birmaga.ru
добавить свой файл

  1 2 3 ... 17 18

Эпидемиологическая классификация гельминтозов

(А.Я.Лысенко, 1976)

Название группы

Важнейшие представители

  1. Биогельминтозы:




1.1. пероральные,

антропонозы

1.2. пероральные,

зоонозы


тениаринхоз, тениоз, альвеококкоз
эхинококкоз, дифиллоботриоз, описторхоз, парагонимоз, дракункулез, трихинеллез

1.3. перкутанные,

антропонозы



шистосомоз кишечный и мочеполовой, вухерериоз, онхоцеркоз

1.4. перкутанные,

зоонозы


шистосомоз японский

2. Геогельминтозы:




2.1. пероральные,

антропонозы



аскаридоз, трихоцефалез

2.2. перкутанные,

антропонозы



анкилостомоз, некатороз, стронгилоидоз

3. Контагиозные (контактные) гельминтозы: пероральные, антропонозы

гименолепидоз, энтеробиоз

Геогельминтозы характеризуются развитием яиц и личинок возбудителей только во внешней среде без участия промежуточных хозяев. Развитие яиц геогельминтов происходит в почве, воде или на овощах и определяется такими факторами, как температура, влажность, аэрация почвы, и другими условиями внешней среды.

Биогельминтозы – это заболевания, возбудители которых развиваются с участием двух или трех промежуточных хозяев. Хозяин может быть окончательным (дефинитивным), когда в нем обитает половозрелая стадия паразита, и промежуточным, когда в нем паразитирует личиночная стадия. Так, бычий цепень во взрослой стадии паразитирует в кишечнике человека, а в личиночной (финны) – в мышцах крупного рогатого скота. В данном случае человек является окончательным хозяином, а крупный рогатый скот – промежуточным. Эхинококк во взрослой стадии обитает в кишечнике собаки (окончательный хозяин), а в личиночной (в виде пузырей) – во внутренних органах животных и человека (промежуточные хозяева). Иногда гельминты развиваются в двух промежуточных хозяевах, при этом второй из них является дополнительным. Например, личинки широкого лентеца проходят развитие сначала в пресноводных рачках-циклопах (промежуточный хозяин), а затем в рыбе (дополнительный хозяин).

Контактные гельминтозы – это болезни, возбудители которых не нуждаются для своего развития в промежуточном хозяине и попадании в почву. Яйца остриц являются инвазионными при выходе из кишечника человека и поэтому возможно заражение при контакте с больным и самозаражение. Яйца карликового цепня могут дозревать даже в просвете кишечника.

Гельминтозы, возбудители которых не могут завершить жизненный цикл без участия человека, относятся к гельминтоантропонозам, а гельминтозы, возбудители которых способны к существованию независимо от человека, к гельминтозоонозам.

В зависимости от пути проникновения инвазионных стадий паразитов в организм человека различают пероральные и перкутанные гельминтозы.

Локализация имагинальных (половозрелых) стадий гельминтов в организме окончательного хозяина позволяет выделить кишечные и внекишечные (кровеносных или лимфатических сосудов, легких, гепатобилиарной и панкреатической систем, соединительной ткани и др.) гельминтозы. Человек может быть инвазирован одновременно несколькими гельминтами с различной локализацией в органах (полиинвазия).

Личиночная стадия некоторых гельминтов (эхинококков, свиного цепня и др.) в теле человека не превращается в половозрелую стадию и может паразитировать в течение многих лет, обусловливая ведущие клинические проявления инвазий (ларвальные гельминтозы).

По морфологическим признакам все гельминты делятся на 2 типа:

Nemathelminthes (круглые гельминты), класс Nematoda (аскарида, власоглав, трихинелла, острица, анкилостома, трихостронгилоиды, некатор, свайник великан);

Plathelminthes (плоские гельминты) включает класс Cestoda (ленточные гельминты – лентецы широкий, чаечный и Клебановского; цепни карликовый, крысиный, тыквовидный; цепень свиной, или вооруженный, цепень бычий, или невооруженный) и класс Trematoda (сосальщики – описторх, клонорх, фасциола, дикроцелиус, нанофиетус, парогонимус, шистосомы).



Раздел 2. ПАТОГЕНЕЗ ПАРАЗИТАРНЫХ ИНВАЗИЙ

В развитии инвазионного процесса при гельминтозах различают ряд последовательных фаз, характеризующихся определенной симптоматикой:

острая или ранняя фаза инвазии обусловлена внедрением возбудителя и паразитированием личинок, вызывающих аллергическую реакцию немедленного и замедленного типов на антигены личиночных стадий;

латентная фаза развивается вслед за острой и определяется постепенным созреванием молодого гельминта, локализовавшегося в тропном для него органе;

хроническая фаза инвазии определяется паразитированием зрелого гельминта с образованием пропагативных стадий (яиц, личинок).

