birmaga.ru
добавить свой файл

1
В.П. Никишаева,

ректор Бийского педагогического государственного университета имени В.М. Шукшина, профессор

Солнце Иерусалима.
Ступив на Святую землю, каждый ощущает себя паломником…

Поклон тебе,
Святой Иерусалим!
Я эту землю увидать не чаял,
И мой восторг пред нею нескончаем…

… Строки известных стихов Андрея Дементьева невольно всплыли в памяти, когда я увидела Землю обетованную. Меня поразила невероятность происходящего. Знакомые с детства библейские названия городов и селений вдруг обрели зримую реальность. Любовалась из окна автобуса и с трудом осознавала, что с обычных дорожных указателей смотрела на меня великая и древняя история Святой земли - Содом, Вифлеем, Иерусалим…
    Все оказалось неожиданно просто… Устав от безделья и горячего солнца Египта (отдыхала по турпутевке в курортном Шарм-Эль-Шейхе), подошла к гиду справиться об экскурсиях. И с изумлением узнала, что всего в пяти часах пути святые места. И хотя друзья предостерегали от автобусных экскурсий (египетские водители в принципе не признают никаких правил движения, да и дорожные знаки на сложных горных трассах практически отсутствуют), соблазн увидеть Иерусалим оказался сильнее здравомыслия. Ведь Иерусалим - не просто библейский город, это центр трех религий - христианства, иудаизма, ислама. Быть так близко от Вечного города и не увидеть его - это оказалось выше моих сил.
    Честно признаюсь, закрывая свой номер под яркими звездами черного купола (выезжали в 8 вечера, когда в Египте уже кромешная тьма), подумала: кто тебя гонит и куда же тебя несет, зачем эта ночная поездка через пустыню?!. Но решение принято значит, в путь!..

    Автобус был укомплектован полностью, и чувство коллектива вытеснило все внутренние сомнения. Всех гидов в Египте, как правило, зовут Мухаммедами - так популярно на Ближнем Востоке имя Пророка! Наш Мухаммед оказался выпускником Университета Дружбы народов имени Патриса Лумумбы, выпускником последних перестроечных лет. И это очень облегчило наше общение с ним: он хорошо знает менталитет русских туристов, запросы и пристрастия. Правда, по традиции, как все египтяне-гиды, собрал наши российские авторучки в качестве сувениров…

    Ночная «тьма египетская» - тоже своего рода экзотика. Высокие бурые холмы, переходящие в горные хребты… Редкие жилища, выбитые в скалах, освещаемые фарами нашего автобуса, и монотонное движение по пустынной трассе…
    Вообще Египет - это 90 процентов пустыни и только 10 процентов - оазисов, размещенных вдоль побережья Красного и Средиземного морей и по обоим берегам Нила. Страна контрастов!.. Роскошные отели для туристов - и нищие жилища для основной массы населения. Вылизанные до блеска территории курортов - и грязные улочки окраин и восточных базаров…

    В пути до границы с Израилем пробыли три часа, что, к удивлению, оказалось необременительно. Переход через границу совершали недалеко от израильского города Эйлат, где в ноябре случилась страшная трагедия с нашими туристами: автобус на большой скорости сорвался в пропасть… Поразило, что вдоль трассы вовсю кипит ночная жизнь: маленькие кафе рядом с бензоколонками заполнены сидящими за столиками туристами и местными жителями, сувенирные лавки бойко торгуют безделушками, изготовленными из природного сырья, где преобладают изделия из камня и ракушек…

    Наш путь в Иерусалим сначала идет вдоль побережья Красного моря, а потом берегом Мертвого моря. Как раз над Мертвым морем на наших глазах где-то около пяти часов утра поднялось алое южное солнце. И вот уже освещенная этим вечным солнцем раскинулась израильская земля, таинственная и притягательная!..
И опять вспоминаю Дементьева:
Земля уже предчувствует    рассвет,
И алый цвет к лицу Иерусалиму.
Замри, мгновенье!
    Ты неповторимо,
Хотя и повторялось много лет.
Восход рисует вновь Иерусалим.
Одно движенье гениальной кисти
И вот уже зазеленели листья,

И вспыхнул купол, и дома за ним.


