birmaga.ru
добавить свой файл

1
Анатолий Петухов

ПОТОМКИ ВЕСИ
Древние летописи, которые донесли до нас сведения о племенах, тысячелетие назад осваивающих и обживающих необъятные просторы северо-запада России, неоднократно упоминают среди прочих народов весь. «Перьвии насельници в Новегороде Словене, въ Полотьски Кривичи, в Ростове Меря, в Белоозере Весь», – говорится в Повести временных лет под 862 годом.

Некогда весь занимала довольно обширную территорию в районе Онежского озера, особенно к югу от него, и платила дань русским князьям. С образованием единого централизованного Русского государства весские земли вошли в состав Руси.

Долгое время считалось, что весь растворилась среди славян и бесследно исчезла. Об этом сообщает, в частности, и Малая Советская Энциклопедия. Но в 60-е годы нашего столетия, благодаря исследованиям советских ученых, в особенности В. В. Пименова, неоспоримо доказано, что прямыми потомками летописной веси являются вепсы, именуемые в ряде исторических источников чудью и широко известные в XIX веке под названием чухарей и кайванов.

Исторические условия формирования вепсов как народности нельзя назвать благоприятными. В Русском государстве они всегда занимали окраинное положение и никогда не были объединены в границах одного административного района, хотя жили довольно компактно, занимая к югу от Онежского озера территорию около 12 тысяч квадратных километров. Так, во второй половине прошлого (XIX) столетия северные вепсы Шелтозера и прилегающих к нему сел на юго-западном берегу Онежского озера входили в Петрозаводский уезд, средние – оятские и шимозерские – в Лодейнопольский уезд Олонецкой губернии, южные – Прокушево и соседние с ним деревни – в Тихвинский уезд и восточные – Куя и Пондала – в Белозерский уезд Новгородской губернии.

С образованием Вологодской области (1937 год) шимозерские вепсы оказались в Оштинском (ныне Вытегорском) районе, а вепсы Куи и Пондалы в Шольском (ныне Белозерском) районе.

Ни в коей мере не претендуя на исчерпывающее описание, автор настоящего очерка сделал попытку рассказать о жизни лишь вологодских вепсов.

Еще в давние времена, стремясь сохранить свою независимость и уберечься от набегов воинственных новгородских дружин, весь-вепсы обживали самые глухие места. Не без оснований среди русского населения, живущего по соседству с вепсами, издревле существовало мнение: чудская сторонка — глушь лесная, непроходимая, болота да топи, озера да горы.

Удаленность от торговых путей, почтовых дорог и городов – особенность вепсского края, отмечаемая всеми, кто когда-либо проникал в глубь территории, обжитой этим народом. Эта особенность сохранилась и до наших дней, наложив свой отпечаток на быт, культуру, обычаи, нравы и традиции вепсов.

Характерная черта вепсских поселений – прибрежное расположение. Отделяясь от большой отцовской семьи, молодой крестьянин, как правило, ставил свой дом где-нибудь на отшибе, на берегу озера или реки. С годами по соседству с этой избой, положившей начало деревне, часто названной по имени первого насельника, отстраивались дома его братьев, сыновей. Новая деревня разрасталась, смыкалась со старой. Поэтому очень часто вепсские поселения, кстати застроенные без всякого плана, хаотично, в обиходе разделяются жителями на несколько деревень, каждая из которых имеет свое наименование.

Отдельные поселения – Пяжозеро, Кривозеро, Торозеро, Шимозеро, Пелкасска, Пондала, Сяргозеро – сообщались друг с другом лишь лесными тропами, по которым в лучшем случае можно было проехать верхом. Вплоть до последней четверти прошлого века чуть ли не единственным средством для перевозки грузов даже на большие расстояния были волокуши или смычки: две жерди метра по четыре длиной – они же и полозья, и оглобли – с набитыми поперек досками или палками. Для вывозки жердей, навоза, бревен, снопов и сена не только зимой, но и летом использовались дровни.

Малоэффективная подсечная система, примитивные орудия труда – соха (адр) и мотыга (кокш), низкое плодородие почвы, дожди и ранние заморозки часто сводили на нет усилия земледельцев, и за редким исключением вепсы вынуждены были закупать хлеб со стороны. Недостаток хлеба на территории вепсов ежегодно составлял от 3 до 6 пудов на душу населения (при средней годовой потребности 12,12 пуда).


Молочное животноводство было развито слабо, но тем не менее вепсы поставляли на ярмарки сливочное масло домашней выработки.

