birmaga.ru
добавить свой файл

1
Симфония всепобеждающего мужества.

Внеклассное мероприятие «Симфония всепобеждающего мужества» проводится ежегодно к очередной годовщине снятия блокады (27 января) для пятиклассников. Заранее проводится подготовительная работа с пятиклассниками. Беседа о войне, просмотр видео хроники. С девятиклассниками отрабатываю выразительное выступление текстовой части данного мероприятия. В назначенный день в зале собираю всю параллель 5хклассов. Время проведения 45-50 минут. Дети слушают рассказ девятиклассников, слушают музыку симфонии с просматриванием фрагментов хроники (старалась подобрать соответствующие кадры к данным музыкальным темам). После подведения итога, пятиклассники составляют Синквейн (пяти строчная стихотворная форма).



Цель:

-Дать представление о блокадном Ленинграде, о героизме жителей блокадного Ленинграда

-Познакомить учащихся с симфонией №7 Шостаковича

-Развивать умения анализировать исторические события

-Содействовать воспитанию патриотизма, уважения к жителям Ленинграда, гордости за свою страну.

Наша встреча посвящена событиям 1941-1944 года. Ленинград. Блокада (начало 8 сентября 1941года снятие 27 января 1944года). Вы частично знакомы с тем, что происходило там, в осаждённом городе. Именно там в блокадном Ленинграде Д.Д.Шостакович начал сочинять 7 симфонию, которую один из современников назвал «Симфония всепобеждающего мужества».

И всё же эта война пришла неожиданно. Ошеломляющим, смертоносным вихрем ворвалась она в нашу жизнь-ворвалась и перевернула всё. «Багряный хлынул свет!» - определила то время поэтесса Анна Ахматова.

Да, багряный… Отсветы военных пожарищ осветили необозримые просторы нашей Родины, и в их свете ярче предстали мужество и непоколебимость нашего народа.

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах.

И мужество нас не покинет.

Писала Анна Ахматова, и так думал каждый, стремясь быть полезным своей Родине. Миллионы людей в эту грозную годину встали на защиту Отечества с глубоким сознанием своего долга перед ним.

Вместе со всем народом с первых же дней войны были музыканты. Поэты. Немало прекрасных песен, отразивших чувства советских людей. Было создано ими тогда же, в первые дни и месяцы войны. А события поначалу развивались безрадостно:

…Опустивши глаза сухие и сжимая уста, Россия

В это время шла на Восток, и самой же себе навстречу,

Непреклонно, в грозную сечу, как из зеркала наяву

Шла Россия спасать Москву.

И не только Москву… Ленинград в самом начале войны был окружён огневым кольцом блокады… блокады, которая длилась почти тысячу дней и ночей и унесла более миллиона жизней ленинградцев.

Но непоколебимым был героический дух города и его уверенность в победе, ибо каждый верил, что

Вражье знамя растает, как дым

Правда за нами – и мы победим!

Так «от имени ленинградцев» высказывалась поэтесса Ольга Бергольц. И каждый понимал, какого мужества и какого напряжения духовных и физических сил, каких жертв потребует война.

Враг был уже на подступах к городу. И не только авиабомбы, но и артиллерийские снаряды разрывались на его прекрасных улицах и величественных площадях.

В Ленинграде острее протекала смена картин мира и потому, вероятно. Были острее ощущения.

На редкость теплая, по-русски пленительная осень не спеша опускалась на скверы и на парки, украшая их в «багрец и золото». И не верилось, невозможно было верит, что где-то рядом. За чертой города - злобный враг, пришедший уничтожить жизнь на нашей земле.

К этой мысли невозможно было привыкнуть. Но улицы и площади, искажённые разрушенными домами, пустыми глазницами окон, защищёнными сооружениями у памятников из досок и мешков с песком не оставляли сомнения и больно отзывались в сердце каждого ленинградца.

И там


…во мраке, в голоде, в печали, где смерть, как тень тащилась по пятам,

оставался и профессор Ленинградской консерватории, прославленный на весь мир композитор – Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Вместе с другими ленинградцами он ездил за город рыть укрепления. Вместе с другими преподавателями и студентами консерватории жил в её здании на казарменном положении. Дежурил на её крыше, защищая от зажигалок, и продолжал преподавать. Руководил театром народного ополчения, работал в музыкальном издательстве, выпускавшем в то время песенники для отправлявшихся на фронт.

