birmaga.ru
добавить свой файл

1
«Герой нашего времени» и ранняя лирика М.Ю. Лермонтова

Лермонтов считал себя литературным «сыном» Пушкина, но, как мы видим, он представлял собой нечто совершенно новое для русской литературы. Возможно, он так и остался единственным в своем роде, потому что ничего, хотя бы отдаленно напоминающего его музу, в русской литературе пока не появилось. «Очевидно, - писал Белинский, - что Лермонтов поэт совсем другой эпохи и что его поэзия - совсем новое звено в цепи исторического развития нашего общества».

Его поэзию и прозу породила эпоха безвременья, политической реакции после восстания декабристов в 1825 г., разочарования в прежних идеалах. Главной темой своего творчества Лермонтов избрал тему одиночества, и в литературе своего времени он был, казалось, настолько же одинок, как и его лирический герой. Хотелось бы в этой связи поговорить о лермонтовских заимствованиях из самого себя - автоцитировании. Этот прием часто используют многие писатели и поэты. Он позволяет по-новому взглянуть на себя прежнего, показывает эволюцию взглядов и мыслей художника.

Связь «Героя нашего времени» с образами лирических произведений Лермонтова несомненна. Главная мысль романа была изложена поэтом в стихотворении «Дума»:

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее - иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья иль сомненья,

В бездействии состарится оно...

В этих строках уже высказаны мысли, которые найдут отражение и на страницах романа, ведь главный герой его - Григорий Александрович Печорин - является типичным представителем целого поколения, в судьбе которого отражаются все пороки, недостатки, болезни общества той эпохи.

Единственное, о чем не говорит Лермонтов в «Думе», но что мы видим в «Герое…», - это уступки пошлости, обывательщине, которые делает хороший, умный человек ввиду «пустого или темного грядущего». Он уже практически не сомневается; он слишком хорошо познал все, что его окружает.

Как сказал сам Лермонтов в предисловии ко второму изданию своего романа, «это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии...». Какими же чертами наделен герой его времени?


Он разочарован в жизни, его пессимизм беспросветен и, самое страшное, заразителен, цели в жизни он не видит, не верит ни в любовь, ни в дружбу, смеется над человеческими привязанностями, «жизнь его томит, как ровный путь, без цели, как пир на празднике чужом». Все это было описано Лермонтовым в стихотворения «И скучно, и грустно...». Одно из самых страшных разочарований в его жизни - это разочарование в любви:

Любить - но кого же? - на время не стоит труда,

А вечно любить невозможно...

По-моему, здесь автор лукавит перед самим собой. Вечная привязанность, которая жива в сердце человека даже в разлуке, известна Печорину. Его любовь к Вере показана вскользь, нам неизвестна его предыстория, но трудно сомневаться, что эта женщина по-прежнему много значит в его жизни. Заметим: «на время» - это характеристика не чувства, а объекта чувства. Княжна Мэри - любовь «на время», даже «чтобы провести время». Вера - вечная, невозможная любовь, которая оборачивается сплошным страданием для всех.

Размышления Печорина в дневнике, который является беспощадным самоанализом и саморазоблачением, показывают степень одиночества героя. Это подтверждают и образы-символы, характерные для лирики поэта. Печорин в туманную ночь в «Тамани» видит вдалеке белеющий парус («Парус»). Это прямая отсылка к одноименному стихотворению. Но «жаждет» ли Печорин «бури»? Кажется, и к буре он уже равнодушен. «Да и какое дело мне до бед человеческих…» Приключение в Тамани почти не развлекло Печорина, от пребывания в городке у него осталось только чувство досады.

Разве что порой вспоминает равнодушный офицер о высоком звездном небе, о связи людей, всего мироздания с Богом («Выхожу один я на дорогу», «Когда волнуется желтеющая нива...»). Только вечная, величественная природа успокаивает героя романа, примиряет его с окружающей действительностью.

Именно с этого момента Григорий Печорин мог бы воскликнуть:

И счастье я могу постигнуть на земле,

И в небесах я вижу Бога.