Следует отметить, что в изучении механизмов развития патологического процесса при паразитарных инвазиях в настоящее время достигнуты большие успехи. Однако патогенез острой и хронической стадии гельминтозов сложен.

Ведущим патогенетическим фактором при гельминтозах преимущественно в острой, ранней фазе является сенсибилизация с готовностью к аллергическим реакциям при повторном поступлении антигенов (АГ) гельминта. Последнее закономерно, в связи с чем гельминтозы относят к заболеваниям с обязательным аллергическим компонентом. Роль аллергенов могут играть и функциональные, и соматические АГ гельминтов. В ответ на аллергены организм хозяина вырабатывает антитела (АТ), относящиеся к различным классам иммуноглобулинов: в основном к IgE и в меньшей степени - IgA,способные обратимо адсорбироваться на поверхности клеток хозяина. Количество аллергенов, нужное для сенсибилизации и провокации аллергической реакции, чрезвычайно мало.

IgE при гельминтозах играет двоякую роль: 1) фиксируясь на тучных клетках (ТК) и базофилах крови, сенсибилизирует их, являясь одним из важнейших механизмов их дегрануляции при повторном воздействии АГ паразита;

2) обеспечивает фиксацию эозинофилов и тромбоцитов на паразитах, однако, при условии, если последние по тем или иным причинам не способны оказывать иммунодепрессивное действие на механизмы иммунитета хозяина. У больных гельминтозами уровень IgE обычно существенно превышает показатели здоровых, хотя и не постоянен.

Тучная клетка (ТК) – важнейший элемент аллергической реакции немедленного типа. ТК-производные недифференцированных костномозговых клеток, которые поступают в соединительную ткань органов из кровеносного русла, под влиянием паразитарных АГ, факторов, выделяемых Т-лимфоцитами. Установлено, что для созревания ТК необходим непрерывный приток Т-лимфобластов, выделяющих интерлейкин-3 под влиянием постоянной антигенной стимуляции, обеспечиваемой гельминтом (Guy-Grand, 1984).

На поверхности ТК и базофилов имеются поверхностные рецепторы для Fc–фрагмента IgE. Эти рецепторы могут связывать IgE любой анти-антигенной специфичности. Вместе с тем они специфичны только для IgE и не связывают иммуноглобулины других классов. Дегрануляция ТК запускается, когда фиксированные на ТК две рядом расположенные молекулы IgE с помощью Fab-фрагментов соединяются с АГ. При этом активизируется система ферментов, в клетку поступают ионы кальция, после чего начинается дегрануляция, но даже полностью дегранулированная ТК не погибает, а гранулы через некоторое время восстанавливаются. При дегрануляции ТК выделяется большое количество биологически активных веществ. Одним из важнейших является гистамин, составляющий 10% массы гранул. ТК – главный источник гистамина, оказывающий как местное, так и общее действие. Гистамин, выделяемый ТК, может оказывать как местное, так и общее действие. Наиболее богаты ТК и соответственно гистамином кишка, легкие, печень, подкожная клетчатка, что является морфологической и физиологической предпосылкой к развитию выраженной аллергической реакции при тех гельминтозах, возбудители которых или мигрируют через эти органы на стадии личинки (аскарида, анкилостомиды, стронгилиды, токсокары и др.) или паразитируют в них на половозрелой стадии. Вместе с тем установлено, что сенсибилизация в наибольшей степени развивается в том органе, в который был введен АГ, а применительно к гельминтозам – через который мигрировал, где проходил линьку или погиб гельминт или его личинка.

Гистамин вызывает распространенное расширение капилляров с повышением их проницаемости. Установлено, что как общее число ТК, так и число сенсибилизированных ТК при гельминтозах меняется в зависимости от длительности и стадии инвазионного процесса.

Доказана генетическая зависимость активности ТК. Гены, связанные с главным комплексом гистосовместимости, влияют на уровень ответа. Регулируется активность ТК факторами Т-клеточного происхождения, эозинофилами и т.д.

Выделяемый ТК серотонин содержится в тканях разных органов с максимальным его количеством в тромбоцитах. Он вызывает сокращение гладких мышц, вазоконстрикцию, обладает уртикарным действием. Гепарин из ТК снижает свертываемость крови. Ацетилхолин образуется во всех тканях, подвергающихся аллергической альтерации. Он вызывает сокращение гладких мышц, подъем кровяного давления, местную гиперемию.

