birmaga.ru
добавить свой файл

1
Гарун ар-Рашид

Несколько лет назад впервые прочитал об идее Великого Турана – объединения мусульманских народов в единое государство на основе исторической общности, языковой и религиозной. В нашей стране находится немало приверженцев этой фикс-теории. Чтобы не быть голословным и вразумительно судить по этому вопросу был вынужден собрать некоторое количество книг по данной теме и внимательно их прочитать. Ознакомление с книгами привело меня к огромному количеству новых вопросов. Почему ислам считается учением, переданным Аллахом лично Мухаммаду, если он зародился на сотню лет раньше Пророка? Почему исмаилитами считаются ближайшие сторонники Мухаммада, а появились они через полтора столетия после смерти Пророка? Почему мусульмане – последователи Мухаммада при его жизни, появились через несколько столетий после его смерти?

Наряду с вопросами духовной жизни последователей арабского учения появились вопросы по истории собственного народа. Почему при отсутствии государственности у славян в 7-10 вв. н.э. по версии отечественных историков, в это время уже стояли города, которые невозможно построить без сильной государственной власти? Почему на территории некоторых населенных пунктов и городов того времени (включая Москву 8-9 веков, которой еще только предстояло появиться через несколько столетий) находятся клады арабских монет, иногда очень объемные? Почему у зарубежных авторов пишется об истории ранних славянских земель, а у отечественных иногда пишется на правах предположений или исторических версий? Почему Харун ар-Рашид, арабский правитель Багдадского халифата из персидской династии Аббасидов носит титул Правителя земли Русской (Хакан ар Раш ида)?

Образ халифа ар-Раш ида, могущественного правителя огромной державы, достигшей своего расцвета в его правление, настолько сильно вошел в людскую память, что стал прототипом для многих персонажей народного фольклора, в том числе – всемирно знаменитых сказок (сказок ли?) «Тысячи и одной ночи». Во многом благодаря им он стал самым известным – во всяком случае, на Западе – из всех аббасидских халифов, если не всех 55 халифов, правивших со времени смерти Пророка Мухаммада и до разгрома Багдадского халифата в 1258 году монголами.


До наших дней дошло не так много сведений о биографии Харуна ар-Рашида и его предшественников династии Аббасидов. Известно только, что пришли они к власти в результате сильного недовольства арабскими халифами династии Омейядов. Восстание началось в Хорасане (современные земли северо-востока Ирана, Туркмении и части Афганистана), который еще совсем недавно славился крепостью язычества и поклонением солнцу, что и отразилось в его названии.

Идеологом антиомейядского восстания после смерти халифа Хишама в своей резиденции в Русафе стал религиозный деятель, основатель и руководитель известной школы рационализма Васил ибн Ата (даже арабское написание не скрывает имя священника несторианской церкви отца Василия). Его эмиссары были разосланы из Басры во все провинции халифата, где они вели свою разрушительную пропаганду против правящей династии. К тому же существовали ряд принципиальных религиозных разногласий: Васил выступал против антропоморфизма (придание Богу человеческих качеств – уход от Космоцентризма к теоцентристскому язычеству), был первым классификатором течений в исламе, его сочинения сыграли исключительно важную роль в истории мусульманского права.

Преемник Васила Ата (напомню, что у тюрков «ата» изначально означало духовного отца и предводителя, отсюда – атаман) был арестован уже через несколько месяцев и отравлен в тюрьме. Его брат Абу-ль-Аббас продолжил дело, став руководителем движения в 749 году. На следующий год с правящей династией Омейядов было покончено. Сначала были разбиты войска 14-го халифа Марвана 11, а потом истреблены все его родственники: около восьмидесяти принцев были убиты в крепости Абу-Фут-Рус (на реке Ауджа, Сирия). Во все уголки государства были посланы агенты для уничтожения членов свергнутого семейства. Неистовство новых правителей граничило с безумием и дошло до такой степени, что они уже были близки к тому, чтобы осквернить могилы омейядских халифов (за исключением Муавии и Умара 11).

Так разрушился, подойдя к своему бес(!)славному концу, Дамасский Халифат – Халифат Омейядов, правивших девяносто лет. Это падение произошло не из-за внешних врагов, но в результате губительной внутренней политики правящего режима, не отвечавшего чаяниям народных масс. Напомню, что эта династия была выходцем из Иерусалима.


