birmaga.ru
добавить свой файл

1
вне материи, движения и времени. Следовательно, про­странство может быть чисто математическим (абстракт­ным). Математическое пространство - это «мертвая», бесконечная математическая бездна, оно безотноситель­но, непрерывно и инвариантно.


Насытим, хотя бы часть этой бездны, идеальной грави­тационной средой, идеальной, следовательно, однород­ной, изотропной и равновесной средой, в которой будет господствовать пространственная векторная симметрия. Образно такую симметрию можно сравнить с кристалли­ческой решеткой твердого однородного вещества.

Не будем уходить от очень щекотливого вопроса. От­куда взялась эта идеальная или пусть даже самая обык­новенная среда (материя)? Об этом пока не знает даже Бог, иначе вместо одного вопроса возникнет сразу два. Первый: где Бог взял материю? Второй: откуда он сам взялся?

На этот вопрос, скажем откровенно, сейчас ответа нет ни у кого. Я лишь предполагаю, что разрешение этой проблемы скрыто в единстве и противоположности трех исходных субстанций: времени, пространства и энергии, или в единстве и противоположности скрытых в одной лишь энергии. Но оставим эту проблему потомкам -пусть дерзают.

А для нас сейчас важнее то, что мы уже живем в материальном мире — в физическом пространстве.

В исходном физическом пространстве, заполненном идеальной средой, из трех законов Ньютона работает пока только первый, но лишь в роли закона отражения, пока не работает и закон всемирного тяготения, следова­тельно, в работу не включились и иррегулярные силы, а главной количественной характеристикой движения на этом этапе является КД – количество движения.

То есть, физика только начинает зарождаться в соот­ветствии с главным постулатом развития — «все разви­вается от простого к сложному».

Таким я представляю исходное физическое евклидово пространство. Оно однородно, изотропно, линейно и ин­вариантно.

Позднее, после спонтанного нарушения симметрии в локальных областях исходного пространства и возникно-
60 —

вения структур физического вакуума, появятся и другие характеристики движения, в том числе и МКД, но только на микроуровне. Именно на этом этапе развития предпо­лагается зарождение элементарных частиц в микровихрях. В равновесной гравитационной среде будут возникать мик­рофлуктуации, в которых разными способами, аналогич­ными ранее описанным, будут формироваться ядра ато­мов. Постепенно начнут включаться в работу и другие законы природы.


Неевклидовы физические пространства начнут зарож­даться лишь после того, как в евклидовом пространстве будут созданы необходимые для того условия, то есть после возникновения в нем газовых сред и условий для зарождения и развития макрофлуктуаций (центральных систем). Как зарождаются макрофлуктуации, небесные тела и гравитационные поля было описано выше. Неевк­лидовы пространства можно рассматривать как мегаф-луктуации в евклидовом пространстве. Они унаследова­ли от евклидова пространства многие свойства, при этом приумножили их свойствами, характерными лишь неев­клидову пространству. В частности, неевклидово про­странство унаследовало от евклидова пространства ради­альную и осевую линейность. А используя геометриче­ские свойства неевклидовой геометрии, оно реализовало свои кинематические и динамические характеристики. Своим возникновением и развитием неевклидовы про­странства (гравитационные поля) разрушают евклидово пространство. Сейчас местом существования фрагментов евклидова пространства могут быть лишь точки Лагранжа и гранич­ные зоны между гравитационными полями материнских структур. Преобразование евклидова пространства в не­евклидовы является необратимым процессом. Из этого следует, что физическое пространство, в отличие от вре­мени, развивается во времени! Время, как и математиче­ское пространство, нельзя сделать физической величи­ной, поэтому их нельзя и деформировать, как это дела­ется сейчас в науке!

Физическое пространство я рассматриваю как естест­венную векторную характеристику перемещения и рассредоточения мате­рии. Полную же количественную и качественную харак-

— 61 —
теристики движения и развития можно получить лишь как производную от времени, пространства и массы (энергии).

Любое физическое пространство неотделимо от мате­рии и развивается вместе с ней, поэтому его можно рас­сматривать как самоорганизацию материи в соответст­вии с объективными закономерностями евклидовой и не­евклидовой геометрий, как синтез математических и фи­зических законов! Законы природы в конкретных физи­ческих условиях неизменны, но во взаимодействии с дру­гими законами и в разных физических условиях резуль­таты их деятельности переменны. Зная математические и физические законы можно всегда перейти от конкретно­го физического состояния пространства к его математи­ческому пространству и наоборот.


Физическое неевклидово пространство, вопреки усто­явшимся представлениям о нем, неоднородно, анизот­ропно и неинвариантно. Однако из его центральной точки просматривается нерегулярная (нелинейная) изотроп­ность, а в эквипотенциальных поверхностях гравитаци­онного поля в малых размерах сохраняется двухмерная плоская изо­тропность и однородность, унаследованные от евклидова пространства. Следовательно, это пространство линейно-криволинейное.