При аллергической реакции немедленного типа активируется калликреиновая система, что ведет к образованию биологически активных пептидов, в частности, брадикинина, муилбрадикинина. Они вызывают спазм гладкой мускулатуры, повышение сосудистой проницаемости, снижают артериальное давление. Активируется плазминовая (фибринолизиновая) система, что сопровождается усилением фибринолиза и вследствие этого изменением реологических свойств крови, повышением проницаемости составных ее частей через сосудистую стенку, а также гипотензией.

Дегранулирующие базофилы выделяют фосфолипиды, вызывающие агрегацию тромбоцитов и нецитотоксическое выделение ими гистамина, серотонина, что еще больше нарушает микроциркуляцию.

По классификации Gell, Coombs (1968), которой в настоящее время с некоторыми изменениями и дополнениями придерживается большинство авторов, выделяют 4 типа аллергических реакций.

При аллергической реакции 1 типа АГ соединяется с фиксированным на ТК, базофилах, тромбоцитах IgE, что обусловливает деструкцию этих клеток, выделение и последовательную активацию большого количества веществ медиаторного действия: гистамина, калликреина, брадикинина, ацетилхолина, гепарина, медленно реагирующего вещества анафилаксии (alow reacting substance – SRS-A), анафилатоксина, арилсульфатазы А, химазы, эозинофильного хемотоксического фактора (ECF-A) и др. Эти вещества действуют на сосуды, гладкую мускулатуру и др. клетки – мишени, на свертывающую систему крови. Н.Д.Беклемишев (1986) считает, что аллергические реакции 1 типа следует рассматривать как часть иммунного механизма, выработанного для защиты от инвазий, в первую очередь, гельминтами. Этот тип реакции лежит в основе аллергии немедленного типа, в том числе анафилактического шока.

Аллергическая реакция 2 типа возникает в случаях соединения АГ в присутствии комплемента с цитотоксическими лизирующими АТ классов IgG и IgM, фиксированными на клетках различных тканей и органов с последующим их повреждением. Этот иммунологический механизм, по существу, направлен на уничтожение микробов с помощью лизиса, однако в случаях фиксации АГ на клетках могут возникать аллергические заболевания типа гемолитической анемии, пурпуры и др.

Аллергическая реакция 3 типа, или типа Артюса, характеризуется повреждением ткани иммунными комплексами. При поступлении в высокоиммунный организм необычно больших количеств АГ образуются циркулирующие иммунные комплексы с АТ IgG и IgM – классов, на которых фиксируется комплемент. В реакции связывания комплемента участвуют в определенной последовательности 9 комплементов. При активизации комплементного фактора С-3, находящегося в плазме крови, образуется анафилатоксин – полипептид с молекулярным весом 6800. Он высвобождает из нейтрофильных лейкоцитов SRS-A и лизосомальные ферменты, в результате чего развиваются болезни иммунных комплексов с поражением базальной мембраны сосудистой стенки и функциональных клеток органов (гепатоцитов, кардиомиоцитов и др.). Этот механизм включается при избытке АГ. Этот тип аллергической реакции может включаться в случаях спонтанной гибели тканевых гельминтов, в особенности при специфической антигельминтной терапии по поводу описторхоза, эхинококкозов, цистицеркоза и др. гельминтозов.

Аллергическая реакция 4 типа, замедленного, или туберкулинового типа, или опосредованная клетками, характеризуется развитием гиперчувствительности, при которой сенсибилизированные лимфоциты реагируют со специфическим АГ в основном в присутствии макрофагов. При этом из лимфоцитов высвобождаются в большом количестве лимфокины, приводящие к вторичным изменениям. Реакция этого типа развивается при всех гельминтозах как обязательный компонент патологического процесса (Астафьев Б.А., 1987).

Аллергические реакции замедленного типа протекают длительно, носят преимущественно пролиферативный характер и сопровождаются изменениями в ретикуло-эндотелиальной системе, гиперпластическими изменениями фолликулярного аппарата селезенки и лимфатических узлов, нарастанием лимфоидных элементов в кишечнике, печени, легких и других органах, бурной пролиферацией мезенхимальных элементов и фагоцитарной реакцией вокруг гельминтов. К проявлениям аллергии замедленного типа следует отнести формирование гранулем в ранней фазе токсокароза, аскаридоза, описторхоза и многих других гельминтозов. Реакцию этого типа можно рассматривать как морфологическое проявление иммунитета, ограничивающего развитие паразита на ранних стадиях. Однако гранулемы образуются независимо от локализации гельминтов или их личинок, особенно в случаях суперинвазий, причем личинок в них, как правило, нет.

В аллергической реакции проявляются "как защитные, так и болезнетворные вредные для организма черты" (Адо А.Д., 1978). Элементы защитного характера проявляются в ускоренной элиминации паразитов при повторных инвазиях, в освобождении отчасти гельминтов при чрезмерно интенсивных инвазиях, в образовании препятствий для мигрирующих личинок с целью их последующего обезвреживания, особенно в случаях суперинвазий, в снижении репродуктивной функции гельминтов (Астафьев Б.А., 1985).

