birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3

Двадцатый Век Фокс

Гемини Энтертейнмент





В новом кино-сезоне, наполненном фантастической компьютерной графикой, DIE HARD 4.0 демонстрирует все прелести своего жанра: настоящий экшн, настоящий юмор и возвращение культового героя: Джона Макклейна. Атака 4 июля на уязвимую инфраструктуру Соединенных Штатов ставит под угрозу всю нацию. Таинственный преступник, ключевая фигура в интриге, предусмотрел все возможные повороты событий, но он не мог предусмотреть Макклейна – полицейского старой закалки, эдакой «аналоговой» фигуры в «цифровой» мешанине.

Сегодня праздник 4 июля, но детектив Макклейн не празднует. Он опять поссорился со своей дочерью-подростком Люси и получил безнадежно рутинное задание привести молодого хакера Мата Харрелла на допрос в ФБР. И в очередной раз Макклейн превращает ординарное дело в экстраординарное, благодаря своему уникальному таланту оказываться в ненужное время в ненужном месте.

С помощью Фаррелла Макклейн начинает осознавать окружающий его хаос. Атака имела целью подорвать уязвимую инфраструктуру Соединенных Штатов, поставив тем самым под угрозу всю нацию. Таинственный преступник Томас Габриэль, стоящий во главе заговора, на несколько шагов опережает Макклейна, осуществляя свои невероятные планы, известные уникумам, вроде Фаррелла под названием «распродажа после пожара» (или «Распродается все!»).

DIE HARD 4.0 отвергает сгенерированные компьютером фантазии и предпочитает традиции классического экшена. Сардонический юмор Джона Макклейна всегда звучит искренне и убедительно. Но самое главное – это неповторимый колорит фильма, который создается характером главного персонажа, одного из самых жестких и вместе с тем обаятельных героев поп-культуры.

Правдивость – это то, к чему стремился Брюс Уиллис, размышляя над возвращением персонажа, который в свое время помог изменить традиционный образ героев экшена. «То, что мне больше всего нравится в Макклейне, это то, что он решительно не похож на супер-героя», - говорит Улис. «Он не обладает уникальными силами и способностями. Он обычный парень, не хуже и не лучше других. Хотя мы изо всех сил стараемся создать впечатляющие сцены экшн, я думаю, что именно правдивость и чувство юмора Макклейна – это то, что по-настоящему нравится людям».


«На протяжении нескольких лет я слышал разговоры о новой картине Die Hard, но ничто в серьез меня не увлекало. Наконец нам в голову пришла идея сюжета, в котором под угрозу ставятся две самые важные для Макклейна вещи. Макклейн любит свою семью больше всего на свете и презирает людей, которые охотится на тех, кто слабее их и не могут защитить себя. Это был свежий взгляд на персонаж, но он не противоречил его внутренней сути. Ставки повысились для Макклейна, но он оставался все тем же обычным парнем, которому пришлось столкнуться с очень неординарными обстоятельствами».

Уиллис признает, что и для него ставки возросли. «Я азартный человек по натуре, и мне хотелось увидеть, удастся ли нам сделать действительно стоящую картину», - говорит он. «Я очень хотел оправдать заслуженную славу первого Die Hard. Я очень долго над этим размышлял».

Сценарий Марка Бомбака, основанный на истории Бомбака и Девида Маркони, привлек интерес Уиллиса, но он по-настоящему увлекся проектом, только когда к нему присоединился режиссер Лен Уайзмен. Уиллис видел триллер Уазмена Underworld: Evolution, который поразил его своим исключительным духом. «Меня полностью поглотил фильм Лена», - вспоминает он. «Казалось, что кто-то на самом деле управляет кораблем, потому что мир фильма ни разу не изменил своему духу. Я подумал, что Лен мог бы привнести много ценного в новый Die Hard, и он это сделал».

Когда Уайзмен взялся за постановку DIE HARD 4.0, казалось, что сбылось некое пророчество. Еще будучи студентом, Уайзмен снял с друзьями вдохновленный Die Hard’ом «фильм». «Меня особенно тронула уязвимость Макклейна», - говорит Уайзмен. «Он обычный парень, который оказался втянутым в необычную ситуацию, и его это совсем не радовало. Это легко понять».

