birmaga.ru
добавить свой файл

1



А.В. Подстрахова (Россия)
Проблемы регионального варьирования языков в эпоху глобализации

(на материале современного английского языка)
Способность к постоянному изменению, или вариантность1, является одним из наиболее существенных свойств естественных знаковых систем, к каким относится человеческий язык. Вариантность языка в историческом плане является следствием языковой эволюции, контактов языков и диалектов, взаимодействия многочисленных и разнохарактерных внутрисистемных факторов. Предпосылки вариантности заложены как в самой внутренней системе языка, так и в конкретных социально-исторических формах его существования2.

Общие и частные проблемы языковой вариантности исследуются давно, что позволило накопить и обобщить огромный практический материал многих языков. Однако сегодня, когда мир вступил в эпоху глобализации, многие процессы, связанные с развитием языка, культуры и других атрибутов человеческого общества, принимают новые формы. Становится необходимым по-новому взглянуть и на традиционные вопросы языковой вариантности. Целью данной статьи является изучение лингвистических аспектов глобализации как современного проявления языковой вариантности. Для этого делается попытка частично осветить некоторые аспекты этой проблематики:

  • беспрецедентное распространение английского языка в современном мире, появление его новых, транснациональных вариантов;

  • взаимодействие современных вариантов английского языка (моделирование процессов языкового варьирования);

  • специфика выполнения языком функций средства коммуникации и инструмента культуры;

  • появление новых задач в области языкового образования и практики перевода.

Глобализация – это «сложный многомерный процесс, проявляющийся в экономической, политической, информационной и культурной универсалии, когда территориальность исчезает как организующий принцип социальной и культурной жизни»3. Процессы глобализации охватывают все стороны жизни человеческого сообщества – экономику, финансы, трудовые, информационные, интеллектуальные ресурсы, сферы образования, науки, искусства.


Очевидно, что процессы глобализации имеют и лингвистические аспекты, которые не следует сводить только к количественным показателям распространения того или иного языка в современном мире. Кстати, если исследователь стоит на позициях лишь механического подсчета количества людей, говорящих в мире на том или ином языке, то он вынужден будет признать, что английский язык не занимает в этом списке первого места и потому не должен претендовать на роль языка глобального общения. По последним данным ЮНЕСКО, по числу говорящих на первом месте в мире стоит китайский язык, и ряд специалистов предполагает, что в ближайшем будущем перед мировым сообществом реально встанет проблема массового освоения китайского языка носителями других языков и культур. Такая перспектива, тем не менее, пока представляется достаточно отдаленной. Сегодня наблюдается другой процесс, когда огромное количество людей в мире, в том числе и в Китае, эффективно и в сжатые сроки осваивают английский язык для целей повседневного и профессионального общения. «Мир вступил в эпоху коммуникативного сдвига (communicative shift), суть которого состоит в объективной необходимости национально-англоязычного билингвизма»4.

Действительно, исторически так сложилось, что именно английский язык выполняет сегодня функцию языка международного общения, своего рода «lingua franca» мирового сообщества эпохи глобализации. По данным известного английского лингвиста Д. Кристалла, число людей в мире, говорящих на английском языке, составляет более 1млрд.100 млн. человек, из которых только четверть признает английский своим родным языком5. Для подавляющего большинства людей английский – это либо второй язык повседневного и делового общения, либо первый или второй иностранный язык, необходимый для ограниченного числа функций, прежде всего связанных с выполнением профессиональных задач6. В последнее время появилось понятие «ключевой язык» (key language), под которым понимается язык, функционирующий в неисконной среде, но чрезвычайно распространенный в различных слоях общества, и владение которым является обязательным условием жизненного, прежде всего профессионального, успеха человека. Таким примером может служить ситуация использования английского языка во многих странах Европы и Азии.


Как отмечает В. Либеркнехт, один из разработчиков программ, предложенных Ассоциацией министров культуры Германии «Немецкий языковой диплом», сейчас в объединенной Европе англо-национальное многоязычие стало реальностью. Английский язык, являясь языком межнационального общения в Германии и других европейских странах, особенно широко и естественно используется в сфере бизнеса, образования, науки, средств массовой информации и т.д. Отвечая на требования сегодняшнего дня, европейские университеты конкурируют друг с другом, предлагая студентам разнообразные языковые программы английского языка для специальных целей и общеязыковой практики7.

