birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3 4
Швецов Владислав


Сплошной ressentiment

По мотивам книги Алексея Нилогова «Сплошной ressentiment (тенью странника)».

В пьесе использованы фрагменты из книги Алексея Нилогова «Сплошной ressentiment (тенью странника)», книги Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляция» (в переводе Качалова А.), реплики из к/ф «Матрица» (режиссеров Энди и Ларри Вачовски).

Цель философии заключается в водоразделе между понимающими и непонимающими. Чем больше непонимания, тем лучше для философии. Философ обладает правом убивать того, кто дарует свободу другому с тем, чтобы она заканчивалась там, где начинается свобода дарующего. Философия освобождает для того, чтобы порабощать в будущем.

Нилогов А.

После Фридриха Ницше, который оздоравливал философию ядом мудрости, нет досуга более расточительного. Я не осознаю себя санитаром философских зарослей, а настаиваю на карикатуризации сложившегося положения именования вещей. Если падающего нужно толкнуть – я не изобретаю нравственный категорический императив, а действую в режиме suum cuique, который не требует обладания истиной.

Нилогов А.

Сцена 1

Сцена пустая. Темно. На стене (под самым потолком) проекция циферблата электронных часов (с цифрами красного цвета), которые отсчитывают время. Когда время на часах достигает нулей, начинается сам спектакль. В данной сцене какие-либо другие видеопроекции больше не появляются.

После отсчета времени следует пауза порядка минуты.

Внезапно раздается грохот - с левой стороны сцены кто-то вышибает дверь (в этой части сцены загорается свет). Дверь шумно падает на пол, поднимая столп пыли. С разных сторон на середину сцены мгновенно выбегают несколько человек с автоматами и рациями, в омоновской спецформе (вместо надписи ОМОН - надпись DASEIN).

Луч прожектора падает на середину сцены, охватывая людей в форме. В другой части сцены сидит человек лицом к зрительному залу (на ворвавшихся людей внимания не обращает); спина прямая, руки на коленях, смотрит прямо перед собой. На нем черный свитер (поверх которого надет жилет), черная шапка, из-под которой виднеются черные волосы, на ногах армейские ботинки. Этот человек - террорист-смертник.

Люди в форме обступают его, однако он продолжает игнорировать их. Люди в форме все вместе одновременно посмотрели на стену с циферблатом. Присели, зажмурив глаза и вложив в уши пальцы (в ожидании взрыва). Один из них (сапер) осторожно подходит вплотную к смертнику. Все остальные приоткрывают глаза и начинают наблюдать за его действиями. Сапер трогает смертника за грудь, аккуратно расстегивает его жилет. Жилет начинен пакетами со взрывчаткой. Посредине между пакетами - таймер. Сапер не спеша вытаскивает из-под таймера провода. Долго смотрит на них. Складывает провода в кулак и держит. Спустя минуту начинает тихо материться.
М.1: Что? Не знаешь, какой выбрать?
М.2: Выбирай красный.
М.3
: Или синий.
М.2: Какой-нибудь один. Пожалуйста.
Сапер (Выкрикивает): Он же пидераст!
М.1 (В недоумении): Ну и что?
Сапер (Раздраженно): Что-что? Смотри, блядь! (Разжимает провода в кулаке, показывает так, чтобы зрителям было видно). Тут же все цвета радуги!
Пауза.
М.3: Это... не хорошо, конечно.
Пауза.
М.3 (Говорит испуганным голосом, однако при этом пытается сохранить психическое равновесие сапера): Осторожнее там. Ты не забывай - у тебя дома дети…
Сапер (Безразлично): Кстати, да... (Резко вырывает все провода).
Поднимается гул (многократно замедленная музыка). Люди в форме пораскрывали рты. Как в замедленной съемке падают на пол лицом вниз, либо опускаются на колени. Некоторые карабкаются куда подальше. В это время сапер спокойно, усевшись рядом со смертником, держит в руках букет проводов, и игриво расчесывает их кончики (к этому персонажу эффект замедления не относится).