Абу-ль-Аббас, назвавшийся в своей речи «ас-саффах», был провозглашен первым халифом новой династии. Через четыре года его сменил родной брат ар-Ман-с-ур (аль-Мансур).

Аббасиды, которые жили в постоянном ожидании заговора, все еще не имели собственной пристойной резиденции с тех пор, как они приобрели власть в 750 году. Дамаск был отвергнут как слишком опасный из-за длительного сидения здесь омейядской администрации, дававшей множество поблажек столичным жителям. Другие города имели еще меньше достоинств. Тогда было приято решение о возрождение древнего Багдада, значение имени которого переводится с древнего языка местного населения «Бог дал». В 762 году были начаты работы по строительству на новом месте административной части города, ставшей ядром новой столицы.

Решение халифа о строительстве новой столицы совпало с началом восстания Алидов (последователей Али), так что окончательно дело ее постройки сдвинулось с места после подавления мятежа, в 763 году. Город имел необычную по тем временам планировку: он представлял собой правильный круг порядка трех километров в диаметре, обнесенный двойными стенами с четырьмя воротами. Ранее подобная планировка встречалась в большинстве арийских городов Азии, включая Аркаим. Основание Нового Багдада стало самой известной акцией, связанной с именем аль-Масура, сопоставимой с подобным мероприятием на берегах Невы через тысячелетие.

Его пригороды, заселенные сторонниками аббасидского движения из Хорасана и Северной Персии, вскоре переросли свои первоначальные границы; восточный берег, соединенный двумя переправами, также вошел в состав столицы. К 9 веку Багдад стал не только одной из крупнейших и богатейших столиц мира, но и главным исламским центром просвещения на Востоке.

Халиф аль-Мансур умер после 21-летнего правления в своем лагере около Мекки во время совершения им паломничества. После него к власти пришел его 33-летний сын аль-Махди (правил 775-785), рожденный от арабки – йеменской принцессы. Правление его не было примечательным: по прежнему продолжались бунты и внутренние войны, продолжилась война с Византией и фактически были потеряны часть африканских территорий из-за образования на них независимых эмиратов. Ранняя смерть не позволила ему проявить себя в полной мере. Год после него правил аль-Хади, после которого власть досталась его родному брату по матери – освобожденной невольницы Хайзуран, строгой по нраву женщины.


Еще в детстве воспитателем и наставником Харуна был перс по имени Яхья (ум. 805) из фамилии Бармакидов или Бермекидов, сумевший развить в своем воспитаннике сильное чувство привязанности. Став халифом, Харун назначил этого человека визирем (главным министром), предоставив ему неограниченные полномочия, в то время как са м он очень активно посещал отдаленные регионы и лишь контролировал ход дел в государстве. Серьезное влияние на ход дел оказывала и мать халифа, которая с большим доверием относилась к деятельности визиря. Яхья, дед которого был буддийским монахом в Балхе, являлся компетентным организатором и честолюбивым человеком. Он извлек максимальную пользу из своего поста и постепенно забрал под себя все административные функции халифата, развязав руки от рутинной работы молодому и пытливому халифу.

Халиф лично посетил неоднократно многие провинции восточной части страны, везде проявляя истинную заботу о своих подданных. При нем еще более расширился Багдад, в котором появились многие новые общественные здания, резко возросло число библиотек и учебных заведений. Провозгласив равенство всех религий, Харун ар-Раш, привлек на свою сторону многие религиозные общины и сумел погасить пламя религиозной войны, что позволило стабилизировать экономическую ситуацию. С целью сохранения хрупкого равновесия религиозных сил он не останавливался ни перед какими проблемами. Седьмой шиитский имам Муса, сын Джафаара ас-Садика, прозванный аль-Казим – «Обуздывающий гнев» неоднократно попадал в тюрьму по личному указанию халифа под различными предлогами, пока не был отравлен во время очередного заключения. Следующий имам уже был не так радикален по отношению к властям.