И всё это время в его душе, кипевшей великим гневом. Зрел грандиозный замысел нового сочинения, которое должно было отразить мысли и чувства миллионов советских людей. Всё передуманное, перечувствованное впервые военные дни требовало выхода, искало своего воплощения в звуках.

Вскоре этот замысел начал приобретать вполне отчётливые формы - развёрнутое симфоническое произведение должно было стать не только величественным монументом героической эпохе, но и лозунгом, призывом к борьбе до победоносного конца.

С необычайным воодушевлением принялся композитор за создание своей Седьмой симфонии. «Музыка неудержимо рвалась из меня»- вспоминал он потом. Ни голод, ни начавшиеся осенние холода и отсутствие топлива, ни частые артобстрелы и бомбёжки не могли помешать вдохновенному труду.

Иногда вовремя перерывов в работе композитор выходил из дома. « С болью и гордостью смотрел я на любимый город,- вспоминал он потом. - А он стоял, опалённый пожарами, закалённый в боях, испытавший глубокие страдания войны, и был ещё более прекрасен в своём суровом величии. Как было не любить этот город…не поведать миру о его славе, о мужестве его защитников. Моим оружием была музыка».

История мирового искусства ещё не знает подобного примера, когда величественное, монументальное произведение рождалось бы под непосредственны впечатлением только что происходящих событий. Обычно крупные симфонические сочинения (симфония была начата в конце июля 1941 года), чтобы чувства и мысли художника, помноженные на чувства и мысли миллионов его современников, воплотились в совершенные формы и высокохудожественные образы.

В этом отношении Седьмая симфония Шостаковича не имеет себе подобных. В первые же месяцы войны были написаны две первые части новой симфонии. Работал он ослабленный голодом, черпая вдохновение в мыслях «о величии нашего народа, о его героизме, о лучших идеалах человечества, о прекрасных качествах советского человека, о нашей прекрасной природе, о гуманизме, о красоте, о том во имя чего мы ведём борьбу». Вскоре была окончена и третья часть симфонии. «Я никогда не сочинял так быстро, как сейчас»,- утверждал композитор. Завершилась симфония уже в Куйбышеве, куда больного, ослабшего от голода, с двумя малолетними детьми вывезли самолётом.

Там же, как в Куйбышеве, и состоялась премьера симфонии- 5 марта её исполнил оркестр Большого театра под управлением С. Самосуда. Этот концерт транслировался по Всесоюзному радио, и, выйдя к микрофону, композитор сказал: «Мы воюем во имя торжества разума над мракобесием, во имя торжества справедливости над варварством. Нет более благородных и возвышенных задач, чем те, которые вдохновляют нас на борьбу с тёмными силами гитлеризма».

Вскоре Седьмая симфония прозвучала и в Москве.

А 9 августа того же года, когда по плану фашистского командования Ленинград должен был пасть - оно даже назначило на этот день парад своих войск в Ленинграде, - Седьмая симфония Шостаковича была исполнена в этом городе - измученном блокадой, но не сдавшемся врагу.

Рассказ о сборе симфонического оркестра.

В Ленинград специальным самолётом, прорвавшимся в город сквозь огневое кольцо, была доставлена партитура симфонии. Посадив самолёт, пилот должен был донести партитуру в Радиокомитет. По дороге был ранен, попал под артобстрел. Превозмогая боль, всё же задание исполнил. Надо было начинать репетиции. В оркестре Радиокомитета осталось 15 человек, а нужно было не менее 80.

По радио было объявлено о регистрации оставшихся в живых музыкантов филармонии – их набралось всего 28 человек. Один приковылял в филармонию самостоятельно, вели под руки. Флейтиста привезли на санках – у него не двигались ноги. Дирижёр Карл Ильич Элиасберг, шатающихся от слабости, обходил госпитали в поисках музыкантов. Разыскали и созвали всех бывших в городе музыкантов и ещё тех, кто играл в армейских и флотских фронтовых оркестрах под Ленинградом, хотя на передовой каждый человек был на вес золото.