Читатель может подумать, что я совершенно незнаком с ОТО А. Эйнштейна, в которой уже все доказано и подтверждено экспериментально. Все как-будто так и есть, но я позволил себе усомниться даже в истинности его постулатов. Вчитайтесь еще раз в содержание его постулатов и вы сами убедитесь в их сомнительности.

Кроме того, специальная теория относительности (СТО) базируется на понятии «инерциальная система от­счета» (ИСО). «Понятие «ИСО» является научной абст­ракцией», и это действительно так, но не всякая абстрак­ция реализуется природой и, следовательно, не всякая абстракция является истиной. Считается, что ИСО явля­ется системой отсчета, в которой справедлив закон инер­ции. Но в реальном неоднородном и анизотропном неев­клидовом пространстве даже теоретически не мо­жет быть таких ИСО — их можно применять лишь условно в условиях, близких к лабораторным. Правда, Эйнштейн несколько сгладил это

62 —

противоречие, допустив, что движение по окружности равноценно прямолинейному равномерному движению, мол, такова геометрия пространства. Но для этого ему пришлось «изгнать» эфир, то есть гравитационное поле из физики.

В неевклидовом пространстве из четырех принципов инвариантности (симметрии), на которых базируется СТО, непрерывные преобразования пространства-време­ни справедливы без ограничений лишь в одном (третьем), который гласит, «что физические законы не меняются со временем». («Физический энциклопедический словарь» М 1484 г стр. 681). Однако каждый из этих принципов симметрии идеально реализуется в математическом про­странстве и с малыми ограничениями - в физическом евклидовом пространстве. Из этого следует, что СТО на­писана для евклидова пространства, которого уже нет в нашем окружении. В нашем же неевклидовом простран­стве СТО действительна с большими ограничениями - верна лишь в любой отдельно взятой эквипотенциальной повер­хности гравитационного поля в применении к системам, развивающимся в этих поверхностях. Так зачем же пу­тать божий дар с яичницей? Зачем туманить неокрепшие умы?


Далее. СТО базируется на преобразованиях Лоренца, но в каждом из них скорость света является главным параметром преобразований. Меня удивляет, как можно, имея сомнительные знания о природе распространения света, построить на ее основе теорию гравитации и всю физику.

Разве может свет распространяться вне гравитацион­
ной среды? Гравитационная среда и «гравитонное» вещес
тво
в распространении света играют примерно ту же
роль, какую газовая среда и тела играют в распространении зву­ка. Скорость света изменяется в гравитационной среде, в
зависимости от физических условий в ней, от ноля до
300000 км/сек. Следовательно, она величина относительная. А относительная величина не может изме­нять безотносительные инвариантные субстанции, такие, как время и пространство. Можете посмеяться, но для меня это уже истина. Для меня такой же истиной является и то, что масса тела, при возрастании ее скорости до скорости света,

— 63 -

не возрастает, как это следует из СТО, возрастает при ускорении массы лишь встречный поток гравитационной среды.

Не исключены софизмы и при обосновании относи­тельности одновременности и относительности проме­жутков времени. Эти обоснования сделаны без учета гравитацион­ных полей ИСО.

Можно подумать, что я отрицаю и опыты Майкельсо­на. Нет, к его опытам я отношусь почтительно, но отри­цательно отношусь к их интерпретации. Действительно, разве можно было обнаружить на Земле изменение ско­рости света в горизонтальной поверхности, иначе говоря, в эквипотенциальной поверхности гравитационного поля Земли? Где, как было показано ранее, сохраняется пло­ская изотропность.

Скорость света действительно не зависит от скорости источника света (не имеющего достаточного собственно­го гравитационного поля), так как свет распространяется относительно гравитационной среды, а в опыте Майкель-сона — относительно движущегося вместе с Землей «пе­реориентируемого» гравитационного поля Земли. Где в эквипотенциальных поверхностях мощного гравитацион­ного поля движущегося источника света (Земли), свет будет распространяться точно также, как и в покоящем­ся этом же источнике (в поле Земли) или в таком же другом. Очевидно, что интерферометр Майкельсона, как источ­ник света, не имеющий достаточного собственного грави­тационного поля, следует рассматривать как единое це­лое с Землей и в ее гравитационном поле.


Если же интерферометр Майкельсона будет находить­ся вне гравитационного поля Земли и перемещаться отно­сительно Солнца точно так же, как он перемещался с Землей, и вращаться в тех же плоскостях, в которых он вращался на Земле, то он неизбежно зафиксирует эфир, то есть гравитационное поле Солнца, так как эфир это и есть гравитационное поле.

