birmaga.ru
добавить свой файл

1

Интервью газете «Век», 2001 г., № 49




Николай Губенко: «Жадность меньшинства может закончиться кровью»


"Профессия режиссера уникальна, одиночество - одно из базовых ее основ", - говорит Николай Губенко.

Губенко Николай Николаевич - народный артист РСФСР (1985). Родился 17 августа 1941 г. в Одессе, на Украине. В 1958-1959 гг. - рабочий сцены, актер вспомогательного состава Одесского ТЮЗа имени Н.А.Островского. Окончил актерский и режиссерский факультеты ВГИКа. Параллельно учебе в 1962-1963 гг. занимался в Государственном цирковом училище. В 1961 году дебютировал в фильме "Застава Ильича". Снимался в фильмах "Мне двадцать лет" (Колька Фокин), "Пядь земли" (солдат), "Последний жулик" (Петя "Дачник"), "Пароль не нужен" (Василий Блюхер; 1968 г. - премия на Ш ВКФ в Минске за исполнение мужской роли), "Первый курьер" (Яша "Барончик"), "Дворянское гнездо" (Ситников), "Золотые ворота (солдат Иван), "Директор" (Алексей Зворыкин), "Пришел солдат с фронта" (Николай Егоров), "Если хочешь быть счастливым" (Андрей Родионов), "Они сражались за Родину (Голощеков), "Прошу слова" (Сергей Уваров), "Подранки" (Криворучко Григорий Альбертович), "Ленин. Страницы жизни" (документальный фильм, от лица В.И. Ульянова) и др. Режиссер-постановщик шести художественных фильмов, автор пяти сценариев к ним. Лауреат Государственной премии РСФСР (1973) и премии Ленинского комсомола (1972). Имеет ряд отечественных и международных призов за режиссуру фильмов "Пришел солдат с фронта" (1971), "Подранки" (1977), "Из жизни отдыхающих"(1980), "И жизнь, и слезы, и любовь..." (1984). В 1964-1968 гг. - актер Театра драмы и комедии на Таганке. Играл в спектаклях "Добрый человек из Сезуана (летчик), "Герой нашего времени (Печорин), "Пугачев" (Пугачев), "Десять дней, которые потрясли мир" (Керенский), "Борис Годунов" (Борис Годунов) и др. В 1987 году, по просьбе труппы, занимает пост главного режиссера Театра на Таганке. В 1989-1992 гг. -министр культуры СССР. В 1993 г., по просьбе актеров, возглавил отделившуюся от Юрия Любимова половину театра, получившую впоследствии название "Содружество актеров Таганки". Поставил спектакли "Белые столбы", "День Победы", "Иванов", "ВВС" (Высоцкий Владимир Семенович), "Афган". С декабря 1995 года - депутат Государственной Думы. С 1999 года - председатель Комитета Государственной Думы по культуре и туризму.


Николай Николаевич, сейчас наступило такое время, когда многие историки и политики пытаются переписать летопись прошлого столетия. Как Вы думаете, чем это обусловлено?

Это обусловлено задачами политики. Для того чтобы воспитывать вдохновенных строителей капитализма, нужно оболгать советское прошлое, а чтобы его оболгать, нужно представить "Россию, которую мы потеряли" землей обетованной. Этим и занимаются идеологи последнего двадцатилетия: переписывание, перечеркивание, клевета и умолчание. Жизнь царской России ярко представлена русской литературой XIX века. Достоевский, Толстой, Чехов - мощные свидетели. Но нет. Как причудливо человеческое сознание. Забыты "Бедные люди" и "Записки из мертвого дома" Достоевского, забыто "Воскресение" и "Поликушка" Л.Толстого, забыт Чехов. Вот, что он пишет в "Моей жизни": "В лавках нам, рабочим, сбывали тухлое мясо, леглую муку и спитой чай; в церкви нас толкала полиция, в больницах нас обирали фельдшера и сиделки… на почте самый маленький чиновник считал себя вправе обращаться с нами, как с животными. Само собою, ни о каких наших правах не могло быть и речи, и свои заработанные деньги мы должны были всякий раз выпрашивать как милостыню".