Следует особо сказать об отношениях халифа со своими ближайшими помощниками из рода Бермекидов. После смерти матери халифа в 789 году исчез основательный контроль за деятельностью первого министра двора, который назначил двух своих сыновей своими ближайшими помощниками. Таким образом, одна семья Халифата стала основой администрации. Будучи весьма компетентными организаторами и талантливыми финансистами, Бармакиды в течение нескольких лет стали безмерно богатыми и властными. Фамилия Бармакидов была синонимом покровительства, щедрости и роскошного образа жизни. Вследствие их возросшей мощи и влияния, халиф почувствовавший в этом угрозу, решил ликвидировать опасную силу, приказав в 803 году немедленно конфисковать все их огромное имущество и арестовать всю семью. так произошло бесславное падение самого знаменитого и могущественного клана в правительственной верхушке, служившего Халифату на протяжении трех поколений и никогда более не возвысившегося.


Халиф Харун ар-Рашид, поглощенный мыслями о восточной части державы, испытывал все меньший интерес к территориям в Северной Африке, где Рустамиды и Идрисиды уже фактически отделились, создав независимые государства. Один из военачальников Хорасанской гвардии, некий Ибрахим ибн Аглаб выразил халифу свою готовность восстановить порядок в африканских владениях и вернуть их под контроль Багдада, при условии предоставления ему наместничества в этом регионе с широкой автономией. Его предложение было принято в 800 году в обмен на ежегодную выплату дани в 40 тысяч динаров. В известном смысле Ифрикию (арабский вариант произношения и написания Африки, тогда еще северо-восточной части одноименного континета) можно считать первой провинцией, получившей статус самоуправления (доминиона) внутри Халифата.

Находясь на достаточно безопасном расстоянии от Багдада, Ибрахим, человек исключительных способностей и энергии, основал новую династию правителей – Аглабидов (800-909), пользующуюся независимостью и наследственной формой правления, со столицей в Кайруане (Тунис), оказывающую халифу лишь номинальное признание его власти. В дальнейшем Аббасиды не имели власти по ту сторону западной границы Мисра (Египта). Хотя некоторые из преемников Ибрахима были весьма развращены и отдавали предпочтение развлечениям вместо должного исполнения обязанностей правителя, в целом столетие Аглабидов принесло мир и процветание региону, раздираемому бесконечными арабо-берберскими стычками в течение длительного периода (до 800).

Несмотря на то что Ифрикия вошла в состав исламского государства сравнительно рано (670), только при Аглабидах эта страна полностью изменила свой римский характер на мусульманский. Язык местного населения и письменность уступили место арабскому языку, а ислам не просто занял место христианства, а превратился в широко распространенную и самую значительную религию. Этим еще раз доказано, что язык не всегда является определяющим признаком того или иного народа, живущего в составе империи: всегда возникает потребность ведения делопроизводства и переписки на одном языке, который объявляется государственным, зачастую являясь языком доминирущего народа. Таким же образом произошла латинизация славянских народов Европы вслед за распространением влияния римской католической церкви.


Сравнительно обезопасив свои юго-западные границы с созданием автономной провинции Ифрикия, халиф взялся за наведение внутреннего порядка. Первым, как уже говорилось выше, пал клан Бармекидов. Следующим серьезным противником был один из ведущих факихов, первый систематизатор мусульманского права Мухаммад аш-Шайбани, который поддержал в зайдитского имама Яхьи ибн Абдуллаха в 792-793 гг. После нескольких назначений в различные части страны аш-Шайбани скончался в возрасте 55 лет, не доехав до очередного места назначения в Хорасан.

Мирно потеряв африканские территории, халиф ар-Рашид в 804 году двинул свои войска на земли Византийской империи в Малой Азии. Византийский престол (с 802) в то время занял Никифор 1 Генниник (Казначей) или Никифор Фока, свергнувший императрицу Ирину, при которой он был министром финансов и отправивший ее в ссылку вместе с внучкой Евфросиньей на Принцевы острова. Среди обвинений, предъявленных ей, - соглашательская позиция трона с неравноправными условиями мирного договора с Халифатом, согласно которому Византия должна была выплачивать огромную ежегодную дань в обмен на мир на ее восточных рубежах. Новый император попытался изменить сложившуюся ситуацию. Он отправил хвастливое послание халифу Харуну ар-Рашиду, в котором не только отказывался от от дальнейших выплат, но и требовал возврата уже выплаченных денег.