Очевидно, что та же самая инерциальная система от­счета (интерферометр), но в других гравитационных ус-

64 —

ловиях, дает другие результаты, а это говорит о том, что не все процессы природы протекают одинаково в любых инерциальных системах отсчета. Следовательно, первый постулат Эйнштейна действительно сомнителен!

Далее. Как будто бы уже неопровержимо доказано, что световой сигнал не может дойти до внешнего наблюдате­ля с поверхности сферы Шварцшильда, то есть с поверх­ности «черной дыры».

Тут все правильно, только понимать это нужно не как замедление времени, а как замедление движения и разви­тия в гравитационной среде при максимальном ее энерге­тическом состоянии, то есть на стадии реверсивной ре­лаксации. В такие моменты на поверхности сферы Швар­цшильда создается зона равновесия между результиру­ющим вектором гравитационного поля чёрной дыры и вектором светового сигнала в том же гравитационном поле, где параллельные, но разнонаправленные векторы складываются, упрощенно говоря, в одну секунду проис­ходит снос светового сигнала вдоль вектора гравитацион­ных сил в сторону центра сферы на величину, равную скорости света. А это говорит о том, что скорость света в физическом вакууме не одинакова для разных инерци­альных систем отсчета, обладающих разным энергетиче­ским состоянием гравитационной среды. Следовательно, и второй постулат Эйнштейна сомнителен, если не ска­зать больше. Распространение света в гравитационной среде мне представляется более сложным и совершенно другим, чем это трактуется в ОТО.

Более подробно свои представления о гравитации и распространении в ней света я изложу в другой статье. Здесь же ограничимся изложением лишь некоторых след­ствий моей теории гравитации, касающихся уже затрону­тых здесь вопросов.


1. Смещение спектральных линий, излучаемых химиче­скими элементами далеких небесных тел, в красную об­ласть спектра происходит не только согласно эффекту Доплера — то же самое происходит как при входе луча света в любое гравитационное поле, так и при его выходе из поля.

Иначе говоря, свет в гравитационных полях только «краснеет».

65 —

2. Теория «черных дыр» убедительна. Но если природа действительно реализовала эту абстрактную теорию, то одно из следствий моей теории гравитации гласит, что «черные дыры» взрываются, не дожив до «дня своего рождения», то есть до наступления стадии реверсивной релаксации. При этом я не исключаю, что взрывы галактик это и есть взрывы черных дыр.

Догадываюсь, что вас, уважаемые читатели, своими выводами я хорошо «развеселил». Действительно, такое «нарочно не придумаешь» - не хватит или ума, или смелости. Вы, наверное, уже забеспокоились — здоров ли я и не порекомендовать ли мне «надежного» психиатра?! Успокойтесь, я и сам знаю, что все изложенное в этом разделе является противовесом устоявшимся в науке представлениям, и не только в науке, но и в психике людей. Поэтому самое странное в этой ситуации будет не то, что в борьбу с изложенными здесь выводами вступят хранители «известных истин», что вполне естественно для человеческой психики, а то, что помогать им будут и подлинные искатели истины. Такова уж инерция челове­ческого мышления, базирующегося на консерватизме знаний.

Всю свою сознательную жизнь я сомневался в незыб­лемости ОТО. Сейчас у меня уже нет сомнений, но зато они появились у вас. И действительно: неужели все так просто? Может быть потомки когда-нибудь воспользу­ются моими идеями для ускорения разрешения ваших сомнений.

Очень сожалею, что я не успел (закончился отпуск) изложить еще один «вселенский закон», который, уве­ренно скажу, ищут цивилизации даже других галактик, если они достигли хотя бы такого же уровня развития, как наше человечество.

13. Мое отношение к политике, науке и религии

ИЗЛАГАЕМАЯ здесь моя личная мировоззренче­ская концепция будет неполной, если я хотя бы кратко не изложу свое отношение к политике, религии, науке и т.д.

По своим убеждениям отношусь к материалистам, сто-

— 66 —
ронник марксистско-ленинского учения. Считаю это уче­ние наиболее приемлемым для дальнейшего развития че­ловеческого общества. Очевидно, что его нужно совер­шенствовать. Особенно это касается практики внедрения его в жизнь.

Я не состоял и не состою в политических партиях, но честно строил социализм и горжусь этим. Эпоха социа­лизма будет вечно светить будущим поколениям своим героизмом и даже гуманизмом, как бы эту сторону соци­ализма ни старались сегодня залить грязью. Социализм создал высокую культуру, науку, развитую индустрию, а главное — он вырастил советского человека. Но нельзя понимать это так, что каждый гражданин СССР был со­ветским человеком. Приспособленцы были и будут в лю­бой общественной формации.

