birmaga.ru
добавить свой файл

1

Глава 3

Деятельность В.В. Марковникова в Московском университете


После ухода из Казанского университета Марковников и Головкинский были приглашены в молодой Новороссийский университет в Одессе и уже 18 декабря 1871 г. они были избраны там ординарными профессорами.

Здесь была довольно хорошо по тому времени оборудованная химическая лаборатория, организованная известным русским химиком Н.Н.Соколовым. Марковников в течение 1872-73 учебного года вел курс органической химии и прочел несколько публичных лекций. Две вступительные лекции, прочитанные в Новороссийском университете 16 и 17 марта 1872 г. были напечатаны и обратили на себя внимание русских химиков. В этих лекциях он продолжил идею о взаимном влиянии атомов в химических соединениях и поставил вопрос о физическом пространственном расположении атомов в молекулах: "Трудно, однако, представить, что между химическим взаимодействием и физическом положении атомов в частице не существует прямых определенных соотношений" 1.

В этих лекциях Марковников дал много материала для историографии теории химического строения, выступая как самый глубокий и объективный ее историк. Опираясь на многочисленные факты, он отстаивал приоритет Бутлерова в создании теории химического строения, между тем как в зарубежной литературе, как правило, этот приоритет приписывался Кекуле и реже Куперу. Впервые с резкой критикой Кекуле Марковников выступил в магистерской диссертации (1865 г.), а затем неоднократно возвращался к этому вопросу статьях и выступлениях.

Таким образом, Марковникова можно считать основоположником того направления в историографии теории химического строения, представители которого стремились объективно оценивать историко-химические факты и заслуги ученых всех стран.

В октябре 1872г. Марковников не без колебаний принял предложение декана физико-математического факультета Московского университета А.Ю. Давыдова занять вакантную кафедру химии, которая находилась в катастрофическом положении: лекции не читались, лаборатория была без присмотра, имущество ее расхищалось.


В Московском университете В.В. Марковников провел огромную многолетнюю работу по организации и оснащению химической лаборатории, по настройке новой большой лаборатории. Его преподавательская деятельность началась с 1873/74 учебного года: он принял на себя чтение органической химии и руководство практическими занятиями по аналитической химии, т.к. опыт преподавания этих дисциплин сложился у него в Казанском университете.

В 1887г. была построена новая лаборатория и начались практические занятия студентов по органической химии. К моменту прихода Марковникова в Московском университете отсутствовали какие-либо химические традиции, каковые были в Казани после Бутлерова, и он почувствовал необходимость внести сюда традиции своего учителя, который создавал в лаборатории свободную непринужденную обстановку, всегда работал на глазах учеников, рассказывал о своих работах и не делал секретов относительно научных планов.

В преподавании и постановке практических занятий и научных работах по органической химии Марковников поставил на первый план самостоятельную работу студента и молодого научного работника, его принципом было: "Следует пускать студента на глубокое место: кто выплывет, значит будет толк". Эти нововведения не замедлили скоро сказаться - число студентов-естественников, желающих заниматься химией под руководством В.В. Марковникова, неуклонно росло из года в год. Из его лаборатории стало выходить научно-исследовательских работ значительно больше, чем из какого-либо другого научного центра России. В Московском университете В.В.Марковников создал крупнейшую школу русских химиков, из которой вышли замечательные русские ученые: Н.Я. Демьянов, И.А. Каблуков, Н.М. Кижнер, М.И. Коновалов, А.Е. Чичибабин, А.Н. Реформатский и др. 2 В лаборатории Марковникова работала Юлия Всеволодовна Лермонтова – первая из русских женщин-химиков, получившая степень доктора.

Двадцать лет (1873-93 гг.) Марковников руководил кафедрой аналитической и органической химии Московского университета, а затем заведывание перешло к профессору Н.Д.Зелинскому 3. Однако Марковников не ушел из университета и продолжал в нем работать вплоть до своей кончины – до 11 февраля 1904 года.


1 Следует отметить, что значительно позже развитие электронных представлений в органической химии привело к расширению и углублению открытых В.В.Марковниковым законов внутримолекулярного взаимного влияния атомов к раскрытию природы химических связей в различных классах органических соединений.

2 На праздновании 40-летия научной деятельности В.В.Марковникова К.А.Тимирязев сказал: "Университет – это живой организм. Живую душу в этот организм вносят живые люди, и никакие сооружения, никакие роскошные обстановки не заменят того, что дает энергия и заразительный пример, пример преданного науке талантливого преподавателя. С Вами све и жизнь проникли в это мертвое царство, молодые голоса нарушили чуть ли не вековое молчание этих угрюмых стен, а вслед за этим преобразились и самые стены".

3 Некоторые сведения о непростых отношениях В.В.Марковникова и Н.Д.Зелинского сообщил известный казанский историк химии А.С.Ключевич: "Зная мой интерес к истории химии, он [профессор химии КГУ А.И.Луньяк. – Т.С.] доверительно рассказал мне, что некоторые ранние публикации академика Н.Д.Зелинского (еще в бытность его профессором (или доцентом?)) при их проверке не подтвердились и что министр народного просвещения в 1893 г. привлек Зелинского из Одесского университета на заведование кафедрой органической химии Московского университета, чтобы вытеснить оттуда весьма прогрессивного проф. В.В.Марковникова, отслужившего уже 25 лет. И Зелинский повел себя в отношении знаменитого Марковникова агрессивно и не этично. Однажды, например, когда Марковников читал специализирующимся у него студентам лекцию, сидя в кресле, она была прервана служителем лаборатории, пришедшим немедленно забрать кресло, хотя о лекции Зелинский знал. Ни в одной из публикаций о Зелинском подобное не сообщается. Напротив, известно, что он стал виднейшим химиком и проявил себя весьма прогрессивными поступками уже через два года после занятия кафедры в Москве и позднее (вплоть до ухода в 1911 г. из университета при коллективном протесте ученых против реакционной политики Кассо). Известно, что в 1901 г., когда отмечалось 40-летие научной деятельности Марковникова, Зелинский публично приветствовал его от кафедры. В свете этих, опубликованных, сведений, казалось бы, следует усомниться в достоверности того, что сообщил мне Луньяк. Однако в 1971 г. видный историк химии Г.В.Быков… подтвердил, что ему – из других источников – известно о таком отношении Зелинского к Марковникову, какое обрисовал Луньяк" (Ключевич А.С. Воспоминания химика - выпускника КГУ. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2002. – С. 41-42).