Сейчас, когда я вижу демонстрации ученых, врачей, учителей, шахтеров, стоящих на площадях под дождем и снегом с плакатиками, умоляющими о зарплате, я думаю: "А ведь прошло всего 10 лет". Боюсь, не доживем ли мы вскоре до времени, когда станет актуальной заметка Герцена "Надо ли сечь мужика?".

Взять хотя бы современный учебник истории России в XX веке. Цитирую разделы и главы: "Между "белыми" и "красными"... Раскулачивание... Тоталитаризм… Репрессии… Идеологизация общественной жизни. Колхозная модификация крепостного права. Номенклатура. Неосталинизм..." И так далее.

Умолчание - еще более изощренное унижение памяти. Ведь многие очевидцы истории еще живы. Вот что узнает ученик 9-го класса о блокаде Ленинграда из современного учебника по истории: "На Ленинградском направлении крупные немецкие танковые соединения обошли укреппозиции Красной Армии по реке Луга и прорвались к Ладожскому озеру, отрезав тем самым Ленинград с суши. Началась 900-дневная блокада Ленинграда, унесшая около миллиона жизней". Далее еще четыре строки, которые заканчиваются тем, что "к концу сентября 1941 года фронт под Ленинградом стабилизировался". Точка. Да еще семь сухих строк из воспоминаний А.Н. Косыгина о демонтаже и отправке в тыл 100 предприятий. Все. А между тем каждый день блокады Ленинграда являл миру такой пример мужества, стойкости, терпения, страданий, сотен, тысяч подвигов, которые останутся в истории человечества как не имеющие аналогов.


Может ли молодой человек из скудных строк учебника понять, вообразить себе тех героев-ленинградцев, которые во время блокады не упали, а возвышались духом и готовились умереть за Родину? Что он узнает о высоких побудительных причинах мужества и стойкости их? Получит ли он представление о таких понятиях, как преданность Родине, о чувстве, как писал Л.Толстой, стыдливом в русском, но лежащем в глубине души каждого - любви к Родине? Нет. Помню, года три назад, в канун Дня Победы, тележурналист, стоя у памятника Г.К. Жукову, опрашивал подростков, задавая им одни и те же вопросы: "Кто из выдающихся полководцев возглавлял битву за Берлин? Кто принимал капитуляцию фашистской Германии 8 мая 1945 г.?" Ни один из подростков, стоя рядом с памятником маршалу, не ответил правильно. Таков результат. Не удивлюсь, если по прошествии нескольких лет, новые школьники узнают, что в Сталинградской битве победили американцы.
Среди катаклизмов, войн, революций, переворотов, которыми было переполнено наше государство в XX веке, все же главным остается человек, его сознание, его мироощущение, которое на заре столетия укреплялось, а затем начало беспощадно разрушаться. Не считаете ли Вы, что прошлый век надолго нарушил равновесие в душе русского человека?

Двадцатый век был не менее жестоким, чем век XIX. Ведь в позапрошлом столетии была и Отечественная война 1812 года, и война с Ираном, Крымская война, и расправа с декабристами, и Большая Кавказская война, длившаяся более 50 лет... Один только голод 1891-92 гг. унес 600 тысяч жизней соотечественников. А крепостное право?

Что же касается "укрепления сознания и мироощущения русского человека на заре столетия", то трудно с Вами не согласиться. Об этом свидетельствует хотя бы петиция рабочих и жителей Петербурга Николаю II 9 января 1905 года, которое вошло в историю как кровавое воскресенье: "Мы обнищали, нас угнетают, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, нас душит деспотизм и произвол. Нет больше сил, государь. Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук...".