Наиболее простым и показательным тестом аллергических реакций при гельминтозах является абсолютная и относительная эозинофилия периферической крови (в норме – 150-300 эозинофилов в 1 мкл). При гельминтозах, аллергических заболеваниях их число значительно увеличивается, иногда достигая десятков тысяч в 1 мкл.

Соотношение эозинофилов в периферической крови и тканях равно примерно 1:100. Эозинофилы являются клетками-эффекторами аллергической реакции. Эозинофилию вызывают крупные антигены нефагоцитируемых размеров. Отсюда редкость эозинофильных реакций при инвазиях простейшими и инфекциях, и наоборот, полная корреляция с гельминтозами (Беклемишев Н.Д., 1986). Эозинофилы не способны соединяться непосредственно с антигенами или фиксироваться на поверхности паразита. Для этого существует специальный механизм. На эозинофилах обнаружены С3b-рецепторы для Fc-фрагмента IgE. Специфический IgE через Fаb-фрагменты соединяется с IgE или поверхностной мембраной паразита, после чего эозинофил соединяется с IgE. Если на первом этапе эта связь нестойкая, то затем возникает прочное необратимое соединение, что обусловливает избирательную концентрацию эозинофилов на паразитах и в местах скопления антигенов гельминтов. Видимо, важнейшим действующим фактором эозинофила является главный основной белок (ГОБ), который составляет 50% гранул эозинофила и 25% всего его белка и обладает выраженным паразитоцидным действием. Установлен синергизм ТК и эозинофилов. Выделяемые при дегрануляции ТК медиаторы стимулируют эозинофилы.

Наиболее активными хемотаксическими веществами для эозинофила являются продукты обмена гельминта, в частности, белок молекулярной массой 10400, а также гистамин ТК и продукт его распада – имидазолуксусная кислота. Гистамин и тетрапептиды ТК значительно увеличивают паразитоцидную активность эозинофилов. Вместе с тем, пероксидаза эозинофилов тесно связывается с гранулами ТК, что значительно усиливает также и их паразитоцидную активность (Potter, Leid, 1986).

В защите организма хозяина от паразитов, проникших в кровеносное русло, существенное значение имеют также и другие элементы крови, в частности, нейтрофилы, тромбоциты. Цитотоксичность тромбоцитов зависит от присутствия антител класса IgE. Аналогичные данные были получены также и относительно нейтрофилов, цитотоксический эффект которых коррелировал с наличием в сыворотке антител классов IgM и IgG.

В зависимости от интенсивности инвазии, этиологического фактора и реактивности организма хозяина эозинофилия при первичном заражении проявляется на 7-10 дни, при повторных заражениях – значительно быстрее. Эозинофилия периферической крови наблюдается в течение всего последующего периода ранней (острой) фазы всех без исключения гельминтозов. Возможно появление лейкемоидной реакции эозинофильного типа. У ареактивных хозяев тканевая эозинофилия и периферической крови отсутствуют.

В поздней (хронической) фазе гельминтозов, когда аллергические проявления болезни уменьшаются, количество эозинофилов в периферической крови находится в пределах нормальных величин или незначительно превышает верхнюю границу нормы. Сопутствующие инфекции могут оказать тормозящее влияние на эозинофильную реакцию. Говоря об особенностях реактивности организма хозяина в поздней стадии гельминтозов, на примере японского шистосомоза, установлено снижение клеточного иммунитета и повышени гуморального (Longpang et al., 1981).

Аллергия представляет собой один из видов иммунологической реактивности. При гельминтозах она резко возрастает в случаях повторного заражения тем же видом гельминта или при заражении другим видом, имеющим с первым общие антигенные компоненты. Выраженность, или сила, аллергической реакции зависит от наследственных, конституционных свойств, пола, возраста, биологического вида хозяина, воздействия многообразных факторов внутренней и окружающей среды, при гельминтозах – от вида и популяции возбудителя, степени облигатности паразита для данного хозяина и других факторов.

При первичном заражении аллергическая реакция может возникать значительно раньше, чем развивается сенсибилизация к антигенам соответствующего гельминта. Это можно объяснить, во-первых, сенсибилизацией вследствие предшествующего заражения другим видом гельминта или микроорганизмами, имеющими общие (групповые) антигены с данным возбудителем. Во-вторых, может развиться также неспецифическая аллергическая реакция, при которой параллерген имеет химическое сродство с антигенами, ответственными за состояние аллергии.

Возможна пассивная передача гиперчувствительности к аллергенам гельминтов, в частности, от беременной матери плоду (Schmidt, 1949).

