birmaga.ru
добавить свой файл

1
z_start


Есть ли будущее у старой крепости?

В ее казематах провела вчера свое очередное заседание парламентская комиссия

n184_daugavgriva_fortress_eo--28_dunamunde.jpgФото автора.Все попытки совместными усилиями поднять крепость завершались крахом.

n184_daugavgriva_fortress_eo--23_dunamunde.jpgСандра Якушонока (в центре) посвятила Динамюнде более 20 лет.

В Даугавгривской крепости, по мнению ряда историков, жила семья российского императора.

Несмотря на свое историческое и культурное значение, крепость могла стать частной собственностью.

Девять лет крепостью занимается SIA Aumeisteru muiюa. За это время здесь случились два пожара, восстановительные работы практически не ведутся.

Если так будет продолжаться и дальше, Агентство приватизации может расторгнуть договор с арендатором.

Крепость разрушается, и мы ее потеряем, если не найдем денег на ее восстановление. Кстати, советское командование (в крепости стояли воинские части) в свое время выделило средства на ремонт Пороховой башни.

n184_dunamunde.jpg

Депутаты выбрались на территорию исторического памятника — Даугавгривской крепости (Неймюнде, Августусбург, Динамюнде, Усть-Двинск), чтобы наконец разобраться в причинах его катастрофического состояния...

Мал ЗЛОТНИК

Бездействие на каменном фундаменте

Вы никогда не бывали на территории Даугавгривской крепости? А между тем она давно открыта для посетителей.

Приезжайте! — коротко позвал меня археолог Владимир Якушонок. — Мы тут как раз работаем на раскопе фундамента разрушенного православного храма...

Вослед руководителю экспедиции Алдису Праворнису иду по доске, переброшенной через полутораметровую траншею к самому сердцу раскопа.


Здесь был алтарь, — поясняет Алдис. — Это была двухкупольная гарнизонная православная церковь, построенная в стиле классицизма (историк Васильев считает, что именно по образцу этой гарнизонной церкви и была построена в Рижской цитадели церковь Петра и Павла) в семидесятые годы XVIII столетия. Более точно сказать трудно, так как встречается несколько дат ее окончательной постройки: 1772 год, 1776-й, 1786-й... Есть данные, что алтарная часть церкви рухнула еще во время строительства (в ходе проведенных нами раскопок была найдена часть более раннего фундамента, возможно, той самой, рухнувшей части), может быть, этим объясняется и то, что церковь строилась так долго, и то, что выкопанный нами более поздний фундамент — мощный, с серьезными контрфорсовыми укреплениями. Очевидно, строители сделали правильный вывод после первой неудачи, ведь церкви предстояло стоять практически на морском песке.

Что еще можно предположить после проведенных раскопок, строили церковь, вероятнее всего, из материала, завезенного сюда еще шведами, или были использованы камни старой крепости, что стояла на Вецдаугаве, чем, собственно, и можно объяснить, что от той крепости наземной части практически не осталось.

Православная церковь в стиле классицизма — это архитектурная редкость. Чем такое можно объяснить? Очевидно тем, что ей предстояло находиться на территории воинской части, отсюда — два боковых входа-выхода (видите, вон они, обозначены на фундаменте?), чтобы подразделения могли перед боем спокойно войти, помолиться и выйти, не мешая друг другу... Кстати, наличие именно двух таких входов явилось для меня своеобразным открытием, так как на имеющемся рисунке этой церкви, выполненном Иоганном Броце, их нет.

В таком виде церковь просуществовала до Первой мировой войны и была разрушена в результате попадания немецкого артиллерийского снаряда.

В эпоху Первой Латвийской республики национальная армия ее никак не использовала, в 30-е годы церковь была снесена, осталась только колокольня, которую уже в советское время превратили в водонапорную башню, и сегодня внутри нее находится резервуар для воды...