Беспрецедентное распространение английского языка в мире приводит к тому, что возникают все новые его разновидности, формирующиеся под воздействием других языков и культур и отражающие элементы не-англосаксонского менталитета, моральных ценностей, культурно-исторических реалий, традиций, норм поведения. Примечательно, что если прежде, изучая английский язык как иностранный, студент ставил перед собой цель устно и письменно общаться без переводчика с носителем английского языка, то теперь более вероятны такие коммуникативные ситуации, когда для обоих собеседников английский язык, являясь языком-посредником, будет в равной степени неродным8.

Попытки моделировать процессы языкового варьирования на примере современного английского языка предпринимаются давно. Выявление и непротиворечивое описание вариантов современного языка во всем многообразии и взаимодействии его форм – исключительно сложная научная задача, актуальность которой возросла в связи с набирающими силу процессами глобализации. С прикладной точки зрения эта задача также представляет исключительную важность, поскольку ее решение могло бы способствовать выработке эффективной языковой политики, по-новому представить многие вопросы преподавания английского языка как иностранного, существенно обогатить теорию и практику перевода.


Большой вклад в изучение языковой вариантности внесли отечественные ученые, такие, например, как А.Д. Швейцер9. Он ввел в научный обиход понятие «национально-территориального варианта английского языка», первым предпринял попытку выявить и описать различия британского и американского вариантов современного английского языка на всех уровнях языковой системы, определил характер их взаимодействия. Британский и американский варианты английского языка, как две основные национально-территориальные разновидности, А.Д. Швейцер предложил представить в виде пересекающихся множеств с общим ядром и несовпадающей периферией. В зависимости от количества общих и различных черт объем ядра и периферии на разных уровнях языковой системы оказывается разным. Так, на грамматическом уровне периферия, то есть совокупность черт различия, гораздо меньше по объему, чем на лексико-семантическом уровне.

Оценивая большой вклад А.Д. Швейцера в исследование языковой вариантности, важно сделать, по крайней мере, два уточнения. Во-первых, А.Д. Швейцер принципиально придерживался точки зрения, что британский и американский английский – это национальные варианты одного языка, а не различные языки. Сегодня это мнение разделяется подавляющим большинством исследователей и выглядит аксиоматичным, однако в середине ХХ века эту точку зрения приходилось доказывать. Во-вторых, предметом систематизированного изучения стали нормированные и письменно закрепленные варианты английского языка, противопоставленные соответствующим многочисленным территориальным разновидностям (диалектам, говорам, наречиям).

Теоретически модель взаимодействия американского и британского вариантов современного английского языка в виде пересекающихся множеств позволяет аналогичным образом представить и другие национально-территориальные варианты, однако в ее рамки не укладываются такие разновидности английского языка, которые функционируют за пределами англоязычного мира и роль которых в эпоху глобализации все возрастает. Английский язык в Великобритании, США, Канаде, Австралии и других англоязычных странах культурно-исторически и функционально отличается от английского языка в Германии, Финляндии, Египте, Японии и т.д. В этой связи несомненный интерес представляет модель языкового варьирования, предложенная американским исследователем Б. Качру10.


Все многообразие вариантов современного английского языка Б. Качру предлагает представить в виде концентрических кругов – внутреннего, внешнего и расширяющегося (inner, outer and expanding circles). Основаниями для включения варианта языка в ту или иную зону являются отношение к языковой норме и набор выполняемых коммуникативных функций. Так, «внутреннюю зону» образуют варианты английского языка, на которых говорят в Великобритании, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии. Это так называемые «нормообразующие» страны (norm-providing countries), где английский язык является исконным языком на территории проживания нации и играет роль средства общения во всех без исключения функциональных сферах, а кодифицированное языковое употребление на различных уровнях языковой системы принимается англоговорящим сообществом как норма, которой нужно следовать и подражать. При этом, естественно, игнорируются различия между национально-территориальными вариантами в пределах самой внутренней зоны.