- Как оживились люди, когда мы стали вытаскивать их из тёмных квартир,- вспоминал потом художественный руководитель радиовещания Яков Бабушкин. – Это было трогательное до слёз зрелище, когда они извлекали свои концертные фраки, свои скрипки, виолончели, флейты, и здесь, под обледеневшими сводами Радиокомитета, начались репетиции. Первая репетиция симфонии – это самая удивительная репетиция в истории мировой музыки. Восемьдесят измождённых людей смотрели друг на друга полными слёз газами и гордились, что не только выжили в эту страшную блокадную зиму, но играли. Всего 15 минут длилась первая репетиция, на большее не хватало сил, но всем стало ясно - оркестру быть. Музыканты стали получать дополнительные горячие обеды.

Репетиции продолжались, не взирая ни на что. Нелегко это было. Всё, что раньше казалось таким обычным, теперь давалось с большим трудом. «Требуется усилие, чтобы уверенно водить смычком по струнам,- вспоминал один из оркестрантов,- требуется усилие, чтобы полноценно выдувать из медного раструба точную ноту, требуется усилие, чтобы не сорвалось дыхание, требуется усилие, чтобы не сдали ослабевшие губы».

Какая воля, какой энтузиазм вели людей на этот мирный подвиг – голодных, измученных холодом и болезнями и призраком смерти, которая была всюду - в нетопленных громадах каменных домов, в глубоких сугробах заснеженных улиц, врывавшаяся в город с завыванием сирены противовоздушной обороны, с грохотом бомб и артиллерийских снарядов.

Концертмейстер Надежда Дмитриевна Бронникова, супруга Элиасберга и тоже участница памятного исполнения, вспоминает, как однажды, через много лет после войны к Карлу Ильичу подошли два немецких туриста: «Мы были тогда в окопах, с той стороны. Слышали ваш концерт и говорили между собой, если уцелеем, обязательно спросим, как это им удалось в голодном, осаждённом городе создать такой великолепный оркестр».

Даже в таких условиях город продолжал жить, работать и бороться. Эта симфония прозвучала в героическом городе, где она была создана, которому была посвящена. 9 августа над Ленинградом из всех репродукторов звучала прекрасная музыка Седьмой симфонии Шостаковича. И те люди, те тысячи людей, которых не смог вместить зал филармонии, тоже слушали эту «Симфонию всепобеждающего мужества», как назвал её один из современников.

А фашисты в тот день не начали свой традиционный артобстрел – их огневые точки молчали. Конечно не из преклонения перед великим творением искусства, а потому, что главнокомандующий Ленинградским фронтом маршал М. Говоров отдал приказ нашим артиллеристам подавить своим огнем позиции врага. И враг молчал. Всё то время, пока звучала симфония. А после заключительных аккордов публика, сидевшая в зале, благодарила аплодисментами исполнителей, отдавших этому концерту- для некоторых он явился последним в их жизни выступлением-все силы.

Вот как вспоминает об этом Элиасберг К.И., который дирижировал тогда оркестром: «Отзвучала музыка. В зале раздались аплодисменты. Они звучали совсем по – иному, чем в наши дни. Не дай бог мне услышать ещё раз такие аплодисменты» Руки сидящих в зале, еле двигались, аплодисменты напоминали сухой шелест… Но мы понимали, что это овации в честь автора симфонии, в честь героев – музыкантов. Я прошёл в артистическую. Пришли слушатели. Благодарили. Вдруг все расступились. Быстро вошёл Говоров, главнокомандующий Ленинградским фронтом. Он очень серьёзно, сердечно говорил о симфонии, о гениальности образа «нашествия», а уходя, сказал как-то таинственно: «Наших артиллеристов тоже можно считать участниками исполнения». Тогда, честно говоря, я не понял этой фразы. И много лет спустя узнал, что Говоров отдал приказ, на время исполнения симфонии нашим артиллеристам вести самый интенсивный огонь по вражеским батареями принудить их к молчанию. Я думаю, что в истории музыки такой факт – единственный».

Все восемьдесят минут пока в зале Ленинградской филармонии звучала музыка, не объявляли воздушной тревоги.

В течение всего дня артиллерия вела ожесточённый обстрел батарей, буквально не давая немцам поднять головы. Операцией «Шквал» называлась операция артиллеристов. А артиллеристы её ещё называли – «Артиллерийская симфония». До мельчайших деталей была разработана партитура огневой «симфонии». В течение июля проводилось уточнение координат фашистских батарей, наблюдательных пунктов, узлов связи, штабов, дополнительно завозились снаряды.