Особое отношение Уайзмена к персонажу и сюжету оказало решающее влияние на DIE HARD 4.0. Уайзмен вспоминает пример нетипичного для Макклейна поведения в ранней версии сценария, который требовал переработки. «Это была сцена, в которой Макклейн заходит в полицейский участок и спрашивает: ”Чем я могу помочь?” И я сказал: “Макклейн никогда не предлагает помощь – никогда”. Брюсу это понравилось».


Хотя Уайзмен настаивал на том, чтобы DIE HARD 4.0 оставался верным характеру Макклейна, он работал с Уиллисом и Бомбаком над разработкой новых черт героя. «Я хотел исследовать новые стороны личности Макклейна в необычных ситуациях», - рассказывает режиссер. «Как Макклейн поведет себя в ситуации, когда опасность грозит его дочери? Какой отпечаток накладывает образ героя – пусть вынужденный – на семью и взаимоотношения в семье?»

«В этом фильме Макклейн оказывается в совершенно чуждой для него стихии», - продолжает Уайзмен. «Это совершенный сценарий в стиле Макклейна: он, полицейский старой закалки, вынужден столкнуться со злодеем нового поколения – техническим гением».

«Мы также хотели убедиться в том, что сценарий учитывает влияние времени. Мы вовсе не хотим показать, что Макклейн совершенно не изменился со времен первого Die Hard», - говорит он. «Легко заметить, что он постарел – его дочь Люси, которую он видел еще ребенком в первом фильме, теперь студентка колледжа. Он стал более усталым и циничным. Но, что важно отметить, Макклейн никогда не представлял и не представляет себя в образе героя экшена».

Вклад Уиллиса и Уайзмена сделал сценарий Бомбака более реалистичным, сцены экшена более шокирующими, а временные рамки более сжатыми. «Я действительно стал более жестким и реалистичным», - говорит Бомбак. «Все худшее, что могло случиться с Макклейном, случилось. Мы постоянно изобретали новые способы усложнить Макклейну жизнь, ставя его в казалось бы невозможные ситуации. Конечно, потом нам приходилось придумывать, как вытаскивать его из них».

Уиллис и Уайзмен работали неустанно, стараясь сделать фильм более захватывающим и при этом не изменить характеру героя. «Этот фильм вымотал меня сильнее, чем все остальные фильмы Die Hard, и физически, и психологически. Я работаю над ним уже целый год. Но, несомненно, этот фильм оказался самым стоящим с артистической точки зрения».


«За годы работы над фильмами Die Hard Брюсу удалось по-настоящему сжиться с образом Макклейна, и его опыт имел решающее значение при разработке проекта», - рассказывал Марк Бомбак. «В определенном смысле Макклейн – это другая версия Брюса. Никто другой не смог бы сыграть эту роль. Во время наших обсуждений сценария, Брюс часто говорил что-нибудь вроде: “Я не думаю, что Макклейн сказал бы так, он сказал бы вот так…” И мы тут же понимали, что идея Брюса гораздо больше соответствует характеру героя и фильму в целом».

Фильмы Die Hard известны своей манерой непрерывного экшена, и DIE HARD 4.0 демонстрирует одни из самых впечатляющих и реалистичных эпизодов в современном кино. «Я думал над тем, в какие ситуации нам следует поставить Макклейна, чтобы это было интересно поклонникам», - объясняет Уайзмен. «И нам пришло в голову несколько безумных идей – истинный экшн в стиле Макклейна, откровенный, реалистичный и жесткий».

«Мы всегда представляли DIE HARD 4.0 в виде непрерывного прямолинейного экшена, который соответствовал бы настроению и характеру оригинала и одновременно отвечал бы современным запросам», - добавляет Уиллис. «Могу сказать с уверенностью, что мы добились того, чего хотели. DIE HARD 4.0 не похож на те фильмы, которые полностью полагаются на эффекты CG… Я делал такие фильмы, и они по своему хороши, но стиль Die Hard требует другого. Стиль Die Hard – это «зубодробительный» экшн, и, думаю, мы своего добились. Вы видите настоящий живой экшн и живые трюки. Они выглядят откровенно и неприкрашенно, и они впечатляют – это все то, что вы ожидаете и хотите увидеть в фильме Die Hard.
Несколько ярких эпизодов фильма:

-- седан мчится по воздуху на Макклейна и Фаррелла, едва не размазав их по асфальту, затем приземляется на проезжающие машины и подпрыгивает над двумя героями.