Социализм возродится, но это будет не скоро. Его воз­рождение произойдет тогда, когда человеческое обще­ство переболеет капиталистической инфекцией. Главный порок капитализма и его бесчеловечность состоят в том, что в капиталистическом обществе животные инстинкты возобладают над разумом. Капитализм это тот обще­ственный строй, в котором все способствует взращива­нию и удовлетворению животных инстинктов. А его не­отъемлемый элемент — «свободный рынок» я рассматри­ваю не иначе, как инструмент наживы. В будущем чело­веческом обществе все должно быть в разумных преде­лах. Если же разум не восторжествует над животными инстинктами, то человечество вряд ли выживет.

Говорят, что социализм изжил сам себя — это неправ­да. Он не изжил сам себя, а всего лишь страна потерпела поражение в скрытой борьбе. СССР, а ранее и сейчас Россия, всегда были и остаются бельмом на глазах у даллесов, рейганов, бушей, колей и им подобных. Поэто­му СССР предательски разрушили и продолжают разру­шать Россию «свои» с помощью чужих и чужие с по­мощью «наших». Враги социализма таились вовсе не там, куда показывали последние наши вожди.


Творцам нового социализма следует по­
мнить, что болезни капитализма наследуются со­
циализмом, поэтому силу индивидуальных
инстинктов нужно постоянно направлять

67 —

в русло сознательного коллективного инстинкта самовы­живания нации и всего человечества. Руководство КПСС, раньше других и в большей мере, было проинфекцирова-но наследственной болезнью капитализма. Я полагаю, что это явилось главной причиной падения КПСС, а потом и социализма.

Коммунизм в несовершенном человеческом обществе построить невозможно, а до совершенства человечеству пока далеко. О несовершенстве человеческого общества говорит хотя бы такой факт, что значительная часть на­селения Земли верит в божества. Будучи атеистом с де­вяти лет, я убежден в том, что верующий человек, неза­висимо от его вероисповедования, не может мыслить сво­бодно. Он вечный раб своих иллюзий, своего страха перед загробным судом, он навечно обречен оставаться рабом своего невежества.

Очевидно, что своим отношением к капитализму и к религии я оттолкну значительную часть возможных сво­их читателей, но неполноценных читателей я не боюсь потерять, потому что не могу и не хочу торговаться сво­ими убеждениями ради массового читателя.

К науке же я отношусь, уважительно. Считаю ее одним из главных источников разума. Но, к сожалению, очень часто «изощренные» гуманитарии пользуются плодами науки не для блага человечества, а во вред ему. Пожалуй, не найти такой отрасли науки, которая не использовалась бы для уничтожения или одурачивания человека. И все это делается ради удовлетворения животных инстинктов определенного круга людей.

Вот вам еще один пример несовершенства человече­ского общества. Даже научная общественность, наибо­лее сознательная часть человечества, пока не лишена пороков. Еще и сейчас в науке можно найти много догм, «научных религий», «сказок для взрослых» и т.п., кото­рые в корыстных и честолюбивых целях выдаются за истину. Видимо, все мы или не можем, или не хотим замечать свои пороки.


Приложение ранее написанной статьи, с некоторыми сокращениями

м

1. Зарождение планет


ОЖЕТ
ли солитон зародиться в буферной зоне? Да, может.

68 —

Там их рождается очень много. Давайте вспомним о «посадочной полосе» на внешней границе уже сформиро­вавшейся буферной зоны. Первые закрутки произойдут именно там, на «посадочной полосе». Две газовые среды, движущиеся относительно друг друга со скоростями, разность которых не превышает сверхзвуковую скорость в этих средах, будут порождать циклонические завихре- ния, т.е. цепочку мелких солитонов.

Процесс завихрения образно очень похож на то, как Вы между ладонями свертываете в рулон лист бумаги, где левая неподвижная ладонь будет представлять внешнюю границу буферной зоны. Процессы сходны даже по фор­ме. Завихрения эти рождаются в виде вращающихся тру­бок, с толстыми и рыхлыми стенками из газа. Эти завих­рения заполняют всю приграничную область буферной зоны, так как падение газа идет непрерывно.

Чтобы выжить в этой бурной и плотной среде газа, завихрения вначале объединяются в крупные солитоны, потом солитоны преобразуются в гидротермодинамиче­ские визфи. Как это происходит? Прежде чем ответить на этот вопрос следует напомнить, что все завихрения вра­щаются в том же направлении» в каком вращается вся система вихря. Такие вращения называют циклонически­ми или, просто, прямыми. При рассмотрении процесса объединения завихрений в большие солитоны можно ис­пользовать эффект Фудзивары, согласно которому более мелкие по массе и интенсивности циклоны вращаются вокруг более массивного циклона в прямом направлении. В нашем случае мелкие завихрения, группируясь в коль­ца вокруг самого большого из них, начинают вращаться вокруг него в том же направлении, в каком вращаются сами вокруг своих осей. Их коллективное обращение вокруг большого завихрения происходит за счет расходо­вания МКД большого завихрения. После «мягкой посад­ки» прекратилась накачка завихрений энергией извне, поэтому происходит передача МКД из центра на перифе­рию. В центре такого образования происхо­дит размывание отдельных завихрений. Процесс идет одновременно по всей толще буферной зоны. Пыль и камни, вовлеченные в коллективное вра­щение, труднее поддаются насыщению МКД, как