    Строчки эти нельзя было не вспомнить, потому что за последним поворотом действительно взору раскрылся древний город с белым куполом главного храма. Лежащий на водоразделе между Средиземным и Мертвым морями, на высоте 840 м, Иерусалим (на иврите - Йерушалаим) - один из древнейших городов мира, его возраст более 3500 лет. Этот город сегодня являет собой смешение памятников истории, культур и народов… Мне, православной христианке, конечно же, ближе те события, которые описаны в Библии, ближе всего мир Иисуса Христа: его подвижническая жизнь и мученическая смерть, его деяния во имя людей... Ведь именно потому Иерусалим считается главным священным городом христиан и веками притягивает к себе паломников. Старый город - это историческая часть Иерусалима, окруженная крепостной стеной. Именно здесь происходили все исторические события, здесь находятся святые места трех мировых религий.
    Святынями для евреев является Храмовая гора и ее западная стена - Стена плача («Котель»). Еще в 960 году до новой эры царь Соломон воздвиг на горе Мориа первый храм, который был частью комплекса царского дворца. Со временем гора Мориа стала считаться Божьей горой, а Храм - жилищем Господним. Древние пророки провозглашали, что вообще Сион, частью которого является гора Мориа, является исключительным местопребыванием Господа на земле, как некогда гора Синай. Поэтому Иерусалимский храм до сего дня окружен ореолом Божественной святости и чудодейственной силы.

    В день нашего пребывания в Иерусалиме иудеи отмечали особый праздник поклонения и прославления ветвей оливы, что-то похожее на праздник урожая. Уже в 6 часов утра весь город был заполнен толпами мужчин, женщин и детей с ветками оливы в руках. И все устремлялись узкими улочками к Стене плача. Достаточно просторная площадь перед Стеной плача поделена пополам - женская и мужская половина, на стульях сидит множество людей с раскрытыми священными книгами и что-то читают, видимо, связанное с праздником. На наших глазах священники вынесли Свиток Торы и прошествовали с ним к Стене плача по мужской половине. Люди припадают надолго к Стене, молясь и вкладывая в отверстие записочки с просьбами о самом затаенном. Дай Бог, чтобы сбылись их надежды и чаяния у этого сакрального места для верующих!..

    Здесь же на Храмовой горе для мусульман - величественные мечети, религиозный архитектурный комплекс Аль-Харам аль-Шариф. В Мусульманском квартале посреди большой площади находятся две мечети, одна - на месте, где Мухаммеду были посланы заветы ислама, а на скале виднеется отпечаток его стопы. Здесь для мусульман центральная точка земного и небесного пути пророка Мухаммеда.
    И здесь же для христиан всех конфессий - множество церквей, возведенных там, где ступали сандалии Иисуса. Святыня трех религий, город, который считают особенным миллионы людей на планете… Обо всем здесь гиды рассказывают как об обыденности, пусть давней, но совершенно бесспорной истории. И поневоле прислушиваешься к себе, пытаясь понять, какие потаенные струны заденет в тебе Иерусалим, какое персональное чудо сотворит для тебя.
    От Стены плача идет улица Скорби - Виа Долороза, последний путь Христа, пролегающий в толчее и шуме арабских улочек. Эта дорога скорби превращает любого туриста в очарованного паломника. От крепости до Голгофы отмечен каждый шаг Спасителя. Два тысячелетия исчезают, и возникает эффект присутствия. Становится понятным, почему в психиатрии возникло понятие «иерусалимский синдром» - описание многочисленных случаев, когда истово верующие утрачивают ощущение времени, чувствуют себя пророками, мессиями, историческими личностями…

    Вот идем мимо остатков крепости Антония, где Христос предстал перед Пилатом, был осужден и приговорен. Идем, а память диктует: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат». Вообще, Булгаков и его бессмертный роман как бы оживают здесь, в Иерусалиме. Улица Скорби начинается Конвентой Бичевания (в настоящее время принадлежащей ордену францисканцев). Именно здесь Марк Крысобой «объяснял» арестованному Иешуа Га-Ноцри, как правильно обращаться к прокуратору: «Крысобой вынул из рук у легионера бич и, несильно размахнувшись, ударил арестованного по плечам… связанный мгновенно рухнул наземь, как будто ему подрубили ноги…» Именно здесь, в колоннаде крепости Антония, Иисус в разорванном голубом хитоне стоял перед Пилатом, зная наперед все о своей судьбе и смиренно её принимая. Сегодня внутри Конвенты витражи с изображением Христа, принимающего мучения.