-- Патрульная машина Макклейна летит по небу подобно огненной ракете прямо в вертолет.

-- Макклейн и подружка Габриэля, она же главный оперативник Мэй (Мэгги Кью), ввязываются в жестокий рукопашный бой, обмениваясь ударами внутри автомобиля, болтающегося в вертикальном положении внутри шахты лифта.

-- Другой оперативник Габриэля, Ранд (в исполнении французской звезды экшена Сирила Раффаелли) перепрыгивает через здание, приземляется на вентиляционный люк, прыгает к пожарной лестнице, спускается на веревке на вторую лестницу, перескакивает на третью – и все на одном вдохе. Ничего подобного еще не проделывали в кино.
В процессе постановки Уайзмен работал в тесном сотрудничестве с координатором трюков Брэдом Мартином и руководителем спецэффектов Майком Майнардусом. «Требование Лена заключалось в следующем: если трюк можно выполнить практически, без использования сгенерированных компьютером изображений, то именно так и нужно его выполнить», - рассказывает Мартин. (Руководитель спецэффектов Патрик Макклунг дополнил практические сцены тем, что он называет «невидимая» компьютерная графика).

Многие боевые сцены фильма основаны на грубых «дедовских» приемах Макклейна – это значит использование всего, что оказывается под рукой – кулаков, пистолетов, огнетушителей, даже вертолетов для борьбы с Габриэлем и его оперативниками. И Уиллис сделал все необходимое, чтобы подготовить себя к соответствующим физическим испытаниям. «Это фильм Die Hard, а это значит, что Макклейна пропускают через мясорубку», - говорит Уиллис. «Я хотел, чтобы Макклейн выглядел так, будто он до сих пор способен противостоять любым вызовам, которые ему бросают, поэтому я подвергал себя суровым, изнурительным тренировкам несколько месяцев до начала постановки фильма. Макклейн постарел, я тоже – и тем забавней для меня было возвращение к персонажу. Я также осознал преимущество старения. Ты становишься более внимательным, и ты приобретаешь мудрость».


«Бывало Брюс говорил: “Знаете, нам придется хорошенько надрать мне задницу в этой сцене”», – рассказывает Уайзмен. «И он в отличной физической форме. И, что не менее важно, у Брюса в глазах есть нечто такое, что заставляет верить, что он действительно может вынести очень многое».

Следя ревностно за тем, чтобы боевые сцены выглядели реалистично, в независимости от того, насколько они сложны и опасны, Уайзмен, Мартин и Уиллис, исследуют физические последствия на Макклейне. «Мы задавали себе вопросы, вроде: “Что произойдет, если Макклейн упадет с одноэтажного здания, сбив при этом что-нибудь по пути?”», - вспоминает Мартин. «Наши трюки должны были быть осмысленными, потому что Макклейн не делает ничего без причины, и обычно только потому, что у него нет другого выбора».

Большинство самых сложных и впечатляющих сцен в DIE HARD 4.0 снято в огромной стилизованной конструкции, разработанной художником-постановщиком Патриком Татополосом. Конструкции Татополоса не только выглядели огромными, они служили основанием, необходимым режиссеру для создания экстремальных экшн-комбинаций. «Художественная постановка подразумевает не только создание рабочего пространства. Необходимо продумать условия для постановки конкретной сцены. Художественная постановка подразумевает разработку приспособления – игровой площадки, с которой будут работать люди. Я большой фанат практических конструкций. Мне нравится строить».

Юмор играет не менее важную роль в DIE HARD 4.0. Сардонические замечания Макклейна создают немало ярких эпизодов в фильмах Die Hard, и

DIE HARD 4.0 успешно поддерживает традицию. «Я всегда на стороне Макклейна, и я вижу четкую разницу между тем, что значит высмеивать героя, и что значит смеяться над ним», - говорит Уиллис. «Мы хотим, чтобы Макклейн вызывал симпатию у зрителей, и один из способов добиться этого – смех».