Конечно, для истории и посетителей можно было бы сохранить эдакий симбиоз «колокольни и водонапора», однако в последние годы при нынешнем арендаторе территории Даугавгривской крепости SIA Aumeisteru muiюa и ее руководителе Байбе Розенберге все водонапорные элементы оказались уничтожены, трубы, интересные вентили спилены...

Сейчас колокольня находится в плачевном состоянии. Арендатор ничего не делал для ее сохранения и восстановления, даже не счел возможным покрыть крышу — первое, что необходимо сделать, если хочешь сохранить архитектурный объект.

Владимир Якушонок, археолог:

n184_daugavgriva_fortress_eo--02_dunamunde.jpgВладимир Якушонок

Если бы только это... Что тут сделано за девять лет так называемой работы этого арендатора? Почти ничего. Все строения так и остались в ужасном состоянии. По территории опасно ходить — неизвестно, с какой постройки может свалиться кирпич и упасть тебе на голову. А еще здесь есть несколько вентиляционных колодцев, в которые запросто можно провалиться. Я попросил местного рабочего как-то их обозначить, так он положил поверх них доски крестом, вот и все...

Видите, человек траву выдергивает? Спрашивается зачем? Лучше бы хоть какую крышу для строений сделал: осень на дворе, скоро дожди начнутся.

А ведь в свое время было столько предложений по обустройству территории крепости. Шведы — известная культурная компания — еще в 1999 году побывали здесь и предложили свой план ее использования: проведение крупного международного театрального фестиваля.

...Владимир продолжает свой рассказ, но в это время в проеме крепостных ворот появляется группа людей, среди которых я в первую очередь узнаю депутата и композитора Раймонда Паулса.

Мелодия на несколько голосов

Парламентская группа начала работу, едва войдя на территорию крепости.


Выслушав отчет представителя арендатора — SIA Aumeisteru muiюa — Байбы Розенберги (рассказ о девяти годах работы с крепостью длился чуть более десяти минут) и повздыхав над плачевным состоянием малой толики увиденного, депутаты начали делиться мнениями и задавать вопросы.

Пока не будут определены жесткие сроки, крепость будет разваливаться...

Ни одна коммерческая структура не в состоянии сегодня найти деньги на восстановление этой крепости. Должно быть государственное финансирование работ и подключение средств из европейских фондов.

Не понимаем, если арендатор не справляется с работой, то почему Агентство приватизации не разрывает с ним договор и не объявляет новый конкурс?

Представитель агентства отвечал несколько уклончиво: дескать, что-то на территории крепости все-таки арендатором делается, но если «накопится критическая масса», тогда такой конкурс можно, конечно, и провести...

А что, необходимо ждать, пока эта «критическая масса» накопится? — переспросили депутаты.

Публичного ответа на этот вопрос не последовало. Однако немного позже представитель Агентства приватизации посетует в разговоре с Алдисом Праворнисом:

n184_daugavgriva_fortress_eo--17_dunamunde.jpgАлдис Праворнис.

Я до сих пор не могу понять, зачем ей (Байбе Розенберге. — Авт.) все это надо? Зачем она тут мучается, если уже ясно, что никаких денег на восстановление крепости ей не достать? (Еще позже Байба ответит на такой же вопрос депутата Якова Плинера: «Когда я начинала — девять лет тому назад — время было совсем другое. С финансированием было легче, да и землю эту обещали отдать под приватизацию, а потом не дали...») Мы уже не раз предлагали ей добровольно отказаться от аренды, даже обещали возместить согласованную с агентством часть расходов на восстановление крепости. Я думаю, тем все и закончится, что агентство должно будет начать судебный процесс по расторжению договора.


Сандра Якушонока. Краткая история борьбы...

...Впервые активист Клуба защиты среды Сандра Якушонока побывала на территории Даугавгривской крепости в 1986 году.