    Проходим несколько шагов до арки «Эссе Хомо»: так в ХVI веке паломники начали называть это место. Эти слова, по преданию, произнес Понтий Пилат, представляя Иисуса толпе, втайне надеясь, что толпа помилует его. Но толпе уже не было дела до избитого, измученного пытками Сына Божия, которого накануне весь Иерусалим принимал как царя, ветками вайи устилая ему путь. Толпа любит сильных…
    Идешь по Дороге Скорби и сердце содрогается от ужаса: здесь Он нес свой крест, отягощенный всеми нашими прошлыми и будущими грехами, здесь он шел на Голгофу… И по этому пути идешь сегодня, отмечая все детали святой старины. Вот небольшая капелла, сооруженная на месте, где Иисус упал в первый раз, вот Часовня, где он встретил Богоматерь… На перекрестке улицы Скорби и Базарной он упал вторично, Римская колонна у входа в абиссинский монастырь указывает место третьего падения…

    Всё здесь - легенда, и всё - правда. Здесь упорные руки судьбы месили неподатливое тесто времени, смешивая пространственные слои самым неожиданным, самым причудливым образом, потому что Иерусалим единственный город на планете, способный превращать «хропос» в «топос», опрокидывать время в пространство.
    И вот главное, конечная цель пути - ожидаемо и все же неожиданно возникает громада Храма Гроба Господня. Сегодня это настоящий лабиринт, состоящий из множества капелл, церквей и алтарей. В центре храма - святая святых. Это кувуклия, в которой находится священная плита Гроба Господня. Только считанные секунды можешь коленопреклоненно побыть возле нее и приложиться к святыне, так много желающих побыть здесь один на один со своей сутью.
    Раз в год перед православной Пасхой сходит на Землю у этой плиты Благодатный Огонь, в первые минуты ласкающий своим теплом и не опаляющий лица паломников.

    И пусть объясняют, что камень, на котором лежало тело Иисуса, вовсе не мироточит - его ежедневно поливают мирром. Пусть рассказывают, что огонь в храме загорается вовсе не чудом, а благодаря системе увеличительных стекол… Пусть!

    У паломников, покидающих святыню, просветленные лица. А значит, вера в очередной раз побеждает зло…

    У каждого свой Иерусалим. Для кого-то это толчея арабского квартала, для кого-то - тишина церквей, часовен, синагог и мечетей, для кого-то - невероятная энергетика Стены плача или спокойствие Гефсиманского сада. Кому-то запомнятся древние оливковые деревья, растущие на Масличной горе, у церкви Наций…
    Рассказывать про этот небесный город - все равно что пытаться объять необъятное. Описать этот город невозможно, как невозможно узнать его всего за один визит.
И вновь Андрей Дементьев:
Наступит день,
    сюда сойдет Мессия.
И, встав у замурованных ворот,
Он усмехнется мрачному бессилью
Своих врагов, не веривших в приход.

В долине состоится Страшный суд.
Восстанут из могил Иерусалима
Умершие.
И нас судить придут.
И только совесть будет несудима.

… Строки известных стихов Андрея Дементьева невольно всплыли в памяти, когда я увидела Землю обетованную. Меня поразила невероятность происходящего. Знакомые с детства библейские названия городов и селений вдруг обрели зримую реальность. Любовалась из окна автобуса и с трудом осознавала, что с обычных дорожных указателей смотрела на меня великая и древняя история Святой земли - Содом, Вифлеем, Иерусалим…

    Все оказалось неожиданно просто… Устав от безделья и горячего солнца Египта (отдыхала по турпутевке в курортном Шарм-Эль-Шейхе), подошла к гиду справиться об экскурсиях. И с изумлением узнала, что всего в пяти часах пути святые места. И хотя друзья предостерегали от автобусных экскурсий (египетские водители в принципе не признают никаких правил движения, да и дорожные знаки на сложных горных трассах практически отсутствуют), соблазн увидеть Иерусалим оказался сильнее здравомыслия. Ведь Иерусалим - не просто библейский город, это центр трех религий - христианства, иудаизма, ислама. Быть так близко от Вечного города и не увидеть его - это оказалось выше моих сил.

    Честно признаюсь, закрывая свой номер под яркими звездами черного купола (выезжали в 8 вечера, когда в Египте уже кромешная тьма), подумала: кто тебя гонит и куда же тебя несет, зачем эта ночная поездка через пустыню?!. Но решение принято значит, в путь!..

    Автобус был укомплектован полностью, и чувство коллектива вытеснило все внутренние сомнения. Всех гидов в Египте, как правило, зовут Мухаммедами - так популярно на Ближнем Востоке имя Пророка! Наш Мухаммед оказался выпускником Университета Дружбы народов имени Патриса Лумумбы, выпускником последних перестроечных лет. И это очень облегчило наше общение с ним: он хорошо знает менталитет русских туристов, запросы и пристрастия. Правда, по традиции, как все египтяне-гиды, собрал наши российские авторучки в качестве сувениров…
    Ночная «тьма египетская» - тоже своего рода экзотика. Высокие бурые холмы, переходящие в горные хребты… Редкие жилища, выбитые в скалах, освещаемые фарами нашего автобуса, и монотонное движение по пустынной трассе…
    Вообще Египет - это 90 процентов пустыни и только 10 процентов - оазисов, размещенных вдоль побережья Красного и Средиземного морей и по обоим берегам Нила. Страна контрастов!.. Роскошные отели для туристов - и нищие жилища для основной массы населения. Вылизанные до блеска территории курортов - и грязные улочки окраин и восточных базаров…