менее вязкие и более тяжелые компоненты среды, поэто­му они занимают низшее энергетическое положение в центре системы, вернее, пока на оси системы, где МКД равен нулю. То есть идет сепарация среды по массам и скоростям, а это означает, что в плоскостях, параллель­ных субдиску, начали формироваться внутренние диски. Это уже зрелый солитон, то самое циклоническое обра­зование, которое наблюдали ученые в своих эксперимен­тах. Оно действительно не устойчиво, так как энергия, запасенная на «посадочной полосе», уже почти исчерпа­на. В таком примерно виде этот солитон «отплывает» от внешней границы буферной зоны. Если в систему соли-тона не ввести новые силы, то он разрушится. Но именно на этом этапе развития включаются гидротермодинами­ческие силы. Включается в работу уравнение Бернулли. В область пониженного давления устремляется газ с пе­риферии, под воздействием внешних сил солитон немно­го сжимается, но на его внешней границе нарастает вра­щение и создается динамический пояс, который своим вращением отклоняет падающий газ в направлении вращения солитона. Начинает формироваться «безудар­ным» методом буферная зона солитона, развиваются струйные течения газа к внутреннему диску, что еще сильнее понижает статическое давление и усиливает ди­намическое во внешнем диске. Это способствует уплоще­нию дисков локального вихря. Накопившиеся на оси вра­щения конденсат и пыль под действием гидростатических сил собираются к плоскости субдиска. Из них формиру­ется ядрышко-«бочонок». Над полюсами этого ядрышка сформировались две пока еще узкие воронки. Внешними дисками теперь охватываются все большие и большие пространства. В локальном вихре количество внешних дисков соответствует количеству внутренних дисков. Происходит накачка системы как энергией, так и веще­ством. Включился в работу «холодный» вариант, рас­смотренный при описании зарождения протозвезд. Соли­тон преобразовался в гидротермодинамический вихрь, который сформирует планету. Но впереди эту планету-малышку еще ждет много «сюрпризов».


Во-первых, «малышке» нужно успеть вырасти, чтобы ее не разрушили камнепады и «бочкопады». Камни — это

70 —

"кузнечные" поделки ударных волн, вероятно, имеющие сравнительно однородный минеральный состав. «Бочон­ки» же должны быть более разнородны по составу. Они должны состоять из пыли, конденсата и камней, а по форме они действительно должны быть похожи на бочо­нок. Образовались они так же, как и планеты, но обстоя­тельства для них сложились так, что они не успели на­брать приличную массу.

Во-вторых, ей нужно успеть вычерпать весь «строи­тельный материал» из буферной зоны. Планета расходу­ет часть энергии газa, из которого она вырастает, на свое вращение вокруг оси и на саморазогрев, при этом теряет часть своего МКД относительно Солнца и уходит из бу­ферной зоны на более низкую орбиту. Вновь созданная буферная зона станет местом рождения следующей пла­неты. Процесс создания новой буферной зоны в Солнеч­ной системе повторялся уже не менее девяти раз, то есть для каждой планеты создавалась своя буферная зона, причем на разных расстояниях от Солнца. На формиро­вание зоны, по моим предположениям, уходит больше времени, чем на формирование самой планеты.

Таким образом, получается, что планеты по своим ор­битам расставляет не Солнце, а вихрь! Так что проблему распределения МКД между Солнцем и планетами, не решенную на сегодняшний день ни одной теорией, можно считать закрытой! Такой проблемы просто нет!

В-третьих, нужно полагать, что в одной и той же буфер­ной зоне может зародиться не одна планета. А если так, то им непременно предстоит встреча. На «свидание» нуж­но успеть еще до выхода из буферной зоны, иначе такая встреча может закончиться катастрофой. Такие встречи, вне буферной зоны, уже происходили и будут происхо­дить в поясе астероидов, не исключается и сближение Луны с Землей в далеком прошлом.

В-четвертых, планете нужно успеть обзавестись се­мейством спутников и кольцами. А нам нужно понять, как это происходило. Можно предположить, что читатель уже убедился в том, что природа действительно пооче­редно реализовывала все три, ранее описанные варианты. Например, при формировании буферной зоны она пооче-


71 —

редно использует «холодный» и «теплый» варианты. Вме­шивается в эволюцию вихря и «горячий» вариант. Оче­видно, что формирование планет земной группы и пояса астероидов не обошлось без сильного его вмешательства. В вихрях, формировавших планеты и их кольца и спутни­ки, использовались «холодный» и «теплый» варианты.