Уверен, предел терпению и невыносимые муки лежат в основе революции семнадцатого года. И еще - стремление к справедливости. Возьмите, к примеру, общеизвестный факт - борьба с всеобщей безграмотностью, в которой удалось одержать победу. Бесплатное образование, здравоохранение.

Нашим достижениям в науке и в искусстве за XX век могут позавидовать многие народы. Всему миру известны: Шостакович, Хачатурян, Свиридов, Прокофьев - в музыке, Шолохов, Маяковский, Блок, Трифонов, Симонов - в литературе, Курчатов, Ландау, Харитон, Королев - в науке.

Пик в истории нашего государства XX столетия - победа в Великой Отечественной войне. Мир не знал примеров такого сплочения в борьбе за свою Родину свыше трехсот национальностей.

Я очень люблю замечательную статью Ромена Роллана "Предупреждение Америке". Кажется, что она написана сегодня. Он писал: "Весь мир испытает на себе следствие того, какими окажутся их дух, их совесть, их интеллект". Эти слова целиком можно отнести и к нашим преобразователям и олигархам. Пока что итоги их деятельности для страны катастрофичны. Надеюсь, что нынешний период падения для России все же когда-нибудь закончится и начнется долгожданный подъем как в душе каждого русского, так и в государстве в целом.
Есть несколько заурядных вопросов, которые неизбежно задают талантливому человеку, пришедшему в политику: "Что привело Вас во власть"? и "Неужели на родной стезе искусства не хватало забот"? Бытуют настолько же простые ответы: "Желание что-либо изменить в искусстве и в политическом курсе страны" и "Периодическая смена деятельности благотворна". У меня встречный вопрос. Вы лично имеете реальную возможность влиять на решение власть держащих?

Смотря на какую власть. На исполнительную - сомневаюсь. На законодательную - в меру. Каждый надеется сделать многое, а по жизни получается сделать не так много. И все-таки надо пытаться сделать это немногое. Например, что я могу сделать для того, чтобы в Чечне наши солдаты воевали хорошим современным оружием, а не держались бы на старом советском запасе?..


Ну, а как я могу повлиять, например, на бюджет 2002 года? Когда четыре проправительственные фракции монополизировали бюджет, и кроме них ни правые, ни левые не получат должных инвестиций на региональные объекты. Как при этом я могу добиться необходимого финансирования в буквальном смысле горящих объектов: сгоревшего в Курске цирка или реставрацию Большого Болдино, заброшенную практически сразу же после юбилея Пушкина? Я не понимаю, зачем было принимать программу "Культура России 2001-2005 гг.", если Правительство знало, что она не будет выполнена.

Как этот парламентский год складывается для Комитета по культуре и туризму? Будут ли выдвинуты от него новые законопроекты?

Все непросто. У нас на разных стадиях застопорилось несколько законопроектов.

Закон "О творческих работниках литературы и искусства и об их творческих союзах", хотя его ведет Комитет по общественным и религиозным объединениям, и в котором так нуждаются все творческие работники, ветирован еще Б.Ельциным.

Законопроект "О театре и театральной деятельности в Российской Федерации", о необходимости которого так много говорилось на последнем съезде СТД РФ, натолкнулся на сопротивление Правительства, которое, как всем известно, и слышать не хочет о каких-либо льготах кому-либо, а не только творческим союзам.

Закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", с таким трудом принятый после шести лет работы, встретил непонимание отдельных членов Совета Федерации.

Закон "Об обеспечении права гражданина Российской Федерации на честь и достоинство", внесенный депутатом И.Кобзоном, торпедируется уже который год Правительством.

Закон "О русском языке как государственном языке Российской Федерации" тоже вязнет в болоте "суверенитетов", некогда предоставленных Б.Ельциным республикам.

На подходе внесение изменений и дополнений в закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" и в закон "Об обязательном экземпляре", с которыми наверняка тоже будет не просто.


Почти каждый законопроект Вашего Комитета сталкивается в Думе с большими трудностями. Например, закон «О Высшем Совете по защите нравственности в области телевизионного вещания и радиовещания в Российской Федерации» так и не вступил в действие...