    В пути до границы с Израилем пробыли три часа, что, к удивлению, оказалось необременительно. Переход через границу совершали недалеко от израильского города Эйлат, где в ноябре случилась страшная трагедия с нашими туристами: автобус на большой скорости сорвался в пропасть… Поразило, что вдоль трассы вовсю кипит ночная жизнь: маленькие кафе рядом с бензоколонками заполнены сидящими за столиками туристами и местными жителями, сувенирные лавки бойко торгуют безделушками, изготовленными из природного сырья, где преобладают изделия из камня и ракушек…


    Наш путь в Иерусалим сначала идет вдоль побережья Красного моря, а потом берегом Мертвого моря. Как раз над Мертвым морем на наших глазах где-то около пяти часов утра поднялось алое южное солнце. И вот уже освещенная этим вечным солнцем раскинулась израильская земля, таинственная и притягательная!..
И опять вспоминаю Дементьева:
Земля уже предчувствует    рассвет,
И алый цвет к лицу Иерусалиму.
Замри, мгновенье!
    Ты неповторимо,
Хотя и повторялось много лет.
Восход рисует вновь Иерусалим.
Одно движенье гениальной кисти
И вот уже зазеленели листья,
И вспыхнул купол, и дома за ним.

    Строчки эти нельзя было не вспомнить, потому что за последним поворотом действительно взору раскрылся древний город с белым куполом главного храма. Лежащий на водоразделе между Средиземным и Мертвым морями, на высоте 840 м, Иерусалим (на иврите - Йерушалаим) - один из древнейших городов мира, его возраст более 3500 лет. Этот город сегодня являет собой смешение памятников истории, культур и народов… Мне, православной христианке, конечно же, ближе те события, которые описаны в Библии, ближе всего мир Иисуса Христа: его подвижническая жизнь и мученическая смерть, его деяния во имя людей... Ведь именно потому Иерусалим считается главным священным городом христиан и веками притягивает к себе паломников. Старый город - это историческая часть Иерусалима, окруженная крепостной стеной. Именно здесь происходили все исторические события, здесь находятся святые места трех мировых религий.

    Святынями для евреев является Храмовая гора и ее западная стена - Стена плача («Котель»). Еще в 960 году до новой эры царь Соломон воздвиг на горе Мориа первый храм, который был частью комплекса царского дворца. Со временем гора Мориа стала считаться Божьей горой, а Храм - жилищем Господним. Древние пророки провозглашали, что вообще Сион, частью которого является гора Мориа, является исключительным местопребыванием Господа на земле, как некогда гора Синай. Поэтому Иерусалимский храм до сего дня окружен ореолом Божественной святости и чудодейственной силы.


    В день нашего пребывания в Иерусалиме иудеи отмечали особый праздник поклонения и прославления ветвей оливы, что-то похожее на праздник урожая. Уже в 6 часов утра весь город был заполнен толпами мужчин, женщин и детей с ветками оливы в руках. И все устремлялись узкими улочками к Стене плача. Достаточно просторная площадь перед Стеной плача поделена пополам - женская и мужская половина, на стульях сидит множество людей с раскрытыми священными книгами и что-то читают, видимо, связанное с праздником. На наших глазах священники вынесли Свиток Торы и прошествовали с ним к Стене плача по мужской половине. Люди припадают надолго к Стене, молясь и вкладывая в отверстие записочки с просьбами о самом затаенном. Дай Бог, чтобы сбылись их надежды и чаяния у этого сакрального места для верующих!..
    Здесь же на Храмовой горе для мусульман - величественные мечети, религиозный архитектурный комплекс Аль-Харам аль-Шариф. В Мусульманском квартале посреди большой площади находятся две мечети, одна - на месте, где Мухаммеду были посланы заветы ислама, а на скале виднеется отпечаток его стопы. Здесь для мусульман центральная точка земного и небесного пути пророка Мухаммеда.
    И здесь же для христиан всех конфессий - множество церквей, возведенных там, где ступали сандалии Иисуса. Святыня трех религий, город, который считают особенным миллионы людей на планете… Обо всем здесь гиды рассказывают как об обыденности, пусть давней, но совершенно бесспорной истории. И поневоле прислушиваешься к себе, пытаясь понять, какие потаенные струны заденет в тебе Иерусалим, какое персональное чудо сотворит для тебя.

