских жрецов она устраивала. Взирая на дарёные ею рога, наследник мог бы понять психологию женщин почти без усилий. Жрецы делают так, чтобы Кама бежала с двойником наследника. Жрецы легко могли бы этот побег предотвратить. Но не предотвратили. Потому что побег Камы был необходим как учебная ситуация для наследника фараона. Он должен был понять феномен предателя. Понять, что для него, будущего фараона, почему-то милы предатели, а следовательно, враги. Понять, что он, фараон, предателям доверяет. А раз доверяет врагам и предателям, то, оборотная сторона, гавкает на радетелей государства и Ведения. Но и этому уроку на живом образе отвязной шлюхи наследник умудрился не внять. После этого жрецам оставалось только одно средство: поставить наследника на грань жизни и смерти. Это для его жизни как бы безопасно — в случае, если он сделает правильный выбор. Сдохнет только при неправильном выборе. По собственной вине. Из-за внутренней своей гнилости.


Повторимся, в фильме нет ответа, какой вывод сделал фараон. Не показано, что он умер, не показано и то, что он выжил.

Вообще говоря, описание болезненного пути превращения из маменькиного сынка в логика есть не только в польском шедевре «Фараон», но в американском фильме «Жизнь этого парня». В принципе тот же случай, что и с воспитанием молодого фараона, только укорочено. Тот же маменькин сынок, лгун ну совсем как баба. Он тоже ненавидит своего воспитателя, кстати говоря, не отца, а отчима. Соображать, что он многим обязан своему воспитателю, парень начинает только под старость, уже будучи профессором литературы. Начал соображать и, по сути, преклонил перед ним, уже покойным, колени. ПАУЗА Сам по себе фильм «Жизнь этого парня» малоценен, но в паре с «Фараоном» ценен и весьма.

Кстати, всякий маменькин сынок непременно лгун. В «Жизни этого парня», снятом для аудитории попроще, это говорится практически прямым текстом. А «Фараон» снят для аудитории более развитой. Тут надо догадываться, шевелить мозгами. Далеко не все это умеют. Так-что при просмотре надо учитывать, что фараон в каждом кадре лжёт, не называет вещей своими именами. Обманывающий всегда обманут, доверяет предателям и женщинам.

Справедливости ради надо сказать, как воспринимает «Фараона» массовый зритель. Массовый считает, что лгун, мародёр, разрушитель государства и прелюбодей — хороший-хороший. То есть с собой отождествляет. А жрецы-аскеты — злые монстры. Понятно, что, сверх того, массовый считает, что женщины не склонны к лукавству. Всё чётко: именно так воспринимает жизнь маленький ребёнок или тормознувший в развитии. Для тормознувшего имбицил — хорош, а отец, который пытается научить сына чему-нибудь, до чего ребенок дорос, воспринимается как мучитель, его не любящий, источник в семье всех неприятностей и всякого зла. Словом, восприятие массовым — шедевр неадекватности.

Ну, непонимание массовым Херхора, верховного жреца, закономерно. Понятно, что не понимают, что Херхор — победитель. Если уж кого называть в фильме героем — так это Херхора. Если фараон после ранения выживет—то Херхор победитель уже в этой ситуации. Если новоиспечённый фараон сдохнет, то Херхор приобрёл опыт воспитателя и будет победителем вскоре. Победа логика всегда в том, чтобы научить кого-нибудь мыслить безошибочно.


В «Фараоне» главная тема, очевидно, это адекватность, основа для которой появляется при овладении с боя верным взглядом на женщину. Проблема эта вечная, во всяком случае, пока есть дети, многими подчас осваивается, увы, лишь к старости. Да и то только теми, кто пытается помочь другим.

Заехал ко мне однажды старый учитель физики из Коломны. Мой читатель. Среди прочего говорит: странно как-то устроена жизнь. Наблюдаю за учениками и их судьбами. Вот один ученик стал очень крупным предпринимателем. А у него родители просто конец всему. Мать — всем известная была в городе шлюха. Всё напоказ делала. А отец — алкоголик. Однако сын стал очень крупным предпринимателем. А вот у другого ученика родители прямо-таки образцовые. Отец — инженер. Мать — тоже инженер. Очень приличные люди. А из сына вообще ничего не получилось. Работать вообще не может. По помойкам копается. Как так получается?

Я этого старого физика осторожно так спрашиваю: А шлюхи у вас в городе ещё есть?

Он говорит: Да конечно есть. Весь город. Только изображают из себя добродетельных.

Ну, мы с тем старым учителем сошлись: женщины не делятся на порядочных и непорядочных, как их делят неудачники. На самом деле женщины делятся на шлюх явных и шлюх скрывающихся. Отсюда и получаются из сыновей одних — успешные предприниматели, а из других ничто. Вот сын явной шлюхи смотрит на мать и видит: вот в этой ситуации так поступает шлюха, и эти поступки — поступки шлюхи, ничтожества. То есть он видит всё правильно, потому адекватен. А раз адекватен, то, если есть желание, то может стать хоть кем, хоть крупным предпринимателем, хоть президентом, хоть жрецом. Смотрит на предателя, аналога шлюхи — его видит таким, каков он есть, и с таким не связывается, дел общих не имеет. А тот сын, который не видит, что его мать шлюха, считает её хорошей и мечтает, как сделает её счастливой, тот будет смотреть на предателей и чувствовать, что они хорошие-хорошие, и что их надо сделать счастливыми. Понятно, что такой называется лохом, его постоянно разводят, и никто из адекватных с ним связываться не хочет.