Разгневанный Харун ответил ему коротким и весьма презрительным письмом, в котором назвал императора «римским псом», одновременно снарядив мощную армию, которую сам и возглавил. В 804 году он вторгся на территории Византии, опустошив большую часть Малой Азии и устремившись к самому берегу Черного моря. Ошеломленный таким ходом событий и, обнаружив свою беспомощность перед лицом решительных действий мусульман, Никифор запросил мира, который был заключен на тех же унизительных кабальных условиях продолжения выплаты ежегодной дани.

Однако, как только мусульмане отошли, император отвергнул новый договор, чем вызвал свирепую ярость Харуна: его армия прошлась по Малой Азии огнем и мечом. Византийская армия была истреблена, и восточная часть страны оказалась предоставлена разорению и разграблению вторгшихся войск. Мусульмане продвинулись вплоть до Анкары в 806 году, а напуганный Никифор еще раз обратился с просьбой о мире. На этот раз статьи последующего соглашения носили еще более оскорбительный и карательный характер, чем до этого. Они оговаривали в дополнение к денежным выплатам позорные налоги с самого императора и всех членов его семьи. Тысячи христиан были захвачены в плен и затем проданы в рабство на базарах Сирии. На море военный отряд кораблей Халифата высадился на Кипре и быстро овладел им.

Способы и масштабы этих действий оказались высшей точкой военной активности Харуна, и в целом всего аббасидского периода, за пределами державы.

Всю свою недолгую жизнь халиф вел очень активный образ жизни, путешествуя по своей державе и участвуя в военных походах. Паломничество к святым местам им было совершено не менее девяти раз, в восьми случаях только войны с Византией он лично возглавлял свою армию. В отличие от многих правителей древнего и средневекового периода истории, Харун не посвятил свою жизнь поиску удовольствия и развлечений. В течение его правления государство Аббасидов – Багдадский халифат достигло своего пика славы, изобилия и расцвета культуры. Столица Багдад стала богатейшим городом мира, единственным соперником которого по роскоши и изысканности был значительно отстававший Константинополь. Промышленность, торговля и ремесла мусульман процветали как в пределах державы, так и в заморских странах. Они построили крупный торговый флот, совершавший рейсы вплоть до Кантона в Китае, торгуя по пути с Индией, Цейлоном и Индонезией. Приключения Синдбада-морехода из «Тысячи и одной ночи» отражают реальные особенности торговли и коммуникаций в эту эпоху. Один из крупных торговых путей проходил через Казарию, Камскую Болгарию в Скандинавию, но со значительной частью Европы торговля не велась. Частично это было обусловлено военными действиями на религиозной почве с христианскими странами, частично тем фактором, что Средиземное море было насыщено военными судами и пиратами. Территория же на север от Русского (Черного) и Хвалынского (Каспийского) морей еще не были христианскими, но уже являлись данниками Казарии, которая в свою очередь была данницей Халифата. Этим же объясняется наличие в кладах того периода на территории современной России только арабских монет, бывшими в тот период единственными деньгами из драгоценных металлов, имевших хождение в этих землях. Надпись арабской вязью на русских монетах продолжает встречаться вплоть до 15 века, но здесь уже присутствуют иные мотивы. Люди того времени понимали, что Русь как территория Света существует от Тихого до Атлантического океана, а коренные народы говорили на очень близких диалектах. Назывались эти народы росами, расами, потому не должно вызывать удивление, что повелитель великой империи – Багдадского Халифата носил титул «Хакан ар-Раш». С годами языки народов разделились из-за некоторой замкнутости проживания по религиозным мотивам и внесения в лексикон специфических слов доминирующей религии, а соответственно – введения единого (государственного) языка общения и переписки.

Смерть застала халифа на пути в восставший Хорасан, куда он назначил наместником своего сына аль-Мамуна – будущего халифа. Харун ар-Рашид скончался в возрасте 45 лет, из которых 23 года он находился на престоле. В соответствие с волей халифа его преемником в 809 году в Багдаде был провозглашен сын аль-Амин, матерью которого была знаменитая Зубайда. Он же оказался последним халифом из династии Аббасидов, рожденным арабкой.