Перед концертом выступил председатель американского комитета помощи СССР Э. Картер. «Сознание нашего долга перед русскими возрастает ещё больше после того, как мы послушаем сегодня музыку, рождённую в этой борьбе»- сказал он.

Известный американский журналист А. Колдуэлл высказал мнение миллионов американцев, слушавших эту симфонию: «Безграничная храбрость и воля к жизни, обеспечивающая победу Русского народа, видна его музыка. После последнего взмаха дирижёра, завершившего поистине грандиозный финал Симфонии, я думаю, что каждый из присутствующих в зале повернулся к своему соседу (я это сделал) и сказал: «Какой дьявол может победить народ, способный создавать музыку, подобную этой!»

Именно в таких условиях создавалась и репетировалась симфония №7 Д.Д. Шостаковича из 4 частей. Мы услышим фрагменты 1 и 4 частей.

Слушание фрагментов Симфонии №7 Д.Д. Шостаковича.

Звучит фрагмент 1части симфонии (тема нашествия)

Комментарий учителя: Музыка изображает надвигающуюся вражескую лавину. Эпизод нашествия построен в форме вариации. Маршевая тема звучит 12 раз (основная тема и одиннадцать оркестровых вариаций). Первоначальную тему на фоне мерной барабанной дроби исполняют струнные. Последующие вариации звучит у разных инструментов, меняются регистры, динамика, гармония. В последних двух вариациях музыка достигает наибольшей силы звучности.

Звучит фрагмент 1части симфонии (тема сопротивления)

И в момент, когда, казалось бы, всё бессильно никнет, будучи не в силах сопротивляться натиску этого страшного, всесокрушающего робота, свершается чудо: на пути его появляется новая сила, способная не только противостоять ему, но и вступить с ним в борьбу. Это тема «Сопротивления» - маршевая, торжественная. Она звучит страстью и великим гневом, решительно противостоять теме «Нашествия».

Результат столкновения отчётливо слышен в музыке – вопли и скрежет передают то страшное напряжение сватки, какое ещё никогда ни одно искусство не могло выразить. После столкновения тема «нашествия» теряет свою монолитность, цельность. Она дробится, мельчает. Словно смертельно раненый зверь, она бесцельно топчется на месте и кружится, натужно пытаясь воспрянуть вновь. Но тщетно. Все попытки напрасны, и гибель чудовища неотвратима.

Звучит фрагмент 4части симфонии (финал)

Финал начинается несколько необычно. Матовая, приглушённая звучность засурдиненных струнных и тихий шорох литавр, словно доносящихся издалека, - всё это создаёт настроение застывшей настороженности, ожидания чего-то значительного… И постепенно, сначала неопределённо и как бы сквозь сумеречную дымку рассвета начинают проступать пока только контуры основных тем финала (вступительной, главной и побочной). Они следуют друг за другом, развиваясь и приобретая всё более определённые очертания.

И наконец, открыто и ярко, словно разорвав пелену тумана, появляется главная тема финала – взволнованная и стремительная. Устремлённая ввысь, она звучит сначала у скрипок и, постепенно обогащаясь всё новыми подголосками, приобретая различные оттенки. Каждое её новое проведение есть следствие этой динамизации, порождением которой она сама и становится. Развитие этого образа приводит к развёрнутому эпизоду, где ярко и празднично звучит торжественная тема, рисуя картину народного веселья. Эта тема, по мысли автора, «является символом всей симфонии». В центре – новый раздел – своеобразный танец на семь четвертей. Унисон струнных выпевает эту мелодию особенно насыщенно, по-человечески тепло.



А далее звучит траурный эпизод – скорбное напоминание о тех, кто приблизил и сделал возможным этот праздник, но не дожил до него. Это соло фагота – инструмента с наиболее мягким, теплым тембром – передает скорбь о погибших.

Седьмая симфония Шостаковича – великое произведение, отразившее в себе ту героико – трагическую эпоху, которая породила его. Яркое и талантливое, оно поведало всему миру о мужестве советских людей, об их неисчислимых страдании, непоколебимой стойкости в борьбе с врагом.