«Внешнюю зону» образуют такие страны, как Индия, Южноафриканская республика, Пакистан, Малайзия, Филиппины, Нигерия Гана, Бангладеш, Сингапур и некоторые другие, где английский язык имеет статус официального или второго государственного языка, наряду с исконным национальным языком. Диапазон коммуникативных функций в этом случае несколько сужен, по сравнению со странами внутренней зоны; по отношению к языковой норме варианты английского языка в данном случае рассматриваются как «норморазвивающие» (norm-developing countries).

Наконец, к странам наиболее динамично развивающейся «зоны расширения», именуемой «нормозависимыми странами» (norm-dependent countries of the expanding circle), относятся Индонезия, Тайвань, Китай, Израиль, Египет, Саудовская Аравия, страны Европейского Союза, ряд бывших республик СССР. В этих странах английский язык имеет статус вспомогательного средства общения, принятого относительно недавно и выполняющего ограниченный набор коммуникативных функций.


Концентрическая модель Б. Качру помогает представить, как широко распространен английский язык в современном мире, насколько разнообразны его существующие варианты и насколько неодинаков статус английского языка в той или иной стране и культуре. Эта модель носит прогностический характер, в ней заложена принципиальная возможность отразить переход того или иного варианта английского языка из одной зоны в другую. Так, по мнению, Б. Качру английский язык, все более широко используемый в Германии, Швейцарии, Люксембурге, скандинавских и балтийских государствах, приобретает определенные специфические черты и не исключено, что в ближайшем будущем сформируются новые варианты английского языка, которые займут место в «зоне расширения». С другой стороны, варианты английского языка из «внешней зоны» могут быть пополнены вариантами, которые сейчас отнесены к «зоне расширения». Единственная зона, которая закрыта для количественных изменений – это «внутренняя зона».

К сожалению, существующие модели варьирования современного английского языка не отражают ряда процессов, основными из которых являются так называемое «выравнивание вариантов», с одной стороны, и «дифференциация вариантов» – с другой11. Суть первого явления заключается в том, что различия между основными вариантами английского языка, прежде всего американским и британским, нивелируются в определенных ситуация общения. Это касается, прежде всего, единиц грамматического и лексико-семантического уровней языковой системы.

Процессы глобализации, делающие английский язык универсальным средством общения в самых различных областях, привели к появлению такого варианта английского языка, который получил названия “International English”, “Global English”, “World Standard English ” (WSE), “New World English” (NEW), “English for International Communication” и т.д. Это разновидность языка, лишенная культурно-специфических черт и не дискриминирующая говорящих по политическим, социальным, возрастным, религиозным, культурным и другим признакам. Показательно, что пополнение словарного состава английского языка международного общения идет в основном за счет слов и словосочетаний, возникающих в американском варианте. Единицы, употреблявшиеся первоначально в американском варианте, теряют в современных словарях соответствующие пометы (commuter, brainwash, brainstorm, cheerleader, supermarket, lunch, cybernetics, automation, superstar, supersonic, unisex, laser, miniskirt, prime time, cheeseburger, motel, skyjack, programmer, bikini, Ms и т. д.)12. Приведенные примеры вовсе не означают, что образование новых слов и значений не происходит в других национально-территориальных вариантах английского языка; однако их результаты гораздо реже становятся достоянием английского языка международного общения.


Выравнивание вариантов имеет место и на других уровнях языковой системы. Так, на уровне грамматики американское употребление глагола «to have» или форм Past Simple/ Present Perfect становятся общеанглийскими. В правописании британский вариант defence, offence, realise, recognise все чаще заменяется на defense, offense, realize, recognize и не содержит каких-либо помет.