На протяжении веков большим подспорьем для крестьянского двора служили рыболовство и собирательство. Каждый вепс – рыбак с детства. Рыба во всех видах, так же как соленые рыжики и волнушки, моченая брусника и пареная репа, – каждодневное блюдо вепсского стола.

Вепсы, живущие в районах сплавных рек – Ножема, Суда, Мегра, – в зимнее время издавна занимались заготовкой строевого леса и перевозкой его к сплавным путям. Работа в лесу была трудна, но давала сравнительно хорошие заработки.

Наконец, большое место в хозяйственной деятельности вепсов занимали кустарные промыслы. Гончары поставляли глиняную посуду в Карелию, Мурманск, Петербург, Финляндию. На ярмарки, весьма распространенные в последней четверти XIX века, в Ошту, Александро-Свирский монастырь и в Пáданы (на Ояти) шимозерские вепсы доставляли валяную обувь, тукшозерские — бондарные изделия. Поступала на ярмарки пушнина и дичь, так как отдельные охотники занимались промыслом весьма успешно, благодаря обилию в лесах зверя и птицы.

На ярмарки стекались торговцы из Петрозаводска, Олонца, Вытегры, Череповца, Весьегонска, Новгорода и других мест, что свидетельствует об оживленных торговых связях вепсов с окрестным населением. Сами вепсские торговцы нередко ездили за товарами в различные города Олонецкой, Петербургской, Новгородской и Вологодской губерний. В «Чухарию» в поисках работы заходили вологодские пильщики, костромские плотники и красильщики, петрозаводские стекольщики, череповецкие овчинники.

Постоянное общение с русскими, несомненно, отразилось на всем образе жизни вепсов. Тем не менее к концу прошлого века, да и сегодня, вепсы сохранили и сохраняют в своем быту немало самобытного, национального.

Первое и основное, что отличает их от других народов, это, конечно, язык. В начале XX века, как отмечают исследователи, в отдаленных вепсских деревнях редкая женщина могла понять русскую речь. В настоящее же время все вепсы двуязычны.


Свадебные и похоронные обряды вепсов хотя и мало чем отличаются от таких же обрядов русских крестьян, имеют все же свои национальные особенности. Например, вплоть до 30-х годов нашего столетия бытовал обычай приглашать на свадьбу наиболее знаменитых колдунов и колдуний. Это делалось для того, чтобы не обидеть колдуна, иначе он может напустить порчу на невесту или жениха и вообще сделать брак несчастным.

Песни на свадьбах, как и на гулянье, молодежь пела обычно русские, а частушки-коротышки – чаще на своем языке; плачи – и свадебные, и похоронные, и связанные с другими событиями — исполнялись только по-вепсски.

В. В. Пименов отмечает, что у восточных вепсов, как и у некоторых групп карел, существовал весьма архаичный тип погребального обряда – «веселые похороны». Когда хоронили парня или девушку, в избу к покойному собиралась молодежь и веселилась под гармонику. Гроб на кладбище везли также под песни, частушки и плясовую музыку. «Веселые похороны» иногда устраивались и пожилым людям, которые при жизни просили об этом своих родственников и близких.

Национальные особенности находят свое выражение и в фольклоре. Как уже говорилось, песенное творчество вепсов довольно бедно и по существу ограничено лирическими частушками.

Значительно богаче представлены в устном творчестве сказки. Характерно, что во многих сказках остроумно, с юмором говорится о взаимоотношениях крестьян с богом, причем последний предстает далеко не всемогущим и всеведущим.

Вообще вепсы не особенно религиозны. Обращенные в христианство миссионерами русской православной церкви, они приняли новую религию, но никогда не отличались набожностью. В быту они сохранили множество верований, составляющих пережитки язычества. Обожествление сил природы находит свое выражение в обилии поверий. Духи – злые и добрые – обитают всюду: дома – кодиижанд, в бане – кюльбетьижанд, в лесу – мёцхийне, в воде – вёдэхийне и т. д. Чтобы не разгневать этих духов и не навлечь на себя беду, вепсы исстари придерживались множества ритуалов, обрядов. Нельзя попросту поставить новый дом и войти в него жить – для этого существует специальный обряд, нельзя ругаться на лес и на воду, иначе духи накажут, нельзя даже попросту пойти в баню помыться – нужно попросить на это разрешения у «хозяина» бани.


Особенно много обрядов и поверий связано с содержанием и пастьбой скота: обряд новотела, обряд выпуска скота на пастбище, использование колдунов для поиска пропавшей скотины, обряд продажи животных и другие.