Во многих странах действуют подобные законы, защищающие людей от потока насилия, жестокости, порнографии. Сейчас и во Франции, и в Италии, и в Англии ужесточаются меры контроля за средствами массовой информации... Да и в Америке, как только 11 сентября произошли известные события, сразу же была введена цензура. Из эфира были изъяты 200 клипов, 200 хитов, огромное количество боевиков. Причем в большинстве из них принимали участие суперзвезды. И никто из американцев не называет это стальными тисками цензуры. Это абсолютно нормальное явление.

У нас же на мольбы родителей "спасите нашего сына от наркотиков, спасите нашу дочь от растления" откровенно плюют. А такого рода письма депутаты получают каждый день.

Закон "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" оказался более успешным?

Да. Он был принят, правда, убедить оппонентов в его необходимости было нелегко. Сейчас же он действует и приносит добрые плоды. Многие страны, в том числе и часть стран бывшей фашистской коалиции, признали закон как базу для переговорного процесса по вопросу взаимного возвращения культурных ценностей, перемещенных во время Второй мировой войны. В основном, на него откликнулись религиозные организации и лица, не запятнавшие себя сотрудничеством с фашизмом. Закон продуктивен, и во многом помог снятию взаимных претензий сторон. Создание таких же правовых норм в других государствах поможет возвращению российских ценностей из плена.


Вы занимали пост министра культуры в переломные для страны годы, приняв "благодатное" наследие Екатерины Фурцевой и Петра Демичева. Насколько трудно вам тогда приходилось?

Если "благодатное наследие" - это ирония, то напрасно. Простите за грубую статистику. Я принял министерство с бюджетом 0,8 процента от расходной части бюджета СССР. Нам удалось довести расходы на культуру до 1,2 процента. И это был не нынешний бюджет, сравнимый с бюджетом карликового государства, а мощный бюджет супердержавы.

Сегодня же в России расходы на культуру составляют всего 0,54 процента от бюджета. Притом, что депутаты нашего Комитета бьются головой об стену за их увеличение. Стена - Правительство, которое только разводит руками и говорит: "Нет денег!". А мы знаем, что они есть. У отдельных олигархов личное состояние доходит до 2 миллиардов долларов.

Это, так сказать, экономическая сторона вопроса. Что же касается идеологии прошлых лет, то и в этом наследии я не вижу ничего дурного. Я родился при советской власти в августе 1941 года во время бомбежки Одессы. Война отняла у меня отца и мать. После войны таких же осиротевших, как я, детей было 19 миллионов. Государство нас одело, накормило, дало профессию. После окончания института мы знали, что не окажемся на улице, что будем трудоустроены.

Драматург Виктор Розов абсолютно прав, когда утверждает, что сегодня, когда государство отказалось от идеи социальной справедливости, в условиях рынка наиболее приемлемой идеологией должна стать идеология "достаточности". Добавлю рациональной достаточности, равновесия достатка каждого человека.

Не утопия ли это?..

Нет. При высоком духовном уровне, а это предполагает и самоограничение человека, возможно. Более того - необходимо. Биологическая жадность меньшинства, его ненасытность, тогда как большая часть человечества страдает от недостатка, приводит к противостоянию, которое неизбежно заканчивается столкновением, а не исключено, и большой кровью.

В каждой стране есть проницательные и мужественные люди, обладающие высокой личной культурой и чувством ответственности, испытывающие искреннюю тревогу по поводу определенных социальных проблем. Не будучи социалистами, они приходят тем не менее к чисто социалистическим программам: бесплатной медицине, всеобщей грамотности, к решению расовых проблем. И чем ближе они подходят к мудрому и честному решению этих проблем, тем жестче их останавливает их система. Вспомните гибель Улофа Пальме или скандалы с Клинтоном. Кому-то понадобилось дискредитировать лидера Демократической партии Америки, ведь в программе этой партии самая богатая страна мира


намеревалась, наконец, заняться проблемами всеобщей грамотности и бесплатной медицины. Клинтон призывал также Голливуд сократить вал жестокости и насилия в их продукции.