Дифференциация вариантов означает появление системных различий в номенклатуре и употреблении языковых единиц различных уровней в рамках того или иного варианта английского языка. Ряд исследователей справедливо отмечают, что английский, употребляемый в Китае, Сомали, Японии, Греции, России – это разные явления; и то, что по существу является одним языком, характеризуется целым рядом специфическим черт. Английский язык, став средством общения в неисконной среде, объективно приспосабливается к новой культурно-языковой среде13; в результате в словарном составе появляется большое количество заимствований, транслитерированных форм из исконного языка. Оценивая ситуацию с лингвистической точки зрения, вряд ли можно положительно оценить процесс приобретения тем или иным вариантом английского языка новых черт, которые зарубежные исследователи именуют «denationalization, deanglicization, deamericanization»14. Прежде всего, происходит размывание языковой нормы, достаточно опасное явление для развития языка в целом. Ученые спорят, насколько возможно и целесообразно противостоять этому явлению.

С другой стороны, процесс взаимодействия английского языка и национальных языков имеет и противоположную направленность, когда английский язык оказывает мощное воздействие на национальный язык и культуру. Наиболее ярко это проявляется в заимствовании лексических единиц из английского в исконные языки. Как известно, одновременно с собственно языковыми единицами, заимствуются и соответствующие им понятия, реалии англоязычной культуры.


Эпоха глобализации внесла существенные коррективы в процессы языковых заимствований. Известный немецкий лингвист Х. Пфандль отмечает, что, «в отличие от предыдущих столетий, сегодня фактически единственным источником заимствований в большинстве языков является английский язык, чаще всего в его американском варианте. Число англицизмов трудно определить, так как распространение большинства из них соотнесено с определенными, бурно развивающимися сферами профессионального общения, областями бизнеса, электронных средств массовой коммуникации, спорта, индустрии развлечений»15. Это такие слова, как тату, ремикс, пауэрлифтинг, кастинг, мегастор, пиар, пэчверк, фаст фуд, бодибилдинг и т.д. Важно, что заимствования происходят с такой скоростью и в таком объеме, что новые единицы часто имеют характер варваризмов, типа «CD, PC, SMS, DVD, on-line, E-mail». Видимо, есть основания предположить, что параллельное функционирование многочисленных заимствований в разных языках способствует укреплению статуса английского языка как средства межнационального, глобального общения.

Обобщая разновидности вариантов современного английского языка, можно предложить различать три основных типа:


  • национально-территориальные варианты,

  • региональные варианты,

  • международный английский глобального общения.

Национально-территориальное варьирование – исторически длительный процесс, результатом которого являются варианты языка, распространенные на территории проживания той или иной нации, используемые всеми слоями населения во всех без исключения сферах общения. Они характеризуются функционально-стилевым разнообразием, отражают и закрепляют ценности национальной культуры в течение всего периода развития нации.

Региональное варьирование языка – процесс, в ходе которого появляются такие кодифицированные разновидности языка, которые используются как универсальное средство языкового общения в тех или иных странах или регионах мира (East Asian English, North European English, East European English). Региональные варианты функционируют в ограниченном числе сфер общения и могут характеризоваться некоторыми, считающимися допустимыми для данного региона, отклонениями от стандартных норм употребления языковых единиц. Объективно региональные варианты языка испытывают влияние национальных языков и культур, что находит отражение в наборе, содержании и использовании единиц разных языковых уровней.


Наконец, международный стандарт английского языка – это кодифицированный, полноценный в функционально-стилевом отношении наднациональный вариант, который является относительно независимым от исконных культурно-языковых характеристик пользующихся им людей.

Сложность процессов языкового варьирования и взаимодействия языков в эпоху глобализации делает целесообразным разграничивать в дидактических целях язык как инструмент и хранитель культуры и язык как средство коммуникации. «В первом качестве каждый существующий язык представляет собой абсолютную ценность и должен сохраняться и развиваться как часть культурного разнообразия мира. Во втором случае, как и в экономике, чем меньше посредников, тем лучше, эффективнее идет процесс взаимодействия»16. Такое разграничение представляется вполне оправданным применительно к столь сложному явлению как естественный язык, рассматриваемый в многообразии своих функций.