Более того, юмор фильма еще больше размывает грань между Уиллисом и его экранной ипостасью. «Брюс – это обычный парень из Нью-Джерси, которому нравится рассказывать глупые шутки и смеяться над ними и который любит проводить время со своей семьей больше всего на свете», - говорит Марк Бомбак. «Эти качества Брюса и Макклейна вызывают симпатию».

Бомбак рассказывал, что придумывание различных «макклейнизмов» было самой веселой частью написания сценария. «Мне нравится характер Макклейна. В моменты, когда я нервничал либо ломал голову над какой-либо из сцен, «голос» Макклейна подсказывал мне выход. Всегда особенно приятно было придумывать, что Макклейн скажет по данному поводу».

Многие шутки базируются на контрасте между грубыми «дедовскими» приемами Макклейна и современными методами Габриэля. «Цифровой мир чужд Макклейну. «Мы не хотели сделать Макклейна неожиданно продвинутым в компьютерных технологиях, способным противостоять Габриэлю и «хакнуть» доступ к спутникам. Макклейн не умеет это делать. Мы славно повеселились, ставя Макклейна в ситуации, которые он не мог понять, и заставляя его сражаться с плохим парнем, чьи приемы и методы ему не знакомы».

Но Габриэль недооценивает Макклейна, окончательного «die hard», который начинает вдруг швырять в противника столами, испуская при этом непрерывный поток острот, включая коронный возглас Макклейна: «Yipee-Ki-Yay». «Это выражение стало со временем частью мифологии Die Hard» - рассказывает Уиллис. «Когда я впервые произнес эту фразу в Die Hard, она воспринималась просто как «крутая» реплика в ответ Алану Рикмену (в роли злодея Ганса Грубера), когда он называл меня мистером Ковбоем. Никогда бы не подумал, что такая простая вещь может стать частью языка поп-культуры. Но теперь Макклейн произносит эту фразу при самых различных обстоятельствах, главным образом, когда пытается показаться особенно необъяснимым».

Компьютерный гений Матт Фаррелл, еще один объект насмешек Макклейна, это своеобразный цифровой «инь» против аналогового «янь» Макклейна. «Мэт – это шуточный антипод Макклейна», - замечает Джастин Лонг, молодая звезда таких фильмов, как Dodgeball: A True Underdog Story и Galaxy Quest, и которого можно увидеть в серии популярных рекламных роликов «Эппл компьютер». «Он совершенно не похож на «партнеров» Макклейна из предыдущих фильмов; он не коп и не уличный парень. Мэт – человек технологии, в то время как Макклейн – человек действия. Очень забавно складывается их взаимодействие».


«Мэта определенно нельзя отнести к физическому типу», - добавляет Лонг. «Не удивительно. Он помешан на своем компьютере и не выходит из дома».

Атлетическим телосложением может похвастаться другой персонаж – Мэй – главный оперативник и подружка Томаса Габриэля в одном лице. Роль Мэй исполняет Мэгги Кью, известная зрителю по Mission: Impossible III. Мэгги – специалист по боевым искусствам и ее схватки «без правил» с Уиллисом, снятые в духе «Восток против запада», производят сильное впечатление. «Мэй – исключительно физический тип», - рассказывает Мэгги. «Она быстра, сообразительна и смертоносна. Макклейн использует свои старомодные приемы, а Мэй – свои новые продвинутые боевые методы. Это создает интересную динамику».

Босс и любовник Мэй, Томас Габриэль привык работать мозгами, а не мускулами. Габриэль разрабатывает план подрыва цифровой инфраструктуры нации, это противник нового типа, с каким Макклейну еще не приходилось сталкиваться. «Габриэль применяет методы, которые Макклейн не способен предугадать, т. к. они выходят за рамки его жизненного опыта», - объясняет Тимоти Олифант.