Юрий Соломин о годах, проведенных в Министерстве культуры, говорит как о потерянном времени, времени неоправданных надежд. Вы в отношении своих лет так не считаете?

Годы, проведенные на посту министра культуры СССР, не стали для меня потерянными. Это отражено в результатах, которых нам тогда удалось достичь. Министерство культуры СССР было одним из первых, в котором начали разрабатывать те основы законодательства, которые позже стали стержнем российского законодательства по культуре.

Во-вторых, в условиях суперцентрализации нам удалось создать Межреспубликанский совет, который не по указке из Центра, а самостоятельно распределял средства, разрабатывал культурные программы, привлекал внебюджетные источники финансирования.

В-третьих, я был не просто чиновником, а человеком из профессии, знающим насущные проблемы творческих людей. Более того, я продолжал работать как актер и режиссер, а, значит, был внутри процесса. Дверь кабинета министра была открыта для всех, и многие через министра были услышаны и Президентом, и Правительством.

И не только услышаны, решались многие профессиональные проблемы. Именно в 1989-1991 гг. степень профессиональной солидарности кинематографистов, театралов, живописцев, композиторов была весьма высока.

Я не говорю, что в этом моя заслуга. Нет. Просто я думаю, люди поняли, что с приходом во власть профессионала, можно быть понятым, а значит можно работать вместе с властью. Спросите об этом Растроповича, Ю.Башмета, В.Спивакова, С.Безродную... И это только в музыке. Сейчас они по-разному относятся ко мне, но тогда... Спросите.

И, наверное, не случайно двенадцать министров культуры бывших союзных республик обратились после развала Союза к Б.Ельцину с просьбой сохранить координирующий орган власти в области культуры.


Кстати, из области "хорошего и полезного". Сохранилось ли сейчас прежде крепкое театральное братство?

Нет. И последний съезд СТД РФ (а один из делегатов расшифровал эту аббревиатуру как Союз театральных дельцов) это показал. О каком братстве может идти речь, когда девятый год на глазах у театрального "братства" уничтожают театр "Содружество актеров Таганки", которым я руковожу, и не нашлось человека в СТД, который бы просто обратил на это внимание. Девятый год!.. Ни копейки из бюджета Москвы, а это московский театр. Сто пятьдесят коллег, живущих почти впроголодь. Это не в упрек СТД. Я понимаю, что проблема нашего театра носит отчасти политический оттенок. Но грустно сознавать, что у коллег за исключением, пожалуй, одного единственного Виталия Вульфа, не нашлось добрых слов поддержки. О каком братстве Вы говорите?

А как с этим обстоят дела в кинематографии?

Ничуть не лучше.

В дни, когда не хватает добрых светлых картин, пронизанных идеями милосердия и гуманизма, не хотели бы Вы вновь обратиться к кинематографу?

Если бы идеи милосердия, справедливости были востребованы нашими продюсерами, я, конечно, снял бы еще картину.

Профессия режиссера уникальна, одиночество - одно из базовых ее основ. Мне всегда была необходима исключительная сосредоточенность на теме. Только одиночество дает такую возможность. Мой незатейливый фильм "Пришел солдат с фронта", по показателям кассовых сборов, просмотрело 92 миллиона зрителей. Конечно, в этом большая заслуга автора сценария Василия Шукшина, актерского ансамбля, где вместе с профессионалами М.Глузским, И.Мирошниченко, снимались типажи, простые крестьяне. Но главное все-таки сострадание, которым пронизана картина. Люди, воспитанные на литературе Толстого, Достоевского, Чехова, хотят видеть кино в традициях, свойственных нашей культуре. Но для продюсеров сострадание не прибыльно. В результате отечественный кинематограф утратил свое лицо. Кинематограф, некогда входивший в тройку лучших кинематографий мира, всего лишь за десять лет превратился в ничтожный бессодержательный полуфабрикат американского боевика или мыльной оперы. И все же серьезные художники пытаются осмыслить сегодняшний день. И делают это талантливо. Я имею в виду "Брат" Балабанова, "Кавказский пленник" Бодрова... А вообще я согласен с талантливым критиком Т.Москвиной: "Смотреть на кино тяжело".