Так как к спутниковым проблемам мы будем возвра­щаться еще не раз, то здесь мы ограничимся лишь общими характеристиками их происхождения и эволюции. Оче­видно, что кольца планет — это остатки внутренних дис­ков, возможно с обломками разорванных спутников. Уверенно скажем, что кольца были у всех планет и не раз­рушенных астероидов. Сказать так же категорично о спутниках — нельзя. О спутниках более определенно можно сказать следующее: все планеты, в вихрях кото­рых могли формироваться буферные зоны, имели спут­ники. И еще, в параметрах спутников зашифрована эво­люция Солнечной системы. Последнее суждение отно­сится и к положению осей вращения планет в простран­стве, которые при зарождении планет всегда были пер­пендикулярны к плоскости вихря Солнечной системы.

2. Гипотеза о происхождении борозд на Фобосе

ИЗЛАГАЕМАЯ концепция происхождения спутни­ков планет не рассматривает однозначно. Поэто­му на примере спутника Марса Фобоса будет рассмотре­но только одно из следствий этой концепции.

В 1976—1977 гг. американскими космическими аппара­тами были сфотографированы на поверхности Фобоса загадочные борозды. Таких борозд пока не обнаружено ни на одном небесном теле.

В своей статье «Спутники Марса» («Природа» № 9 1987 г.) доктор физико-математических наук В.Н. Жарков и кандидат физико-математиче­ских наук А.В. Козенко кратко, но достаточно понятно, описывают характеристики этих борозд. «...Всю совокупность борозд можно подразделить

72 —

на четыре группы: параллельные экваториальной плоско­сти, перпендикулярные наибольшей оси спутника и две, симметрично пересекающие экваториальную плоскость под углами около 25°. В области, диаметрально противо­положной Стикни, борозды отсутствуют...». _


В другой статье «Фобос: трещины или борозды?» кан­дидат геолого-минералогических наук В.П. Белов (там же) дополняет характеристики этих борозд так: «...Это узкие углубления планетарного масштаба шириной 100—200 м при глубине 10—20 м. Они простираются на многие километры, а некоторые огибают более половины сферы спутника. Профиль их поперечного сечения сгла­жен, склоны пологи. Большая часть борозд образует се­рии, каждая из которых связана со взаимно параллель­ными плоскостями - при взгляде вдоль них борозды представляются совершенно прямолинейными. Плоско­сти, соответствующие наиболее ранним бороздам серии «А», перпендикулярны длинной оси эллипсоида Фобоса, постоянно направленной в сторону Марса. Следующие по времени образования борозды «С» лежат в плоско­стях, параллельных плоскости экватора, а плоскости бо­розд «В» параллельны средней оси эллипсоида и образу­ют угол в 25° с экваториальным сечением...»

Размер Фобоса 27X21, 4X19,2 км. Длины борозд дости­гают 30 км. В какой-то части Фобоса, но известно, что она расположена в его экваториальном поясе, имеется об­ширная округлая зона, совершенно лишенная борозд. Указывается также, что на Фобосе имеются три, очень крупных в соотношении с размерами Фобоса, кратера. Самый большой из них Стикни. Размеры его достигают 10 км. Он абсолютный чемпион в Солнечной системе по соотносительным размерам. В кратере Стикни и в кратере Холл, диаметр которого 6 км, также имеются борозды серии «С». На поверхности Фобоса встречаются блоки размером от 3 до 150 м. Анализируя наблюдения вынуж­денной либрации Фобоса ученые установили, что он со­стоит из сравнительно плотного ядра, окруженного глу­боким слоем реголита. Темная поверхность и низкая плотность Фобоса наводят на мысль, что он состоит из углистых хондритов, которые, как известно, распростра-

73 —

нены на значительном удалении от орбиты Марса, во внешней части пояса астероидов. В настоящее время Фо­бос является регулярным спутником, т.е. его орбита кру­говая и лежит в плоскости экватора Марса. Фобос мед­ленно приближается к Марсу, и примерно через 50 млн. лет он должен упасть на Марс.


Вот такую информацию о Фобосе и его бороздах я позаимствовал у авторов указанных статей. Очевидно, что эта информация не отличается высокой подробно­стью, но достаточна для моделирования или для того, чтобы в мифической форме описать историю этого зага­дочного спутника. Попытки объяснить происхождение и эволюцию Фобоса предпринимались уже неоднократно, но удовлетворительного объяснения пока нет.