    От Стены плача идет улица Скорби - Виа Долороза, последний путь Христа, пролегающий в толчее и шуме арабских улочек. Эта дорога скорби превращает любого туриста в очарованного паломника. От крепости до Голгофы отмечен каждый шаг Спасителя. Два тысячелетия исчезают, и возникает эффект присутствия. Становится понятным, почему в психиатрии возникло понятие «иерусалимский синдром» - описание многочисленных случаев, когда истово верующие утрачивают ощущение времени, чувствуют себя пророками, мессиями, историческими личностями…


    Вот идем мимо остатков крепости Антония, где Христос предстал перед Пилатом, был осужден и приговорен. Идем, а память диктует: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат». Вообще, Булгаков и его бессмертный роман как бы оживают здесь, в Иерусалиме. Улица Скорби начинается Конвентой Бичевания (в настоящее время принадлежащей ордену францисканцев). Именно здесь Марк Крысобой «объяснял» арестованному Иешуа Га-Ноцри, как правильно обращаться к прокуратору: «Крысобой вынул из рук у легионера бич и, несильно размахнувшись, ударил арестованного по плечам… связанный мгновенно рухнул наземь, как будто ему подрубили ноги…» Именно здесь, в колоннаде крепости Антония, Иисус в разорванном голубом хитоне стоял перед Пилатом, зная наперед все о своей судьбе и смиренно её принимая. Сегодня внутри Конвенты витражи с изображением Христа, принимающего мучения.
    Проходим несколько шагов до арки «Эссе Хомо»: так в ХVI веке паломники начали называть это место. Эти слова, по преданию, произнес Понтий Пилат, представляя Иисуса толпе, втайне надеясь, что толпа помилует его. Но толпе уже не было дела до избитого, измученного пытками Сына Божия, которого накануне весь Иерусалим принимал как царя, ветками вайи устилая ему путь. Толпа любит сильных…
    Идешь по Дороге Скорби и сердце содрогается от ужаса: здесь Он нес свой крест, отягощенный всеми нашими прошлыми и будущими грехами, здесь он шел на Голгофу… И по этому пути идешь сегодня, отмечая все детали святой старины. Вот небольшая капелла, сооруженная на месте, где Иисус упал в первый раз, вот Часовня, где он встретил Богоматерь… На перекрестке улицы Скорби и Базарной он упал вторично, Римская колонна у входа в абиссинский монастырь указывает место третьего падения…

    Всё здесь - легенда, и всё - правда. Здесь упорные руки судьбы месили неподатливое тесто времени, смешивая пространственные слои самым неожиданным, самым причудливым образом, потому что Иерусалим единственный город на планете, способный превращать «хропос» в «топос», опрокидывать время в пространство.

    И вот главное, конечная цель пути - ожидаемо и все же неожиданно возникает громада Храма Гроба Господня. Сегодня это настоящий лабиринт, состоящий из множества капелл, церквей и алтарей. В центре храма - святая святых. Это кувуклия, в которой находится священная плита Гроба Господня. Только считанные секунды можешь коленопреклоненно побыть возле нее и приложиться к святыне, так много желающих побыть здесь один на один со своей сутью.
    Раз в год перед православной Пасхой сходит на Землю у этой плиты Благодатный Огонь, в первые минуты ласкающий своим теплом и не опаляющий лица паломников.
    И пусть объясняют, что камень, на котором лежало тело Иисуса, вовсе не мироточит - его ежедневно поливают мирром. Пусть рассказывают, что огонь в храме загорается вовсе не чудом, а благодаря системе увеличительных стекол… Пусть!
    У паломников, покидающих святыню, просветленные лица. А значит, вера в очередной раз побеждает зло…

    У каждого свой Иерусалим. Для кого-то это толчея арабского квартала, для кого-то - тишина церквей, часовен, синагог и мечетей, для кого-то - невероятная энергетика Стены плача или спокойствие Гефсиманского сада. Кому-то запомнятся древние оливковые деревья, растущие на Масличной горе, у церкви Наций…
    Рассказывать про этот небесный город - все равно что пытаться объять необъятное. Описать этот город невозможно, как невозможно узнать его всего за один визит.
И вновь Андрей Дементьев:
Наступит день,
    сюда сойдет Мессия.
И, встав у замурованных ворот,
Он усмехнется мрачному бессилью
Своих врагов, не веривших в приход.

В долине состоится Страшный суд.
Восстанут из могил Иерусалима
Умершие.
И нас судить придут.

И только совесть будет несудима.