Если оценивать злодеев в фильмах Die Hard по степени сообразительности и непредсказуемости, Габриэль безусловно опережает всех. Планы, которые строит Габриэль, поднимают ставки гораздо выше чем, в любом их предыдущих фильмов Die Hard . Габриэль не пытается ограбить корпорацию или финансовый квартал города, он угрожает целой нации. И Габриэль делает это, как он считает, ради благой цели. «У Габриэля есть связи в правительстве, и сейчас он обладает возможностью устроить американской общественности суровую проверку в реальных условиях», - добавляет Олифант.

Как и все выдающиеся кино-злодеи, Габриэль обладает сильным магнетизмом, обаянием и лидерскими способностями. Подобная комбинация качеств делает этот персонаж трудным с точки зрения артистического исполнения. «Габриэль – сложная, яркая и сильная личность, но при этом иногда кажется, что он на грани срыва, потому что играет в слишком серьезные игры. И Тим обладает подобными свойствами», - смеется Уайзмен.


Когда Макклейн начинает вмешиваться в планы Габриэля, тот похищает его дочь Люси и использует ее в качестве заложницы. Но поступая так, как Габриэль позже осознает, он допускает серьезную ошибку. «Мы не видели Люси со времен первого Die Hard, да и тогда она была еще ребенком», - говорит Уиллис. «Теперь она студентка колледжа, и ее отношения с отцом оставляют желать лучшего. Но хотя Макклейн разведен и сам по себе, он до сих пор очень ценит свою семью. И он не остановиться ни перед чем ради спасения дочери».

«Похищение дочери поднимает эмоциональные ставки для Макклейна», - добавляет Уиллис. «Это создает мощный эмоциональный стимул, наравне с грандиозными событиями, которые разворачиваются вокруг него».

Люси в исполнении Мэри Элизабет Уинстед – настоящая дочь своего отца. «Она упряма и несговорчива, в ней чувствуется дух ее отца, его жесткость», - рассказывает Уинстед. В начале истории у нее напряженные отношения с Макклейном, потому что он не участвовал в большей части ее молодой жизни. Конечно, все меняется, когда Люси похищает Габриэль».

Для того чтобы остановить Габриэля Макклейну приходится полагаться на технические навыки своего партнера поневоле Мэта Фаррелла, а также на мастера-хакера по имени Варлок. Укрыв их в своем «нервном центре» (расположенном в подвале его мамы) Варлок снабжает Макклейна и Фаррелла критической информацией и большим количеством личного мнения. Актер, режиссер и владелец веб-сайта, Кевин Смит признает, что идеально подходит для роли Фредди. «Я провожу очень много времени онлайн. Бывают дня, когда я просыпаюсь, провожу весь день онлайн, а затем иду спать».

Смит, подобно Уайзмену, воспринял свое участие в новой картине Die Hard с чувством особой ностальгии. Я не снимал фильм, подражая Die Hard в школе», - говорит Смит, - «Но я организовал вечер просмотра фильма, когда он вышел на видео. Я был поражен, насколько реалистично выглядел Макклейн, он был первым из героев экшена, который не пытался показаться неуязвимым, но попадая в передряги, получал реальные увечья».


Несомненно, слава фильма, его правдоподобный, человечный герой, и его грандиозные и при этом реалистичные сцены экшена возбудили сильное волнение среди кинорежиссеров по поводу идеи создания DIE HARD 4.0. «И вот в назначенный день мы конструировали реактивный истребитель, прокладывали отрезки автострады, а в небе висел сорокафутовый трейлер и четыре подъемных крана, установленных для съемки сцены дня», - вспоминает Уайзмен. «Я выходил на съемочную площадку, оглядывался вокруг и думал: “Это классная работа”. И так не похоже на мой задний дворик во Фримонте!”»

«Подготовка и съемки этого фильма были настоящим сражением, каждый день, с утра до вечера, но я в восторге от проделанной нами работы», - подводит итог Брюс Уиллис. «Многие люди любят эти фильмы и считают, что первый фильм заново открыл жанр экшена. DIE HARD 4.0 должен был оправдать свое имя. И мы осознавали это, работая над ним. «Я уже говорил и еще раз повторю: этот фильм ничуть не хуже, а возможно даже превзойдет первый Die Hard. Он дает зрителям все, что они любят в Die Hard и в Макклейне, повышая при этом ставки и открывая новое игровое поле».
Об актерском составе



следующая страница >>