Выраженность аллергической реакции при гельминтозах зависит, в частности, от вида возбудителя. При цестодозах - наиболее древних гельминтозах млекопитающих - аллергические реакции менее значительны, чем при трематодозах и нематодозах. Наиболее выраженные аллергические изменения наблюдаются в случаях заражения малоадаптированными видами гельминтов (транзитными, факультативными). Снижение силы аллергического ответа в случаях заражения облигатными гельминтами, высокоадаптированными к организму хозяина, объясняют молекулярной (антигенной) мимикрией, вследствие чего хозяин не распознает антигены гельминта как инородные.Выраженность аллергии зависит от степени контакта гельминта с тканями хозяина, что часто находится в связи с фазой инвазионного процесса – острой или хронической, а также с жизнеспособностью паразита.

При всех гельминтозах в патологический процесс вовлекаются все системы организма, но в разной степени, что зависит от вида возбудителя, доз, числа заражений, интервалов между ними, индивидуальной реактивности организма.

Аутоиммунные реакции при гельминтозах, возникая и постепенно усиливаясь, оказывают существенное влияние на их течение и прогноз. Доказано возникновение аутоиммунных реакций при трихинеллезе, шистосомозах, описторхозе, клонорхозе, эхинококкозах, цистицеркозе, филяриозах, лейшманиозах, трипаносомозах, малярии и других паразитарных инвазиях человека. Механизм их формирования довольно сложен и не до конца изучен. Значительная роль принадлежит генотипу больного. Определенные типы HLA располагают к развитию тех или иных аутоиммунных болезней.

Другой механизм развития аутоиммунных реакций связан с повреждением клеток и тканей и появлением антигенов, к которым нет иммунологической толерантности. Имеются две группы аутоантигенов. Первая – это первичные аутоантигены. К ним относятся внутриклеточные антигены (например, ДНК) и антигены, удаленные от путей циркуляции. Они в процессе эмбрионального развития не имели контакта с иммунокомпетентными клетками, и к ним не возникла толерантность. Вторая группа – это приобретенные, вторичные аутоантигены: они образуются под влияние факторов инфекционной, паразитарной, механической, физической, химической природы.

Как первичные, так и вторичные аутоантигены включаются в патологический процесс в результате повреждения клеток и тканей, вследствие чего возникает контакт с иммунокомпетентными клетками, и эти поврежденные гельминтами или продуктами их обмена или распада клетки и ткани становятся как бы чужеродными для организма. При этом специфические антигены гельминтов или паразитических простейших играют роль пусковых механизмов, а в дальнейшем в формировании болезни существенную роль начинают играть и органные антигены, на которые вырабатываются антитела. Тому способствуют и ряд нарушений в иммунной системе, как закодированных в геноме, так и возникающих при паразитировании вышеназванных возбудителей инвазионных болезней человека. Развитию аутоиммунных реакций способствуют также общность ряда антигенных компонентов паразита и тканей хозяина, длительность и интенсивность инвазии,массивность повреждения тканей.

Гельминты вырабатывают и секретируют агглютиногены, подобные ряду изоантигенов системы АВО (Н), что оказывает существенное влияние на течение и особенности инвазионного процесса. Способность гельминтов вырабатывать и секретировать гетерогенные антигены, подобные А- или В-изоагглютиногенам крови, является одним из факторов их адаптации к организму хозяина.

Важную роль в предупреждении аутоиммунных реакций играют Т-супрессоры. В норме эти лимфоциты препятствуют трансформации В-клеток в плазматические клетки-продуценты антител, в том числе аутоантител. При ряде гельминтозов резко снижена активность неспецифических и специфических Т-супрессоров. Этот факт свидетельствует о прогрессировании нарушений в иммунной системе, ответственных за развитие аутоиммунных процессов.

Аллергические реакции клинически могут проявляться при гельминтозах также быстро наступающими морфологически выраженными явлениями сосудисто-гуморального характера: эозинофилией и тромбоцитопенией крови, крапивницей, бронхиальной астмой, гиперемией, кровоизлияниями, тканевыми отеками, лихорадкой,гипотонией, анафилактическим шоком.

Таким образом, проникновение и существование паразита в организме человека (хозяина), помимо его непосредственного воздействия, сопровождается развитием реакций эндогенного характера (Н.Н.Озерецковская, 1981).

Итак, исходя из вышеизложенного материала об иммунопатологических проявлениях, развивающихся в организме человека (хозяина) при проникновении гельминтов, патогенез паразитарных инвазий может быть представлен следующим образом.