Здесь еще стояли части Советской армии. Но командир разрешил нам тогда сюда пройти, и мы смогли осмотреть почти всю территорию, правда, рядом с нами шагал солдат и смотрел, чтобы мы не лезли, куда не положено, и не фотографировали. Да, в советское время это был чисто военный объект, отношение к нему было не как к исторической или культурной ценности, а поэтому книги о его истории находились в специальных закрытых фондах, и я помню, как мы просачивались в эти фонды и переписывали все, что находили о нем в этих книгах.

А потом мы получили пропуска и могли время от времени приходить на территорию крепости, чтобы убрать мусор или привести журналиста, историка, археолога. Нам удалось убедить советское командование отнестись к крепости как объекту культуры и архитектуры, оно даже деньги выделило на восстановление Пороховой башни!

Но работы начать не успели. Наступили новые времена.

В 1999 году на то, чтобы начать благоустройство территории крепости, претендовали наш Клуб защиты среды и SIA Aumeisteru muiюa. Выбор был сделан в пользу «муйжи»: у них есть деньги, а у вас нет, объяснили нам в министерстве.

Стали ждать 2004 года, когда закончится срок первого договора между Aumeisteru muiz^a и министерством обороны. Но за это время крепость освободилась от опеки минобороны и перешла к Агентству приватизации. Однако на темп восстановительных работ это никак не повлияло, они фактически не ведутся. И вообще здесь творится произвол.

В 2002 году мы били тревогу по поводу того, что ворота крепости закрыты для посетителей, хотя по латвийским законам все памятники истории и архитектуры должны быть доступны для осмотра. В 2003 году мы узнали, что на территории крепости сносится здание XVII века... Тайком, по льду канала пробираемся сюда и видим: действительно, дома нет, одна лишь стенка стоит. В 2005 году новое происшествие: сжигается комендантский дом, в котором, как считают некоторые историки, некогда проживала семья российского императора. Чуть позже случается еще один пожар, на сей раз в казематах.


В конце концов нам становится ясно: крепость не восстанавливается, арендатор данных обещаний не выполняет.

Что мы, люди местные, любящие эту крепость всей душой, могли в такой ситуации делать? Первое из пришедшего на ум — помочь арендаторам. И мы решили совместно со здешней школой устроить Праздник крепости, деньги на который дало районное самоуправление. Aumeisteru muiюa на него не выделило ни сантима. И тогда я в очередной раз поняла, что арендатору все это не нужно, оно ему не интересно!

Но все-таки худой мир лучше хорошей войны, поэтому возглавляемая мною болдерайская группа сообщества — Коалиция защиты среды и культурного наследия — сделала очередные предложения арендатору крепости. Мы рекомендовали хорошего археолога для проведения раскопок, хорошего мастера по кирпичной кладке для восстановительных работ, принялись за составление проекта, который хотим подать в евроструктуры и получить частичное финансирование.

Однако все наши попытки совместными усилиями поднять Даугавгривскую крепость завершались крахом. Археологам арендаторша заплатила только за первую половину проведенной ими работы, и сегодня люди уже несколько месяцев трудятся на раскопах бесплатно. Они понимают, что этот объект очень ценен. Археологам приходят помогать яунсарги, студенты университета, но арендаторша от этой работы устранилась. Работа над европроектом также глохнет, потому что арендатор отказывается подписать бумагу о совместном с европейскими фондами финансировании восстановительных работ.

О каком тут нормальном сотрудничестве может идти речь?

И как результат — сегодняшнее выездное заседание парламентской группы, от которого мы ждем, что хоть что-нибудь в ситуации с восстановлением Даугавгривской крепости изменится и государство наконец поймет, что такой объект нельзя доверять таким людям, как его нынешний арендатор. Пусть придет на его смену хоть кто угодно, но хуже уже быть не может.


Наследство в форме звезды...

Сандра, такой простой вопрос: более 20 лет своей жизни вы посвятили Динамюнде, почему?