Одновременно с этим свет затухает. Сверху спускается вращающийся зеркальный шар для дискотеки (дискобол), на который падают пурпурные лучи света. Вся сцена погружается в розовый снег (зеркальные блики).

Смертник (С каждым словом голос становится более напряженным; вместе с этим также нарастает громкость гула): Поберегите кладбищенскую броню, наставьте пациен­тов обыденности, засорите засовы, обоприте часы, показывающие помимо времени бессмысленность сна. Не успеваю уставать, залил в распо­ряжении тетради, зарубцевал колодцы; на кону – расписка под заве­щание, даже счёт; погодите расчаиваться. Перегонка на­прас­лины принесёт неплохие дивиденды, перспектива перейдёт в полно­мочия заместительства, воля к могуществу – к попуститель­ству. Вна­чале было слово
Небольшая пауза
Смертник (Заканчивает): … «фальстарт».
Сразу же после последнего произнесенного смертником слова гул прекращается.
Смертник «отключатся». Сползает на край стула, голова заваливается на бок.
Люди в форме достают губные помады (красного цвета). Не спеша раздеваются по пояс. Потом берут кусок помады и начинают водить им по своему телу, очерчивая на коже части тела, как это делают мясники на тушах скота (к примеру, овал в области груди, внутри овала чертит цифру 1, далее - овал живота, внутри которого чертит цифру 2, и т.д.). В последнюю очередь накрашивают губы, после чего целуют себе плечи. Потом двумя пальцами одним движением смазывают помаду на плечах таким образом, чтобы получился не след от поцелуя, а «след» погонов.
Сапер рисует только улыбку на своем лице (от уха до уха), жирно намазывая в области губ. Когда все заканчивают разметку своих туш, сапер хватает голову смертника и целует ее взасос. На губах смертника остаются следы помады.
Расчерченные помадой люди, в т.ч. сапер, падают на пол. Шар (для дискотеки) продолжает крутиться еще где-то минуту.

Сцена 2
Все, кто в предыдущей сцене лежал на полу, там же и остаются.

Звучит Чайковский «Танец фей» из «Щелкунчика»; параллельно звучат помехи. На сцену выходит молодая красивая высокая девушка в белом халате и чепчике (медсестра), в черных армейских ботинках. На плече красная повязка (стилизация под нацистскую символику: в белом круге черная голова кролика-символа PLAYBOY). На ее лице ни одной эмоции. Девушка выходит с корзиной на колесиках (продуктовая тележка из супермаркета). Видно, что в корзине - белые ткани. Она перешагивает трупы. Подходит к шару (для дискотеки), накрывает его большим белым платком. Достает из корзины планшет с листом бумаги, делает в нем отметку. Взглядом осматривает трупы, делает пометки. Достает из кармана мобильник, делает пару кадров с трупами. Собирает разбросанные тюбики с помадой, кладет себе в карман. Подходит к саперу, вытирает ему губы носовым платком. Забирает у смертника жилет со взрывчаткой, снимает с него шапку, бросает все вещи в корзину. Сапер просыпается. Она вручает ему какие-то бумаги, чтобы он их прочитал. Он быстро читает их, она дает ему планшет с листом бумаги и ручку. Он расписывается. Медсестра уходит, забирая с собой коляску.