Личинки гельминтов оказывают прямое повреждающее действие на организм больного выделяемыми ими ферментами: гиалуронидазой, протеолитическими ферментами, способствуя активации системы комплемента, выделению простагландинов клетками тканей хозяина, окружающими гельминта. Эти процессы провоцируют возникновение воспалительных реакций, облегчая паразиту проникновение в ткани, способствуя их кровенаполнению, обеспечивая личинкам оптимальные условия развития.

В динамике воспалительных реакций активируются системы пептидных гормонов (гастрин, секретин-холецистокинин, ангиотензинренин), кининов, что способствует функциональным расстройствам пищеварительного аппарата, циркуляторным нарушениям, болевому синдрому. Вместе с тем пролиферация лимфоидных и макрофагальных элементов в тканях, выделение последними лизосомальных ферментов, активация системы комплемента обеспечивают пораженному организму первый этап неспецифической защиты от инвазий.

Параллельно с первой ферментативно-токсической фазой патогенеза развивается вторая фаза – иммунологическая. С первых часов попадания инвазионных личинок в организме начинается процесс иммуногенеза, протекающий по общим законам с включением клеточных и гуморальных механизмов иммунитета. Ферменты и метаболиты, выделяемые личинками в период созревания, обладают высокой антигенной активностью. Реакции иммунитета реализуются путем фиксации антител или иммунных комплексов антиген-антитело на поверхностных тканях паразита. Иммунные комплексы с иммуноглобулинами G и А присоединяют комплемент. К измененной таким образом поверхности тела паразита или его яйца привлекаются эозинофилы, нейтрофилы, макрофаги, цитотоксический эффект которых проявляется путем активного выделения клеточных ферментов – гидролаз, пероксидаз, пептидаз и др. В защитных реакциях принимают участие также тучные клетки, базофила, тромбоциты. Фиксация на этих клетках иммунных комплексов приводит к выделению медиаторов воспалительной реакции – гистамина, серотонина, гепарина, активаторов свертывающей системы крови, вазоактивных аминов (адреналина, ацетилхолина), простагландинов.

Включение иммунных механизмов в формирование патологического процесса при гельминтозах выражается в остром характере и генерализации воспалительных реакций, что и определяет "взрывное" начало и бурное течение ранней стадии болезни. Острое начало болезни связано и с циклом развития паразитов. Путем изменения свойств поверхностной оболочки паразит активно участвует в модуляции ответных воспалительных реакций своего хозяина.

Формирование иммунного ответа – защитная реакция, и в то же время это главный механизм патогенеза гельминтозов.

Иммунные реакции, переходя границы адекватного физиологического ответа, становятся иммунопатологическими, являясь причиной тяжелых поражений, это третья иммунопатологическая фаза патогенеза.

Особое значение для возникновения органной патологии имеет выделение гельминтами субстанций, подобных гемагглютининам человека (Н.Н.Озерецковская, 1984).

Для патоморфологических изменений в ранней, ферментативно-токсической фазе патологического процесса характерны воспалительно-дистрофические изменения, связанные с нарушением гемостаза и проницаемости стенок сосудов. Во второй фазе развиваются более или менее распространенные или генерализованные пролиферативные реакции в стенках сосудов, строме органов с формированием гранулем или тяжистых инфильтратов, проникающих в паренхиму. В третьей, иммунопатологической фазе, органные поражения связаны с развитием системных васкулитов, эозинофильной инфильтрацией, диффузно-очаговым гранулематозом и сопровождающими их дистрофическими изменениями паренхиматозных органов.

В формировании патологического процесса в хронической стадии гельминтозов большое значение имеют особенности биологии паразитов, продолжительность жизни их личиночных и зрелых форм, локализация паразитов, суперинвазии. Гельминты на организм хозяина оказывают механическое, токсическое, сенсибилизирующее воздействие, являются проводниками микробов, поглощают витамины, продукты питания и способствуют опухолеобразованию.

Ленточные гельминты и сосальщики в большинстве случаев фиксируются своими присосками к слизистой оболочке хозяина, травмируя, нарушая кровообращение и обусловливая ее воспаление. Анкилостома вонзается в слизистую оболочку зубцами и вызывает длительное капиллярное кровотечение, так как выделяемый ею секрет задерживает свертывание крови. Власоглавьпри фиксации "прошивает" своим тонким передним концом слизистую , как ниткой. Трихинеллы проникают тонким передним концом вглубь слизистой, в которой самки рождают живых личинок. Острица может проникать головным концом вглубь слизистой кишечника. Поскольку число остриц в организме человека достигает несколько тысяч экземпляров, а карликовых цепней – сотни тысяч, становится понятной их роль в травматизации слизистой кишечника. Известны случаи инвагинации, закупорки просвета кишечника гельминтами и даже разрыва кишечника ленточными червями и аскаридами. Давление цистицерка на участки мозговой ткани может привести к смертельному исходу.