Излагаемая здесь концепция также предполагает за­хват Марсом блуждающего астероида на сильно вытяну­тую эллиптическую орбиту спутника. Очевидно, что пе­ред началом численного моделирования, следует тща­тельно изучить положение борозд на Фобосе. При этом нужно подобрать вероятнейшие значения углов между экватором Марса и его орбитой и между экватором Мар­са и орбитой Фобоса на момент захвата. Не имея таких данных будем основываться лишь на предположениях. Можно пока предположить, что эти углы не превышали 13°. Желательно также, чтобы первая встреча Фобоса с Марсом произошла примерно в тот момент, когда плоско­сть орбиты Фобоса приблизительно совпала с плоско­стью экватора Марса. Это не означает, что плоскость орбиты Фобоса будет постоянно лежать в плоскости эк­ватора. За время прецессирования орбиты Фобоса угол между орбитой Фобоса и экватором Марса мог прибли­зиться по величине к углу между экватором Марса и его орбитой. Такое случайное совпадение плоскости орбиты Фобоса с плоскостью экватора Марса выбирается не слу­чайно. Оно определяется первыми событиями, произо­шедшими после первой встречи Фобоса с Марсом, т.е. помогает объяснить очередность возникновения борозд на Фобосе.

Теперь вернемся в буферную зону пояса ас­
тероидов, туда где, как предполагается,
зародился Фобос. Вспомним как зарождаются «бочонки» в буферной зоне. В тот момент,

74 —

когда еще не сформировался единый, локальный вихрь, по всей толще буферной зоны в плоскостях параллельных субдиску начали формироваться внутренние диски ло­кального вихря. Эти диски и явились теми первыми «скульпторами», которые выгравировали на Фобосе пер­вые борозды серии «А». Эти борозды должны иметь регу­лярный характер и покрывать весь Фобос от полюса до полюса. Похожи они больше на волны, чем на рытвины. Плоскости этих борозд должны быть перпендикулярны длинной оси Фобоса. Фобос не успел сформироваться в планету или хотя бы в крупный астероид, вероятно, пото­му, что из пояса астероидов быстро ушла буферная зона, оставив в поясе только космическую пыль. Поэтому Фо­бос силами своих гравитационных сил начинает «укры­вать» свое истинное лицо слоем реголита. В дальнейшем, если бы можно было расспросить у кратера Холл или другого какого-нибудь «свидетеля», то они рассказали бы, как им удалось уложить Фобос на бок, то есть поло­жить длинную ось Фобоса в плоскость субдиска, где в претендентах на роль «скульптора» кратера Стикни не­достатка не было. Один из таких «скульпторов» случай­ным образом «выбросил» Фобос из пояса астероидов на орбиту Марса, не забыв при этом «сдернуть» с Фобоса часть мягкого покрывала из реголита. С таким лицом отрока-забияки Фобос и предстал перед Марсом. Марсу, видимо, понравился воинственный вид пришельца, и он решил направить его в самую гущу глыб и камней, окру­живших его кольцом. Не раздумывая, Фобос врезался в кольца Марса. Но те, видимо, тоже были не из робкого десятка, и при каждой атаке Фобоса нарезали ему на юном лице все новые и новые борозды серии «С». Тогда Фобос решил зайти кольцам с фланга. Развернув линию апсид своей орбиты с помощью Марса и Солнца, он снова ринулся в атаку. Изменили тактику и кольца. Теперь они нарезали Фобосу борозды по всему лицу. А их удары по полюсам заставили Фобос колебаться вокруг его средней оси, отчего стали нарезаться на его лице борозды серии «В». Либрация Фобоса способствовала удлинению борозд серии «С» и серии «В». Кроме того следует иметь в виду, что Фобос мог обладать и собственным вращением.


75 —

Если теперь от мифа перейти к реальности, то получит­ся, что все взаимодействия участников мифа происходи­ли в соответствии с законами небесной механики. И даже заметание борозд «хвостом» из реголита в экваториаль­ном поясе Фобоса не противоречит им. Глубина борозд будет зависеть от времени бомбардировки поверхности Фобоса частицами колец и от качественного и количест­венного их состава. Очевидно, что те концы борозд, кото­рые расположены ближе к Марсу будут глубже, так как эта сторона Фобоса будет раньше заходить в кольца Марса и позже выходить из них. И все же, раскрыть правильно тайны Фобоса без использования теории инверсии орбит невозможно.

Вот примерно такова может быть история Фобоса. Очень хотелось бы, чтобы этот миф перерос в реальность еще до того, когда это «наглядное пособие» сможет упасть на Марс. Таких мифов у меня накопилось много, но один из них я просто обязан изложить в конце статьи.