В сакральной практике древних жрецов этот феномен использовался. Ведь получается, расскажи мальчику, кто его мать на самом деле, какова она под маской — он перестанет путаться по жизни и станет кем-нибудь значительным: предпринимателем, государственным деятелем созидательного типа, писателем, учёным-основоположником. Но в обычной семье муж не выполняет функции священника, сыну не говорит правды, возможно, боится недовольства жены. Трусит. Или сам ни шиша в жизни не понимает. Поэтому древние жрецы придумали приём, как эту трусость мужей перед жёнами обойти.

Начитанные люди знают, что был такой у русских обычай: мазать говном ворота или дверь дома семьи, в которой жена изменяет. Так сказать наставляет рога. Если измазать дверь добротно, чтобы баба не успела смыть всё это незаметно, то это событие с дверью от детей не утаить. Запомнят дети. А потом или прочтут, или кто из окружающих посмелее объяснит этого события смысл. Если ребёнок не совсем тупица, то поймёт как расположены полюса в жизни — и станет личностью.

Судя по тому, что вокруг нас в стране всё так серо и бездарно, обычай этот подзабыт. Действительно, спросите у любого шибздика, коим у нас несть числа: мазали ли в их доме дверь говном или нет? Ответит: нет. Ни у него, ни у его знакомых. Так что подтверждается. Да и вообще: сколько неадекватных вокруг: это всё последствия того, что жреческий обряд говномазанья подзабыт.

Вот что надо понимать: в России и дальше всё так будет серо, уныло и бездарно, пока завещанный мудрыми обряд предками не будет восстановлен. Пока не начнут детям открывать глаза. ШУРИК МОЖЕТ НЕ НАДО? Точно, так дальше и будет.

Россия — страна крайностей. Может так статься, что все подряд двери начнут мазать, не продохнуть будет в подъездах. В канализации отпадёт нужда. Перемазать всю стану говном - это не правильно. Те, кто в курсе только внешней стороны этого жреческого обряда, обычно полагают, что мажут дверь для того, чтобы отомстить бабе, или сделать посмешищем мужа. Это не так. Это делается ради ребёнка, ради светлой его будущности. То есть помазать надо, ориентируясь на ребёнка. Если ребёнок — дебил, то помазать смысла нет. Если не дорос до достаточно разумного возраста — то же не надо. Какой смысл мазать в доме, в котором лишь младенец? С девочками, скорее всего, тоже труба, полная умственная непроходимость. Впрочем, попробовать можно.


Понятно, что помазание — это альтруистический поступок. На этот поступок серая мышка окажется неспособной. Способны только, если уж не герои, то достаточно развитые личности. Я вот знаю об одном таком событии. Единственном мне известном. Дверь помазали в доме при Академии наук СССР. В этом доме жили только доктора наук и академики — с семьями. Кандидатов наук не допускали. Абсолютное большинство профессуры — фронтовики с орденами. Вплоть до Героев Советского Союза. Сталинские кадры. Когда рассказываю об этом случае, все изумляются: как это в доме академиков и профессоров? Приличные люди — а поди ж ты!

Да, и здесь перевёрнуто с ног на голову. Как раз-то на жреческий поступок и способны орденоносцы и не ниже доктора наук. Даже кандидатам наук такой поступок, скорее всего, не по плечу. Не достаточный уровень развития, не тот масштаб. Не говоря уж о тех, кого называют быдлом или электоратом. Где вы видели электорат способный на альтруистические поступки? Ни ума, ни смелости не хватит.

Так что остаётся только повторить: никаких перемен к лучшему в стране, в России, быть не может, пока не появятся высокоразвитые люди, адекватные, а чтобы такие появились, учиться мыслить, то есть перестать быть маменькиными сынками, начинать надо ещё в детстве.

Начинать восстанавливать Россию надо. Не хватает воли — сбивайтесь в тройки, пятёрки, в бригады святых говномазов, коллектив придаёт сил. Не хватает воли войти в пятёрку — хотя бы поучаствуйте в распространении этого ролика, сообщите о нём хотя бы всем знакомым и сослуживцам. Может, хоть среди них найдутся люди — в полном смысле этого слова. Хоть за что-то будет себя уважать. Жизнь ведь становится совсем иной, мощнее, краше, если есть хоть за что-то себя уважать. А трусость — это худший из человеческих пороков. Сам погибай, но товарища выручай. А нет у вас друзей, которые бы достаточно уважали вас и вашего сына — так сами потихоньку измажьте себе дверь. Во имя счастья сына.

Забвение мудрости предков наказуется — каждым моментом жизни. Это священная война.