Сапер садится на стул напротив смертника, достает из кармана очки, надевает их.
Сапер (Обращается к смертнику): Ну, значит так... (Еще раз спешно читает). Дежа-вю...
Тишина. Сапер подходит к смертнику и крепко целует его в губы. Еще раз быстро смотрит в свои бумаги. Потом на полусогнутых ногах медленно отходит от него, не отводя от него взгляд. Скрывается в темноте (уходит со сцены). Луч прожектора освещает только смертника.
Смертник просыпается. Медленно смотрит по сторонам. Трогает свой рот с брезгливым выражением лица; что-то отколупливает от губ.
Смертник (Речь не очень внятная, как будто он находится в состоянии сильного алкогольного опьянения): Такое впечатление, что... целовался с богом.
Пауза.
Шепот (Произносит медленно): Целовал его... между пальцев ног.
Смертник оглядывается. Медленно встает со своего места. Теперь видно, что он сидел на унитазе (цвет белый, имеются следы грязи). Осматривается, вглядывается в зал, за сцену. Потом встает на четвереньки перед унитазом, смотрит на него, после погружает голову в углубление. Через несколько секунд резко вынимает свою голову из унитаза. Лезет в него рукой, пытается что-то нащупать. Достает оттуда черные солнцезащитные очки, надевает их (теперь он должен быть похожим на Нео их к/ф «Матрица»).
Мужской низкий голос за сценой: Тук-тук, Нео.
Раздается стук в дверь (3 раза). Нео озирается влево (в сторону источника звука). Стук повторяется с периодичностью раз в 5-7 секунд.
Нео неспешно направляется к источнику звука. В этом время на стенке сливного бочка унитаза появляется видеопроекция - лицо Хайдеггера, которое искажается от помех (лицо как бы мнется). Звук тревожного гула.
Нео доходит до конца сцены, останавливается.

Перед Нео появляется человек (мужчина) не высокого роста, одетый в черное, на голове которого - черный мешок; в одной руке - рулон туалетной бумаги. Нео и человек стоят боком к зрителям, лицом друг к другу. Нео ощупывает человека одной рукой. Пока он его щупает, человек периодически стучит себе по голове, издавая звук, как будто он стучит по дереву (тук-тук-тук).

Нео: А вот и полоумный выродок Ницше прижался к двери моей коморки, умоляя об аудиенции. Сам пришёл, сам посту­чался, привстав на макулатуру своих тщедушных мыслей (Человек спешно прячет рулон туалетной бумаги за спину) в надежде засмот­реть глазок. (Пауза. Нео добирается рукой до его промежности, делает движение рукой как будто ухватился за стояк). Так и стой, мерзавец! Ни за что не открою! (Нео сдвигает вместе колени как баба, которая не даст).
У лежащих трупов стояк.
Свет полностью гаснет. Нарастает звук тревожного гула, раздаются звуки помех.
Спустя некоторое время луч прожектора падает на унитаз. На нем сидит человек с черным мешком на голове (Ницше). На его голове (на черном мешке) видеопроекция: мелькающее лицо Ницше.
Из унитаза раздаются искаженные звуки стонов и криков какого-то мужчины.
Из темноты появляется Нео, который подходит к унитазу сзади. Нео медленно поднимает ручку смыва. Звук воды еле слышен. Через несколько секунд раздается «электронный крик человека» (как в сцене из к/ф «Матрица», когда Нео впервые отключают от матрицы). В это же время вместо лица Ницше на черный мешок видеопроекция кода «матрицы».
Свет полностью гаснет. Звук спущенной воды в унитазе, который плавно сменяется звуком дождя и грома.

Сцена 3
Темно, звук дождя и грома (который продолжается с предыдущей сцены).

Вся сцена разделена перегородкой (как в общественном туалете) на 2 части. Часть сцены с унитазом (справа) занимает не более - 25-30%. Перегородка имеет 2 круглых отверстия - вверху (на уровне головы) и внизу (на уровне головки). Часть сцены, на которой размещен унитаз подсвечивается розовым цветом. Остальная часть сцены скрыта в темноте. В этой части сцены (слева) основные видеопроекции будут появляться на большом экране (на стене); экран должен быть разделен на прямоугольные ячейки одинакового размера (мини-экраны), как в к/ф «Матрица» в сцене допроса Агентами Нео.