3. О происхождении комет

ЧТО такое комета с точки зрения излагаемой кон­цепции? Комета — это недозрелый и еще не вы­жженный Солнцем «бочонок», зародившийся в буфер­ной зоне. Зарождаются кометы так же, как и «бочонки». Все зависит от того, в какой среде и на какой стадии прекращается их развитие. Наиболее благоприятные ус­ловия для зарождения комет имеются в буферных зонах планет — гигантов и в запланетном пространстве, так как там химический состав первичной среды мало нарушен солнечным излучением и ионами, разносимыми магнит­ным полем Солнца. Большинство комет поглощено пла­нетами в буферных зонах еще на ранней стадии их фор- мирования. Некоторые из комет могли стать ядрами за­рождающихся спутников. Незначительная часть комет и сейчас находится примерно на тех же орбитах, на кото­рых они зародились. Под влиянием планет-гигантов они заняли орбиты между люками (окнами) Кирквуда, как это произошло с астероидами в местах их образования. Видимо, именно такие зоны комет в своей ги­потезе кандидаты физико-математических наук Ф.А. Цицин и В.М. Чепурова называют «реликтовыми


76 —

резервуарами» комет («Земля и Вселенная» № 1 1988 г.). Да, из этих «резервуаров» по случайным причинам (стол­кновение или взаимодействие между собой и др.) дейст­вительно иногда появляются в окрестностях Земли корот-копериодические кометы. Если же такие кометы попадут в поле тяготения планет-гигантов, то не исключается воз­можность выхода их за пределы Солнечной системы (под­робнее см. у названных авторов).

Однако, где-то есть и другие «реликтовые резервуары» комет. Согласно излагаемой концепции вихрь Солнечной системы должен постоянно расширяться и на завершаю­щей стадии своего развития должен ослабляться. Одно из последних положений его буферной зоны нам известно с высокой точностью — это орбита Плутона, хотя у меня есть основания предполагать, что Плутон и Нептун заро­дились в одной и той же буферной зоне, но в разное время и в диаметраль­но противоположных ее областях. Возможно, что эти планеты когда-нибудь создадут единую планету, так как их орбиты в настоящее время пересекаются между собой.

Известно, что за орбитой Нептуна существует комет-ный пояс Койпера и Уипла, но ведь это наверняка очеред­ные «реликтовые резервуары» комет, которые расположены в буферной зоне Нептун-Плутон.

Прошу обратить внимание на таблицу Тициуса-Боде. Ведь в этой таблице Плутон занимает место восьмой пла­неты, а Нептун рожден, как бы, "вне закона". По правилу Тициуса- Боде радиус орбиты Плутона должен быть ра­вен 77,2 а.е. Вот где нужно искать «десятые» планеты, в десятой буферной зоне. Их должно быть много, но разме­ры их должны быть незначительны.

Можно считать установленным фактом, что радиус вихря Солнечной системы достиг 20000 а.е. — это внут­ренняя граница Облака Оорта. Следовательно, в интерва­ле от 77 а.е. до 20000 а.е. следует искать еще не один пояс малых планет или «реликтовых резервуаров» комет.

Принято считать, что внешняя граница Облака Оорта лежит на средине расстояния между Солнцем и ближай­шей звездой. Как пойдет дальнейшая эволюция комет, достигших этой границы, достаточно подробно излагает­ся в статье доктора физико-математических наук Л С.


77 —

Марочника, кандидата физико-математических наук Д.А. Усикова и аспирантки Е.И. Долгополовой «Облако Оорта» («Природа» № 12 1987 г.). К содержанию указан­ной статьи я лишь хотел бы добавить, что эволюция таких комет пойдет так и не только так. Дело в том, что соседние звезды также зародились в вихрях, и их вихри также перемещаются на периферию. Но возраст этих звезд-со­седок разный. Поэтому местом встречи двух вихрей не обязательно должна быть середина расстояния между «соседками», причем на разных участках Солнечной си­стемы с разными «соседками» такие встречи будут про­исходить в разное время и на разном расстоянии от Сол-нца. В местах встречи будет происходить перемешивание родственных семейств комет с чужеродными. Такие встречи порождают кометные «дожди». И не нужно удивляться, если когда-нибудь среди родственных нашей системе комет, мы вдруг встретим комету-гостью.

4. Климатическая гипотеза и ее обоснование

НИЖЕ изложим климатическую гипотезу, которой, вероятно, долго еще быть мифом, так как родилась она, даже по моим представлениям, на грани фантастики и реальности. Заметим, что у этой гипотезы уже «отросла борода» — ей более двадцати лет. С основами этой гипо­тезы знакомы уже многие редакции журналов. Но, не­смотря ни на что, я знаю, что у этой гипотезы большое будущее.

Вот что было написано в моей статье «Реальность или фантазия?» в 1974 году. «Так как экваториальная плоско­сть Солнечной системы почти перпендикулярна плоско­сти галактического экватора и сориентирована своим ре­бром в центр Галактики, а также если она постоянно занимает флюгерное положение при вращении Солнеч­ной системы вокруг центра Галактики, то можно утвер­ждать, что планеты Солнечной системы, как тела, посто­янно сохраняющие направления своих осей в простран­стве, за 200 млн. лет, т.е. за одно полное обращение Солнечной системы вокруг центра Галактики, дважды

78 —