В этом году исполняется 60 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Эта дата будет отражена в репертуаре вашего театра "Содружество актеров Таганки"?

Как и всегда, сыграем благотворительный спектакль "День Победы". Накроем столы, пригласим ветеранов, сыграем ностальгическое действие с песнями, со стихами той поры. Пригласим тех, кто интересен фронтовикам из нашего цеха, режиссеров, актеров. Постараемся согреть их души. Сегодня им не хватает внимания, добра, тепла.
Сейчас Вы работаете над спектаклем "Очень простая история". Что это за спектакль?

Это пьеса-притча талантливого молодого драматурга Марии Ладо. Пьеса интересна своей пластичностью и библейско-притчевым характером. Хотя, на первый взгляд, может показаться простой и едва ли не примитивной. На самом деле пьеса полна глубокого смысла и весьма сложна для актеров. Его персонажи - животные и, разумеется, люди.

Несмотря на экономические трудности театра, молодые актеры тянутся к вам. Театр состоит на две трети из молодых актеров. Как работается с ними?

Интересно. И трудно. Они голодные, в постоянных поисках заработка. Зарплата нищенская, а они молоды. Им хочется любить, рожать детей, помогать старикам, иметь жилье. Им очень тяжело. Мне жаль, но я могу им помочь только работой.

В связи с такой проблемой, наверное, неоднократно вставал вопрос участия актеров в антрепризах. Как Вы к этому относитесь?

Сейчас мало хороших антреприз. Часто они носят сугубо коммерческий характер, навязывая публике пошлятину и дурной вкус. Тем не менее, публика довольна, а артисты зарабатывают. Это их выбор. К сожалению, дешевизна мысли, дешевизна содержания - такова суть современной антрепризы.

Вы руководите театром, возникшим в результате раскола. Это совсем непросто. Я думаю, помимо финансовых трудностей, возникает и масса других?

Нам стоило больших усилий проторить тропинку к зрителям. Поначалу большая часть зрительских симпатий все-таки оставалась на стороне Театра на Таганке. Кстати, пресса сыграла в этом немаловажную роль. Она так исказила конфликт, что вина в распаде бывшего театра целиком была возложена на нас. Нас обличили в предательстве Мастера. Это абсолютная ложь.


Когда-то Таганка была одним из самых живых советских театров. Театром улиц. Ее зрителями были академики и студенты, высшие чиновники и духовная элита страны. Нас всех воспитывали спектакли: "Десять дней, которые потрясли мир", "Мать" с красным флагом и "Дубинушкой", "Живые и павшие", "Деревянные кони". Настоящим революционным театром по Цветаевой: "Два на миру у меня врага, два близнеца, неразрывно слитых: голод голодных и сытость сытых".10

А сегодня - Любимов духовно, внутренне далеко ушел от своих учителей: Вахтангова, Мейерхольда, Брехта и, самое печальное, от самого себя. Сегодня - это театр сытых. На его премьерах желанные гости теперь правящая верхушка и олигархи. "Добрый человек" там больше не живет. Так что наши театры разошлись.

Никакое объединение, к несчастью, невозможно. Хотя, думаю, рано или поздно оно обязательно произойдет. Никто не вечен. Все мы уйдем из этого мира. Останется молодежь. Найдется некто, кому, возможно, удастся объединить оба коллектива.

Насколько отличается репертуар театра "Содружество актеров Таганки" от постановок старой Таганки, где основой были музыкально-поэтический язык и точная пластика?