С правой стороны сцены выходит человек (мужчина) в черной одежде. Ходит рядом с унитазом туда-сюда; потом останавливается, склонив голову вниз. Звук дождя постепенно затихает. Человек смотрит на перегородку, подходит к ней вплотную, смотрит в отверстие.
Через 20-30 секунд загорается свет в другой части сцены. Посередине участка сцены - стул, на котором сидит тот же человек, который играет Смертника/Нео. Напротив него стоит человек в медицинском халате (Доктор) - мужчина лет 50-60, седой, с бородой, в очках. Видеопроекция на экране: 2 фрагмента перегородки с отверстиями; через одно отверстие просматривается следящее око.
Доктор смотрит на Нео. Между ними происходит разговор (скорее в форме допроса, нежели консультации).
Док: Кто? Кто это - о ком вы говорите?
Нео: Это были... люди в черном.
Видеопроекция на экране на 1-1,5 секунды сменяется на фотографию, на котором 2-3 светлокожих людей содомируют негра. В этот момент раздается закадровый смех зрителей, который потом резко обрывается.
Док: Вы говорили, что они от вас что-то хотели. Что они хотели от вас?
Нео: Они сказали, что мне здесь не место.
Док
: Что они хотели от вас?
Нео
: Они... хотели, чтобы я... (Открывает рот, смотрит куда-то вверх).
Док
: Ну и?
Нео
: Открыл рот... (Пауза) А потом...
Док: И что... продолжайте. Что было дальше?
Нео: ... И сделал выбор.
Раздается закадровый смех зрителей.
Док (Устало): Какой выбор?
Нео: Мне сказали, что я изб... (Сбивается) Изгнанный. У них там есть таблетки такие - красненькие, зелененькие... н-н-не помню. Ну, и...
Док
: Понятно. И какую вы съели?
Нео
: Я... я не помню. (Прячет взгляд).
Док: Вы точно больше ничего не помните? (Пауза) Ну что же...

Нео (С усмешкой): Витальный закон аспонтанности выбора: выбор невозмо­жен до условий сведения состояния запроса к витальной атрибутив­ности выбирающего. При людях, при большом скоплении людей, в метро, например... А ведь и правда, что лучше... как выбрать? Ведь тут одно дело - это среди русских. А другое - это вот среди этих. (Пауза) А вот что лучше - среди русских или среди этих вот? Например, в метро мне будет точно дискомфортно, если я буду знать, что все, кто рядом со мной - все это сплошь гыг-г-г-гог-г-г... Ведь они будут сконцентрированы на мне, это уж наверняка, будут меня оценивать, будут смущать меня. (Выкрикивает с иронией) Умрите, пожалуйста, вы меня стесняете! (Пауза.) Я буду чувствовать себя как... Да, я г-г-г..., но... но я же не такой как они...

Док: Так что же вы выбрали?
Нео
: Ну, я и говорю, что я... Я - не такой... не такой. А если они это увидят, узнают, моя идентичность их не устроит... Это же хуже чем... Это же... (Шепотом) Быть не таким геем среди геев... (Сдавленным голосом) Хах... это хуже, чем быть… бабой среди людей.
Док: Я так и не услышал...
Нео (Не обращая внимания на слова Доктора): Инакие... инакие, которые готовы вас уничтожить за инаковость. А вы знаете про первого главу ЦРУ? Как он заставлял свой мужской персонал наряжаться в женское? А может, вы слышали про проект американских спецслужб «Голубая птица»? А «Голубая бомба» - да, метафора, шуточка... просто, чтоб узнать, как отреагируют.
Док: Да, я, разумеется, знаком...
Нео: Вот и славно. Вот тогда и поймете, может быть. (Пауза) У Ницше был сверхчеловечек - он самый сильный был. Он должен был перешагнуть через человека. А вот представьте, что есть на свете супергей - он самый конченный среди геев, наиболее слабое звено. Его даже не перешагнули, через него как бы пропустили пехоту. Люди лишили его статуса человека, геи лишили его статуса своего.
Док: Ну? И чего они хотят, по-вашему?
Нео (С сарказмом) Ну, вы просто делаете вид? Вы же отлично... вы же понимаете. Вы что думаете, что против инаковости - наше традиционное большинство? Да они и не думают об этом. Это вот они - да они, целыми днями думают чуть ли не об одном: чтоб так было, как им хочется. Никакой инаковости: чтобы не было таких, которые будут о них плохо, думать о них как извращенцах. Для них традиционное большинство абсолютно инаково, а значит, их не должно быть. (Мотает головой) Как ш-ш-шариат, борьба... Мы ее не замечаем, как правило... А между тем ...

На сцену выходит медсестра, подходит к Нео, молоточком проверяет его рефлексы, при этом обтираясь об него своей грудью.


следующая страница >>