Изучение разнообразных национально-территориальных вариантов современного английского языка как инструмента передачи и хранения культурной информации говорящих на них народов было и остается в числе актуальных исследований. Однако с возникновением наднационального варианта английского языка для целей международного общения (Global English, English for International Communication) перед лингвистами, переводчиками и преподавателями возникли определенные новые проблемы и задачи. Например, сегодня стало ясно, что нельзя, обучая английскому языку как иностранному, ограничиваться попутной передачей культурологических сведений и их языкового выражения, ориентируясь только на Великобританию и США. Используя английский язык как иностранный в реальном общении, человек может столкнуться с носителем неанглосаксонской культуры. Кроме того, он должен уметь выразить ценности своей национальной культуры средствами английского языка.

С другой стороны, трудно достижимой представляется задача знакомить обучаемых с культурой всех говорящих сегодня на английском языке народов, даже если ограничиваться странами так называемой «внутренней зоны», в терминологии Б. Качру. Наконец, чрезвычайно актуальной стала задача обучения английскому языку международного общения, предполагающему определенную лингво-культурологическую толерантность со стороны людей, практически использующих его в тех или иных ситуациях общения, и повышенную ответственность со стороны преподавателя в подборе и интерпретации учебного материала, применяемых методах обучения и т.д.


Неслучайно, наверное, в свете усиления глобалистских тенденций столь популярной стала идея обучения так называемому «ограниченному английскому языку (Restricted English)», или «педагогической модели английского языка»17. Это такой кодифицированный вариант английского языка, который эффективно выполняет функции устного и письменного международного общения, особенно в профессионально-деловых сферах, и характеризуется нормативной, но несколько упрощенной грамматикой, допустимыми нарушениями в области фонетики и просодики, богатым словарным составом.



1 В данной статье используются термины вариантность как способность языковых единиц и языка в целом к изменениям в течение своего исторического развития и варьирование как процесс этих изменений.

2 Горбачевич К.С. Языковые варианты // Русский язык. Энциклопедия. М., 1979. С. 38-39.

3 Миронов А.В. Социально-гуманитарное образование сегодня: проблемы и перспективы // Социально-гуманитарные знания, 2001, № 3. С. 13.

4 Кабакчи В.В. Английский язык межкультурного общения – новый аспект в преподавании английского языка // Иностранные языки в школе, 2000, № 6. С. 84.

5 Crystal D. Global Understanding for Global English // Global English for Global Understanding. Summaries of the International Conference. Moscow, 2001. С. 3.

6 Там же.

7 Либеркнехт В. О повышении языковой компетенции молодежи в рамках реализации международных образовательных программ в Самаре // Актуальные проблемы современного социально-экономического развития: образование, науки, производство. Тезисы международной научно-практической конференции, Самара 25-26 мая, 2004.

8 Berns M. Didactic and Pragmatic Approaches to English Language Teaching. Assumptions // English Unites the World. Proceedings of the International Conference. Saratov University Press, 2002.


9 Швейцер А.Д. Литературный английский язык в США и Англии. М., 1971.

10 Kachru B. Standards, Codification and Sociolinguistic Realism: the English Language in the Outer Circle // R.Quirk and H.G.Widdowson, eds. English in the World: Teaching and Learning the Language and Literatures. Cambridge University Press, 1985.

11 Hall Ch. What Law Should We Teach? Developing Global Legal; English // Global English for Global Understanding. Summaries of the International Conference. Moscow, 2001; Orgel J.R. Building an Enriched Vocabulary. Sadlier-Oxford-New York, 1983.

12 Hall Ch. Op. cit. P. 304-305.

13 Byram M. Policies and Politics in European Language Teaching // Inter-Culturаl-Net: Международный (электронный) научно-практический журнал. Вып. 1. Владимир, 2002. С. 70-71. (http://vfnglu.wladimir.ru/Rus/index.htm).

14 Berns M. Op. cit.

15 Пфандль Х. О силе и бессилии пуризма. Англицизмы и пуризмы и их возможные альтернативы (на материале русского, словенского, хорватского языков) // Вопросы языкознания, 2003, № 3. С. 110.

16 Гребнев Л. Высшее образование в Болонском измерении: российские особенности и ограничения // Высшее образование в России, 2004, № 1. С. 41.

17 Petzold R. Choosing a Pedagogical Model. Post Cold-War Pedagogical Models. // English Unites the World. Proceedings of the International Conference. Saratov State University, 2002. С.24.