Доказано токсическое действие гельминтов на организм хозяина: гемолиз эритроцитов продуктами метаболизма лентеца и власоглава, паралитическое воздействие на капилляры токсинами аскарид, в результате чего появляются кровоизлияния. Ф.Ф.Талызин в опытах самозаражения тениозом показал, что на 12-й день появляется тошнота, на 17-й – понижается кислотность желудочного сока, на 56-й – возникает понос, не исчезающий до конца эксперимента (122 дня).

Уменьшение кислотности желудочного сока, обусловленное инвазией, является одной из причин снижения сопротивляемости организма к инфекциям.

Гельминты – проводники и активаторы бактериальной флоры. Инвазия открывает ворота инфекции (К.И.Скрябин). Это происходит в результате того, что травматизация кожи, слизистой кишечника, желчных ходов и протоков поджелудочной железы гельминтами и их личинками способствует проникновению условно-патогенной флоры, уменьшению концентрации соляной кислоты в желудочном соке, снижению естественного и приобретенного иммунитета к инфекциям. Имеются данные о более частом формировании хронической дизентерии у больных гельминтозами.

Гельминты влияют на показатели неспецифической резистентности у инфекционных больных, вызывая угнетение фагоцитарной активности лейкоцитов, стойкое падение титра комплемента по сравнению с неинвазированными больными. К.Г.Дорошенко и соавт. (1979) установили, что у больных брюшным тифом с сопутствующим описторхозом наблюдается снижение титра комплемента (по сравнению с неинвазированными больными), пропердина, лизоцима, снижение фагоцитарной активности лейкоцитов. Излечение от описторхоза сопровождалось повышением и нормализацией всех этих показателей, прекращалось брюшнотифозное бактерионосительство.

Установлено, что возбудители некоторых инфекционных болезней могут поселяться в гельминтах (холерный вибрион, пастереллы и т.д.), поэтому лечение отдельных инфекционных болезней не имеет смысла.

Продукты жизнедеятельности гельминтов, изменяя состав кишечной микрофлоры, уменьшают количество типичных палочек и увеличивают число атипичных их вариантов, обладающих гемолитическими свойствами, низкой антагонистической активностью к патогенным микроорганизмам, и способствуют развитию дисбактериоза кишечника.

Яркими примерами ведущей роли аллергии в клинике некоторых гельминтозов являются эозинофилия, отеки, температурная реакция, сыпи, нестойкие инфильтраты в легких, эозинофильные пневмонии, плевриты, кашель астматического характера.

Крупные гельминты очень быстро растут в кишечнике человека за счет питательного материала хозяина, что ведет к недомоганию, снижению аппетита, гипоавитаминозам, анемии.

Установлена способность некоторых гельминтов стимулировать развитие новообразований (папилломы и карциноматозные разрастания в мочевом пузыре и прямой кишке у больных шистосоматозом, новообразования печени при описторхозе и клонорхозе). По образному выражению Р.М.Ахрем-Ахремовича, "описторхоз -–это ложе для рака", ибо вслед за перихолангитом развивается цирроз, а затем рак печени.

Экспериментальными и клиническими исследованиями установлено, что при гельминтозах имеют место сложнейшие и взаимообусловленные нарушения различных компонентов иммунной системы: Т-хелперов, Т-супрессоров, В-лимфоцитов, макрофагов и др., в возникновении и развитии которых имеют значение антигены гельминтов, выделяемые или с целью подавления защитных реакций организма хозяина иммуносупрессивные факторы, действующие также как иммунодепрессанты.

Особенно значительно иммунодепрессивное действие тканевых гельминтов и мигрирующих личинок, что необходимо паразиту для преодоления иммунных барьеров хозяина.

Одним из факторов иммунодепрессивного действия гельминтов, очевидно, является кортикостерон, уровень которого коррелирует с интенсивностью инвазии, но это иммунодепрессант кратковременного действия. Вероятнее всего, гельминты выделяют также ряд других иммунодепрессантов, т.к. эта важнейшая функция паразитов, обнспечивающая им возможность длительного паразитирования.

У лиц с подавленной иммунологической реактивностью резко возрастает заболеваемость онкологическими болезнями. До последнего времени считалось, что основной причиной бластоматозного роста при гельминтозах является трансформация пролиферирующей ткани пораженных органов в бластоматозную. Исследования Keller и соавт. (1971) показали, что влияние гельминтозов на опухолевый рост может быть связано с воздействием на иммунный аппарат организма хозяина.