Но раз уж вокруг крестьянина обитает столько духов, трудно прожить, никого из них не обидев. И если случалось какое-то несчастье, вепсы прибегали к помощи колдуна. Отдельные колдуны имели исключительно большую популярность среди населения, и к ним шли за помощью и советом иногда за сотню километров. Колдуны и знахари сводили и разлучали молодых, лечили все и всякие болезни. Последнее, впрочем, было вызвано необходимостью: в 1908 году, например, на Шимозерскую и Оштинскую волости – около 10 тысяч человек населения – имелся всего один приемный покой на три койки. Культ колдунов – нойдов – в какой-то степени сохранился у вепсов до наших дней.

Уровень образования вепсов до революции был чрезвычайно низок. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1914 г.) указывает: «Школ среди вепсов почти нет, грамотность незначительна». По другим источникам, в 1911 году из 15 тысяч вепсов в школах обучалось лишь 247 человек.

Национальное бесправие, ведение натурального хозяйства примитивнейшими орудиями труда и крайне низкий уровень культуры – все это создало условия, в которых вепсы с энтузиазмом восприняли Октябрьскую революцию, и многие активно участвовали в становлении и защите власти Советов.

Как ни бедна была и обескровлена гражданской войной Россия, уже в первые годы Советской власти для вепсов начинается строительство школ, больниц, изб-читален.

Особенно большие изменения в вепсском крае произошли в 30-е годы. На территории, обжитой вепсами, создавались национальные сельсоветы, в которых все депутаты выбирались из числа вепсов.

Деятельная подготовка велась по созданию национальнoro района с центром в Шимозере. Старожилы и теперь вспоминают, с какой радостью население строило здание своего райисполкома, больничный городок. Такой же городок вырос и на берегу живописной реки Иводы, между Куей и Пондалой в Шольском районе (ныне Бабаевский). В 1932 году для вепсов стали открываться школы родном языке. За пять лет издательство «Кирья» и Ленинградское отделение «Учпедгиза» выпустило более 30 учебников и книг на вепсском языке, в том числе был издан первый вепсско-русский словарь на три с лишним тысячи слов.


В Лодейнопольском педагогическом техникуме открылось вепсское отделение, кроме того, кадры советско-партийных работников из числа вепсов готовила Ленинградская областная совпартшкола национальных меньшинств.

Некоторое представление о большой работе, проводимой среди вепсов в 30-е годы, дают архивные документы по Шольскому району. Вот отчет Шольского райисполкома «О работе среди нацменьшинств за 1932 год»:

1. Председатели, секретари и счетоводы сельсоветов – вепсы. В каждом сельсовете (имеется в виду Куйский и Пондальский – А. П.) кроме того, по полтора месяца работали практиканты областной школы нацменов.

2. До коллективизации у крестьян были только деревянные сохи да бороны. Теперь колхозники полностью обеспечены плугами и железными боронами, молотилками, жатками. Коллективизация по Куйскому сельсовету 100 процентов, по Пондальскому – 85. По сравнению со всеми другими сельсоветами района эти идут впереди. Куйский сельсовет премирован трактором. По подписке на заем впереди также Куйский сельсовет. Летом из 14 колхозов в 13 работали столовые, а ясли – во всех колхозах.

3. Школы: в Куе – 4, в Пондале – 1. Охвачено всеобучем: начальная школа – 242 человека из 260, ШКМ – 65 из 85».

Еще документ: «Соображения в отношении возможностей оказать помощь Куйскому и Пондальскому нацменовским с/с:

1. Организовать МТС – в 1933 году.

2. Развить курсовую работу по подготовке из числа вепсов колхозных и советских кадров. При Куйской школе организовать кружок колхозных кадров. Организовать заочную учебу.

3. Открыть общественные столовые в колхозах, яслях очаги развития дела здравоохранения. Открыть Куйскукую больницу и фельдшерский пункт в Пондале».

Февраль 1933 года:

«Просим прислать пять учителей, владеющих вепсским языком, так как вепсских школ открыто девять, а учителей есть только четыре». (Из письма Шольского райсовета в нацменотдел Ленинградского облисполкома.)

За какие-то 15 – 20 лет после революции вепсский край преобразился. Разрастались, отстраивались деревни, крепла экономика крестьянских хозяйств, круглый год поддерживались в проезжем состоянии дороги, соединяющие вепсские поселения с административными центрами.

Характерно, что именно в 30-е годы зарегистрирована самая высокая численность вепсов в России – около 35 тысяч человек, в том числе в пределах нынешней Вологодской области – около 10 тысяч.

Неграмотность, за исключением пожилых и престарелых, была ликвидирована, у вепсов появилась своя интеллигенция. Отмирали старые поверья и приметы, поколебалась, а местами вовсе пала власть колдунов...