Мы, в основном, играем классику. У нас идут "Белые столбы" Салтыкова-Щедрина, "Дурь" Некрасова, "Принцесса и свинопас" Андерсена, "Иванов", "Чайка" Чехова... Гляньте на афишу Любимова, и Вы поймете разницу. С точки зрения режиссерских пристрастий, мы остаемся сторонниками традиций Брехта, Вахтангова, Станиславского.

Значит, концепцией театра, как и прежде, остается актуальность?

Мы стараемся не забывать о том, что происходит в стране. Взять хотя бы ту же "Чайку" или "Иванов". Сколько у нас сейчас таких Ивановых и Треплевых? В одной только армии в прошлом году 560 офицеров покончило жизнь самоубийством. Причем, все в среднем возрасте. Ну, а сколько их всего по стране? Кто считал?.. У нас также есть постановки, близкие сегодняшнему дню. Это спектакли "ВВС" (Высоцкий Владимир Семенович), "Афган"...


Когда ставили "Афган", мы не ожидали, что через несколько лет он окажется столь востребованным. Выпускался он очень тихо, без всякой шумихи. Просто как дань погибшим в Афгане ребятам. В создании спектакля нам активно помогали сами "афганцы", начиная с инициатора идеи полковника Е.Раздобудько, генерала Б.Громова, Р.Аушева, кончая простыми солдатами. Они и сейчас не забывают спектакль и помогают, чем могут.

Над этим спектаклем Вы работали вместе с Жанной Болотовой. Ваши взгляды на постановку всегда совпадали?

Жанна - соавтор всех моих работ. Не было бы ее, не было бы моих фильмов, спектаклей, всего, что мною сделано в профессии. Она не всегда значится в титрах, но всегда со мной. Без нее не было бы возможным все, что мною сделано.

Можно ли считать "Афган" обобщением в Вашем творчестве военной темы?

Любая война - смерть, кровь, боль, потеря близких. Я не знаю, обобщение это или нет. Я просто делал и продолжаю делать то, что чувствую, знаю и о чем хочу говорить.

Сюжет "Подранков" взят из Вашего детства?

Да. Это полубиографическая история.

Взяв тему детства в "Подранках", Вы последовательно перешли к теме среднего возраста в картине "Из жизни отдыхающих" и замкнули образовавшуюся цепочку темой старости в фильме "И жизнь, и слезы, и любовь...". Это случайность или Вы так и предполагали?

Знаете, мне всегда казалось, старость сродни детству. В детстве человек не обременен еще ни профессией, ни ответственностью за свои действия перед обществом, живет, как писал Достоевский, подобно "зеленому клейкому листочку". В старости это повторяется. Человек сбрасывает с себя наросшую за годы кору профессиональных и прочих обязательств и, если он не немощен, то ему дается прекрасный шанс насладиться природой, полюбоваться пейзажем, поразмышлять над прожитыми годами, послушать музыку, подытожить потери и уйти.

Как Вы думаете, в наши дни искусством можно что-либо изменить?

Если в это не верить, то, в чем смысл жизни тех, кто занимается искусством? Главное, сейчас не быть на поводу у времени и хотя бы интуитивно отличать подлинное искусство от конъюнктуры времени.


Меняется время, меняются устремления, меняются желания. Сейчас чего бы Вам лично больше всего хотелось?
Жизнь человека коротка. Хочется еще многое увидеть, хочется насладиться жизнью в полной мере. Хотелось бы иметь свободные деньги, чтобы успеть реализовать то, что осталось в столе, что лежит в архиве, что, кроме меня, уже никто и никогда не поднимет. Но, к сожалению, нет ни денег, ни времени.

Но все это мелочи жизни. Главное, чего больше всего хотелось, это увидеть, как народ, не раз восстававший из пепла за свою многовековую историю, принесший столько жертв, собрав все свои духовные силы, преодолеет братоубийственные расколы и выйдет из нынешнего беспримерного разрушительного нравственного ужаса единым, мощным и созидающим. Я верю, что так будет.

Беседовала Александра Алешина