Гельминтозы, в первую очередь, - тканевые (описторхоз, клонорхоз, эхинококкозы, шистосомозы, стронгилоидозы и др.) сопровождаются длительной иммунодепрессией, в том числе с угнетением Т-системы. Это дает основание полагать, что приобретенная иммунодепрессия, возникающая при паразитировании гельминтов, в особенности тканевых, является одним из важнейших факторов опухолеобразования у этой группы больных. Другим важнейшим фактором является, безусловно, трансформация пролиферирующей ткани, формирующейся вокруг гельминта или его яиц, в бластоматозную, на что указывает мультицентрический рост опухолей, например, аденокарциномы при описторхозе, карциномы толстой кишки при шистосомозах, т.е. по месту паразитирования гельминта или на путях миграции яиц.

Раздел 3. ДИАГНОСТИКА КИШЕЧНЫХ И ПРОТОЗОЙНЫХ ИНВАЗИЙ
Диагностика кишечных инвазий должна быть комплексной и основываться на данных эпидемиологического анамнеза, клиники заболевания и лабораторных исследований.


Эпидемиологическая диагностика

При выяснении эпидемиологического анамнеза (обязательно за ряд лет) обращают внимание на низкие санитарно-гигиенические навыки больного, употребление в пищу сырых немытых овощей, фруктов, ягод (особенно при использовании необезвреженных нечистот для удобрения садов и огородов), что дает основание заподозрить, например, аскаридоз, трихоцефалез, лямблиоз или другие инвазии.

Важно отметить (при диагностике тениаринхоза, тениоза, трихинеллеза) употребление в пищу сырого, свежесоленого, слабосоленого, недостаточно термически обработанного мяса крупного рогатого скота, свиней, кабана, медведя, барсука, нутрии. Чаще при этих инвазиях заражение происходит при опробовании сырого мясного фарша.

Употребление в пищу свежей сырой или мороженой (строганина), малосольной, вяленой, сушеной (вобла) или недостаточно термически обработанной (в пирогах, недожаренной) рыбы из пресноводных водоемов (преимущественно лещ, язь, плотва, чебак, линь, елец, щука, окунь), а также малосольной икры и раков должно навести на мысль о возможности заражения описторхозом, клонорхозом, дифиллоботриозом.

При диагностике эхинококкоза имеет значение наличие контактов человека с собаками (особенно бродячими, дворовыми), волками, лисицами, шакалами или обработка их шкур.

При указании на наличие дома или в коллективе больных энтеробиозом, гименолепидозом, тениозом следует думать о возможности заражения в процессе контакта многих из окружения инвазированного.

Эпидемиологический анамнез следует выяснять, ставя перед больным достаточное количество четких и ясных наводящих вопросов с обязательным выяснением места проживания или выездов в эндемичные по отдельным инвазиям местности нашей области, Российской Федерации или за границу. Например, геогельминтозы стронгилоидоз и трихоцефалез нечасто встречаются на территории нашей области, так как нет условий для их развития во внешней среде. Они являются завозными, поэтому в эпиданамнезе выясняется проживание больного в эндемичных южных районах нашей страны и за рубежом.

На территории Свердловской области кишечные инвазии расппространены неравномерно. Энтеробиоз и лямблиоз регистрируются повсеместно, а аскаридоз наиболее часто выявляется в Кировградском, Верхне-Салдинском, Невьянском, Гаринском и Таборинском районах. Эндемичными по описторхозу являются северо-восточные районы области: Ивдельский, Серовский, Гаринский, Таборинский, Твдинский, Слободо-Туринский, Туринский, Пышминский и Камышловский. Тениидозы преимущественно регистрируются в сельскохозяйственных районах с наиболее развитым мясомолочным производством (Алапаевский, Красноуфимский, Шалинский).

Природные очаги трихинеллеза постоянно существуют на территории Ново-Лялинского, Ивдельского и Гаринского районов.

Остальные кишечные инвазии чаще выявляются как завозные из других областей страны, где есть условия для их развития и распространения.

Таким образом, когда нет характерных клинических проявлений болезни, эпидемиологический анамнез в обосновании диагноза приобретает существенное значение.


Клиническая диагностика

Клиническая диагностика строится на основании тщательной оценки давности заболевания, выявлененых клинических симптомов, их динамического развития и учета изменений в общем анализе крови.

Морфологический состав крови и содержание гемоглобина часто изменяются при многих глистных заболеваниях. Малокровие легкой и средней тяжести – обычное явление при гельминтозах. Для дифиллоботриоза характерна гиперхромная злокачественная анемия, для трихоцефалеза – гипохромная. В анализе белой крови могут быть лейкоцитоз, нейтропения, сдвиг влево и эозинофилия. Эозинофилия – яркий диагностический признак для некоторых гельминтозов. Так, например, при трихинеллезе, острой фазе описторхоза, клонорхоза число эозинофилов может достигать до 80-90% от всех форменных элементов крови. Для других гельминтозов эозинофилия не является характерной.



<< предыдущая страница   следующая страница >>