Это очень красивое место. Во всех смыслах. Посмотрите на его историю! Кто здесь только не был? Поляки, финны, литовцы, шведы, саксонцы, русские... Здесь такое смешение религий, мировоззрений. Люди, которые хоть раз побывали в крепости, просто в нее влюбляются! Крепость — наше наследство, полученное от предков, поэтому обидно, что государство к нему так безразлично относится...

Поэтому мы громко, насколько можем, говорим: государство, ну сделай же наконец хоть что-нибудь!

И еще одна деталь. Вы же знаете, что сверху крепость выглядит, как многоугольная звезда? От нее во все стороны как бы идут лучи. Чисто исторически все, что происходило на территории этой крепости, влияло на территории, ее окружающие. Когда здесь находились шведы, в округе распространялись шведские нравы, когда русские заняли крепость — округа зажила чисто по-русски. Поэтому то, что здесь происходит сейчас, а это называется только одним словом, извините меня за него, «бардак», — это тоже распространяется во все стороны. И касается не только близлежащей Болдераи.

Даугавгривская крепость, поверьте мне, очень сильное место.

Мнение депутатов парламентской комиссии

Яков Плинер:

К сожалению, наше государство наплевательски относится к своей истории. Латвия всегда была мультикультурной, а здесь, в Даугавгриве, на территории этой 400-летней крепости, сам воздух пропитан латвийской историей. Да за 10 лет эта часть Риги могла запросто стать туристической Меккой, приносить Латвии и славу, и доходы... Поэтому я расцениваю нынешнее состояние Даугавгривской крепости как откровенно безобразное, а отношение государства к этому вопросу — как наплевательское. Восстановление Динамюнде и Динабурга, безусловно, требуют относительно больших средств. Но... Сколько у нас запланировано на строительство «Замка света» (без которого наша страна, кстати, могла бы прожить еще долго) в этом году? 25—26 миллионов латов. А сколько было потрачено еще до начала строительства? 15 миллионов? Да этих денег с лихвой хватило бы, чтобы навести порядок в Даугавгриве.


Раймонд Паулс:

Я нахожусь на территории Даугавгривской крепости впервые, хотя и родился тут неподалеку... Но это другой вопрос. А о судьбе крепости — странно, что когда-то ее отдали в такие руки... Но тогда очень многое отдали. И смотришь: контракты на пятьдесят, на сто лет. Мое мнение: всегда в таких делах нужен один крепкий, настоящий хозяин. У этого хозяина должна быть цель. А еще у него должны быть деньги. И только тогда будет результат. Здесь же я не увидел ни того ни другого, ни третьего. Где тут хозяин? Какая у него цель? Построить музей? Место отдыха? Скорее всего, и то и другое. Место уж очень красивое! Но опять же лето у нас короткое, а зимой что тут делать? И если все так останется, то и через 400 лет ничего на этой земле не будет сделано. Только окончательно все разрушится. И что здесь будет? Нефтяные терминалы? Мне кажется, кое-кто давно смотрит на эту территорию, рядом — порт, место идеальное... А исторической крепости не будет. Я пессимистически настроен. Вот и все, что я могу сказать.

Николай Кабанов:

Думаю, что частная компания не сможет потянуть такой объект. Вдумайтесь: 27 гектаров, исторические сооружения, которые необходимо восстановить... А сколько нынешний арендатор потратил на эту территорию за девять лет? Сто тысяч латов? Это же смешно. Сегодня столько уходит на ремонт одной большой хорошей квартиры в старом доме. Я считаю, что в случае с Даугавгривской крепостью необходимо изменить отношение к собственности — это объект государственного значения и заниматься им должно министерство культуры. Расположение ансамбля крепости позволяет сделать из него культурный центр для всего Балтийского региона, так как на Балтике осталось немного подобных крепостей. Мне довелось побывать в крепости Свеаборг, что под Хельсинки, и там я видел, как из древнейшего фортификационного сооружения смогли сделать объект современного туризма: расставлены пушки, работают рестораны, открыты сувенирные лавки... Лично я за то, чтобы принять соответствующий закон и передать Даугавгривскую крепость государству.